Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Михаил Акимов

 
 
 
Пройти - но вернуться (название рабочее). 1-4 главы.
 
 
 
                         Все великие открытия делаются по ошибке!
                                              Закон Янга.

             Глава 1. Два «чайника».

                Когда дела идут хуже некуда, в самом ближайшем
                будущем они пойдут ещё хуже.
                              Закон Мёрфи.

     - А вообще, здорово получается, - сказал Сашка, осматривая прибор. – Убедительно!
     - Что, думаешь, поверит? – спросил Виталька.
     - А то! Прямо уж, девчонка что-то в технике смыслит!
  Разговор происходил в сараюшке на виталькиной даче, а предметом его было, на взгляд ребят, убедительное, а на самом деле нелепое сооружение из останков различных приборов, принесённых со свалки дачного посёлка. Основой сооружению служил металлический каркас от древнейшего бобинного магнитофона «Днепр», внутрь и снаружи которого ребята прикручивали всё, что прикручивалось.
     - Класс! – завопил Виталька, показывая другу силовой трансформатор от телевизора «Горизонт». – Смотри, у него крепление точно вот с этими дырочками совпадает! Сейчас болтиками приверну. И вилка здесь на шнуре есть, можно даже в розетку воткнуть!
     - Бабахнет, - засомневался Сашка.
     - Ну и пусть! Мы скажем, типа – доработать ещё надо. А ты чего делаешь?
     - А я вон какую-то штуку нашёл, тут чего только нет: и транзисторы, и конденсаторы, сопротивления разные… Проводочки вот, правда, всякие торчат, но мы их под корень обрежем – незаметно будет.
     - А сколько проводочков? – спросил Виталька.
     - Раз, два… шесть.
     - Супер! И на трансформаторе шесть! Вот мы их между собой и соединим, тогда уж точно бабахнет!
  И ребята с воодушевлением принялись укреплять внутри корпуса непонятную штуковину и соединять её с трансформатором.
  Причиной  столь необычной деятельности явилась их вчерашняя провальная игра в волейбол, хотя если рассуждать строго, то первотолчком послужила даже не она, а то, что в этом году на дачах подобралась совсем незнакомая компания сверстников, на редкость спортивных ребят и девчонок, которые уже в первый день классифицировали Сашку с Виталькой как полных «чайников». И то правда: в любой игре их действия вызывали общий гогот и насмешки. В футболе  ещё более-менее: их, как самых ни к чему не годных, ставили на ворота в разные команды, и тогда шансы соперников уравнивались, поскольку оба вратаря пропускали всё, что летело в створ ворот. С остальными играми было хуже. Для баскетбола, волейбола или возрождённой ныне лапты игроков требовалось меньше, поэтому в игру с тяжёлым вздохом и гримасами отвращения на лицах брали кого-то одного из них и дружно, всей командой ругали за промахи, потом выгоняли и меняли на второго, потом делали обратную замену… Можно было бы плюнуть на всё, забыть про эту компанию и  заняться чем-нибудь вдвоём… так ведь нет, нельзя! Была там такая, Лариска… Королева дачного посёлка! Тяжело было подвергаться унижениям у неё на глазах, но ещё тяжелее было вовсе её не видеть! Поэтому друзья каждый день, угрюмо переглянувшись, молча понимали друг друга и отправлялись навстречу насмешкам и оскорблениям.
  Хорошо красивым девчонкам! Что интересно, в волейбол, допустим, Лариска играла ничуть не лучше Сашки с Виталькой, но все прямо-таки наперебой зазывали её именно в свою команду! Лариска визжала, уворачивалась от мяча, но никто и не думал её ругать! И соперники никогда не резали мяч, направляемый в её сторону, а напротив, старались мягко перебросить  через сетку и на такой высоте, чтобы ей было удобно его принять. Бывало, что она не справлялась и с этим, и мяч от её рук улетал за пределы площадки, и тогда все дружно орали на того, кто находился с ней рядом: «Тебе Лариса такой пас дала, прямо на блюдечке выложила, чего спал»? Зато какой восторженный рёв раздавался по обе стороны сетки, если вдруг у неё получалось! А если ещё в итоге команда соперников проигрывала, то её игроки прямо так и заявляли: «Конечно, за вас Лариса играла! А мы вот в следующий раз её в свою команду возьмём»!
  И вот этой-то Лариске Виталька и влупил мячом прямо в затылок, когда была его очередь подавать! Столь богохульственный поступок, сопоставимый по масштабам разве что с низвержением германцами статуй римских богов, явился следствием ехидного замечания Валерки, старшего из всех пацанов: «Ну, ты хоть когда-нибудь сможешь, наконец, мяч через сетку перебросить»? Вдохновлённый таким образом Виталька подбросил мяч, замахнулся со стороны и со всей силы врезал…
  Ближайшие полчаса ушли на оказание Лариске медицинской помощи, которая заключалась в участливом заглядывании в глаза и вопросах «Лариса, тебе больно?», коллективном поглаживании больного места и дружном хоре ругательств в адрес Витальки. А Валерка даже врезал ему по шее и, подумав, добавил два пинка, за что содрогнувшийся от своего кощунственного поступка Виталька был  даже благодарен: и поделом ему!
  Игра, разумеется, на этом закончилась, плавно перейдя в судилище над Сашкой и Виталькой.
     - Эй вы, придурки! – презрительно сказал Валерка, явно выражая общее мнение. – Чем так всю жизнь мучиться, уж лучше бы сразу застрелились, что ли? Тоже мне, одиннадцатиклассники! Вон, пацаны из седьмого в любую игру лучше вас играют! Вы что, ходить только недавно научились? Спортом надо заниматься, а то ведь через канаву перепрыгнуть не можете!
  И тут Сашку прорвало.
     - Некогда нам всякой ерундой заниматься! – выпалил он. – Мы с Виталькой прибор один собираем, это вообще переворот в науке будет! Вот тогда и посмотрим, кто из нас – «чайник», а  кто…
  Он многозначительно покивал головой, не в силах подыскать нужного слова.
     - А что за прибор, покажете? – насмешливо спросил Егор, тоже здоровый парень, ничуть не уступавший Валерке в силе и спортивном развитии, прекрасно понимая, что Сашка врёт.
     - Вот ещё! – пришёл на помощь другу Виталька. – Это секретная разработка! До такого ещё никто в мире не додумался! Мы в следующем году школу заканчиваем, вот и привезём его в институт: нас за это без всяких экзаменов примут!
     - А мне покажете? – с улыбкой глядя на них, нежно пропела Лариска.
     - Покажем! – упавшими голосами, но мгновенно и хором ответили друзья, с ужасом и лихорадочно соображая, как будут из всего этого выпутываться.
  Это, конечно, было очень глупо – ведь никакого прибора не существовало – но что оставалось делать, если… В общем, видели бы вы эту Лариску, сразу бы поняли, что ТАКОЙ отказать ни в чём невозможно!
  Впрочем, тут же выяснилось, что судьба решила дать ребятам маленький шанс: сегодня было уже поздно для демонстрации небывалого торжества технической мысли, а наутро начинались выходные, и Лариска уезжала в город, чтобы покрасоваться на улицах и дискотеке. Таким образом, они получили два дня, за которые следовало непременно найти какой-то выход. Компания давно ушла провожать Лариску, а Виталька с Сашкой сидели на волейбольной площадке до глубокой темноты, пока, наконец, в их головах не созрел некий план.
  План был основан на верном, в общем-то, выводе, что нет такой девчонки, которая бы хоть что-то понимала в физике или технике. То есть, женщины-то среди учёных встречаются, и физики, в частности, тоже. Но они, очевидно, не вырастают из девчонок, а уже такими и рождаются. А раз так, то и Лариска в этом ничего не смыслит; значит, можно собрать из чего попало какую-нибудь ерунду и подсунуть ей, объявив, что это и есть чудо-прибор. Может, и проскочит. Ничего другого, по крайней мере, в головы не приходило, и друзья, порешив на этом, разошлись по домам.

