Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Михаил Акимов

 
 
 
Пройти - но вернуться. 5-8 главы
 
 
 
                Глава 5. Terra Incognita.

               Нет такой плохой ситуации, которая не могла бы стать
               ещё хуже.
                      Закон Мёрфи с расширением Гаттузо.

  Около часа они провели в безуспешных попытках отыскать коридор, хотя и понимали, что вряд ли он мог куда-то переместиться. Логичнее было предположить, что он попросту исчез – так же загадочно, как и появился. Все они были подавлены случившимся, но больше, конечно, Виталий: ведь это он потянул за собой Ларису , а не потянул бы – так ничего бы и не произошло. Ну, постояли бы в сарае, пока  не исчез  коридор, и без того уже было всё хорошо: они, как оказалось, какое-то открытие совершили. Приехали бы учёные, разобрались, и на долю Сашки с Виталькой лавров бы хватило. А что теперь?
     - Давайте поедим, - тихо и устало сказала Лариса, - я уже с голоду умираю. Хорошо, хоть сумка с нами.
  И она стала оглядываться по сторонам, выбирая, куда бы присесть. Увидев это, Виталька скорчил Сашке страшную рожу и стал знаками ему что-то показывать, но тот уже и сам догадался: мигом стянул с себя куртку и постелил на траву изнанкой наверх. Лариса кивком поблагодарила, и они уселись.
  Перекусили хлебом с консервами, тушёнку на хлеб поочерёдно накладывали ложкой, сделанной из крышки консервной банки.
     - А что, если мы никогда больше не сможем вернуться? – вслух подумал Сашка.
     - Заткнись, - тихо сквозь сжатые зубы прорычал на него Виталий, и испуганно посмотрел на Ларису.
  Но она, похоже, не слышала, погружённая в раздумья.
     - Лариса, - поспешно спросил он, - а что ты говорила про фантастическую литературу? Ну, что она, мол, чего-то подсказывает?
     - Теперь я уже думаю, что так всё и есть. По-видимому, ваш прибор каким-то образом пробил дыру в параллельный мир. Вот здесь мы  сейчас и находимся. Понимаете, существует  теория, что наш мир пронизывает огромное количество параллельных миров, каждый из которых чем-то отличается от других. Как и положено параллельным, они с нами не пересекаются, но иногда открываются проходы, и тогда даже люди могут попадать из одного мира в другой. Иногда они потом возвращаются, иногда – нет… - в её глазах промелькнул испуг, но она быстро справилась, - хотя это всё на уровне слухов. Тем более, что все эти люди попадали - если действительно попадали, - туда случайно и без всяких приборов. А вообще, - Лариса пожала плечами, - официальная наука существование параллельных миров категорически отвергает.
     - Давайте и мы отвергнем, - предложил Сашка, - и вернёмся домой.
     - Ты заткнёшься, наконец? – Виталька больно ткнул его кулаком в бок. – Хватит про дом!
     - Да ладно, - махнула рукой Лариса, - не принимайте меня за истеричную дурочку! Жутко, конечно, но раскисать не собираюсь. Кстати, Виталя, в том, что сказал Саша, есть смысл. Считается, что проход открывается под воздействием каких-либо сильных энергетических полей, в том числе, и биополя человека. Так что если бы нам удалось сосредоточиться, абстрагироваться от всего вот этого, - она сделала рукой широкий полукруг, - и представить, что мы находимся в нашем мире, вполне возможно, что всё и получится.
     - Так чего мы сидим? – сказал повеселевший Сашка, - давайте абстрагироваться!
   И он стиснул зубы, весь сжался и насупил брови.
     - Э-э, нет, - рассмеялась Лариса, - как раз всё наоборот: нужно не зажиматься, а успокоиться и расслабиться. И ещё нужно всем взяться за руки. Вдруг у кого-то не получится? Тогда остальные втащат его за собой, - она взяла за руку Сашу, который сидел рядом с ней. – Вот, и ты, Виталя, тоже бери его за руку…
     - Ещё чего! – негодующе сказал Виталий. - Нужен он мне! Я лучше тоже тебя возьму.
  Он пересел ближе, взял её за руку и предостерегающе сказал другу:
     - Учти, Сашка, если вдруг мы с Ларисой перенесёмся, а ты – нет, сразу же руку выпускай, а то и её за собой обратно утянешь!
     - А с чего это ты решил, что это буду я? – возмутился тот. – Может, наоборот ты?
     - Тогда я отпущу, - твёрдо сказал Виталий, - главное, Лариса должна туда попасть в любом случае. А мы – как получится.
  По лицу девушки было видно, что такая готовность к самопожертвованию произвела на неё большое впечатление.
     - Давайте ляжем, - сказала она, - закроем глаза и будем представлять, что находимся в нашем мире.
  Они представляли минут двадцать, пока не заснули.
