Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Маliсе Сrаsh

 
 
 
Второй этаж. Часть восьмая.
 
 
 
  Часть восьмая: «Дурдом в Камшах» (Или – о том, как на втором этаже снимали кино...)

Авторы: Несвятая Троица (Мэлис во всей красе своей шизофрении) и эрэа Анориель Гончая С Валара(не против размещения), а также мой любимый брат Алекс Воронцов.
Фэндом: ОЭ + много чего еще. Кроссовер.
Рейтинг: не предназначено для малолетних детей, клинических ненавистников аниме, слэшефобов и патологически серьезных личностей.
Пейринг: разнообразный. Проще прочесть, чем перечислить.
Жанр: стеб. Беспардонный. Местами издевательство над светлыми и не очень образами.
Предупреждение: мне принадлежит только моя шизофрения! Всех остальных мы брали поиграться и до сих пор не можем отдать...
Размещение: желательно со ссылкой на этот текст, ибо хулиганство пока находится в процессе творения.
Примечание: если вам покажется, что для нас нет ничего святого - не верьте глазам своим. Так мы стебемся только над святейшими для нас вещами.


–День открытых дверей мы еще не проводили, – Мэлис уверенно что-то помечала на листке блокнота, диктуя себе вслух. Народ, местами до сих пор не отошедший после Нового года (плавно перетекшего в свадьбу крылатой, православное рождество, которое провели очень весело, уломав-таки Князя занести подарки – уламыванием руководил лично Рингил, несмотря на свою глубоко интимную обиду – Крылатая вышла замуж за совершенно постороннюю этому обществу личность, плюс еще ко всему нравящуюся лично полосатику. Личность, кстати, в начинаниях этажа не участвовала и вообще куда-то пропала с форума. А Князь вернулся без подарков... Правда, о том, что именинник с ними сделал, не уточнялось, а ведь народ три часа сидел вычислял размер по иконам и в конце концов все-таки прибег к помощи очевидца... Да еще и заплатили за косуху со штанами реальной валютой, а не жидкой... Продолжился праздник старым новым годом, который отмечали аж до дня святого Карантина, а об этом дне, зацепившем краем двадцать третье февраля и восьмое марта, можно было и отдельную книгу писать... Равно как и о первом апреля, когда Кселлос проявил себя очень уж ярко, и о дне рождения Крылатой... Сейчас народ тоже усиленно готовился к грядущему дню рождения – личного врага инопланетян и семечек, параллельно отмечая возвращение троицы главпсихов из какой-то поездки по личным делам), понятное дело, особо не реагировал. – Выехать куда-нибудь кучей не мешало бы... Но это летом, я не дура – климат держать...
–А я, значит, дура? – высунула голову из-под одеяла крылатая. В качестве группы поддержки оттуда же появилось еще две головы – полосатая и черная с запутавшимися звездами.
–Не так, как ты, а лето посреди зимы делать, – припечатала демонесса, продолжая чиркать что-то на листочке. – Если опять народ снизу приколется, тогда еще ладно...
–Там внизу уже все по триста раз поменялось, – пробурчала крылатая и нырнула обратно. Рингил почему-то остался.
–Да, давно мы вниз не спускались, – прокомментировал он, вылезая целиком.
–По Дракуле соскучился? – ехидно поинтересовалась Мэлис, внося еще какую-то коррекцию. – Вот подкину идею сестренке, чтобы про вас слэш написала...
–Хватит издеваться, – послышалось из-под одеяла. – Я все слышу. И ты знаешь, что у меня вдохновение загуляло...
–И про загул вдохновения тоже напиши, – посоветовала демонесса. – Или тебе по знакомству очередного муза найти?
–Комната не резиновая, – возмутился кто-то неопознанный. Мэлис пожала плечами.
–Или тебе на общественное мнение плевать? – уточнила она. Одеяло высказалось насчет общественного мнения так, что все немедленно усомнились в отсутствии у крылатой вдохновения в слэшевом плане.
–Сестренка, ей скучно, – пояснил Рингил, и немедленно принял весьма провокационную позу, намереваясь извлечь на свет завалявшиеся под кроватью тапочки. Один извлечь удалось, вместо второго досталась кошка, нагло промяукавшая что-то вроде «положи где взял». – И вообще, мы давно ничем интересным не занимались...
–Угу... Набор санитаров не проводили, – листок украсился еще одним пунктом. – Не говоря уже о психологах... И психиатрах...
–Правильно. Я давно говорил, что я у вас тут перетруждаюсь, – прокомментировал Мураки. Он тоже занимался усиленными поисками – своего искусственного глаза. Искусственные органы попадались, но все не те.
–А я планировала бабулю напрячь, – произнесла в пространство Мэлис, с некой странной мечтательностью. – Мою, естественно. Ладно, у тебя какие идеи?
–Можно фильм снять, – три слова вызвали в помещении настоящий фурор. Все немедленно принялись обсуждать, в каких странах еще не запрещено порно. – Высокохудожественный...
Четвертое слово фурор прибило. Заинтересованность народа приобрела тихую форму. На заместителя исполняющей обязанности главпсиха уставились с единодушно нехорошими мыслями – тем более что поза позволяла.
–О ком-то, кого здесь нет, что ли? – фыркнула демонесса, прикрываясь листочком.
–Именно, – Рингил хлопнул об пол книгой, найденной все в тех же подкроватных дебрях. Кошка, успевшая задремать на тапочке, подпрыгнула. – Вот хоть по этому...
–Дай сюда, – Мэлис цапнула томик и расплылась в улыбке. – А это, пожалуй, выйдет...
–Что выйдет? – спросило одеяло.
–Съём «Отблесков Этерны»... Возражать не станешь? – шорох крыльев никак не тянул на противоречие. – Рингил, ты гений...
–Я знаю, – улыбка, только что украшавшая лицо сестры, скопировалась на брата без потерь. – По праву гения беру себе главную роль.
–Это же не твой типаж! – возмутились из ближайшего угла. Оттуда выполз Нараку, потрясая зеленой распечаткой. – Вот, компетентные личности говорят, что я идеально подхожу...
–Не эту главную роль, – Рингил вздохнул. – Окделла...
–Ты не сыграешь, – тут уже воспротивилась Мэлис. – Тут же мозги нужно того... на автоформатирование поставить. Ты у нас в семье кто угодно, но не дурак...
–Не надо быть дураком, чтобы его играть, – Рингил помрачнел и попытался напустить на себя восторженно-идиотский вид. Как ни странно, получилось. – И потом, если Мэл сыграет Альдо...
–Я? – демонесса упала с увечной табуретки, на которой сидела.
–Нет, моя любимая, – под одеялом началось интенсивное шевеление. – Не Катари же ей играть. Не тот типаж, как профессионал говорит... А ты, Мэл, мне сестра – вот сестру и сыграешь...
–Исключительно ради удовольствия расцарапать тебе морду, – выдохнула Мэлис. – По рукам...
–И как вы себе представляете крылатого таракана женского рода? – наконец прозвучало вслух. Кутающаяся в крылья (на сей раз серебристые) девушка выползла на всеобщее обозрение. – У меня, конечно, белые штаны есть...
–И тапочки, – съязвил Кселлос, крутя на пальце второй предмет обуви. – Дайте хоть почитать – может, я тоже хочу...
–Приддом, – примерно подобрала роль Мэлис, уже справившаяся с шоком. – А вот на действительно главную роль придется кого-то серьезно искать...
–Я же говорю – компетентные фанаты, – Нараку попытался подсунуть свою распечатку, но был бесцеремонно отодвинут в сторону принцем Земли.
–А я не подхожу? – почти культурно спросил он, стараясь не шататься. Из одежды на кандидате был только цилиндр – причем не на голове.

И далее – коллективное творчество...

«Не надо было считать малиновый сироп старым кэналлийским... « (С) Пшикер

…Стоял солнечный, на вид почти летний, но все-таки, как ни крути, по сути своей осенний сентябрьский день. Предпоследний. Назавтра, как можно было догадаться, взглянув на календарь, наступал последний день сентября и вместе с ним, так же неумолимо, наступал День Рождения рыжей звезды Чердака.
На Чердаке царил первозданный Хаос.

В полном соответствии с последним пронесшимся по Чердаку поветрием, помещение было решено украсить к празднику в цветах дома Ветра. Правда, с синим вышел напряг: даже при большом желании принять позапрошлогодние деньрожденные полотнища красно-черных тонов за флаги герцогов Алва как-то не получалось… Немного подумав, леди Тень принялась элегантно развешивать по стенам серии джинсов разной степени синевы, голубые носки и клепаную жилетку темно-синего цвета, принадлежавшую рыжему несчастью. Жилетка развешиваться не желала и то и дело норовила упасть, гремя железом. Леди Тень тихо, но весьма некуртуазно выразилась в адрес владелицы упрямой вещи.
- Распродажа в Алвасете, - прокомментировало помянутое несчастье, элегантно почесывая в затылке кинжалом. – Случилось невозможное: непризнанные наследники Борраска обеднели и пытаются подзаработать на продаже исторически ценного шмотья… Эй, а чо я-то?.... – если б не вовремя подставленный под удар второй том «Отблесков Этерны», историческое шмотье получило бы шанс наконец угробить хозяина…. – я же.. эта.. восхищаюсь!
На благородном лице второго из имеющихся в доме наследников дома Ветра отразилось ярко выраженное желание, чтоб рыжая восхищалась молча. Врожденная вежливость просто не оставляла иного выбора: под угрозой убиения на месте чем-нибудь тупым и тяжелым пришлось заткнуться. Леди Анориэль Саэри Дайта, она же Гончая, она же бывший штатный некромант местного гот-сообщества, обиженно отвернулась и принялась на сотый раз перетирать фамильные чердачные стаканы. Впрочем, вежливости хватило ненадолго.
- Я не понимаю, эрэа, - капризно заявила она, косясь на украшенный белым маршальским пером черный берет, выглядывающий из-за двери шкафа. Берет хаотично двигался – видимо, в шкафу велись активные поиски скатерти. – Какой вообще может быть праздник без хорошего кэналлийского?
- Учитывая, что плохого кэналлийского вообще не бывает… - Тень вздохнула. – Вы правы, эрэа, никакого праздника. Вот это подойдет, как вы думаете?
На ярко освещенный осенним солнцем стол брякнулась пыльная трехлитровая банка чего-то густого, вязкого и темного.
- «Черная кровь»? – осведомилась леди Дайта, рассматривая банку на просвет. Содержимое было багрово-красным и подозрительным, да еще и слегка подтекало из-под крышки.
- Будем считать, что да, - Тень облизнула малиновое варенье с пальцев. – Только развести надо… чтоб типа сиропа получилось….
После ряда малоосмысленных действий, сопровождаемых воплями типа «ну какое нафиг вино, если оно безалкогольное?!...», стука, бряка и дребезга разбитой посуды, доморощенные виноделы наконец пришли к приемлемому результату.

- Мдя, - емко высказалась леди Тень, недоверчиво глядя на большой кувшин темно-красной жидкости. Жидкость пахла летом, пасекой, малиной, немного багульником, совсем чуть-чуть дымком и какой-то сложной парфюмерией.
- Пойдет, - махнула рукой рыжая, ногой незаметно закатывая под диван бутылку из-под лосьона «Таежный». Бутылка покатилась в пыльную темноту и там с легким звоном встретилась со своими товарками - банкой из-под меда, пустым пузырем «Столичной» и флаконом неопознанной туалетной воды. – Чем не кэналлийское?
Леди Тени очень хотелось сказать «ничем», но испытать на себе результат эксперимента хотелось еще больше.
- За жизнь?.. – предложила она тост, разливая «Неопознанную Кровь» по стаканам. – Надо же ради безопасности завтрашних гостей хоть продегустировать…
- И за справедливость, - стакан брякнул о стакан. – А также во здравие всех герцогов Алва, прошлых, настоящих и будущих!