               Глава 2. Что-то получается!

                 Когда не знаешь, что именно ты делаешь, делай это
                 тщательно.
                      Законы Энона. Правило для лаборантов.

  На следующий день, как только родители уехали в город на работу, друзья плюнули на все поливки, прополки и окучивания и начали таскать со свалки в Виталькину сараюшку части различных бытовых приборов, которые выглядели более-менее неплохо. Отсоединить многие блоки было весьма проблемно, так как болты приржавели, но ребята, сопя от напряжения, всё-таки откручивали, откусывали плоскогубцами или просто отламывали, и каркас от «Днепра» постепенно обрастал не ведомыми ему прежде деталями.
     - Смотри, почти совсем хороший вентилятор кто-то выбросил! Он даже работает, - сказал Сашка, щёлкая кнопками поворачивающегося в стороны вентилятора. – Эх, жаль, его никак присоединить нельзя: в подставке ни одной дырочки нет! А то к нему можно было бы присобачить вот эту штуку от рефлектора, - он указал на сферический отражатель, - это ж прямо какой-то локатор получается!
     - Ну-ка, покажи, - протянул руку заинтересовавшийся Виталька. – Хе, ерунда, смотри, какой металл тонкий: мы его дюбелями пробьём – вот и будут дырочки для крепления! А ты молодец, классно придумал!
  После вентилятора с рефлектором были ещё клавиатура от ископаемого компьютера БК и от него же системный блок; последний они решили использовать в качестве подставки под каркас, так как они удивительно точно совпали по размерам и вместе представляли весьма солидное зрелище. К тому же выяснилось, что системник не совсем нерабочий: по крайней мере, если включить в сеть, в нём загорался какой-то огонёчек и очень красиво мигал.
     - Эх, - сказал не на шутку увлёкшийся конструированием Сашка, - представляешь, как было бы здорово, если бы вообще какие-то огонёчки ещё мигали, типа красный-зелёный, да вот где такое взять?
     - Как это – где? – возразил Виталька, - у тебя же дома классная новогодняя гирлянда! Придется, правда, в город за ней смотаться, но ничего: скоро дядя Витя за водкой поедет, вот и напросишься с ним.
     - Да ну-у, - разочарованно протянул Сашка, - мы что, ёлку что ли делаем? Смех: стоит серьёзный прибор, а на нём гирлянда!
     - Да подожди ты, - досадливо отмахнулся Виталька, - мы же не всю гирлянду вешать будем. Куда-нибудь внутрь корпуса спрячем, а три лампочки – красную, жёлтую и зелёную – длинными проводами выведем и прикрепим… допустим, сюда.
  Он вытащил из груды принесённого хлама пластмассовую панель от кассетного магнитофона и объяснил, где в ней можно прожечь отверстия и укрепить лампочки.
  Когда Сашка вернулся из города с гирляндой, то был поражён тому, как изменился вид сооружаемого аппарата. Каким-то образом Виталька ухитрился установить на нём детали от кухонного миксера, пылесоса и электрокофемолки, и когда он всё это поочерёдно включал, то начинался вполне солидный шум работы чего-то. Кроме того, он сунул внутрь старый транзисторный радиоприёмник, который, правда, не принимал ни одной станции, зато очень уместно шипел и потрескивал, что органично вписывалось во все остальные звуки.
     - Смотри, - сказал он не успевшему и рта раскрыть Сашке и показывая часть приборной доски с тумблерами от грузовика ГАЗ-51, - все провода подсоединяем к разным тумблерам, щёлк – и всё по очереди включается!
     - Здорово! - искренне согласился Сашка, и они продолжили работу, которая теперь уже реально могла быть выполнена к нужному сроку.
  Однако, суровая действительность внесла свои досадные коррективы. Назавтра было воскресенье, и их родители, возмущённые отсутствием следов какой бы то ни было субботней работы, заставили друзей отбывать сельскохозяйственную повинность, чем и пришлось заниматься до самого вечера. И только к шести часам они, наконец, смогли продолжить.
     - Слушай, а если она спросит, что это за прибор, для чего он нужен? – спросил Сашка, разламывая панель от какого-то, ещё черно-белого, телевизора.
  Виталька признался, что думает над этим  со вчера, но пока  ничего не придумал.
     - Может, он «Стеллсы» видит? Не зря же у него локатор есть, - предположил Сашка, оторвавшись от своего занятия и задумчиво глядя на прибор.
     - Ну, ты сказанул! При таких-то размерах? Тем более, что спираль у рефлектора мы не убрали, значит, это получается вроде бы и не локатор, а скорее какой-то излучатель. Тут даже девчонка сообразит, что это – полная чушь! Нет, задача у него должна быть хоть и не военная, но очень важная для страны… Ладно, ночью будем думать, а сейчас давай работать… Во, то что надо! – заорал Виталька, показывая на две соединённые между собой колодки со множеством отходящих от них проводов. – Выдирай, мы через них все наши провода, которые ещё никуда не приспособили, вместе в одну кучу соберём и на тумблеры выведем! Ничего болтаться не будет – красота!
  Часа через два было готово не только это, но и подсоединены и вмонтированы в панель лампочки от ёлочной гирлянды. Ребята опробовали по отдельности все задействованные агрегаты и остались довольны: всё работало, всё шумело и мигало. Решили пока не включать силовой трансформатор с подключенной к нему штукой невыясненного назначения. Была почти стопроцентная гарантия, что она вспыхнет и сгорит синим пламенем (оставшийся процент был за то, что она бабахнет и будет дымить). Такой эффектный ход следовало держать в запасе и использовать только в том случае, если всё остальное Лариске покажется неубедительным.  Но тут Виталька обнаружил главный конструктивный недостаток прибора.
     - Ерунда всё это, - сказал он, щёлкая тумблерами выключения. – Чушь собачья. И младенец сообразит, что его дурят. Смотри, у нас получается, что всё работает как-то само по себе: это вертится, это трещит, это мигает… А в приборе всё должно быть взаимосвязано: включается одно и приводит в действие другое, а то, в свою очередь, третье, и в результате что-то получается. В общем, надо думать, как это всё между собой увязать.
  К этому времени функции ребят окончательно определились: Сашка вёл научное направление, а Виталька отвечал за его техническое воплощение. Поэтому именно Сашка задумчивым взглядом уставился внутрь прибора, а Виталька с надеждой смотрел на друга.
     - Давай рассуждать логически, - сказал Сашка. – Во всём приборе у нас есть только две детали, которые совершают какое-то кинематическое действие: это локатор-излучатель и вал миксера. Локатор отметаем сразу, потому что его единственная функция – поворачиваться из стороны в сторону или останавливаться на месте. Значит, остаётся вал. Тем более, что он вертится не так быстро, как должен, а еле-еле поворачивается. Вот это и надо использовать. То есть, к нему необходимо приделать какую-то штуковину, которая бы, в свою очередь, тоже что-то делала.
     - Что делала?
     - А я почём знаю! – огрызнулся Сашка. – Я тебе сформулировал задачу, а дальше ты думай!
  Виталька вздохнул и снова полез копаться в хламе.
     - Нашёл, - сказал вдруг он с просветлённым взором, - вот это может подойти!
  И он показал решетчатую полку от холодильника.
     - Не понял? Смотри, немного изгибаем её, вот так, - Виталька быстро огляделся по сторонам, подошёл к толстому бревну и с усилием выгнул на нём решётку, - теперь болтами крепим к насадке миксера, и она начнёт медленно вращаться вокруг своей оси. Типа, локатор, понимаешь? Он чего-то ищет, а рефлектор-излучатель как бы на его команды реагирует и направляет свои какие-то лучи. Годится?
     - Пойдёт, - не совсем уверенно согласился Сашка, но других вариантов не было, и они приступили к заключительной фазе монтажа.
Около двенадцати часов ночи все работы были закончены, и оставалось только разойтись по домам.
     - Как-то завтра всё сложится? – вслух подумал Сашка.
     - Не дрейфь, может, она уже давно обо всём забыла и вообще не придёт, - успокоил друга Виталька, и ребята отправились спать.

           Глава 3. Неожиданный результат.