  Первым проснулся Сашка. Осмотрелся вокруг и скорчил унылую физиономию.
     - Эй, засони, - сказал он, - я не понял, мы спать собирались или переноситься?
     - Во сне, кстати, должно было лучше получиться, - зевая сказала Лариса, - и эмоции сильнее да и связь с этой действительностью потеряли бы – мы же к ней ещё не привыкли. Значит, не вышло. Давайте думать, что делать будем.
     - По-моему, нет смысла дальше здесь торчать, - заявил Виталий, - надо куда-нибудь идти и чего-то искать, лучше всего – людей.
     - Ну, и чем нам люди помогут? – не согласился Саша. – Обратно в наш мир отправят? Нет, надо оставаться здесь: вдруг всё обратно появится?
     - Подождите, мальчишки, - сказала Лариса, - я ведь вовсе не уверена, что мы в параллельном мире. Может, мы попали в какую-то пространственную ловушку и находимся в нашем мире, но непонятно где. Тогда действительно нужно искать людей. Но если всё-таки в параллельном, то это место очень важно: ведь не случайно ваш прибор смог пробить здесь дыру, значит, именно здесь граница самая тонкая. В общем, если честно, то не знаю я, что лучше, оставаться здесь или куда-то идти.
     - Всё, - вскочил Виталька, - беру командование на себя, а то мы  так и будем сидеть, пока с голоду не помрём. В параллельном или не в параллельном – пошли отсюда. Сами-то подумайте, кто нам здесь эту самую – пусть даже тонкую – границу пробьёт? Значит, ни черта тут больше не появится! Так давайте хоть разберёмся, куда нас занесло, тогда и будет ясно, как назад выбираться!
  Его слова звучали убедительно, и они решились. Но прежде, чем идти, привязали к одиноко стоящему дереву чёрный полиэтиленовый пакет, чтобы оставить какой-то знак: вдруг понадобится найти это место?
  В какую сторону идти – вопросов не было. Конечно, не туда, где до самого горизонта простирались луга и лес. А вот сразу же за тем местом, где был проход, начинался довольно крутой подъём в гору. А за горой могло быть всякое, вот туда они и двинулись.
     - Пить вот только охота, - сказал Виталий, облизывая губы, - и никакого ручейка. Мы на возвышении находимся, а ручьи во впадинах бывают. Может, когда перейдём… Да и жарко очень.
  Он глянул на часы – 3 часа дня, – посмотрел на положение солнца и решил, что время совпадает.
     - Ребята, а давайте сначала тех ягод хоть немного наберём, - предложила Лариса. – Вы же их так и не попробовали, а они вкусные. И жажду утолят, а их там – полно.
     - Двадцать минут, - объявил Виталий, - а то ещё неизвестно, сколько идти придётся.
  Как-то получилось, что и Лариса, и Саша согласились с его ролью командира, понимая, что в такой ситуации должен быть человек, которому придётся принимать решения. Они стали быстро собирать ягоды в прозрачный пакет из-под хлеба и даже при этом не ели, чтобы быстрее закончить. Пакет набрали за 10 минут и, наконец, тронулись в путь.
  В душе они, конечно, надеялись, что стоит подняться на гору, и за ней сразу же будет город. Но за ней был спуск, а дальше – другая гора, ещё выше первой, так что опять нельзя было рассмотреть, есть ли смысл в том, что они идут в этом направлении, и не оставалось ничего другого, как идти дальше. Хорошо ещё, что в распадке оказался ручей, и они смогли утолить жажду. Ручей однако, был довольно широк, и они остановились в растерянности: как же перейти? Впрочем, вариант был всего один. Ребята разулись, и Виталька, который был посильнее Сашки, хоть и ценой невероятных усилий, но перенёс Ларису на руках. Это событие настолько его взволновало, что, поставив её на ноги, он едва не закричал: «Yes»! Лариса же в этом ничего необычного не увидела: на руках пацаны её и раньше носили! А вот Сашка, с удивлением для себя открывший, что быть сильным иногда  очень даже приятно, решил, что как только они выберутся из этой передряги, обязательно начнёт качать мускулатуру.
  Подъём оказался очень тяжёлым. Обязанности ребята распределили так: один нёс всё ещё довольно тяжёлую сумку, другой поддерживал под локоток Ларису, помогая ей подниматься, потом менялись. Последние метры преодолевали на голом энтузиазме, сил уже не оставалось. Труднее всего было Ларисе на своих пусть не высоких, но каблуках; идти же босиком она, конечно, не могла и, выбравшись на площадку, сразу повалилась в траву. Сашка тоже был на последнем издыхании, один Виталий нашёл в себе силы дойти до места, с которого открывался обзор.
     - Ребята! – замахал он рукой. – Смотрите!
  Они тут же подскочили и увидели: внизу, километрах в пяти, находился посёлок.