…Пол поехал куда-то вверх, потолок в сторону, шкаф завалился набок и куда-то торопливо заковылял, черно-синие пятна расползлись мутными облаками, и в окосевших глазах несчастных экспериментаторов вспыхнули все молнии Эпинэ, сколько их вообще от начала веков в Кэртиане было…
Рыжее несчастье, перепуганно икнув, попыталось нашарить в стремительно исчезающем пространстве что-нибудь материальное, но как назло, ничего уже не было. Где-то очень далеко, на краю сворачивающейся вселенной маячило знакомое белое перышко…. С паническим воплем «пшиииикер!» леди Дайта кувыркнулась в неизвестность, врезалась боком в твердое и угловатое, мгновенно опознав это как кухонную дверь, чисто машинально дернула дверную ручку…
…Из темноты на нее смотрели чьи-то очень, очень, очень удивленные глаза. Много.
-В потолке открылся люк - не волнуйтесь, это глюк, - произнесла Мэлис, пряча куда-то свои заметки. Куда - в темноте было сложно понять, ибо люк открылся на месте люстры. Осветительный прибор лежал на самом многострадальном члене сообщества, который ввиду отсутствия инстинкта самосохранения так и остался лежать под одеялом. Ученик пострадавшего немедленно ломанулся спасать учителя, но ему, как всегда, помешали непреодолимые обстоятельства. А именно - упавшие вслед за люстрой два тела.
-Кто портал провесил косо? - спросила пространство крылатая, осторожно ступая по полу. Она собиралась сделать то, на что оказался неспособен надежно обезвреженный Ортхэннер. Ну, хоть для кого-то амортизатором поработал, и то дело...
Многоглазое пространство молчало и боялось, казалось, даже дышать.
- Ой, на чем это я лежу?... – кое-как восстановив дыхание после совершенно неожиданного падения с, судя по отбитости рук и ног, примерно трехметровой высоты, осведомилась рыжая.
- На мне, - синхронно отозвались снизу. Один голос был знакомый, придушенно-пшикерский, другой был незнаком совершенно.
- Извините, пожалуйста, - чисто на автомате отозвалась леди Дайта, пытаясь куда-то отползти с минимальными для лежащих внизу потерями. Конечности путались в мягком и пушистом. – А темнота здесь естественная или это… ммм… случайно вышло?....
-Да будет свет, - с легкой иронией произнесла Мэлис, за чем последовал негромкий щелчок пальцев. И стал свет - зеленый и холодный, превративший собрание без того не слишком хорошо выглядевших после вчерашнего (а также позавчерашнего, поза-позавчерашнего и так далее) существ в какую-то кладбищенскую вечеринку. Выругавшись долгим пассажем с тремя упоминаниями Контера, демонесса откорректировала цветовую гамму до приемлемой. Тем временем крылатая была очень занята снятием люстры с любимого валара. Люстра была тяжелая, заслуженная, на ней уже успел кто-то выспаться, причем не раз. Основная сложность заключалась, впрочем, не в массе и не в авангардной покореженности, а в стекле, кое засыпало всю кровать и окрестности, и в том, что из-под одеяла пытался выбраться пострадавший... Ему, вероятно, было все равно, сколько в результате получится шрамов, а крылатая совсем не хотела, чтобы они появлялись...
Примятый гостьями Ортхэннер разрывался между двумя мечтами (чтобы одна из лежащих сверху перестала дергать его хайр, и чтобы обе побыстрее слезли) и одним долгом (таки помочь учителю, пока его не пришибли вторично). Неумелые движения крылатой ясно намекали на такую возможность.
-И кто это у нас тут? - наконец влез в ситуацию Рингил. Лавируя между осколками стекла, демон подошел к десантницам и протянул руку - невероятно галантным жестом. - Позвольте вам помочь, эрэа...
-Е-мое, - восхитилась Мэлис, - это ты так в роль входишь?
- Позволяю, - потрепанный дар свыше кое-как выпутался из чужой прически, унеся часть ее на себе, и с грацией прошлогоднего выходца принял относительно ровное положение. Прямо перед носом двоилось и троилось (хотелось думать, что это все-таки следствие падения) чье-то лицо, выражающее нечто, похожее на сочувствие.
- Что-то лицо отдаленно знакомое, не находишь? - леди Тень с сомнением разглядывала единственного джентльмена в комнате, параллельно прикидывая, куда их занесло и не пора ли звать санитаров. – А, Анор?...
- А?..Чего?.. – рыжая, будто только что проснувшись, бестолково замотала головой. В голове гудело так, что это было слышно снаружи. – Я н-на.. н-нахожу, что пить эту бормотуху самим все-таки не следовало… С кем, простите, имеем честь?... – она неопределенно повела рукой в сторону, втайне надеясь, что вопрос примет на свой счет максимально большое количество аудитории. Подозрительно похожей на чей-то кошмар. Тень, хоронясь за спиной рыжей, пыталась вычесать из пушистой черной шевелюры осколки стекла, потихоньку озираясь вокруг.
-Рингил Джайнис, - отдаленно знакомое лицо церемонно поклонилось, создав при этом у наблюдающих мимолетное впечатление того, что они лицезреют самого натурального эра, лишь по непонятному стечению обстоятельств вынужденного обходиться великоватой майкой с большим портретом Кипелова. Поклонившись, лицо шагнуло назад, дабы освободить гостьям место для маневра. И, естественно, сразу же умудрилось наступить босой ногой на один из валявшихся поблизости осколков стекла. Выдержка бывалого мазохиста помогла демону даже не поморщиться. - И мне тоже кажется, что мы знакомы...
-(С большим наслаждением вычеркнуто цензурой), твою ж мать, в смысле нашу общую! - заорала вместо пострадавшего Мэлис. - Ты когда смотреть будешь, во что вступаешь?
-Да ладно тебе, сестричка, - Рингил демонстративно наступил на пострадавшую ногу. - Потом разберусь... Мне по роли, тем более, положено... Так я повторяю, мне кажется, что мы знакомы... Где это я бы мог вас видеть?
Тем временем на кроватном фланге образовалось критическое положение. На крик из-под одеяла вылез ушибленный люстрой валар... и, по закону подлости, немедленно получил металлической конструкцией второй раз. Народ, уже собиравшийся разойтись по углам и все-таки одеться (гостьи определенно не подходили под описание "нового набора санитаров", но и главпсихи на главврачей никогда не тянули, так что мало ли...), срочно принял решение остаться и досмотреть до конца сцену. В задних рядах замелькал Кселлос с предложением поставить на процент, которым внешний вид Крылатого после подъема из останков люстры будет отличаться от его же внешнего вида в первый день появления на этаже.
- Пшикер, мы свихнулись? – с надеждой в голосе поинтересовалась леди Дайта, отступая в самый дальний от эпицентра событий угол. В углу кто-то придавленно вякнул, зашипел, оскалив клыки, но пришельцам из люка уже было не до вежливости – зрелище малоодетых (или вообще неодетых – сквозь все еще кружащие перед глазами искры было не понять) крылатых, клубящихся в районе падшей люстры, к ней не располагало. То, с чего они только что сползли, встало и принялось деятельно участвовать в процессе, сделав общую картину еще более замечательной. – Я знаю этого парня…
- Который с манерами доолларского аристократа без штанов?
- Старая аристократия не ходила в таком виде.. этот, пестренький. В киповской майке.
- Парень без штанов, я имею в виду, - Тень осторожно, но сильно встряхнула товарища по несчастью, приводя в чувство. Общий шумовой фон обогатился жалобным скулением. – Откуда ты его знаешь?...
- Снился, - жалобно выдохнула рыжая, присаживаясь на уже не вякающее нечто.
- В кошмаре? – Тень с сомнением покосилась на спину бесштанного аристократа. – Не тот типаж, чтоб сниться в рассветных девичьих грезах….
- Кто б эти грезы законспектировал хоть раз… пригодились бы психиатрам в качестве прикладного пособия.. или маньякам, для вдохновения… - рыжая, окончательно разогнав туман из головы, вздохнула и встала, явно намереваясь расставить все точки куда там их положено расставлять. – Эр Рингил, на пару слов?... Вы кажетесь мне наиболее вменяемым в этих четырех стенах…

"Эр Рингил" от всей отсутствующей души улыбнулся - так его еще никто не называл... В смысле, как эром, так и наиболее вменяемым... Последнее чаще звучало с приставкой "не". Те, кто мог видеть улыбку, срочно принялись отворачиваться - никто не хотел в очередной раз лечиться от острого приступа влюбленности в абсолютно привлекательную сволочь. Задние ряды ломанулись смотреть на предмет заключенных пари - самые неудачливые попали под обстрел и о споре забыли. Кселлос уверенно отделил от общей стопки их деньги и сунул Лине для сохранения. Рингил вздохнул, в очередной раз пообещал себе не улыбаться в этой оболочке и развернулся к рыжей знакомой. По снам демон в свое время шастал нехило, за что регулярно получал по ушам... И рыжую эрэа где-то определенно видел... К сожалению, по приблизительному содержанию ее кошмаров сложно было определить личность - все сны, в коих показывался седеющий полосатик, превращались в прикладное пособие для маньяков.
-Разумеется, можно, эрэа, - ответил Рингил, раздумывая, стоит ли продолжать притворяться, что нога не болит. Стекло определенно начинало ощущаться. - Благодарю за столь высокую оценку моих скромных умственных способностей. К моему глубокому прискорбию, я позабыл ваше имя...
-Штаны хоть надень, демон Чести, - Мэлис решительно подошла к брату и сунула ему в руки чьи-то шорты с весьма провокационным рисунком. Шорты были арийскими, и изображена на них была соответствующая группа. В старом составе. Поверх группового портрета красовалась четкая надпись "Ворон".
- А вы точно его знали? – рыжая с интересом рассматривала новую деталь гардероба знакомого незнакомца: пожалуй, без нее вполне можно было обходиться и дальше…
- Не мучь дитю, - посоветовала Тень. – Видишь, склероз беднягу одолел… Вы имеете честь видеть перед собой леди Анориэль Дайту, а меня можно называть Тенью. Хотя вообще-то - Элиан.
- А в миру и вовсе Пшикер, - не удержалась рыжая: опасаться немедленной расправы прямо здесь, очевидно, не приходилось, а настроение как-то неожиданно начало улучшаться. Где наша не пропадала… наша, в общем-то, пропадала уже везде. – Мы с Чердака, а это что за местность нас окружает?
-Второй этаж верхолесского бара, - Рингил попытался усиленно задуматься на тему того, был ли в этом странном здании чердак или его давно отменили. Размышлениям мешало многое - начиная с крайней неосведомленности покойного (формально) демона в области окружающей его реальности и заканчивая (если перечислять по возрастающей) сволочным осколком. Пользуясь процессом надевания шортов, Рингил попытался было достать занозу, но ничего не вышло. Пришлось продолжать притворяться, надеясь, что Мэлис не заметит. - Да, леди Анориель, я вас определенно знавал...
-Анориель? - переспросили из крылатой кучи. Затем оттуда, провожаемая непрезентабельными звуками (падения чего-то тяжелого на что-то среднемягкое плюс комментарии этого самого среднемягкого), вылетела главпсих собственной украшенной серебристыми крыльями персоной. Крылатая немедленно рванулась к рыжей гостье с ясно читабельным желанием задушить в объятиях. Леди Дайта попыталась попятиться, но отступать было некуда - разве что в стену, а они здесь были вполне материальными. Поэтому удушение в начальной стадии таки состоялось - секунд на пять, потом помятую Анориель выпустили. - Солнце мое, как я рада тебя видеть! Ты, главное, так вовремя...
- Я.. всегда.. вовремя, - в три приема выдохнула мятая гостья, пытаясь придать себе хоть минимально приемлемый вид. Хотя, если считать вариантом нормы доминирующую манеру поведения, стоило скорее раздеться и упасть, чем одергивать майку и пытаться стоять ровно. – Второй этаж.. значит… бара. Верхолесского. Ага. Понятно. (На лицах обоих гостей четко читалось «ни фига не понятно, но лучше этих не злить») А в-вы, гражданочка, извините, кто?...
- И если уж на то пошло, - мягко вклинилась Тень, - в чем заключается своевременность нашего появления?
-Анор, Мэлис я! - главпсих развела крыльями, после чего аккуратно в них завернулась. - Своих не узнаешь?
-Мэлис - это я, - поправила демонесса, подходя ближе. - Хотя она моим именем и пользуется где попало...
-Мэл, не компостируй им мозги, про свои я уже не говорю, - крылатая поморщилась. - Сама разрешила. Анор, я не знаю, что вас сюда занесло, но у нас сейчас такие планы...
-Гитлеровско-наполеоновские, то есть, олларско-раттоновские, - вполголоса прокомментировала демонесса. - Или раканско-раттоновские...
-А Его Величество попрошу не трогать, - не смолчал Рингил.
-В общем, Анор, Элиан, - крылатая высвободила руки и протянула гостьям с явным намерением отвести их в более спокойный угол, где под ногами не будут путаться похмельные вампиры и возмущенные демоны, - у нас тут сдвиг по Камше. Всеобщий. Есть желание принять участие?
- Да мы, собссно, уже, в плане сдвига… - рыжая картинным жестом стряхнула невидимые пушинки с черно-синей майки и крепко потерла о рукав сжатым кулаком, чтоб лицевая поверхность многочисленных перстней заблестела еще пуще. Тень ненавязчиво поправила маршальский берет. – И именно в сторону Камши… Желание есть. Возможность тоже. Куда именно, с кем и каким образом сдвигаться будем?... – судя по несколько настороженным взглядам, спокойный угол все же не успокоил гостей окончательно.
-Ну, тут Рингил идею подбросил, - крылатая покосилась на полосатика, который натуральным образом шипел на сестру. Та демонстративно полировала ногти, явно собираясь перейти к репетиции сцены с нанесением легких телесных. - В общем, воплотим Кэртиану в жизнь прямо здесь, заснимем, а в процессе развлечемся... Народ не против, думаю, их на все роли хватит, только подобрать бы... По соответствию. А то я по гениальной идее этого генератора зла буду Альдо Ракана играть... Скажи честно, Анор, разве я похожа?
Крылатая вопросительно уставилась на гостий совершенно Та-Ракановскими глазами. С неповторимым выражением "не буду лукавить, мне хочется править... И может, буду так себе, зато - Златой Анаксией!"
Было заметно, что идею Рингила она поддерживает всецело.
А полосатые тем временем до чего-то таки договорились. Даже до мордобоя дойти не успело - Рингил просто тихо что-то сказал, и Мэлис сразу опустила руку. После чего со вздохом, тяжесть которого ощутили все присутствующие, принялась заниматься делом - протрезвлять, приводить в нормальное состояние, вручать извлекаемые из воздуха многотомные стопки книг и посылать одеваться - пока в повседневное. Протестующим (а таковые появились!) всучали аналогичную стопку на японском и объясняли, что это терапия, полезно и вообще - они что, домой хотят? Желающих свалить не появилось.
В район кровати Мэлис добралась в последнюю очередь. Там уже прошла процедура выплаты ставок - кое-кто угадал, на что будут похожи последствия случайного неоднократного падения, - и наблюдалась страшная картина, напоминающая не попавшие в издание эпизоды Черной Книги Арты. Демонесса, ворча, восстановила вначале утраченную красоту люстры, а затем занялась самым пострадавшим.
- Похожа? На Ракана?.. Аээ…ммм.. нууу… - в голосе фоново, но явственно слышалось паническое «пшииииикер, кто из нас тут спит, а кто бредит??!!...» - Ну местами точно что-то есть… Одну секундочку, - рыжая шустро утянула коллегу в самый темный угол, из которого немедленно начали доноситься обрывки громкого трагического шепота (шептаться тихо, увы, этим голосом было невозможно):