                     Вероятность выиграть в лотерею чуть-чуть
                     увеличивается, если купить себе
                     лотерейный билет
                                 Закон Еллина.

  Не было договорённости, во сколько именно Лариска придёт смотреть их прибор, поэтому они стали ожидать её уже с девяти утра. По их внешнему виду можно было сделать вывод, что сегодня они немало времени провели перед зеркалом: обычно спутанные виталькины волосы были старательно расчёсаны, рубашка с широким отворотом и  расстёгнутой верхней пуговицей должна была, по замыслу её хозяина, подчеркнуть мужественность и силу, а вполне прилично отутюженные брюки намекнуть на его же аккуратность. Сашка же, долго и уныло рассматривавший свой рыжий «бобрик», в конце концов просто прикрыл его кепкой и, чтобы как-то оправдать её присутствие, напялил на себя рокерскую куртку с невероятным количеством металла, о чём пожалел сразу же, выйдя на крыльцо – утро было очень тёплым – но решил  ничего не менять.
  Ребята подошли в к сараюшке, но внутрь входить не стали, а сели рядом на скамейку и принялись болтать обо всякой ерунде, время от времени украдкой поглядывая в сторону ларискиной дачи. «Может, она уже давно обо всём забыла и вообще не придёт», - вертелось у обоих в голове, и каждый из них не мог решить, чего он больше хочет: чтобы она не приходила или чтобы всё-таки пришла? С точки зрения логики предпочтительнее было первое, так как они всерьёз опасались, что их наспех и топорно сработанный аппарат не сможет сыграть роль технического чуда. Но с другой стороны, если она всё же придёт, то они какое-то время будут на неё смотреть и с ней говорить – разве это не прекрасно? И пусть потом она высмеет их и навсегда забудет, но уж этих-то минут у них никто не отнимет!
     - Придумал что-нибудь? Ну, про прибор:   чего он может? – спросил Виталька.
     - Не-а, - признался Сашка, - полночи думал – ничего в голову не лезет! А ты?
  Вместо ответа Виталька только вздохнул и сокрушённо покачал головой.
  Время тянулось томительно медленно, и полтора часа ожидания показались им вечностью.
     - Пошли внутрь, надоело здесь сидеть, - сказал взопревший в своей куртке Сашка, поднимаясь со скамейки, хотя и ему, и Витальке меньше всего хотелось бы сейчас смотреть на дело рук своих, до того оно надоело им за эти два дня.
  Виталька тоже неохотно встал, но в это время  с другой стороны, совсем не с той, с которой они ожидали,  послышался весёлый ларискин голос:
     - Эй, изобретатели! Ну, где ваш аппарат? Показывайте!
  Они оглянулись. У калитки  стояла Лариса, одетая в сногсшибательную розовую кофточку и джинсовые брючки; вьющиеся, до плеч, каштановые волосы сегодня были перехвачены заколкой. Сашка попробовал представить рядом с ней себя и внутренне содрогнулся. Украдкой взглянув на друга, он понял, что тот подумал о том же и тоже недоволен выводом. В руках Лариса держала довольно тяжёлую, чем-то солидно набитую матерчатую сумку.
     - Прямо с автобуса, только что из города приехала, - шепнул другу Сашка.
  Они подскочили к ней, отобрали сумку и повели в сторону сарая, успев заметить, что за забором с разных сторон огорода слоняются пацаны – обычный ларискин эскорт.
     - Ничего себе, сумка какая у тебя тяжёлая! – удивился Виталька. – Чего там?
     - Да на неделю всяких консервов привезла и хлеб, - ответила Лариска.
     - Ну, и отдала бы пацанам, пусть бы пёрли: какая-никакая, а польза!
     - Ага, толку-то от них! – отмахнулась она. – Малышня! Конечно, Валера или Егор обязательно бы помогли, а эти только ходят по пятам да дразнятся!
     - Мы тебе её потом донесём до дому, - пообещал Сашка, хотя сумку нёс и не он.
  Виталька распахнул дверь и пропустил девушку вперёд; из-за забора высунулось несколько любопытствующих голов, но Сашка прикрыл корпусом от их взглядов  то, что находилось в сарае: дескать, прибор – это не для всех, а только для избранных! В сарай он вошёл последним и с подчёркнуто озабоченным видом прикрыл за собой дверь.
  При закрытой двери внутри, несмотря на небольшие окошки, было темновато, и Виталька ввернул лампочку. В её свете агрегат засиял разными бликами и от этого выглядел довольно внушительно.
     - Ух ты! – сказала Лариса и стала внимательно рассматривать.
  Друзья затаили дыхание и смотрели на неё, с одной стороны, просто любуясь, с другой – ожидая её реакции.
     - Надо же! – сказала, наконец, девушка. – С ума сойти! Молодцы! И это всё вы сумели сделать за какие-то два дня?
  Она посмотрела на их вытянувшиеся лица и расхохоталась:
     - Эх вы, врунишки! Клавиатура и системник – от старого папкиного компьютера, мама только в пятницу заставила его выбросить! Я ему помогала и видела, что вот эти вентилятор и кофемолка тогда ещё там лежали!.. Да вы не бойтесь, - ободряюще добавила Лариса, увидев, что друзья совсем сконфузились, - я пацанам ничего не расскажу. Вот, а прибор ваш включать не советую: вы тут такого нагородили – запросто пожар может случиться. Кстати, кроме этого, вообще никакого другого варианта не вижу: на блок команд, - она показала рукой на «штуку невыясненного назначения», - подаётся 9-12 вольт постоянного тока, а вы, судя по всему, сняли на него с трансформатора 110 переменки! Я уж молчу о том, что все остальные провода у вас вообще непонятно куда попали!
     - А ты откуда знаешь? – спросил ошеломлённый Сашка.
  Она усмехнулась:
     - Я на областной олимпиаде по физике второе место заняла! У меня же папа – электронщик, он меня ещё с детства всему этому учил! Мне, по-моему, ещё 12-ти не было, когда я сама транзисторный радиоприёмник собрала. Так что, мальчишки, не трогайте-ка вы ваше чудище, отнесите обратно, откуда взяли. И действительно, займитесь лучше спортом – в физике ведь вы совсем ничего не соображаете… Хотя, в спорте я и сама – абсолютный ноль, - честно призналась она.
     - Ну, вот ещё! – упрямо мотнул головой Виталька. – Ты так говоришь, потому что только традиционную физику знаешь, где все законы расписаны. А мы с Сашкой совсем новую вещь изобрели – не было в мире такого!
     - Да ладно тебе, - оборвал друга Сашка, - хватит врать! Лариса, - просительно сказал он, - давай включим, а? Мы ведь это не для них, - кивнул он куда-то в сторону, - для тебя собирали! Ну и пусть бабахнет – интересно же!
  Видно было, что девушка колеблется.
     - Ой, не знаю, - боязливо поёжилась она, - а если пожар случится?
     - А у нас вот брезент здесь есть, - подскочил Виталька, - мы его – раз! – накинем, доступ кислорода прекратится, и всё погаснет, так ведь?
  И, увидев её кивок, усмехнулся и добавил:
     - Ну вот, а ты говоришь, я в физике ничего не соображаю!
     - Ой, не могу! – рассмеялась Лариса. – Законы горения вещества – это же химия, а не физика! Ну, мальчишки, вы даёте!
  Но общее напряжение спало. Ребята после разоблачения почувствовали себя спокойно: не надо было больше врать и притворяться научными гениями, а Лариса, конечно, была польщена, увидев, какую работу провернули друзья, и всё это для того, чтобы понравиться ей.
     - Ладно, - махнула она рукой, - только давайте примем все меры предосторожности. Ты, Виталя, будешь включать? Тогда не берись рукой за корпус. А ещё лучше резиновые перчатки надеть. Есть у вас?
     - А на каком же огороде их нет, - сказал Виталий и показал перчатки, в которых мать обычно пропалывала малину и размешивала всякие ядовитые растворы. – Всё сделаем, как надо. Только ты, Лариса, подальше отойди. Ну, а ты, - махнул он на Сашку, - стой, где хочешь: если тебя и шибанёт – не велика потеря!
     - Давайте серьёзнее, - нахмурилась девушка и, взяв Сашу за руку, оттащила и его подальше в сторону, при этом на лице у того было выражение довольного котёнка, а Виталя горько подумал: ну, почему он, а не Сашка, должен включать этот прибор?
  И он не удержался от язвительной реплики, на которую безмерно осчастливленный друг великодушно не прореагировал:
     - Ну вот, женщины с детьми в безопасности – герои науки могут делать свою опасную работу!
  И включил тумблер.
  Сразу же раздался громкий треск, где-то внутри полыхнула синим светом вспышка и повалил жёлтый дым. Тем не менее, заработали все нужные атрибуты: несколько раз крутанулся «локатор», стала разгораться спираль «излучателя», послышалось шипение радиоприёмника, как-то испуганно и тревожно замигали лампочки ёлочной гирлянды. Не растерявшийся Виталька выдернул вилку из розетки и накрыл брезентом ту часть агрегата, из-под которой валил дым. Похлопав по нему немного, он открыл дверь, чтобы дым выходил наружу. Конечно, Сашка пришёл бы на помощь другу, но разволновавшаяся Лариска снова схватила его за руку, и он рассудил, что пожар небольшой, Виталька легко справится и один. Так оно вышло. Всё затихло и успокоилось, только изредка щёлкали конденсаторы и почему-то сильнее разгоралась спираль «излучателя». Наконец, ярко вспыхнув напоследок, погасла и она.
  Девушка шумно вздохнула и отпустила руку Саши.
     - Ну, вот и всё! – весело сказала она и осеклась, потому что в этот момент у сарая исчезла одна стена.