          Глава 6. Странное поведение аборигенов.

             Если вам кажется, что ситуация улучшается, значит, вы
             чего-то не заметили.
                Второе следствие из Второго Закона Чизхолма.

  На душе у ребят стало легче: скоро наступит какая-то определённость. Это добавило им сил, и они, не отдыхая, быстрым шагом направились в сторону посёлка. Уже издалека было видно, что посёлок не дачный – уж слишком основательными были его дома.   Заметили они и какое-то движение – значит, там были люди.
Наконец, спуск закончился, и ребята вышли на просёлочную дорогу. Идти стало намного удобнее. По пути они решили, что если первым встретят мужчину, то разговаривать будет Лариса, так как совершенно невозможно представить, чтобы любого возраста представитель мужского пола не захотел бы помочь такой девушке. Да он наизнанку вывернется! Лариса прореагировала на это в обычной женской манере.
     - Представляю, как я сейчас кошмарно выгляжу! – сказала она.
  Каждая женщина время от времени произносит эту фразу, будучи твёрдо уверена в том, что в ответ раздастся негодующий хор мужских голосов, который горячо начнёт  убеждать её в обратном. Однако, Саша и Виталий не были избалованы общением с девчонками, поэтому не смогли понять всей тонкости ларискиного замысла.
     - Ничего, сойдёт, - взглянув на неё, ободряюще сказал Сашка.
     - Бывает намного хуже, - успокоил её и Виталька.
  Лариса споткнулась, ошеломлённо посмотрела на ребят, мотнула головой и пошла дальше. Но, пройдя пять шагов вдруг расхохоталась да так сильно, что на глазах выступили слёзы.
     - Ты чего? – удивились они. – Вспомнила чего-то?
  Но она только махала на них руками и продолжала смеяться.  Успокоилась она не скоро и не сразу, временами всхлипывая и покачивая головой.
  Километрах в полутора от посёлка они встретили первого жителя. Это, как они и планировали, оказался мужчина; на вид лет около сорока,  в довольно неопрятной одежде. Он возился возле какого-то странного агрегата, стоящего рядом с дорогой. Ничего подобного ребята раньше не видели и даже не могли предположить, что это такое. Заметил он их не сразу, а заметив, тут же, конечно, уставился на Лариску, глупо улыбаясь.
     - Дя-а-денька, мы заблудились! Скажите, где мы находимся? – жалобно протянула она, весьма правдоподобно изображая последнюю степень изнеможения.
  При первых же звуках её голоса лицо мужчины приняло удивлённое выражение. Он собирался что-то ответить, но перевёл взгляд  на Сашку с Виталькой, и тут с ним произошло нечто, поразившее ребят. Вначале он глянул на них безразлично, но вдруг глаза его округлились; слова, уже вот-вот готовые сорваться с его уст, застряли, и он издал только какой-то писк. Тут же мужчина странно засуетился, затоптался на месте, явно не зная, как поступить, и вдруг бросился бежать в сторону посёлка, поминутно оглядываясь на ребят.
     - Чем это мы его так напугали? – удивился Сашка и ощупал свою голову. – Рога у нас, вроде ещё не выросли, на чертей не похожи.
     - Ох, ребята, не нравится мне всё это, - озабоченно и боязливо сказала Лариса. – По-моему, у нас будут неприятности. Он ведь явно побежал за кем-то, сейчас приведёт.
     - Да ну, - небрежно отмахнулся Сашка. – почём мы знаем, может, это местный дурачок! Бабушка рассказывала, у них в деревне был такой. Ему тоже лет 40 было, а бегал босиком, все его Ванюшкой звали. Как-то бригадир, дядя Коля – лень ему было поле обмерить, - этому Ванюшке циркуль дал: «На-ка, - говорит, - Ванюшка, прокидай»! Тот обрадовался и давай прокидывать. Потом приходит. Дядя Коля говорит: «Ну, чего, прокидал»? – «Готово». – «Ну, и сколько»? – «А не считал»…
     - Хватит болтать! – оборвал его Виталька. – Я думаю, Лариса права. Надо смываться, пока во что-то неприятное не влипли. Вон, смотрите, тропка какая-то, и тоже к посёлку ведёт. Давайте по ней пойдём. Она нас с другой стороны выведет. А вдруг повезёт, и на кого-нибудь толкового нарвёмся? С этим мужиком мне тоже не хотелось бы дело иметь. Странный он какой-то.
  Они свернули на тропинку и пошли быстрым шагом, строя предположения о том, что в их облике могло вызвать такую реакцию незнакомца.
     - Тут и гадать нечего, - заявила Лариса. – Вариант только один: на вашей одежде следы от цветов, которые вы рвали.
     - А при чём тут это-то? – вытаращил глаза Саша.
     - Ну, я-то откуда могу знать? Может, они в Красную книгу занесены, их рвать нельзя.