- Слуш, мы точно не курили?..
- Откуда я знаю что именно…
- Ни фига, идея с вареньем была твоя!...
- Да, банка моя, признаю, но идея…
- Да это точно Мэл, только с крыльями…
- Без штанов смотрелся лучше…
- Кто извращенец? Я?!!...
- Разбудите меня кто-нибудь….
- Я знаю, что невозможно, а попробовать хотя бы?....
- Не знаю я, кто у них тут оператор!. Как ты вообще можешь думать в такой момент…
- Не, нам камеру вряд ли дадут….
- Не буду я играть Катари!....
- Нет, я все-таки сплю…
- Что значит «ну и спи на здоровье?»…..
- Неее, то, что я сплю, не значит, что я буду играть Катари… Неизвестно, кто у них тут Алва!...
- Бывало и хуже, в конце концов…

Наконец высокие договаривающиеся стороны, видимо, пришли к некоему консенсусу и выползли из угла, всем своим видом демонстрируя пионерский энтузиазм и желание поучаствовать в съемке шедевра альтернативного кино вот прям щас.
Крылатая всерьез задумалась. Нет, при прочтении первых томов общие черты действительно наблюдались, но потом Альдо как-то незаметно скурвился, словно раттона проглотил. Впрочем, у нее все еще было впереди...
Девушка осторожно посмотрела через плечо. Судя по всему, Мэлис ее помощь не требовалась - что-что, а пластическую операцию, да еще на знакомом поле, демонесса могла сделать и сама. В поле зрения вплыл Рингил, сосредоточенно строящий на лице выражение восторженного восхищения. Спрашивать его о чем-либо, выводя при этом из концентрации, было бесполезно. Крылатая прислушалась к доносившимся из угла звукам и поняла, что решения ей придется принимать самой. Как ни странно, обычно пугавшая перспектива на сей раз не вызывала отрицательных эмоций. Возможно, помог мысленно примеряемый образ. В чем-в чем, а в решительности Альдо отказать было нельзя...
Тем более, энтузиазм как раз закончившего с договором народа был вроде бы неподдельным.
-Ну что, переходим к деталям? - спросила крылатая, тем временем запуская процесс перекраски волос в царственно блондинистый цвет.
- Переходим, - процесс медленного обесцвечивания хайра на фоне крыльев и прочей закатщины уже особых эмоций не вызывал, остался один интерес. – Только я Катари играть не буду, и не предлагайте! – рыжая торопливо открестилась от несимпатичного образа. – И Марианну не буду.. и вообще… и вообще надо подумать…
- А за камеру кто держаться будет? – спросила Тень, имея в виду, конечно, вовсе не себя – все снятое ей до сих пор неуклонно напоминало махровый артхаус и предлагалось к просмотру только проверенным людям… К сожалению, жителям второго этажа об этом ничего не было известно.
-А кто ее будет играть, Катари-то, - крылатая задумалась, - разве что мой муж... Да и она не согласится... А насчет камеры... Мэлис!
-Чего тебе? - демонесса отвлеклась от пластической операции, которую как раз заканчивала.
-Где у нас камера? - на этом месте у крылатой натурально изменился голос. На мужской.
-Да на, лови! - агрегат, больше всего напоминающий профессиональную цифровую камеру образца двадцать второго столетия измерения "Земля" материализовался из воздуха (надо заметить, что был оный свистнут прямо со съемок юбилейной, 10-ой экранизации "Властелина колец", но не суть важно) и приземлился прямо в руки Тени.
-Награда нашла героя, - пафосно произнесла крылатая.
- Ой, - Тень неуверенно повертела агрегат в руках. – Это вы мне? Нуу…. Товарищи, вы это… вы имейте в виду, я ни за что не отвечаю, и меньше всего за то, что получится, - она прицелилась камерой в угол. –И вообще, тут эта… свет не выставлен! И бликует отовсюду что попало! И вообще где главные герои, мне нужно видеть, как они смотрятся в кадре!
- Пошло дело, - удовлетворенно отметила рыжая. – Вжился Пшикер в роль Феллини, дело действительно только за малым – разобраться с ролями…
-Разберемся, - с фирменной Раканьей самоуверенностью отмахнулась крылатая. - Не хватит народа - вытащим сюда оригиналы... Правильно я говорю?
-Разумеется, мой король! - Рингил неуклюже согнулся в поклоне и уже своим голосом добавил: - В случае чего, портал могу и я открыть, мир-то мы знаем...
-А что это у нас Повелитель Скал хромает? - покосилась на косо стоящую ногу крылатая. - Повелеваю, как лучшему другу - привести себя в порядок...
-Будет сделано, мой король! - совершенно счастливый демон ломанулся куда-то в кучу народа.
-Ну вот, начало положено, - крылатая сощурилась и потянулась рукой куда-то в воздух, откуда и извлекла комплект дизайнерской мужской одежды. - Сейчас воплотимся в образа...
Рыжая меланхолично проводила взглядом появившуюся из ниоткуда одежду – в общий колорит местности такие финты с пространством как-то еще вписывались, а вот прозвучавшее предложение «вытащить оригиналы» никаких внятных реакций, кроме мысленного «Фигассе!», не вызывало – спасибо хоть не светилось крупными буквами на лице…
Крылатая не устраивала представлений - внешность ее изменилась как-то легко и сразу, словно перетекли одно в другое изображения на голограмме. Остались только крылья - но, знаете ли, тараканы тоже летать умеют... Осторожный рывок показал, что сами по себе украшения с лопаток не отрываются.
-Доктор, одолжите скальпель! - позвала... то есть позвал... В общем, главпсих затребовал инструмент. Мураки, не отрывая глаз от книги, подошел и вручил запрошенное. Два быстрых удара лишили образ непредвиденных деталей. Можно было одеваться...
-Крылья забрать можно? - спросил для порядка добрый доктор. Главпсих кивнул - обычно именно на докторские эксперименты лишние органы и шли. Иногда их даже удавалось кому-то пришить - например, одну белую пару удачно сплавили забредшему в бар падшему архангелу...
-Конечно... А роль еще не подобрали? - главпсих прикинул...а, кем можно сделать этого товарища. В голову стабильно лезли церковные деятели.
-Это серьезное дело, - доктор помрачнел и перелистнул страницу, после чего заложил книгу пальцем и занял вторую руку крыльями. За Мураки немедленно потянулся шлейф из перьев.
-Кстати, а ты, Анор, кем хочешь? - осведомился и.о. Альдо Ракана, напялив знаменитые штаны и прочие детали экипировки.
- Я? Нннуу… - леди Дайта серьезно задумалась. Сквозь заранее встроенную и уже опробованную в деле «вороноватость» светилось сомнение, а признает ли народ такого маршала…. И не настучат ли по ушам за такую наглость.. и вообще, пол не совсем, а точнее, совсем не совпадает… Хотя, вот той же.. тому же экс-крылатому Альдо это никак не мешает, откромсал... а лишние детали организма и все… - Я не знаю, но кто угодно, только не королева! – решительно взмахнула хайром рыжая. На фоне угольно-черной с проседью шевелюры Тени, самозабвенно терзающей камеру, рыжина была особенно заметна.
Бывшая крылатая оценила общую цветовую гамму, покосилась на уже подредактировавшего цвет волос Рингила... "Рыжий, рыжий... Кто ж там рыжий был, кроме Манриков? А, эти, Кабиоховы правнучки... Ну, в общем и в целом... Конечно, роль можно бы и Линочке отдать, но Линочка и так комплексует, да еще и припашет про нее саму продолжение писать... Решено!"
-Королеву мы сделаем, материала навалом, помнится, там было что-то про "мужчину в женском теле", - Хисоку, что ли, заангажировать? Да не вопрос... Будет, блин, Талигойский розан. - А ты у нас... Против гоганов ничего не имеешь?
"Только бы она насчет последней книги не комплексовала.. Да ладно, раз уж выбран для игры подонок, будем играть подонка до конца..."
- А чего против них иметь, нормальная древняя раса, - пожала плечами леди Дайта. Что день грядущей в лице обаяшки Альдо ей готовит, она знать не знала и, следственно, не опасалась. Да и вообще, какой смысл человеку, прочитавшему всего-то две первые книги Камши (и заглянувшему краем глаза в третью и четвертую), ждать неприятностей от экранизации «Этерны»? - На Мэллит намекаете? В принципе, не возражаю…
-Отлично, - мысленно поставил "птичку" "Альдо". - Вполне твой типаж...
-Альдо! Мы там еще одну роль закрыли! - помахал рукой сидящий на стуле "Окделл". - Точнее, две...
-Тебя на роли Эгмонта и Алана, что ли? - осведомилось бывшее крылатое.
-Спасибо за идею, ваше величество! - Рингил занес в большой блокнот, лежащий на коленях, несколько слов. - А вообще-то Лестат на роль вашего недопредка претендует...
-Выдай ему зеленые линзы, - сориентировался "великий политик". - Одобряю... И запиши Хисоку на роль Катарины Ариго...
-Что-о? - донесся вопль протеста из одевающейся кучи.
-Если у всех согласия спрашивать, светлого будущего не построишь... То есть, фильм не снимешь, - глубокомысленно заключил "Альдо". - Записывай. И пометку в реквизитнице сделай... Светлый парик - три штуки...
- А… ээ.. может ли недостойная попросить… - рыжая стремительно вживалась в роль. – Мне бы, это, - она смущенно дернула кончик коротенького, сантиметров десять, рыжего клочка хайра, - тоже бы… как-то подлиннее… да и волнистые мне больше идут…
- И, если уж на то пошло, - вмешалась Тень, - синеглазостью у нас тут только одно семейство страдает.. Золотистые линзы для Анор найдутся?....
- А то как-то не гоганисто, - пояснила будущая Мэллит, пытаясь придать взгляду наивно-восторженное выражение, полагающееся гоганни, которая смотрит на мужчину своей мечты. Вместо восторженности, к сожалению, пока лез откровенный ржач…
-У нас в Золотой Анаксии все есть! - самоуверенно заявил "Альдо". - А сейчас я тебе покажу силу Раканов...
Анориель вдруг ощутила, что у нее дико чешется голова. Примерно так, будто на ней устроили тараканью дискотеку, причем самую популярную.
-Ну вот, куничка, самое то, - заключил "Альдо", любуясь на дело своей "магии". - И длинные, и вьются... Правду мне говорили, что мне исключительно уверенности в себе недостает... Дикон, записывай Лестата на роль Леворукого за компанию и отправь снимать кошку со шторы! Это теперь его обязанность...
-Ваше Величество, тут претендент на роль маршала! - радостно выкликнул "Окделл". - Даже два!
-На роль моего маршала или на роль Повелителя Ветров? - осведомился "Альдо". - Если второе, то пусть лучше думают... Кстати, золотые линзы у нас есть?
-Как сказал его Величество, у нас все есть!
-Тьфу ты, - "Альдо" сплюнул. - Анор, смотри мне в глаза...
- Только поосторожнее, - усмехнулась свежеобросшая «куница», с трудом подавляя желание как следует поскрести в затылке. – А то были тут.. некоторые.. тоже настаивали на прямом взгляде… и кто их теперь хотя бы помнит?.. – она послушно уставилась в ясны очи Ракана, честно попытавшись отключить неудобную природную опцию типа «баюнов глаз» (загонять режиссера в длительный нетворческий ступор все-таки не хотелось…)
Поскольку Остапа, то есть Ракана, "несло", на всяческие гипнотизирующие способности бывшей крылатой было, так сказать, положить... Не будет уточнять, что, скажем лишь: демон с самоуверенностью юного Альдо способен свернуть горы и заставить ызаргов чистить зубы. Но в данном случае требовалось лишь сменить цвет глаз одной хорошей подруге, что у демона вышло без особых проблем.
-Зеркало? - спросил "Альдо", на всякий случай показывая на стену. Оный предмет висел там, возле огромной, нарисованной прямо на светло-зеленых обоях таблицы, озаглавленной "График активной жизни".
Тем временем Рингил, разогнав претендентов на монаршей волей закрытую роль, двинул к дверям, в которые кто-то барабанил. Вернее, отбивал ритм из "Омена".
-Приветствую вас, Князь, - вежливо поклонился демон, не рассчитывая на узнавание. Особенно Рингилу не понравилась необходимость выходить из образа, но гости есть гости... Вежливость превыше всего. - Мы тут немного заняты...
-Я все знаю! - Князь помахал четвертым томом Камши. - Я на пробы пришел...
-Роль вашего прототипа занята, - нудным голосом ответил Рингил.
-А...
-А Рокэ Алву по просьбам трудящихся будем вызывать настоящего, - Рингил вздохнул и понадеялся, что так и будет. Поддержка пришла с неожиданной стороны.
-Правильно. Жемчуг в первой сцене и яд в последней должны быть настоящими, - к дверям переместилась Мэлис, еще не надевшая образ. - Можем предложить роль Штанцлера.
-По рукам, - дьявол против двух демонов - это несерьезно...
-Ты слышала, куничка? - "Альдо" нервно повел плечом. - Думаю, ты тоже будешь за...
- А что мне остается, когда такие… (слово «люди» тут определенно не вписывалось» ) ..личности рядом бродят, - леди Дайта сосредоточенно распутывала тяжелые золотые локоны. – Конечно, я не против… Я даже не против вызова сюда уважаемого герцога Кэналлийского в натуральную величину, - в голосе промелькнул явный скептицизм, - мне очень интересно, что он на это скажет, когда окажется здесь…
-Ну, это смотря когда его вызвать, - задумался "Альдо". - Если с кампании сдернуть, то обидится. А если из Багерлее, то, думаю, за кошмар примет... Герцог Окделл, вы вызвались - вам и вызывать своего "монсеньера"!
-А что с этими "претендентами" делать? - Рингил ткнул пальцем в до сих пор махавшего распечатками Нараку и обиженного Диму.
-Спиши в дублеры, - вздохнул "Альдо". - Или нет... У нас не так уж и много народа. Подбирай по фактуре. Если кто хочет по две роли - давай, главное, чтобы не пересекались по времени...
-Иди готовься, братишка, - Мэлис решительно забрала у Рингила блокнот. - Так, желающим строиться в живую очередь, мертвым - без очереди... Неопределившимся срочно определяться, из остатков будут набираться выходцы...
- Хочу посмотреть, - прокомментировала события леди Тень, небрежно пристраивая покоренную суперкамеру на коленке.
- На выходцев?... – рыжая «куничка»с неослабевающим интересом следила за развившим
буйную, но малопонятную деятельность будущим Окделлом. – А мне вот интересно, как они будут Алву вызывать…
- Дались мне эти выходцы! – фыркнула Тень. – А то я их так в кошмарах не видела… Нет, именно на маршала как раз и хочется взглянуть.
- С этими – взглянем, - рыжая гоганни махнула рукой на суету вокруг. – Нет, ну как они все-таки собираются его…
- Очень просто, палочками, - разъяснил оператор.
- Какими палочками?....
- Ну что ты, не помнишь разве?.. Третий класс, пионерское детство… Листочек бумаги, нарисованный круг, четыре палочки, «барабашка, появись!»…..
На внезапный взрыв хохота из мирного темного угла обернулось полкомнаты.
- Ворон не.. ик.. не.. барабашка, - еле сдерживаясь, выдавила из себя леди Дайта. – Не домовой и даже не кладбищенский гномик! Он на палоч-чки. .ик.. не пойдет…
- Ну, возьмем пару фамильных ковыряльников, на это, может, и подманим, - пожала плечами Тень, стараясь уследить за мельтешащим Рингилом. - А вообще лучше проконсультироваться со
специалистами…