           Глава 4. Куда привёл коридор?

                  Если эксперимент удался, что-то здесь не так.
                           Первый Закон Финэйгла.

  Виталий больше, чем Саша переживал за исход испытаний прибора: может, потому, что Лариса не брала его под руку, и он, чувствуя себя обделённым, страстно желал какого-нибудь необычного результата.
     - Ага! – радостно завопил он. – Что-то получилось!
     - Тихо! – сказала побледневшая Лариса. – Ты хоть понимаешь, что произошло?
     - Не-а, - признался тот, понемногу остывая и от этого тоже озадачиваясь.
  Саша, стоявший до этого с открытым ртом, с трудом сглотнул и выдавил:
     - Ничего себе! Это что – из-за нас?
  Минуту назад он думал, что всё действительно уже закончилось и даже поспешно схватил сумку Ларисы, чтобы её не успел перехватить Виталька: а то вдруг девушка подумает, что только тот – истинный кавалер.
  Исчезновением стены странности не исчерпывались. Ну, исчезла она – что они должны увидеть? Ясное дело, виталькин огород. Но никакого огорода не было: на месте стены оказался длинный, постепенно сужающийся коридор из какого-то странного материала: по цвету и не земля, и не бетон, а что-то среднее между ними. Коридор каким-то загадочным образом был освещён, причём освещение было равномерным по всей его длине, хотя нигде не было видно ни одной лампочки.
     - Пойдём, посмотрим, - предложил Виталий.
     - Мальчишки, я боюсь, - робко улыбнувшись и даже подавшись назад, пролепетала Лариса. – Это же чего-то такое вообще непонятное… Откуда это всё взялось? И почему?
  Этой робкой улыбки как раз хватило для того, чтобы друзья почувствовали себя уверенно. Всё правильно: девчонка, как ей и положено, боится, а они, мужчины, смело идут навстречу неизведанному, и с ними ей ничего не угрожает.
     - Пойдём, - повторил Виталька, словно бы невзначай беря её под руку и увлекая за собой. Позавидовав находчивости друга, Сашка уныло поплёлся следом. Сумку он потащил с собой, потому что не знал, что с ней делать: взять или оставить здесь, а у Ларисы спросить не решился. Ещё подумает, что он – слабак!
  Впрочем, ларискину руку Виталя вскоре выпустил: они все принялись ощупывать стены коридора и поразились не меньше, чем самому его появлению: просто не возникало никаких ощущений чего-то: не гладкий – не шершавый, не тёплый – не холодный… Вообще ничего - ни крошек, ни мелких частиц, одно только ощущение упругости, преграды. Длиной коридор оказался метров двадцать. Пройдя их, они упёрлись точно в такую же стену.
     - Ф-фу! – облегчённо сказала Лариса. – Ну, всё, пойдёмте назад. Быстрее!
  Она капризно топнула ножкой, выражая крайнее нетерпение, но при этом улыбаясь. Стало понятно, что ей было очень не по себе, но сейчас, когда выяснилось, что дальше ничего нет, она успокоилась.
Сашка повернул назад безропотно и даже с удовольствием – сумка действительно оказалась тяжёлой! – но тут то ли от звуков ларискиного голоса, то ли от стука её каблучка стена как-то странно заколыхалась и стала таять. Ребята смотрели, как заворожённые, а стена понемногу приобретала прозрачность, и вскоре сквозь неё стала прорисовываться окружающая природа. Но это опять был не виталькин огород! Перед ними возникла лужайка с очень красивыми незнакомыми цветами; чуть вдали, после небольшого спуска – мрачноватый синий лес, а за ним, у самого горизонта, нестерпимо блестела на солнце речка, и не было видно никаких следов жилья или вообще цивилизации.
     - Ой, как красиво! – забыв свои прежние страхи, Лариса первая выбежала наружу, потому что не было ничего пугающего в этом солнечном дне, траве, привычных деревьях, разве что вот цветы… - Где это мы? – удивилась она. – Куда мы вышли? Мы прошли-то всего метров двадцать. А где дачи?
  Она и вышедшие вслед за ней ребята оглянулись назад: и точно, всё те же двадцать метров коридора, а за ними виталькин сарай, через раскрытую дверь которого проглядывает виталькин же огород.