  Так, рассуждая, они дошли до первого дома, перед которым был небольшой огород. Обойдя ограду, ребята подошли к калитке и затоптались в нерешительности, но тут открылась дверь дома, и на крылечко вышла пожилая женщина. Увидев их, она остолбенело замерла.  Затем, явно обращаясь к ним, произнесла несколько слов. Теперь удивились ребята: язык на котором она говорила, был не только им не знаком – они вообще ничего похожего не слышали.
     - Ну вот! –  заведя глаза к небу, тоскливо сказал Виталька. – Наши худшие предположения сбываются!
  Женщина посмотрела на него, и повторилась ситуация первой встречи: она удивлённо выкатила глаза и громко стала кого-то звать.
     - Рвём отсюда! – дёрнулся в сторону испуганный Сашка.
     - Куда? – резонно спросил Виталька. – Нет уж, стоим здесь и ждём, что из всего этого получится.
  На крик женщины из дома выбежали двое взрослых мужчин, она стала им что-то объяснять, указывая на мальчишек. Мужчины открыли калитку, вышли к ним и, судя по интонации, стали о чём-то спрашивать, как-то боязливо оглядываясь на другие дома и указывая на одежду ребят в том месте, где были следы от цветов.
     - Не понимаем! – громко, как глухим,  крикнул им Сашка, при этом, почему-то показывая себе на уши.
     - Ду ю  спик инглиш? – находчиво спросил Виталя, совершенно не представляя, что будет делать дальше, если выяснится, что они «спик».
  Но мужчины явно не понимали и английского. Они нерешительно переглянулись, перебросились парой каких-то фраз и одновременно сделали приглашающий жест в сторону дома, снова оглянувшись по сторонам. Это было понятно и без слов.
     - Вот так-то лучше, - удовлетворённо сказал Виталий. – Ларис, по-моему, надо пойти: они явно не хотят, чтобы нас видел ещё кто-то.
  Взглянув на девушку, он удивился. На лице её было какое-то непонятное выражение; странным казалось и то, что во время всего разговора она молчала. Он нетерпеливо, но легонько подтолкнул её в спину, и Лариса послушно пошла, но при этом видно было, что  мыслями она далеко отсюда.
  Внутри дома всё выглядело непривычно. Вроде бы, те же самые предметы, что и должны быть в деревенской избе: стол, стулья, посуда – но какой-то особой формы, необычной для их взгляда.
  Мужчины о чём-то нетерпеливо спросили женщину, она пожала плечами, вышла в другую комнату и минут через пять появилась, держа в руках какую-то одежду. Мужчины быстро её выхватили и, что-то говоря, стали совать ребятам.
     - Хотят, чтобы мы переоделись, - догадался Саша. – Я – «за», понятно же, что они нас от неприятностей спасают. Видимо, у них серьёзное наказание за такое положено.
     - Переоденьтесь, - сказала Лариса с каким-то отсутствующим выражением, явно прислушиваясь к тому, о чём говорят аборигены.
  Виталька это заметил.
     - Ты что, понимаешь их язык? – почему-то понизив голос, спросил он.
Лариса сделала нетерпеливый жест: не мешай! – и продолжала прислушиваться, хотя и не так явно: видимо, сообразила, что раз догадался Виталька, догадаются и они. Похоже, она не хотела, чтобы об этом знали.
  Ребята стали быстро переодеваться, совсем забыв, что рядом с ними находится девушка. И только сняв куртку, рубашку и брюки, Сашка вспомнил об этом.
     - Лариска, отвернись, - попросил он, хотя та и так смотрела не на них, а как бы в окно.
     - Что? – не поняла она и инстинктивно повернулась, но, увидев полуголого Сашку, фыркнула и  отвернулась снова.
  Мальчишки по этому поводу коротко хохотнули и стали напяливать предложенную им одежду. Она была непривычна и немного им не по росту, но в целом подходила под определение «сойдёт».
  Тем временем хозяева дома, видимо, пришли к какому-то решению. Разговор их стал спокойнее, и они всё чаще соглашались друг с другом. Потом наступила пауза, и один из мужчин что-то сказал женщине; та посмотрела на ребят, кивнула и стала собирать на стол, показывая, чтобы они садились. Второй мужчина надел какой-то странный головной убор, ещё немного поговорил с другим, махнул рукой и ушёл, явно торопясь. Женщина поставила тарелки с какой-то едой, подала им ложки, показала им: ешьте, мол! – и вместе с оставшимся мужчиной вышла в другую комнату, забрав с собой одежду мальчишек.  Ребята остались одни.
     - Ларис, ты что, понимаешь их? – снова спросил Виталька.
     - Да, да, - торопливо сказала девушка. – Но как-то странно…  Слова не понимаю, только общий смысл улавливаю и сути не пойму.  Тут у них  какие-то непонятные дела творятся. Мальчишки, где наша сумка?
     - Вон стоит, - недоумённо ответил Сашка и отвёл ото рта ложку. – Ты что, думаешь, они нас отравить хотят? Предлагаешь опять консервы есть?
     - Да нет! Быстро ешьте ягоды! Я думаю, это – ну, то, что я  понимаю разговор, - из-за них. И ещё: по-моему, нам очень-очень повезло, что мы вышли именно к этому дому.