А "и.о. Окделла" сейчас мельтешил со вполне понятной целью. Рингил отчего-то решил, что лучшим методом вызова "монсеньера" будет прокладка музыкальной дороги... Разубеждать демона никто не собирался - Мэлис была занята подбором ролей (по принципу "На тебе, что похоже, не возьмешь - дам, что другим не гоже"), а временно бескрылый Таракан восхищался собственной силой, даже не думая, что по сценарию ее могло и не быть.
Итак, буйная деятельность (по поиску - последовательно! - гитары, медиатора и зачем-то
маркера) наконец завершилась успехом. Рингил реквизировал из-под неосторожно вставшего члена живой очереди табуретку, придвинул к стене, положил сверху гитару и занялся ей. В смысле, стеной... На обоях появилось нечто полуовальное и сильно вытянутое кверху. Часть наблюдавших за процессом принялась показывать руками, что слово "счастье" на кроманьонском пишется с двумя, хм, деталями по бокам... Проигнорировав безграмотные
указания, "Окделл" еще раз обвел нарисованный контур и отложил маркер. После чего повернулся и не обнаружил ни табуретки, ни инструмента.
Выругавшись на старогальтарском, а затем на нескольких известных с демонического детства
языках, Рингил вытащил из воздуха нечто крайне навороченное и напоминающее потомка от свального греха синтезатора с шестнадцатиструнной гитарой.

- Офигеть, - одновременно и местами вслух подумали чердачные гости при виде этого музыкального монстра. В смысле, струнно-клавишного, а не того, кто это чудовище откуда-то достал.
– Вы что, его этим по башке глушить собираетесь, уважаемый?.. – осторожно спросила Тень, обходя по дуге диковинную штуковину. – Не трогай это! – последнее относилось к рыжей, которая в силу природного неистребимого любопытства уже полезла щупать край нарисованной на обоях фигуры. – Один такой уже дома устроили.. расхлебываем теперь.. Не трогай бяку, говорю!...
-Ладно, ладно, - примирительно пробурчала леди Дайта, отходя на полтора шага от портала. – Мне же просто интересно…

-Не по мыслительному органу, - Рингил осторожно провел по струнам убереженным от похищения медиатором. - По слуховому... Кстати, лучше бы вы за мной стали - этой малышке колонки не нужны...
Действительно, впечатление было такое, будто зазвучал сам воздух перед нарисованным порталом. Черная линия дрогнула и принялась расслаиваться, а стена внутри нее - просвечивать.
-Начнем с классики, - изрек демон и принялся наигрывать нечто потустороннее, негромко, почти неслышным шепотом перебирая известные слова из Песни Повелителей. На последнее "Четверых Один призвал - Помни!" стенка отозвалась качественно, практически растворившись. След маркера давно превратился в аккуратную арку из темного камня. - Ну вот, теперь настроимся конкретнее...
Очень многие активно зашевелили ушами, ибо сейчас со струн (клавиши пока не были задействованы) рвалась очень знакомая многим мелодия. А уж почти не изменившиеся слова... Теперь Рингил уже не стеснялся - пел он, конечно, не совсем своим голосом, да и на классический оригинал не сильно походящим, но получилось терпимо и даже неплохо - особенно с учетом виртуозности исполнения...

Ночью день разорван, затянула рану мгла,
Смотрит черный ворон на меня сапфиром глаз...
Я не суеверен - но мой гость пророчит смерть,
Траур оперенья - это траур и по мне...

Из другого мира он известье мне принес:
Скоро с неба хлынет из камней тяжелый дождь,
На коне крылатом всадник спустится за мной -
Чтоб сразить Закатом и агонией земной...

Мир обречен, выбора нет!
Вечная ночь - там, где был свет...

Трижды ворон крикнул, потемнели небеса,
Да и мой властитель от меня отрекся сам -
С неба звезды пали, и в огне зашлась земля...
Всадник рассмеялся и в огонь швырнул меня!

Мир обречен, выбора нет!
Вечная ночь - там, где был свет...

Странно, но отсутствие ударных исполнителю нисколько не мешало - их с успехом заменяли
клавишные эффекты, а получалось вполне натурально...

Все, что будет, я забуду -
Это - сон чужой...
Только снова кружит ворон
Над землею, надо мною...

Мир обречен, выбора нет...
Вечная ночь - там, где был свет...

- Что-то знакомое ведь, - тихо, чтоб не помешать песне, прошептала рыжая. Сквозь наведенное золото глаз начала предательски поблескивать дефолтная синь… О Тени и говорить нечего: операторские очи горели во тьме парой сапфиров. И вообще, в неровном освещении и без того благородные черты леди Тени начали приобретать отчетливо кэналлийский формат… - Не помнишь, чье это?
- Не помню, - так же тихо отозвалась она. – Молчи.. слушай…

…Сквозь душную и жаркую темноту пробились какие-то звуки. Они наплывали из ниоткуда, обрывались, путались, снова складывались в короткие обрывки мелодии и казались частью бредового сна… Гитара? Нет.. что-то другое.. иначе…но и гитара тоже…
Рокэ Алва, первый маршал Талига, герцог кэналлийский, нервно крутанулся на жесткой
тюремной кровати и сделал попытку натянуть подушку на ухо, но в удушающей жаре это было не лучшим решением. Прошипев сквозь зубы что-то на родном языке, он устало поднялся, насколько позволяли цепи, и помотал гудящей, больной головой в надежде, что наваждение исчезнет. Рука сама потянулась к хрустальному графину.. и опустилась. Соленую пить не стоит…
- Проклятье, - негромко произнес он, волей-неволей прислушиваясь. Наваждение не исчезало, более того – мелодия будто пробивалась сквозь стены, становясь слышнее и четче. Кроме того, ее сопровождал какой-то голос… маршал был готов поклясться, что слышит своего бывшего
оруженосца, Ричарда Окделла.
- Бред, - констатировал он, откидываясь на смятую горячую подушку. Поющий и играющий на гитаре Дик Окделл – это похлеще, чем Моро, катающий детишек на ярмарке… Всего лишь бред, порожденный жарой и лихорадкой. Но, однако, бред занятный, - герцог пристроил локоть на подушке так, чтобы слушать музыку полулежа. Примерещившемуся Окделлу нельзя было отказать в мастерстве – играл он достаточно умело, местами даже неплохо, да и голос сносный… Прислушавшись, он даже смог разобрать слова песни:

Все, что будет, я забуду -
Это - сон чужой...
Только снова кружит ворон
Над землею, надо мною...

Мир обречен, выбора нет...
Вечная ночь - там, где был свет...

Выдав финальный запил, Рингил встряхнулся и уставился в темный проем портала. Темнота
подрагивала, намекая, что контакт со слабо знакомым миром установлен. Но - неровный... А надо бы поустойчивее - все-таки хорошего человека провести понадобится...
Стоять было неудобно - осколок, конечно, выковырять удалось, и вроде даже целиком... но с
регенерацией у демона и при жизни были проблемы... Переодеться "Окделл" тоже так и не удосужился, поскольку сразу же был втянут в работу... Но по сравнению с потрясающим ощущением от ноги проблема одежды определенно блекла на корню. Делая вид, что переводит дыхание, Рингил поискал упертую табуретку и обнаружил ее под пятой точкой
скучающего Альдо. К счастью, в образ любимая девушка вошла не до конца - ибо в ответ на взгляд встала и принесла с собой необходимую мебель.
"Ричард" молча сел, поправил висящий наискось инструмент и, не оглядываясь на занявшего место среди зрителей "Альдо", настроился на завершение музыкально-магического сеанса.
К новому голосу бывший хейтер уже привык, да и новый формат тела был не так уж и неудобен для игры... Так что вторая песня получилась чуть ли не
идеально...