     - Странно, - задумчиво проговорила девушка. – Но ведь не может же в самом деле быть, что мы…
  Она замолчала.
     - А давайте, я вернусь туда, обогну сарай и попробую выйти к вам? – предложил Саша, быстро смекнувший, что таким образом он очень непринуждённо может оставить сумку в сарае.
     - Подожди, мы сейчас немного посмотрим и все пойдём, - не поддержал друга Виталий, явно не догадываясь о его проблемах, и тот, вздохнув, поставил, наконец, сумку на землю, привалив к своей ноге.
     - Нет, смотрите, - продолжала размышлять Лариса, - в этой стороне должен быть город, до него от дач всего километра три. А тут – никаких следов. А сколько до горизонта? Двадцать километров? Сорок? И нигде его не видно, ни в одной стороне. И это сделал ваш прибор?
     - А что по этому поводу говорит твоя физика? – не удержался от подначки Сашка.
  Избавившись от необходимости таскать сумку, он снова обрёл способность говорить.
  Но Лариса не приняла шутливого тона.
     - Физика, мальчишки, поднимает кверху руки, - серьёзно сказала она. – Кое-что подсказывает литература, в частности, фантастическая, но это настолько невероятно, что я и подумать-то о таком боюсь. Так что лучше пока помолчу… Ой, а что это за цветы? – удивилась она. – Я таких никогда не видела!
  В то же мгновение Виталий и Саша бросились вперёд и стали рвать цветы, стремясь опередить друг друга. Саша проклинал проклятую сумку: пока он бережно её пристраивал – сумка-то ларискина! – он упустил время, и виталькин букет получался явно пышнее и красивее.
Лариса тем временем присела на корточки, понюхала один цветок, и на её лице появилась гримаса отвращения; впрочем, довольно милая.
     - Фу, какая гадость! – сказала она, отвернувшись в сторону.
  Растерявшиеся ребята так и застыли с букетами в руках, потом тоже понюхали, сморщились и, как по команде, швырнули их в сторону.
     - Надо же, - удивлялась девушка, - а на вид такие красивые… Ребята, - ещё больше удивилась она, - что это у вас на одежде?
  Они осмотрели себя и раскрыли рты: вся их одежда была в странных разводьях.
     - Это от цветов, - догадался Виталька и стал руками отряхивать с себя пыльцу.
     - Не отчищается, - сообщил он. – Ладно, потом отстираем.
  Это и в самом деле было неважно. Лариса привстала на цыпочки, потянулась и глубоко вдохнула.
     - А воздух здесь какой! Заметили? …Слушайте, - оживилась она, - а давайте никому про это не скажем! Сами будем сюда приходить – и всё!
  Вот это да! У них с Лариской будет общая тайна! Могли ли они мечтать о таком ещё час назад! Друзья счастливо переглянулись: неизвестно, что за штуку отчебучил их прибор, но свою главную задачу он выполнил!
     - Конечно, - хором поспешно ответили оба. – Это будет наш мир – и точка!
  Некоторое время они молча смотрели во все стороны, присматриваясь и изучая. Странным казалось то, что нигде по-прежнему не было никаких признаков деятельности человека.
     - О, а вот тропинка, - сказала Лариса, подойдя к тому месту, где начинался пологий спуск. Только необычная какая-то: не протоптана, а такое впечатление, что здесь просто не выросла трава. Ого, ягоды здесь какие-то, на клубнику похожи, но не клубника.
  Она стала спускаться вниз и вскоре исчезла из виду.
     - Вкусные! – услышали ребята её голос. – Хотя и по вкусу на клубнику тоже не похожи. Я вам сейчас принесу.
  И через минуту она снова появилась, в ладонях у неё были ягоды.
     - Вот, попробуйте, - сказала она, протягивая ребятам свои ладони, но тут же замерла. Её красивые большие глаза стали просто огромными и совсем прекрасными; Лариса стояла, полуоткрыв рот, руки её медленно опускались, и ягоды посыпались на землю. Ребята снова придирчиво осмотрели себя, но ничего нового не заметили. И тут они сообразили, что девушка смотрит вовсе не на них, а на что-то у них за спиной. Они обернулись.
  Да, теперь это место и точно было только их миром, потому что ни коридора, ни виталькиного сарая сзади больше не было.