           Глава 7. Белоснежка в плену у морпехов.

                Если вы думаете, что на этой неделе у вас возникли
                трудности, подождите, и вы увидите, что случится
                на следующей!
                        Мёрфи. Ситуации.

  Еда показалась им невкусной, так как не была похожа ни на что знакомое. Единственное, что можно было сказать про неё с определённостью – это какие-то варёные овощи, довольно сытные, впрочем. Поев, ребята поняли, как жутко они устали. Больше всего сейчас им хотелось спать. Их хозяйка, похоже,  об этом уже подумала, так как отвела  в комнату, где на полу была постелена просто куча различного тряпья, но его было так много, что ложе представлялось вполне удобным. Указав на него, хозяйка взяла за руку Ларису и потянула за собой. Лариса жестом дала понять, что останется здесь, с ребятами, но женщина укоризненно покачала головой, продолжала настойчиво тянуть, и девушка сдалась. Так же жестами она показала ей, что сейчас придёт, женщина согласно кивнула и вышла.
     - Слушайте, мальчишки, - сказала Лариса, - я вам коротко расскажу, что поняла из разговора. По-моему, уже точно: это – параллельный мир. Здесь многое не так, как у нас, и большую роль играют растения. Мы находимся в каком-то заповеднике, он огорожен и охраняется, а в этом посёлке живут… ну, вроде егерей, что ли. Но охраняют не они, они ищут здесь что-то и, судя по всему, ту самую поляну с цветами, на которой мы оказались случайно. Так что нас, конечно, не оставят в покое, а будут требовать, чтобы мы их туда отвели. Вот на этом, думаю, и можно с ними торговаться: мы вам – поляну, а вы нам поможете вернуться. Если они это могут, конечно, - добавила она, тяжело вздохнув.
     - А ты с ними разговаривать можешь? – спросил Саша.
     - Да нет же! Я не понимаю их речь, просто появляются какие-то образы, когда они начинают говорить. Скоро сами увидите. Я уверена, что это из-за ягод, потому что весь механизм действия какой-то не наш.
     - А почему ты сказала, что нам повезло?
     - Потому что эти люди переживают, что мы попадём к тем, кто с нами церемониться не будет, и хотят куда-то отправить, где нас не найдут… Ладно, давайте поспим немного, а то скоро, похоже, снова в путь.
  Лариса сделала им ручкой и вышла из комнаты.
     - Слышь, Виталька, - сказал Сашка с широко вытаращенными глазами, - что значит – не будут церемониться? Это что – пытать, что ли?
     - Я откуда знаю? – отмахнулся тот. – Слушай, по-моему, нам нельзя спать, раз такие дела завариваются. Лариска пусть поспит, а мы с тобой сейчас вылезем в окно и разведаем, что тут у них и как. И посмотрим, в какую сторону бежать, если удирать придётся.
  Хотя спать очень хотелось, Саша признал, что его друг прав. Подумав, они соорудили из тряпья две куклы и накрыли широким одеялом. Если не особо присматриваться, то было похоже на то, что это спят они, укрывшись с головой. Шпингалеты на окне оказались незнакомой конструкции, но ребята всё же разобрались, открыли и, сначала осторожно глянув по сторонам, вылезли в огород.
     - Интересно, а в какой комнате Лариска? – спросил Саша, оглядываясь на окна.
     - Ты чего, не слышал? – удивился Виталий. – В соседней комнате её каблучки стучали, значит, её окно – рядом с нашим, слева.
  Уже начинало смеркаться, и это было и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что могло помочь остаться незамеченными, плохо – потому что сами они вдалеке уже ничего не видели.
  Осмотр – хотя бы беглый – решили начать со двора своих хозяев.  Собственно, там ничего и не было, кроме сарая, туда они и зашли.
     - Смотри-ка, - удивился Виталий, - прямо хоть второй прибор собирай!
  Действительно, в сарае оказалось полно электроприборов и даже конфигурация их была вполне привычной. Правда, все они были осветительные. Смотанные в кольца, лежали провода. Внимание их привлёк внушительный прожектор с подставкой.
     - Зачем он им? - вслух подумал Виталий, но ответа, конечно, не получил.