Кто сказал, что страсть опасна, доброта смешна,
Что в наш век отвага не нужна?
Как и встарь, от ветра часто рушится стена.
Только ветру буря не страшна!

Кто сказал: один не воин, не величина,
Кто сказал: другие времена?
Мир жесток и неспокоен, за волной волна -
Не робей и не собьет она!

Встань, страх преодолей,
Встань в полный рост,
Встань на земле своей
И достань рукой до звезд!

Кто сказал: живи покорно, не люби, не знай,
И не верь своим же вещим снам?
Там, где бьют разряды молний, названа цена,
Для победы начата война!

Кто сказал: борьба напрасна, зло сильней добра?
Кто сказал: спасайся, вот нора?
Скалам ли важна опасность? Начата игра,
Человек, настал твой час, пора!

Встань, страх преодолей,
Встань в полный рост,
Встань на земле своей
И достань рукой до звезд!

На этом месте произошло сразу два события - перестал дрожать портал, став наконец стабильным, и "Окделл", полностью забыв о своем некондиционном состоянии, вскочил, сунул инструмент подошедшей полюбопытствовать сестре и рванулся в темноту.
-Как-то даже гордиться начинаю, - Мэлис прислонила груз к табуретке и смахнула с края века слезу. - Но на дурака он все равно не тянет... Портал-то закрепить не забыл...
Демонесса куда сильнее вошла в образ, чем ее брат - во всяком случае, физически - и уже успела переодеться в "мужской костюм для дамы" соответствующего исторического периода (не забывать же об удобстве?).
Задержка с возвращением "Айрис" начала настораживать уже после пяти секунд, потраченных
на комментарий. Положившись на действительно качественно проложенную дорогу, демонесса решительно шагнула в проем - выяснять, что именно задержало братца.

- Встань на земле своей и достань рукой до звезд, - негромко пропел герцог и хрипло откашлялся: седьмая ночь в треклятой парилке давала о себе знать, пересохшее от жажды горло
нестерпимо драло. Все-таки болезненный бред имеет свои преимущества: можно наделить призрачного певца хорошим голосом и умением слагать неплохие стихи.. Музыка стихла, но он продолжал машинально выстукивать пальцами по колену привязчивый, напористый ритм.
- Монсеньер! – раздался знакомый голос из-за двери. Алва усмехнулся. Так, театр одного актера продолжается – этот назойливый призрак уже добрался до прихожей.. Чего доброго, еще и прямо сюда заявится. Что ж, лучше хоть такой собеседник, чем никакого – тем более что грезящийся в кошмаре Окделл, как минимум, ничем не опасен и вряд ли выкинет какой-нибудь неожиданный фортель. А уж его фамильные выкрутасы как-нибудь стерпим… - Монсеньер! Где вы?... – кошмар за дверью не унимался, причем, судя по шуму, он явно начал разыскивать своего ненаглядного эра по шкафам и ящикам. – Да где же вы тут?....
- Здесь, Окделл, здесь я, - негромко позвал маршал, решив играть по правилам бредового сна: хоть какое-то развлечение… - Дверь откройте.
Дверь, как и следовало ожидать, открылась, да с таким правдоподобным скрипом, что можно было почти поверить в реальность происходящего… Но в открытую дверь с радостным возгласом влетело такое, что несчастный узник Багерлее моментально вспомнил, что бредит от жары и вообще, не стоит придавать слишком большого значения галлюцинациям. В двери стоял, как и следовало ожидать, Дик Окделл – совершенно как настоящий, разве что немного моложе на первый взгляд, но в таком виде, что Рокэ невольно восхитился богатством своей фантазии: в широкой темной рубахе с большим, прямо на рубахе и нарисованным портретом какого-то мужественного незнакомца и в таких же темных подштанниках – причем, одежда, похоже, была с чужого плеча, ибо подштанники еле доставали до колен, а рукава рубахи не прикрывали локти. На одном колене было что-то написано, но что именно, в полутьме разобрать было сложно. На лице бывшего оруженосца светилась самая искренняя радость. Ну хоть что-то относительно нормальное…
- Если вы думаете, что я сейчас упаду в обморок от радости вас лицезреть, юноша, то вы сильно ошибаетесь, - предупредил он дивное видение. – Имейте в виду, вы мне мерещитесь. Причем в таком виде, что, честно сказать, сам я постеснялся бы сниться в кошмарах подобным образом. Присаживайтесь, - он указал на табурет. Звякнуло тяжелое железо цепей. – Садитесь-садитесь, побеседуем. Я так подозреваю, вы явились ко мне среди ночи не только ради того, чтоб позабавить меня деталями вашей одежды?....

-А, это... - Рингил наконец-то вспомнил, как выглядит, и позволил себе покраснеть. - Монсеньер, простите... Я не нарочно...
"Окделл" послушно сел, совершенно забыв от волнения, что собирался сказать. Состояние Алвы демона, хоть и подготовленного штудированием книг, просто ошеломило. Рингил осторожно взял в ладони руку монсеньера, попытался оторвать цепь от наручников - естественно, запамятовав, что в тот раз, когда подобный финт удался, демон пребывал в определенно нечеловеческом состоянии.

- Да, теперь я вижу, что это действительно вы, - хмыкнул Алва, с интересом наблюдая за попытками оруженосца освободить своего эра. Способ для этого, как и следовало ожидать, он выбрал самый безнадежный – настойчиво тянул и дергал цепь в тщетной попытке ее разорвать. – Сотворить такое с собой не нарочно способен только истинный Повелитель Скал… Впрочем, я тронут вашей преданностью. Могли бы и просто чем-нибудь дать по голове, раз уж из отравления у вас ничего не вышло… Какие высокие идеи забрели вам в голову на этот раз? – маршал почти забыл, что разговаривает с собственным сном, до того правдоподобно выглядел
старательно откручивающий цепь от наручников Окделл. – В умах ваших добрых наставников приключилось очередное брожение, и они резко сменили курс? Первый маршал Талига позарез нужен великой Талигойе? Других причин вашего появления здесь я не могу себе вообразить при всем старании…

Из прихожей донесся какой-то легкий шум. Ричард обеспокоено поднял голову и прислушался, оставив цепь в покое.
- Сегодня здесь на редкость оживленно, - задумчиво отметил маршал. – Интересно, кто еще
решил заглянуть в мою уютную каморку? Неужели Штанцлер? Или что-нибудь похуже?...
Опасения оказались не напрасными и оправдались в полной мере: то, что появилось в дверях следом, было куда как похуже кансилльера… Нечто в черном, подойдя поближе, оказалось симпатичной сероглазой девушкой, слишком похожей на Ричарда Окделла, чтобы можно было надеяться на лучшее… Айрис, видимо, следуя примеру вырядившегося невесть во что брата, красовалась в мужском костюме черного цвета (Рокэ мимоходом порадовался, что не черно-синего), и вид у нее был весьма решительный.
- Ваше семейство меня точно когда-нибудь доконает, - пожаловался герцог, отодвигаясь от
гостьи. – Что вам на этот раз нужно от меня, необыкновенное вы создание? Даже здесь я не волен скрыться от вас, оказывается…

Худшие ожидания Мэлис реализовались в полном объеме. Брат так вошел в роль, что его пришлось бы вытаскивать минимум вчетвером... А следовательно - нужно было брать инициативу в свои руки (как всегда, впрочем...) Причем - не выходя из роли... Ладно - вспомнить опыт из детства никто не мешает, влюбленное существо мы уже играли...
-Эр Рокэ - мне нужны вы и только вы! - честным влюбленным тоном ответила "Айрис" и переключилась на брата. - Ри... чард! Что ты делаешь? Отойди, дай сестре поработать... Все равно от тебя никакой пользы...
В комплект костюма, к счастью, входил небольшой и очень тонкий кинжал, подходящий на роль отмычки если не идеально, то, во всяком случае, неплохо. Отодвинув в сторону "Повелителя Скал" вместе с табуретом, Мэлис принялась колупаться в замке. К сожалению, изображать тихий предмет обстановки Рингил не собирался - именно этот момент "Окделл" выбрал для того, чтобы разморозиться и начать путано объяснять, что происходящее отнюдь не является бредом, действует он, "Ричард", по собственному почину и еще раз извиняется за неподобающий внешний вид...

Первый маршал Талига вопросительно изогнул бровь, размышляя -что лучше, крикнуть охране, чтоб избавила его от Айрис, или не мешать Айрис избавлять его от охраны, проклятых цепей и
Багерлее в целом… Получалось у девицы это на редкость неплохо – даже удивительно, где в Надоре можно было так поднатореть в навыке взлома замков дамским кинжалом?.. Из несвязных объяснений Ричарда можно было понять только то, что горячо любимого эра Рокэ сейчас освободят, каким-то образом выведут из тюрьмы и все будет хорошо… но как надорское семейство собирается это осуществить - оставалось неясным.

-Есть, - один из замков открылся. Да, не столько сложно, сколько тягомотно... А человеческое тело еще и возмущается - ведь в камере жарко, как в печке. "Айрис" провела рукой по лбу, смахивая пот, и подумала, как же хреново Первому Маршалу - кэналлийское происхождение тут явно не спасает... А вода в соседнем кувшине - соленая, книжку все читали...
Хорошо, что с таким отрицательным объемом можно провернуть небольшой финт... В смысле, будет казаться, что вот эта фляжка, которую она сейчас сотворит, - просто была под одеждой... Стоп, в мелочах лучше не прокалываться.
-Эр Рокэ, - "Айрис" щелкнула вторым замком, частично выпрямилась и многозначительно покосилась на алатский хрустальный шедевр, - можно?

- Можно, конечно, - маршал меланхолично пожал плечами. – Если полюбоваться - то пожалуйста.. А вот пить не советую - соленая. Пресной сегодня не приносили…

-Звери, - с чувством выдохнула Мэлис. Тут и играть было незачем - чувство было подлинное... Да и Рингил притих, "узнав"... Не безнадежен, нет, не безнадежен... Демонесса вытащила на камерную тьму плоскую фляжку - правильной эпохи и даже смахивающую на потыренное из Надора фамильное сокровище. - Простите, там только половина... И просто вода.
Теплый металл лег в свободную руку кэналллийца.

…Вода. Чистая. Холодная. Глотка три - зато хороших, долгих, от души… И опомниться не успел, как выпил все, забыв начисто, что согласно правилам приличия надо было бы оставить хоть каплю даме - да и парнишка дышит тяжело, русые пряди прилипли ко лбу… жара здесь как в Закате, а гости к этому непривычны…
- Благодарю, - после тяжести цепей увесистая фляжка казалась невесомой. - Я уже согласен поверить, что вы мне не мерещитесь, ( …А если и так – лучше уж такой бред, чем, задыхаясь, заживо гореть в закатном пламени… ) - Говорите, что от меня требуется? Я готов следовать вашим.. эээ… советам. (..хотя слово «требования» подошло бы больше… те, кто появляется в запертой раскаленной камере неизвестно откуда с глотком воды и отмычкой, имеют право и требовать… да что угодно, лишь бы благословенный сон не кончался!) - У вас есть какой-то план?...

-Монсеньер, вы согласны уйти с нами? - пользуясь тем, что сестра забрала пустую фляжку и занялась оставшимися замками, вклинился Рингил. Дыхание сбивалось даже на не самых сложных словах - не столько от жары, сколько от волнения. Демон проникся ролью - началом роли, да и легло заимствованное на такой фундамент, которого не было у оригинала... - Клянусь, мы уведем вас отсюда, и нам никто не помешает...
-Эр Рокэ, поверьте, мы здесь во плоти, - так, остался последний замок... Хорошо, что можно опустить голову и не показывать, какие смешинки сейчас прорываются на танцплощадки глаз... Как всегда - не вовремя вспоминаются другие эпизоды в жизни, когда собственную вещественность удавалось доказать за десять секунд - одним поцелуем. Здесь роль ограничивает... Не может невинная девушка изображать молодую и только технически неиспорченную демонессу - а вот наоборот можно... Нет, играть - так до конца! - И план у нас есть. Дик может незаметно вывести вас отсюда...
-И все будет хорошо, - "Дикон" нервно пригладил мокрые волосы, надеясь, что в целом не лжет. Конечно, реакцию своего эра на то, что ему предстоит увидеть, "Окделл" предусмотреть не мог, но... Ну, в крайнем случае примет все за слишком яркий сон... и ведь все, кого призывала любимая девушка, выдерживали... Незаметно для себя Рингил понял, что влюбляется в этого человека, причем далеко за рамками роли. Что ж, не в первый раз. - Монсеньер... Не волнуйтесь. Я все продумал...
Мэлис нагнулась над последним замком ниже, чем нужно было, делая вид, что присматривается. Брат пребывал в двух репертуарах сразу, и от этого становилось смешно. При жизни Рингил не отличался великими способностями к "продумыванию", хоть свою роль в этом вопросе и превосходил...