 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Ястер
 
06-06-2008
03:34
 
  На досуге почитаю дальше, интересно же! Помимо высокой читабельности хочу отметить высокую техническую подкованность автора (по крайней мере по сравнению со мною), -- во всяком случае нюансы физики звучат здесь убедительно...
Михаил Акимов
 
06-06-2008
06:41
 
Спасибо, Ястер. Особенно меня обрадовала Ваша фраза по поводу читабельности. Повесть – явно не мой жанр, всё здесь для меня ново, поэтому до Вашего отзыва и не знал, насколько интересным это может оказаться для читателя. Техническая подкованность – ну, она, как и у моих героев, в рамках курса средней школы! Плюс, правда, некоторый жизненный опыт в этом плане: доводилось собирать fuzz для гитары и разные микшеры, так как в магазинах тогда этого не было.
Редактировалось 1 раз(а), редакция 06-06-2008 08:05 (Михаил Акимов)
 
vаntоnоv
 
31-07-2008
19:18
 
И насчет разводьев на рубашках классно.
Михаил Акимов
 
01-08-2008
03:04
 
Спасибо! Честно говоря, и не думал, что кто-то обратит внимание на такие детали. Интересно.
 
Шангин Сергей
 
01-08-2008
15:10
 
Безусловно интересно читается! И способ отправить друзей в космические дали отличный :) Помнится в одной фантастической повести приблизительно таким способом один научный сотрудник создал суперкомпьютер, стараясь потратить избытки бюджетных средств к концу квартала :) Собрал все, что смог купить в неликвидах, соединил все как попало, подключил к ваннам с реактивами и запустил все это в работу - через неделю принтер напечатал первую строчку "двадцать пять копеек, как до Бердичева" :)

С интересом отправляюсь к следующей части. Если, Михаил, это ваша первая проба пера в подобном жанре, то она безусловно удалась - рука у вас легкая и язык понятный, читается легко и интересно.
 
Михаил Просперо
 
14-09-2008
16:00
 
немного затянуто как для инета
второе - ретро язык
нынешняя молодежь без клево и прикольно не догонит

в начале надо бы дать какую-то завлекаловку
выстрел
итог преступления
факт фантасмагорического события
чтобы потом перейти к пояснению с чего все началось
Михаил Акимов
 
16-09-2008
20:45
 
Миш, никогда не пишу для Инета. Может, самонадеян, но считаю, что мои вещи следует читать так, как я написал. Ведь если читателю не понравится, как пишу я, уж в Инете-то он легко найдёт мне замену! Поэтому угождать, пристраиваться никогда не буду. Мне не во всём нравится эта моя вещь, но горжусь хотя бы этим: мои герои  не из тех, кому придёт в голову снять драку на мобилу и выставить в Инет. А я знаю о современных ребятах и девчонках больше, чем любой на Лаврике. Поэтому имею право писать так.
Успехов тебе, Мишка. Над твоим проектом ещё пока думаю. Уж очень это серьёзно.
 
Михаил Просперо
 
24-09-2008
18:28
 
рад за твоё упорство
а я вот пытаюсь встроиться в мир читателя
может я - вирус?
 