     - О, а вот это нам пригодится, - оживился Саша, указывая на ящик, в котором находилось около десятка ручных фонарей.
  Ребята достали по фонарю, убедились, что они работают и решили, что больше здесь делать нечего.
  Посёлок оказался небольшим, домов около тридцати, и все они располагались на единственной улице, в два ряда, друг против друга, только дом  их хозяев стоял как бы на отшибе. Странным было то, что на улице никого не было - хотя почти во всех домах горел свет, - и нигде не слышно лая собак. По посёлку они, конечно, не пошли, слишком рискованно, удовлетворились тем, что теперь знают, в которую сторону он тянется. Через дорогу от их дома стояла незапертая трансформаторная будка, они заглянули туда, затем обогнули её и пошли в сторону леса. Ребята не собирались в него углубляться, просто хотели знать, смогут ли при необходимости там укрыться. По лесу вела неширокая дорога, они некоторое время шли по ней, пока не вышли на лужайку, в глубине которой чернел какой-то небольшой домик. Судя по всему, он был нежилой. Ребята подошли к нему и убедились, что так оно и есть.
     - Ну вот, не зря сходили, теперь знаем, где можно спрятаться на время, если вдруг чего, - сказал Виталий, освещая фонарём внутренности дома.
     - Ага, спрячешься здесь! – возразил Саша. – Это же совсем рядом, что, думаешь, они про него не знают?
     - Они-то знают, да только не знают, что мы тоже знаем! - парировал Виталий.
     - Логично, - ухмыльнулся Саша, и они продолжили осмотр.
  По всей видимости, здесь никогда не жили – не было ни одной кровати, - домик служил для каких-то других целей. Условно можно было считать, что в нём две комнаты, хотя это было одно помещение, наполовину разделённое тонкой дощатой стеной. Везде на полу валялись какие-то инструменты.
     - Ого, а вот это что такое? – удивился Виталий, зайдя во «вторую» комнату.
В ней стоял небольшой стол, возле него единственный стул, а на столе – непонятный прибор, похожий на радиостанцию. Сходство дополняли подключенные наушники.
     - Похоже, Виталька, мы накрыли с тобой шпионское гнездо, - предположил Саша. – А что, вариант: мы как законопослушные граждане доносим об этом местному правительству, и в благодарность за это оно приказывает своим учёным вылезти из кожи вон, а отправить нас обратно…
     - Мы не только не законопослушные, мы вообще не граждане, - осадил друга Виталий. – Для местного правительства мы – тёмные личности, к тому же знающие какую-то тайну про эти чёртовы цветы.
  Больше здесь делать было нечего, и они отправились в обратный путь.
  Уже совсем стемнело, не было даже луны, так как по небу ползли тяжёлые тучи, но друзья уверенно шли по дороге и даже не включали фонарики. Ещё издалека они увидели, что в «их» доме во всех комнатах горит свет – значит, их исчезновение заметили.
     - Лариска наверняка переживает, - обеспокоенно сказал Виталий.
     - Ну, - мрачно подтвердил Саша, - ещё, поди, думает, что мы её бросили! Пошли быстрее!
  И они почти бегом преодолели последнюю часть пути.
  Пройдя калитку, они немного замешкались у входной двери, но всё же решили войти в дом так же, как и вышли – через окно. Ребята обогнули дом и подошли с обратной стороны. В «ларискином» окне тоже горел свет, и они решили, что будет правильным сначала показаться ей и успокоить: вот они мы, никуда не пропали. Виталий подошёл первым, уже хотел стукнуть, но вдруг присел и знаком приказал другу сделать то же самое. Сашка подчинился, понимая, что это он неспроста.
     - Ты чего? - шёпотом спросил он.
     - Посмотри в окно, только осторожно, - сдавленным голосом сказал Виталий.
  Сашка сдвинулся в сторону, приподнялся между проёмов и медленно стал приближать голову к окну. То, что он увидел, сдавило сердце: в комнате, вся очень бледная, на стуле сидела Лариса, а рядом с ней стояли трое мужчин  в явно военной форме и с оружием в руках – вылитые американские морпехи, какими их изображают на картинках в комиксах.