- А я не волнуюсь, юноша, – так, это сон, просто сон, не надо об этом забывать. Чтоб Окделл, и все продумал?... Хотя, во сне возможно все. Можно выйти из надоевшей темницы и никого при этом не подвести… - Согласен заранее на любой план, который там у вас созрел...

Сегодня явно был не день Мэлис. В том смысле, что так давиться смехом ей не приходилось со школы. Сначала Рингил отжигает, потом эр Рокэ про "созревший план"... Нет, ну ясно, конечно, что о таком значении слова несчастный узник не догадывается. Менее смешно от этого не становится. И прикрываться колупанием в замке уже нельзя - с вопросом покончено... Осталось только делать вид, что рыдаешь... Слезы, по крайней мере, уже есть.
-Тогда пойдемте отсюда, монсеньер, - Рингил, похоже, вознамерился помочь своему эру встать... И не факт, что помощь не нужна. Ничего, главное Рокэ отсюда вытащить. Проблемы нужно решать по мере поступления...

- Пойдемте, - проклятье, опять он со своей помощью… хотя, нельзя не признать, на этот раз своевременной: ноги предательски подгибались и отказывались держать… - Не представляю, как вы намерены вытаскивать меня отсюда, но раз у вас есть план… - Айрис Окделл опять разразилась сдавленными рыданиями, ну что за напасть с этим нежным созданием! - Держитесь покрепче, юноша, раз уж взялись помогать, - предупредил он оруженосца, всей тяжестью опираясь на заботливо подставленное плечо. Мальчишку шатнуло, но он, мужественно сопя, все-таки вытащил своего эра в прихожую (при деятельном участии сестры). В одной из стен успела, оказывается, появиться не предусмотренная проектом узилища высокая арка, куда Окделлы и тянули измученного узника изо всех сил. – Да, серьезный подход к делу, ничего не скажешь, - одобрил он архитектурную неожиданность. – Не буду даже спрашивать, как вы это устроили, но сделано на совесть… Нам что, туда?..

-Да, монсеньер, - ответствовал "Ричард". Сестру за ее хиханьки он уже был готов прибить... Но "Айрис" находилась под надежным прикрытием в лице Повелителя Ветров. Даже локтем не толкнешь... Все, осталось немного - в портал нужно только войти... Леворукий бы побрал тех, кто придумал люстры с висюльками! Ничего, еще на несколько шагов ноги хватит, а там... А на той стороне уже не важно!

- Ну, туда так туда, - покладисто согласился маршал, стараясь не шататься: еще не хватало упасть в двух шагах от свободы, что еще терпимо, и уронить на себя Повелителя Скал с сестренкой в придачу, что гораздо хуже. Проход оказался достаточно высоким, чтоб не приходилось нагибаться, но, к сожалению, безнадежно узким для троих… Пришлось галантно пропустить даму вперед. Галантность сошла кэналлийцу с рук, но вот попыток пропихнуть еще и парня горячая надорская кровь уже не потерпела: Ричард с неожиданной силой уперся и как-то боком втиснулся в арку вместе со своим эром. Ворон вполголоса выругался, но предпринимать что-то было поздно – вокруг уже царила совершенно непроглядная темнота… - И долго нам тут топтаться?.. – спросил он, решительно шагая в неизвестность. Ответить никто
из Окделлов не успел - тьма оказалась крайне краткосрочной, впереди забрезжил свет…

На втором этаже тем временем происходило нечто, стопроцентно непредусмотренное сценарием. В смысле, обиженный несправедливым распределением ролей народ обсел "Альдо", требуя сатисфакции. "Ракан", изо всех сил играя в хорошего парня, вежливо и корректно разбирался с проблемами, параллельно чувствуя, что крылья начинают отрастать заново... Не прерывая разговора с Тсузуки, обиженным до глубины души словами Мэлис (демонесса лишь сообщила парню, что на его обычной жиро-углеводной диете дорасти до объемов Фердинанда Оллара - как два байта переслать, даже менять ничего не понадобится), анакс стянул с себя рукавастую тунику. Ощущение не обмануло - из лопаток снова пробивались летательные органы, на сей раз представляющие собой рекламу светлого образа жизни. "Вот до чего доводит непротивление злу насилием", - подумала демонесса.
-Послушай, но ты же сам сказал, что хочешь с Хисокой! - "Альдо" возвел очи к потолку, но не прочел там ничего нового. Исключительно старое и даже классическое... - То есть, с Катариной. А на роль Катарины его утвердил я... Так что это не обсуждается! - рявк никак не повлиял на цвет уже разворачивавшихся крылышек. - Разрешаю взять вторую роль, иди думай, какую... Доктор... То есть, Ваше Высокопреосвященство, можно еще на пару секунд скальпель?
-Не рекомендую, - Мураки, уже надевший образ Сильвестра и в оном сидевший на освободившейся табуретке у портала, отпил из небольшой чашечки настоящий шадди и попытался прочувствовать разницу. Разница, вероятно, оказалась в пользу продукта морисского сельского хозяйства. На новом лице доброго доктора расплылась довольная улыбка. - Сами отвалятся...
-Вы уверены? - спросить "Ракан" успел, а вот дождаться ответа - нет. Так как из арки показалась вначале Мэлис (и тут же прислонилась к стенке слева от портала, закрыв при этом руками лицо), а затем - поддерживаемый Рингилом будущий исполнитель главной роли.
-Добро пожаловать в Закат, маршал! - с присущим себе чувством черного юмора поприветствовал новоприбывшего "Сильвестр".

На благородном лице исполнителя главной роли, еще не подозревающего о своей великой кинематографической миссии, четко проступило нечто напоминающее легкую оторопь: командировку в Закат в один конец он, может, и ожидал, но вот «закатное» общество явно не стыковалось с традиционным о нем представлением. Первый маршал медленно переводил взгляд с одного лица на другое: некоторые были знакомы, другие отдаленно знакомы, третьи кого-то напоминали, но взятые все вместе вгоняли в полное недоумение. Тем более что посмотреть было на что: помимо невесть как оказавшегося здесь святейшества с непременным шадди и пары-тройки демонически выглядящих личностей, одна из которых вдобавок оказалась отчетливо зеленоглазой, из угла сверкало печальными глазами нечто, до боли напоминающее прапрапрапра.. ээ. … в общем, Самого Первого Маршала Талига… В принципе, вопросов по поводу местонахождения предка у бывшего узника Багерлее и не было, но вот наличие неподалеку от него действующей королевы и супруги Фердинанда Оллара уже было как минимум странноватым… Из-за плеча Катарины лучезарно улыбалась какая-то ненормально стройная для «куницы» гоганни с роскошной золотой гривой, облаченная в цвета дома Ветра, а рядом, в обнимку с непонятным сложным инструментом, стояло нечто уже совершенно невероятное – то ли исхудавший почти до состояния выходца молодой парень в маршальском черном берете с белым пером, то ли невероятно изящная юная леди с такими синими глазами, что выяснять родословную уже особого смысла не было… выяснить стоило лишь одно – кем Повелителю Ветра доводится это очаровательное существо, предком или потомком.
Окончательно добило спасенного явление раздетого по пояс Альдо Ракана, в белых штанах и с белыми же короткими крылышками на спине: бесстрашный маршал, который после заключения и без того не мог похвастаться цветущим здоровьем, побледнел еще сильнее и неловко опустился на заботливо подставленную кем-то табуретку. На таком фоне Ричард и Айрис Окделлы уже смотрелись практически эталонами вкуса и стиля…

- Рад вас видеть, Ваше Высокопреосвященство… а также и вас всех, благородные эры и эрэа, - попытка вежливо поклониться ничего хорошего, кроме сильного головокружения, не дала… что ж, оставим это. – Послушайте, а как вы здесь оказались? В частности, вы, ваше величество?.. – вопрос о причине собственного прибытия в Закат, в общем-то, маршала уже не особо волновал, интересно было только, кто примет вопрос на свой счет, Катарина или Альдо?... ну и, разумеется, хотелось бы услышать ответ…

–Живу я здесь, – мрачно ответил "анакс". Мрачность объяснялась вполне прозаической причиной. Когда крылья режутся - это обычно больно... На завершающей стадии - особенно. А уж когда над отсутствующей душой начинают нависать с вопросами... - Знаете, я удивлен - с каких это пор вы меня монархом признаете?
"Катарина", часть книги уже осилившая, отвечать не торопилась - если сдавленный "ой" не считать за ответ. Временно деморализованный насильственной сменой пола и имиджа Хисока предпочел скрыться за задумавшимся над вопросом второй роли "мужем" (впрочем, тут можно было бы и не ставить кавычек).
-Я тоже рад вас видеть, Рокэ, - "Дорак" очень натурально вздохнул. - Шадди не хотите? Хорошего вина здесь все равно нет....
-Прекратите издеваться над нашим гостем, - "нашим" у крылатой вышло вполне по-монаршьи. "Альдо" повернулся, зацепив крыльями очередного возмущенного доставшейся ролью, и обратился к Пшикеру. - Эрэа Элиан, не хотите пообщаться с родственником? Айрис, приказываю прекратить истерику и заняться делом, - так, на этом фронте все... Вопрос о том, почему Повелитель Скал стоит на коленях, задавать не обязательно... Можно снова повернуться, повторив маневр с крыльями, и перейти к дважды получившей по носу насущной проблеме...

подключение нового соавтора:
_____________________

- Интересно, кто здесь способен надо мной издеваться? – безразлично спросил Первый Маршал (но не Талигойи). – После вас, крылатый молодой человек в белых штанах, мне даже Окделлы уже не страшны. Полагаю, в Закате существует лечебница для душевнобольных?
- Эр, вы не больны, - начал Окделл. – Во всяком случае, не больше, чем я…
- Значит, я неизлечим, - будущая кинозвезда даже в полубессознательном состоянии сохранила способность издеваться над окружающими. Во всяком случае, когда эти окружающие принадлежат к роду Окделлов.

Пшикер выполнять команду "анакса" не торопилась. То есть, конечно, пообщаться-то хотелось... Но не заниматься же вводом в курс дела... когда само дело представляешь с большим трудом до сих пор. Пусть пока другие поработают...
-Очень точное название, - несостоявшаяся кинозвезда, лишенная распечатанных аргументов (впрочем, звезде номер два оные не помогли - хотя пригодились для вытирания лица... Эх, зря Нараку забыл о свойстве чернил струйного принтера...), подошла (то есть, подошел, ибо Эндимион пока не огреб роль с переменой паспортного пола) к более удачливому товарищу. - Дурдом и есть. И вот это, - указующий перст принца Земли нацелился в изучающего собственную пятку "Окделла", - тут - заместитель главного психопата...
-Просил вас, как... - "Альдо" снова развернулся, оборвав на полуслове собеседника. - А касательно крыльев все вопросы к его ехидному высокопреосвященству... Бардак... - это уже относилось к ситуации в целом, а особенно - к нетерпеливо переминающемуся и нервно щелкающему пальцами очереднику. - Уговорили, вот вам в нагрузку роль Вальдеса, и чтоб обе от зубов отлетали! Айрис, я с ними работать больше не могу, принимайте эстафету...

- Я не выполняю ничьи приказы, кроме приказов эра! – начал было ерепениться «Окделл».
- Юноша, не будьте глупее, чем вы есть, - Алва даже не соизволил рассмеяться. – Выполняйте чьи угодно приказы, только избавьте меня от вашего не вполне уместного восхищения…
Рокэ реагировал на очередные невнятные выкрутасы Окделла вполсознания. Кэналлийца куда больше интересовала местная версия Альдо. Ещё более самоуверенная и импульсивная, чем в Кэртиане, абсолютно аутентичная… Только какой-то непонятный надлом чувствовался в крылатом «анаксе», обиженно отвернувшемся от друзей и соратников. Тот же надлом, который, как ни странно, чувствовался в Лионеле после Ренквахи. Усталость старого, несмотря на телесную молодость, и честного (что вдвойне удивляло Первого Маршала Талига) бойца.