Михаил Акимов
 
25-09-2008
10:27
 
Про вируса, Миша, это ты, конечно, зря. Сам ведь знаешь, многим-многим нравится твоё творчество, а мне, помимо того, известны и твоё трудолюбие, и просто невероятная энергия.
А вот насчёт того, чтобы как-то приспособиться под Интернет-запросы, здесь ты не прав. Недаром ведь говорится: человек, который умеет читать и писать, должен для себя однажды решить, чего же он хочет – читать или писать? Мы такой выбор сделали, поэтому и должны оставаться самими собой. Ведь и читателю мы интересны тем, что все мы – разные; по жанру, стилю, мировоззрению и пр. А если мы начнём думать о том, как бы угодить вкусам читателя, то все превратимся в одного пошлого, глупого и никому не интересного писателя. It’s my mind.
 
Михаил Просперо
 
20-10-2008
09:27
 
ох, Миша...
дело не в том, чтоб угодить
а в том, чтоб  ... угадать... ???
 
Михаил Акимов
 
20-10-2008
10:38
 
Ох, Миша, а угадывать тоже не надо! В нашем деле "угадать" и "угодить" - одно и то же!
 
Татьяна Ст
 
20-05-2009
12:47
 
Вот... собиралась отзыв написть и всякие там замечания... но так зачиталась, что по мере чтения отмечать что-либо просто забыла... увлеклась. Но - теперь, оглядываясь назад - могу слегка попридираться: всегда ж найдётся, к чему...
Итак - мои придирки:
1)там - чего - других девочек не было? одна Лариска? если были бы хоть какие другие - общего всеодобрения Ларискиных промашек не вышло бы: эти вредные стервы спуску не дадут...
2)Лариска уезжала на выходные покрасоваться в городе, причём, говорится, что как раз на следующий день после заявки об изобретении... И в этот же день родители ребят едут на работу... я понимаю - случается, работают люди в выходные... но если уж поминаешь такое нетипичное - надо дополнительно оговорить, что вот, де... такие, понимаешь, обстоятельства...

Ну, и поощрения: такая мысль: "женщины-то среди учёных встречаются, и физики, в частности, тоже. Но они, очевидно, не вырастают из девчонок, а уже такими и рождаются"... отлично!
Вообще - очень интересно и живо.
Михаил Акимов
 
20-05-2009
14:19
 
Спасибо, Тань. По поводу выходных я примерно так и рассуждал, но решил не пояснять, счёл неважным. Но раз у тебя какой-то внутренний протест возник, значит, надо было. А вот по поводу своего пункта первого ты не права. Девчонки там могли хоть косяками ходить, но королеве они не конкурентки. Скорее, это опять из разряда мужчина- женщина. ты понимаешь, о чём это я.
 
Татьяна Ст
 
20-05-2009
20:26
 
Ну - это если уж другие девчонки совсем никуда... А если тоже ничего так - отвергнутые и раздосадованные мальчики имеют стремление утереть ими нос королеве и старательно приподнимают их престиж, дабы глаза колоть... чтоб она там не очень королевилась...
 
Михаил Акимов
 
21-05-2009
02:19
 
"Мальчики" - возможно; я не знаю, кто это такие. Я в детстве как-то больше всё с мальчишками, пацанами, парнями, да и сам таким таким же был. Так что про мальчиков твоих что-то определённое сказать не могу: может, они и действительно так бы поступили.
 
Rоmаn
 
14-05-2010
11:53
 
Уж не знаю, Михаил, стоит ли мне писать свои придирки, нужны ли они, ведь повесть давно написана, но всё-же рискну.

Да, читается легко, замечательно и интересно что там дальше. Но. Я не могу ребят и девочку воспринимать как одиннадцатиклассников, максимум восьмой класс, настолько они чисты и наивны, такими старшеклассники станут, разве что при Коммунизме.
Ещё одно, я не нашел различий между Виталькой и Сашей, только в  именах. Мне кажется, разница в характерах или хотя бы во внешнем обличьи не помешала бы. Кто у них лидер, кто ведомый?
Про рабочие выходные тоже мне не понятно было.
Но это так, мелкие придирочки, не воспринимайте всерьёз. Я подумал, вдруг, Вам интересно будет их услышать.
Михаил Акимов
 
14-05-2010
14:16
 
Роман, придирки нужны всегда, поэтому спасибо огромное и искреннее. Я ещё не поставил на этой своей повести крест; возможно, когда-нибудь вдохновлюсь и переработаю.
В своей критике вы правы. Дело в том, что это был мой первый опыт в написании крупной прозы (до этого я писал только рассказы), вот и получилось очень схематично. НО! Что до отношений ребят и Ларисы - это мною сделано осознанно. Просто я решил показать такие отношения, чтобы те девчонки, которые прочитают мою повесть, очень бы захотели, чтобы мальчишки и к ним так же относились, а ведь для этого нужно и самим стать, как Лариска. Донкихотство, конечно, в какой-то мере, но я и сам романтик, поэтому в силу печатного слова верю больше, чем в непечатного.
Что касается отсутствия различий между Виталькой и Сашкой, то мне кажется, что это только в начале, а дальше, в связи с с экстремальными ситуациями, их характеры прорисовываются более отчётливо.
Но вообще, конечно, повесть слабая получилась в литературном отношении. Единственное, пожалуй, в чём сам не разочарован - это сюжетная линия. Думаю, что получилось логично и увлекательно.
Ещё раз - спасибо!
 
Кузьма Шац
 
09-03-2011
22:24
 
Самое обыкновенное начало и необыкновенная раскрутка - вот то, что нужно!!!
Михаил Акимов
 
09-03-2011
22:54
 
Спасибо, Кузьма! Рад, что заинтересовало.
 
 

Страница сгенерирована за   0,021  секунд