              Глава 8. По законам боевика.

                  Дипломатия – это искусство говорить: «Хоро-о- шая
                  собачка!", пока не найдёшь камень поувесистей.
                                 Мёрфи. Ситуации.

  Кроме военных в комнате находились двое хозяев дома – не было только того мужчины, который куда-то ушёл, - и тот самый мужичишка, встреченный первым. Не было сомнения, что «морпехов» привёл он.
  Сашка резко поднял руку, намереваясь стукнуть в окно, но Виталька, поняв, что он собирается сделать, схватил его за одежду, дёрнул вниз, а затем отшвырнул в сторону и тут же, не давая опомниться, навалился на него.
     - Молчи, дурак! – злобно зашипел он. – Ты всё испортишь!
  И, зажимая ему рот, оттащил за угол дома.
     - Это ты дурак! – Сашка был явно вне себя. – Ты что, не понимаешь, каково ей сейчас? Одна в чужом мире! И нас нет! Раз мы не можем ей помочь, значит, надо быть рядом!
  И он снова рванулся, на этот раз к двери. Но Виталька опять крепко схватил его и не выпускал.
     - А кто тебе, идиоту, сказал, что не можем? Должны смочь! Сначала попробовать надо, а не получится – тогда сдадимся.
  Сашка сразу обмяк и с надеждой посмотрел на друга.
     - Смотри, - зашептал Виталька, - они, конечно, поведут её с собой. Наверное, это будут двое, а один останется подкарауливать нас. У дома нет никакой машины, значит, поведут пешком. Мы будем красться за ними…
  И тут он замолчал, потому что у него в голове яркой молнией сверкнула идея.
     - Нет! – возбуждённо сказал он. – Не так! Мы им сейчас такое устроим! Побежали в сарай! Только бы успеть!
  Ребята кинулись к сараю.
     - Хватаем прожектор, провода – и к трансформаторной будке, - скомандовал Виталий, лихорадочно полосуя лучом фонаря внутренности сарая. – Вот он! О, класс! Провода не надо: к нему уже провод присоединён! Потащили!
  Они выбежали за калитку, перебежали через дорогу и установили прожектор, направив его на крыльцо дома.
     - Слушай внимательно, - торопясь, говорил Виталий, перебирая в руках шнур прожектора в поисках его концов. – Я останусь здесь, а ты беги к крыльцу и жди. Как только они выйдут, я лупану из прожектора: включу – и сразу же выключу, чтобы они не поняли, что это такое было. Ночь тёмная, а прожектор видно, что мощный. На мгновение они ослепнут, а ты хватай Лариску за руку, сдёргивай с крыльца и тащи за дом. Пока эти соображают, вы перебирайтесь через дорогу – только не здесь, а подальше – и бегите к тому домику. Там меня и ждите. Ну, беги!
  В этот момент Сашка прямо-таки боготворил своего друга, но было не до слов, и он ринулся к крыльцу. А Виталька, суетясь, открыл дверь будки, посветил фонариком и нашёл свободный, незадействованный  ключ. Не было времени подсоединять провода, как положено, и поэтому он просто по очереди намотал их на контакты, взялся за ручку рубильника и стал ждать. «Только бы сработал прожектор»! – подумал он. В том, что нить накаливания его огромной лампы цела, он убедился ещё при первом посещении сарая. В это время ветром чуть качнуло дверь будки, и это указало ему на новую опасность: а вдруг она захлопнется в самый неподходящий момент? Виталька, поскуливая, шарил глазами по сторонам в поисках какого-нибудь предмета, который можно было бы подложить под дверь, но было темно и ничего нельзя было увидеть. Но тут его снова осенило: фонарик! Он бросил рубильник, поспешно вытащил из кармана фонарь, немного вдавил его в землю, а второй конец упёр в порог будки. Попробовал дверь – теперь точно не захлопнется – и вернулся на прежнее место.
  Сашка стоял возле крыльца, спрятавшись за угол дома. Ему было стыдно: устроил истерику. Вот Виталька – молодец, не раскис, а сразу решил, что надо действовать. И он, Сашка, тоже должен был сообразить, что попасться в лапы «морпехам» они всегда успеют, а сначала надо попробовать отбить у них Лариску. Но с другой стороны, он как-то понимал и себя: самое страшное сейчас для Лариски то, что она одна. Он вдруг с удивлением сообразил, что ещё утром они с Виталькой сидели на скамейке возле сарая и не знали, как убить время. Богатый событиями выдался денёк! И основное ещё впереди. Сашка не чувствовал никакого страха, напротив, он рвался в бой; быстрее бы всё началось, чтобы для девушки – при любом исходе - закончился кошмар, и она поняла, что её не бросили в беде.