Мэлис, сумевшая справиться с непрошеным смехом, приняла из рук "Ракана" исчерканный список ролей и принялась строить неотоваренную очередь, не разводя излишних церемоний. Расстроено подергивающий растущими крыльями "Альдо" остался поблизости, пытаясь удержаться в курсе дела. А курс был таким - "Айрис" железной рукой загнала бесцельно бродящих личностей в строй и пригрозила Эндимиону ролью Марианны. Видя, что у демонессы действительно получается лучше, "Ракан" загрустил и подозвал к себе млевшую в уголке и одновременно в экстазе Анориель-Мэллит. "Недостойная гоганни" хмуро, через силу, но все же зашептала положенные ободряющие слова. Фальшь в них чувствовалась, конечно, но крылатой хотелось просто обрести надлежащую уверенность.
Рингил тем временем отчетливо заколебался. Внутренне, но проблем от этого было не меньше. Хотелось одновременно сидеть на месте, рядом с эром, и встать, занять место знакомой по снам личности... В пользу первого решения высказалась поврежденная нога.

- Юноша, что с вашей нижней конечностью? – в своём обычном стиле соизволил выказать беспокойство об уже бывшем оруженосце Рокэ. – Вас покалечила сестра?
- На этот раз нет, мой эр, - ответил разрывающийся между злостью и вполне предметным вожделением Рингил. – На местных полах слишком много всякого мусора.
- Так, - маршал прищурился и протянул в пространство руку, в которую «Дорак» не замедлил вложить бутылку… с чкашником, но на это никто внимания не обратил. – Скажите, с каких пор у вас достаточно мозгов на высказывания в моём стиле?
Как будто этого указания на прокол было недостаточно, Алва положил руку на плечо «оруженосца». Почти невинным жестом… именно что «почти».

Рингил встрепенулся, разрываясь на сей раз между ролью и все тем же вожделением. На роль очень уж хотелось наплевать...
Тем более что его, кажется, уже раскрыли. Хотя.. а, гори оно все тем самым пламенем, о котором иногда распространяется товарищ, только что получивший роль Вальдеса. Как кривая вывезет, так и выйдет.
-Монсеньер, - "Окделл" вздохнул, - жизнь без вас и не такому научит... А что, правда похоже выходит?
На заднем плане тем временем Мэлис с особым удовлетворением записала позеленевшего от контакта с распечатками Нараку в выходцы. Особое удовлетворение не позволило демонессе заметить двусмысленной ситуации, в коей оказался ее младший брат.

- Даже слишком.
Рокэ пристально взглянул на «Окделла». Похож, спору нет, но повадки, взгляд…
- Настолько похоже, что у меня два варианта. Либо вы один Леворукий знает сколько времени водили за нос меня, либо вы пытаетесь это делать сейчас. К тому же ваши откровенно гайифские взгляды, юноша…
Алва наклонился, почти касаясь губами губ Рингила:
- Юноша, как вас зовут?

"Ну вот он и настал, момент истины... В конце концов, это же Рокэ... Сколько можно изгаляться над несчастным Первым Маршалом? А сколько нужно!"
-Зовите как хотите, - прошептал "юноша", глядя в синие глаза Алвы. - Но если вам так хочется знать... Просто - Ри...
-Так, что тут у нас творится? - наконец-то покончившая с удовлетворением своих садистских наклонностей Мэлис подошла полюбоваться и нагло нарушила намечавшийся контакт. - Ричард, ты что, пытаешься у меня жениха отбить?

- Давайте не будем продолжать эту комедию, эрэа, - улыбнулся кэналлиец. – Неужели вы думаете, что в двуличии превзойдёте Людей Чести? Тогда вы глубоко заблуждаетесь…
Ещё пребывая в полушоковом состоянии, Первый Маршал поставил кардинальскую бутылку на пол и притянул «оруженосца» к себе, как бы случайно опустив руку на талию юноши… Слишком тонкую для Окделла. Этот парень был слишком изящным, чтобы продолжать игру в незыблемо твердолобого Повелителя Скал. И слишком радостно он прильнул к Рокэ…

-Что ж, эр Рокэ, не смею вам мешать... Мне и самой не слишком-то хотелось, - Мэлис фыркнула. - По правде говоря, вы не совсем в моем вкусе. Если вы заметите обратное - значит, нас фиксируют для потомства. Кстати, эрэа Элиан, не пугайтесь, продолжайте снимать, материал пригодится... Народ, ну что вы опять к анаксу полезли, список все равно у меня...
Легкой походкой демонесса вернулась к прерванным обязанностям.
"Пси большое, сестренка", - подумал Рингил, параллельно понимая, что теряет контроль над оболочкой. Это, конечно, было не очень-то хорошо - все же следовало остановиться...
И демон остановился. К сожалению, на скорость регенерации ни одна из метаморфоз повлиять все равно не могла...
Хотя, конечно, близость Алвы и действовала подобно хорошему обезболивающему.

«Удивительное явление – подумал герцог. – Девица Окделл, не пытающаяся затащить меня ни в могилу, ни под венец… Кажется, она совсем вышла из роли. Интересно…»
- Ри, а что такое «снимать» в данном контексте? – Рокэ решил прояснить некоторые вопросы прямо на месте. – И заодно скажите, где я всё-таки нахожусь? Ответ «в Закате» не принимается – это и так понятно. А вот всё остальное…

-Видите вон то устройство в руках эрэа Элиан? - Рингил махнул рукой в сторону "Феллини тюменского разлива", украшенной черным беретом. - В общем, оно используется для того, чтобы, как сказала моя сестричка, "фиксировать нас для потомства", - "не вовремя у маршала любопытство прорезалось". - В общем, представьте, что каждое наше движение зарисовывается... Не волнуйтесь только, в Талиге этого никто не увидит, ручаюсь самым дорогим... А находимся мы, монсеньер, в одном очень интересном мире, в местности, называемой Верхний Лес... Если вам это что-то скажет, конечно.
Демон закончил отвечать и попытался опустить голову на плечо кэналлийца.

- Ничего мне это не скажет, как вы и сами знаете, - маршал подвинулся, позволяя «оруженосцу» устроиться поудобнее. – Но это не так уж и важно…
Тут Рокэ сделал крайне редкую для себя вещь – допустил тактическую ошибку. Он посмотрел Рингилу в глаза…
Все находившиеся в комнате имели возможность насладиться на редкость красивым зрелищем – долгим и нежным поцелуем двух абсолютно привлекательных существ. В процессе Рингил окончательно потерял контроль над личиной… Впрочем, Рокэ новая версия юноши устраивала куда более, чем старая.

-Снимайте, снимайте, - окончательно окрылившийся за время разговора с Анориель "Альдо" подошел к пытающейся выключить камеру Элиан. - Такие кадры нельзя упускать, история нам не простит...

Контроль контролем... но и в более привычном теле Рингил не перестал страдать от последствий игнорирования самочувствия. Особенно качественно временно неощутимое ранение проявило себя, когда демон попытался встать с колен - по закону подлости, опереться он мог именно на пострадавшую ногу. В результате опора в лице маршала чуть не полетела с табуретки. Рингил прошипел от боли и злости на себя некое кэналлийское ругательство, которое уже сам не помнил, где выучил.

- А вот дурь у вас, Ри, абсолютно Окделловская, - отдышавшийся маршал встал и поднял худенького демона на руки. – Так, где здесь можно уложить раненого?
Офонаревшая от внезапно вернувшегося к Рокэ командного голоса Мэлис показала рукой на кровать, даже не пытаясь вставить какую-нибудь реплику в стиле Айрис. Маршал медленно и осторожно понёс полосатого мазохиста в указанном направлении. Рингил уцепился руками за шею Алвы и прикрыл глаза, растворяясь в тепле и жёстковатой заботе кэналлийца…
- А вы что стоите? – мрачно поинтересовался у окружающих Алва. – Лекарств никаких нет, что ли? Ну, вы меня всё больше и больше изумляете, и не всегда в хорошем смысле…
Народ вздрогнул, отрываясь от созерцания убойной по концентрации романтики картины.

-Так я же вам давал, Рокэ, - "Дорак" был намерен таки довести шутку до конца, поэтому подобрал в принципе пригодный для медицинских целей чкашник и вновь вручил бутылку маршалу.
-А какие лекарства, собственно, нужны? - Мэлис наконец оттаяла и, вручив отдохнувшему "Ракану" список, подошла поинтересоваться самочувствием братца. - По снабжению тут я... Рингил, зайка, ты зачем обморок симулируешь?
-Продолжайте съемку, - выдав сии ЦУ оператору, "Альдо" вернулся к деятельности по распределению оставшихся ролей. Ввиду непрезентабельности многих из них народ окончательно офонарел...

- Ты мне оболочку залатать сможешь? – спросил полосатик у сестры. – Если нет – то придётся народными военными средствами…
- Могу, но потом она только на эксперименты сойдёт, - ответила вредная и коварная демонесса. – И вообще, я не тебя спрашивала…
Рокэ тем временем невозмутимо оторвал от ближайшей простыни кусок, смочил его невыносимо воняющим полынью и гарью чкашником и протампонировал неоднократно потревоженную за день рану.
- Бинты, кровоостанавливающее и какое-нибудь более пристойное пойло, - по-военному чётко перечислил потребные лекарства маршал, не прекращая одной рукой удерживать тампон на ране, а другой – нежно сжимать руку Рингила. – Судя по запаху, этот исключительно оригинальный напиток можно употреблять только наружно.

-А мы его, представляете, пьем, - вполголоса заметил прислушивающийся к происходящему на заднем плане "Альдо". - Зойчик, солнышко, хватит на меня наседать... Дам я тебе роль... того гогана, которого по сценарию убиваю, достал ведь, зараза рыжая...
Последнюю реплику "Ракан" высказал, прикрыв лицо краем отросшего крыла.

-Более пристойное? - Мэлис обвела взглядом помещение. На глаза попадались исключительно пустые бутылки и самогонный аппарат. - Сейчас вниз сбегаю... А бинты тут где-то были, - из-под кровати точным движением ноги был извлечен серый ящик с полустертой красной эмблемой.
Закончив с этим этапом, демонесса побежала вниз. Конечно, Мэлис могла легко привести брата в порядок... Но кому, как не старшей сестре, знать, что будет лучшим вариантом?..

- Обнищали Раканы в Закате, - не удержался от реплики Рингил. – Эр, а зачем…
Закончить реплику полосатик не успел – до него дошёл идиотизм ситуации. Обращаться на «Вы» к человеку (или к любому другому разумному), с которым за пару минут до того имел место откровенный яой, демону ещё не приходилось.
- У меня имя есть, Ри, - как-то отстранённо ответил Рокэ. – А это древнее формальное обращение неприятно напоминает мне об Окделле, мир праху его мозгов…
В этот момент маршал закончил фиксировать бинтами спиртово-простынный тампон и переместился на кровать – поближе к предмету своей заботы.
Очаровательный полосатый стервец немедленно воспользовался ситуацией и обнял кэналлийца за талию. Народ в комнате снова слегка переключился на творящееся на кровати действо…

-Допрыгаешься, - поделившись этим соображением с крылом, "Альдо" отметил, что разлапистые "украшения" наконец-то начали темнеть. Может, "кардинал" и был прав... - И ты, Лина, допрыгаешься - запишу на роль Циллы...

"Именно что мир праху... А мне этого, с прахом в голове, еще играть, - как всегда, мысли полезли в голову, не спрашивая разрешения. - И главное - идея ж моя была... А ладно, зато сейчас пока все просто прекрасно..."
На этом мысли немного притормозили. В качестве тормоза сработал вид сестренки, нагруженной бутылками, горлышки которых недвусмысленно торчали из плетеной прямоугольной корзинки.
-Так, это коньяк, это водка, это шампанское, это вам лучше видеть не стоит, - выставленная было бутылка вернулась в корзину. А Мэлис подумала - где были ее мозги, когда она попросила у бармена "Черную кровь". - А вот это - самое приличное, что нашлось у нашего острозубого товарища. Принимайте. Желаю счастья...