Наконец, стукнула дверь, и раздались незнакомые голоса. Сашка помахал рукой, надеясь, что Виталька это увидит. В сенцах дома послышались шаги нескольких пар ног, Сашка различил и стук ларискиных каблучков. Ну, сейчас!
  Осторожно выглядывая из-за угла, он увидел, как распахнулась дверь, и на крыльцо вышли «морпехи»: один впереди, за ним Лариса, а сзади, поддерживая её под локоток, второй. Только бы он не взял её за руку! Ну же, Виталька!
  Луч прожектора полыхнул, как надо! Хотя Сашка и был к этому готов и изо всех сил щурил глаза, но и для него всё прошло жутко и неожиданно: вдруг ниоткуда пролилось море невыносимо яркого света и почти тут же исчезло, отчего сразу же нахлынувшая тьма стала абсолютно непроницаемой. Почти наугад Сашка нашёл руку Ларисы, сдёрнул девушку с крыльца и обеими руками схватил за плечи, чтобы она не упала.
     - Это мы, - прошептал он ей на ухо и подтолкнул вперёд, за дом.
Лариса, не раздумывая, подчинилась. Сашка подхватил её под руку и медленно повёл, понимая, что она пока ещё ничего не видит, и на ходу соображал, в каком месте лучше перелезть через невысокую ограду. Нельзя было терять ни минуты: зрение у «морпехов» скоро восстановится. К ограде пробирались не обращая внимания: грядки – не грядки – не до того! Сашка увидел, что один из пролётов немного ниже и повёл туда Ларису. Он помог ей перебраться и перелез сам. Когда они переходили дорогу, он увидел, что Лариса движется намного увереннее, чем вначале; значит, она уже что-то видит. Это навело его на мысль, что и «морпехи» теперь тоже видят и могут их заметить.  Тогда он решил, что нужно прямо сейчас углубиться в лес и уже по нему выходить на лесную дорогу. Едва они укрылись за деревьями, он стал забирать влево, ведя Ларису за собой, и вскоре они оба почувствовали под ногами твёрдое и относительно ровное покрытие.
Из всех, кто находился на улице, Виталька был единственным, кто не потерял зрения ни на секунду. Когда полыхнул прожектор, порадовав его своей мощностью, он увидел, как люди на крыльце инстинктивно заслонили глаза руками; успел он заметить и то, что Сашке удалось вытащить Ларису. Значит, дело было наполовину сделано, оставалось только незаметно уйти. С крыльца доносились возбуждённые, недоумённо-громкие голоса. Воспользовавшись этим, Виталий, не опасаясь, что услышат, резко дёрнул за шнур, и прожектор завалился в придорожную канаву. Понимая, что времени в обрез, он вырвал шнур и с контактов, выбросил его из будки и выскочил сам, не забыв вытащить фонарик. Сделал  он это исключительно вовремя. «Морпехи» оказались расторопными ребятами: с крыльца лихорадочно и бестолково засверкали лучи фонарей. Виталька тут же шлёпнулся в траву и стал выжидать. Этих он не боялся, фонарями они светили, действуя чисто автоматически, а видеть вряд ли что могли, но на шум из дома выскочил третий, у которого со зрением было всё в порядке. К двум лучам добавился ещё один, но чувствовалось, что «морпехи» полностью сбиты с толку и сами не знают, чего они ищут.
  Наконец, фонари погасли, возле дома состоялось короткое совещание, затем Виталька увидел, что один из них – наверное, тот же самый – вернулся в дом, а двое других быстрым шагом пошли по поселковой дороге.
  Выждав для надёжности ещё пару минут, он осторожно поднялся и, пригибаясь, направился в сторону леса, из предосторожности не включая фонарь; нашёл знакомую тропку, а дальше уже побежал и скоро был возле домика.
  По всей видимости, шум его шагов был услышан, так как на крыльцо выскочил Сашка, а за ним - Лариса, которая бросилась к Витальке и радостно принялась его целовать.


 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Татьяна Ст
 
21-05-2009
10:06
 
Чем с тобой ругаться на тему "мальчики-девочки", я лучше тебя дальше почитаю. Потому как - интересно....
 
Татьяна Ст
 
21-05-2009
10:51
 
Да... события всё волнительней... сразу тянет читать дальше... замечаний , в общем, нет... но есть сомнения о состоянии героев... конечно, беспечная юность... но уж больно безболезненно пережили они своё преселение... никакого потрясения... легко сориентировались...
 
 

Страница сгенерирована за   0,018  секунд