- Первым выбирает Ри. Как пострадавший, - герцог уже успел скопировать стиль общения «закатной» компании. – Тебе пить…
Рингил, наслаждаясь вниманием маршала, картинно прикрыл глаза… и телепортировал на кровать три бутылки. Литровку какого-то неизвестного науке, но вроде бы приличного вина – для Рокэ. Пресловутую кровь и коньяк – для себя.
Из-за кровати появились ёмкости для питья. Изящный серебряный бокал под вино и здоровенная латунная кружка. Полосатый демон до половины залил кружку кровью, долил коньяком и медленно выпил получившуюся смесь.
Настороженно наблюдавший за алхимическими манипуляциями Ворон улыбнулся, увидев на мордочке абсолютно привлекательной сволочи выражение неконтролируемого блаженства. В сердце Рокэ постучалось давным-давно забытое чувство – нежное умиление…

"А кто-то еще за его нервы беспокоился, - лениво подумал Рингил. - Или они у него крепче, чем молва приписывает моей сестренке, или маршал уверен, что это все - горячечный бред... Я ставлю на первое"
-А поделиться? - на запах крови подошел Лестат, обвешанный кошками. Где он взял третью, крайне юную и абсолютно черную, никто не мог сказать с уверенностью, но теперь этот мелкий шкодный котенок презрительно созерцал окружающий бардак с хозяйского плеча парой зеленых, очень похожих на хозяйские, глаз. - Кстати, там Князь просил у тебя поинтересоваться, какого неприличного слова ты записал его сына на роль Ги Ариго...

Полосатик плеснул себе ещё полкружки крови и сунул Лестату бутылку:
- Вот, забирай, мне больше не надо, - слегка нетрезвый Рингил чуть-чуть передвинулся, крепче прижимаясь к маршалу. На фэйсе демона медленно и неудержимо проступало сочетание хищности и нежности… - А Князю скажи, что я могу и передвинуть… на роль Килеана. Вижу я его так, и хрен тут что поделаешь…
На этом высокохудожественные откровения полосатик завершил, поскольку Рокэ воспользовался ситуацией и провёл ладонью по щеке Рингила. На какое-то время зам. и. о. Главпсиха оказался способен лишь на блаженное мурчание…

Причем мурчание оказалось настолько натуральным, что две из трех кошек заинтересованно и адекватно поддержали демона. Лестат махнул рукой (слегка, дабы не уронить ценный груз) и пошел договариваться со старым знакомым. В смысле, с Князем.
-Яойщик, - наблюдавший за происходящим "Альдо" поделился своими соображениями с Анориель. - И предатель. Как нашел своего эра, так сразу конец света... А, ты тоже...
Леди Анориель Саэри Дайта была полностью поглощена происходящим в середине комнаты действием. "Ракан" немедленно дал себе слово провести обряд на крови по-настоящему - чтобы хоть кого-то реально привязать к себе...
Конечно, можно было обратиться и к Князю, сосредоточенно учащему роль дриксенского гуся. Но против Рингила, наплевавшего на рамки роли, данный фигурант был бесполезен. А теоретически что-то способная сделать Мэлис была совершенно не заинтересована в результате и крайне занята раскладкой оставшихся ролей.

Алва реплику обзаведшегося крыльями Ракана проигнорировал – у маршала был куда более интересный объект…
Совершенство. Леденящее. Кристаллическое… но при этом неуловимо неправильное. Даже седые волосы не портили Ри – просто…
Он не был человеком. Никак. У людей не бывает такого взгляда – тяжёлого, горячего… И не бывает внешности, могущей вызвать только три реакции – взять, отдаться или убить.
Ри не был красив – он просто выходил за все рамки и погружал сознание в первородный хаос.
Рокэ откинулся на кровать, нежно прижав к себе демона, закатную тварь, будущего любовника… Ри. Того Ри, который хлестал смешанную со спиртом кровь, который пытался разорвать опутывавшие узника Багерлее цепи, который матерился от боли, наступив на раненую ногу… Того Ри, которого Рокэ уже целовал сегодня.

Леденящее совершенство в данный момент откровенно кайфовало. Как, в принципе, кайфовало всегда после очередной победы. А ведь подумать только, что когда-то давно это потрясающее ощущение нежности и нужности пугало...
Конечно, это было так просто - заглянуть в глаза и привязать к себе... Для демона, закатной твари - неимоверно просто...
В конце концов, никто никогда не протестовал - после одной встречи взглядов на протесты не оставалось сил ни у кого.
Проверено, и не раз.
А мысли о том, что не со всеми можно так поступать... после первого десятка раз перестают приходить.
К тому же, Рокэ и сам невозможен до крайности. Особенно когда вот так обнимает...

Внезапно Рингилу захотелось хлопнуть себя ладонью по лбу – помешало лишь то, что обе руки были заняты. Маршалом.
До полосатика с некоторым опозданием дошло, что Рокэ, при всей его раскрепощённости, вряд ли относится к любителям прилюдного слэша… Да и вообще находится в данный момент в полушоковом состоянии. Демону срочно требовалось взять инициативу на себя.
Рингил улыбнулся, ставя небольшое затуманивающее поле:
- Вот… теперь эту кровать увидят только Мэлис и крылатая, но от них не скроешься. Никак… - И демон потянулся губами к шее кэналлийца.
Осторожные горячие губы на шее… спускаются к ключице… отрываются…
- Если хочешь, я сменю оболочку на женскую, - по-кошачьи бесстыжая закатная тварь подмигнула Первому Маршалу.
Вместо ответа Рокэ стянул с абсолютно привлекательной сволочи разрисованную какими-то ужасами рубаху. На несколько секунд замер, любуясь идеальным телом Ри…
Этих секунд демону хватило, чтобы сползти по телу Алвы…

-Какие кадры накрылись, - тихо, но с чувством произнес "Альдо". - Ладно, потом наверстаем. Так, эрэа Элиан, отключаем камеру, сквозь это поле она не возьмет... Приведите в чувство вашу подругу и... в общем, там на стенке расписано, кто сегодня с кем спит, вам, как гостьям, предоставляю право выбора.
"Гостьи" ошалело переглянулись. Да, даже для неформалов, полагающих себя частью Дома Ветра, сегодняшние события были чем-то аххэрэненным... Особенно финальный яой. А тут еще и прямое предложение... несколько фрилавного характера.
-Все! Всех распихала! Конечно, завтра опять окажется, что кто-то пролетел, но пока я все закрыла! - Мэлис от избытка чувств взлетела к потолку, но сразу же спустилась на место. - Альдо, ты смотри, они там уже в кости играют...
-А почему бы благородным эрам не поиграть в кости на свою честь? Я же так понимаю, они там далеко не на деньги играют... Кстати, у тебя кэналлийское осталось? Я видел, ты приносила, - фамильная зоркость Раканов, вероятно... Мэлис обреченно вздохнула и протянула крылатому "Альдо" бутылку с вином, уступавшим кэналлийским сортам раз в пять, но все же вполне приличным. Оказалось, что у Раканов бывают приступы щедрости, ибо вино предназначалось гостьям. Вероятно, для более легкого вхождения последних в местное общество.
-В общем, завтра мы вываливаем на природу, - Мэлис выглянула в окно, где обнаружился пасмурный ранний вечер. - Искать натуру, строить декорации... (с огромным наслаждением вымарано цензурой). Пойду с народом поиграю... Я же благородная эрэа, не так ли?
-Естественно, - "Альдо" улыбнулся краем рта. - К счастью, честь Раканов бесценна...
-Даже гоганы не польстятся, - прокомментировала Анориель.
-Так что я играть не пойду. Я иду учить роль, - "Ракан" вытащил из воздуха экземпляр "Красного на красном". - Мне кажется, я что-то упустил...

…Первого Маршала Талига разбудило щекотание в носу. «Откуда в Багерлее перья?!» - подумал медленно выползающий из сонных глубин Рокэ. Затем он осознал, что вокруг далеко не так жарко, как обычно в камере… а рядом лежит худенькое мужское тело. Без одежды. Тесно и нежно прижавшееся. Так это что, не сон?!
Рокэ открыл глаза. Хрена там, а не Багерлее! Вчерашний Закат, усыпанный павшими в неравной борьбе с алкоголем, любовью и сном телами. Прямо на лице маршала покоится белое с чёрными пятнами крыло «Альдо». А совсем рядом – Ри. С невероятно довольным и расслабленным выражением лица. С руками, лежащими как раз там, где и полагается после долгой, бурной и сладкой ночи лежать рукам нежного любовника.
Герцог дёрнул головой, отодвигаясь от лезущих в рот, нос и глаза раканьих перьев…

"Альдо" пробурчал что-то невразумительное и заворочался, переворачиваясь на другой бок. Теперь крылья анакса подметали пол, а к маршалу было обращено сонное и крайне "начитанное" лицо с небольшим багажом под глазами. Не поднимая век, "Ракан" потянул на себя то, что, вероятно, полагал одеялом. Вообще-то это была не слишком чистая простыня, которой были задрапированы два тела, за возможность лицезрения и изображения коих любой художник отдал бы обе ноги. А любой художник с наклонностями слэшера - еще и руку, но потом...

От шевеления простыни заворочался Рингил. Не просыпаясь, потёрся щекой о плечо маршала, затем всё-таки раскрыл глаза…
Рокэ не успел отвести взгляд – но на сей раз глаза Рингила не оказали такого убойного действия. Просто… вспомнилось всё, что было вечером и ночью. Герцог непроизвольно улыбнулся, погладил полосатика по голове и попытался выбраться с кровати. Согласно закону вечного свинства, крылатая версия Альдо выбрала для открытия почему-то серых глаз именно этот момент.

-Куда ползем? - сонно поинтересовался анакс. - Рано еще...

- Конечный пункт моего путешествия династии Раканов не касается, - к Алве возвращалась его легендарная язвительность. – Равно как и моё представление о подобающем для пробуждения времени.

"Альдо" моргнул. Посеревшие было глаза вновь обрели фамильный тараканий голубой цвет.
-Интересно, - протянул анакс, - вы так и не поняли, что идти вам некуда? Рингил, предатель, ползи сюда и рассказывай, чего наговорил нашему гостю...
-Да ничего, - демоненок с самым умильным выражением мордочки лица потянулся. Потом зевнул. - И почему сразу "предатель"?
-Да потому, что Рамиро-первый по сравнению с тобой...
-Кто? - через спинку кровати перегнулся Мелькор в образе. - Впрочем, мне не привыкать к тому, что я - символ отрицательный...
С потолка в отрицательный символ немедленно кинули подушкой.

Рингил немедленно поставил антизвуковку.
- Рокэ, идти тебе здесь действительно особо некуда, во всяком случае, в одиночку. Вампиры, воплощения Хаоса, демоны – это нормальный срез по местному населению… Здесь из людей, кстати, только ты да те две девушки, которые нам идею подали.
Поглядев на непроницаемо-холодное лицо герцога, Рингил огорчённо выматерился.
- Так, крылатая, объясни на пальцах, что та-Ракан из тебя – как из меня Окделл. Иначе Рокэ так и будет злиться…

-Хорошо, объясню, - "Альдо" раздраженно дернул крыльями. Тараканья внешность размазалась и растворилась, открыв любому абстрактно любопытствующему взгляду полуголую крылатую девушку с фамильно полосатыми волосами. Впрочем, что-то раканье в ней было - возможно, лепка лица. - Хотя мне кажется, что герцог и сам все понял. Это раз. И идея все-таки была твоя... Это два. И по справедливости объяснять Алве все, включая то, почему он должен играть сам себя, обязан тоже ты... Но поскольку чужое горе, как обычно, валится на меня... И я вообще не могу ничего говорить, когда ты на меня так смотришь!
-А я все объяснять и не просил, - вздохнул Рингил.

Все несообразности предыдущего дня наконец разъяснились. Демоны, играющие в людскую историю – да, это объясняло всё. Кроме того, почему они не похожи на всемогущих и беспечальных. Рокэ слишком хорошо знал людей, чтобы отмахнуться от усталости и боли, фонтаном бивших из крылатой девушки, с упоением игравшей главного придурка Золотых Земель. И то, что она никогда не была человеком, не делало эту боль слабее – скорее наоборот.
Тренированное тело фехтовальщика даже с утра слушалось прекрасно – Алва лёгким прыжком перелетел через Ри и крылатую.
- Простите меня, леди, - Рокэ почти никогда не просил прощения. А уж искренне – вообще в первый раз за последний десяток лет. – Я полагал вас какой-то версией своего врага.
Маршал встал на одно колено, наткнувшись попутно на удивлённый взгляд Ри.

-Охотно прощаю, - крылатая протянула маршалу руку. - Вставайте - во-первых, пол холодный, во-вторых, грязный. А ваше здоровье - это культурное достояние не одного мира... Кстати, герцог, если вам интересно - роль Альдо мне тоже навязала вот эта полосатая подделка под Окделла. Но мне приятно слышать, что вы так высоко оцениваете качество моей игры...

- Игра того стоит… крылатая, - Алва специально сделал паузу. Называть кого-то, кроме носителя, именем Альдо даже Рокэ не пришло в голову – ибо слишком жестокая идея. – Что запланировано на сегодня?
Герцог плавно переместился на край кровати, одновременно нашаривая взглядом что-либо, похожее на одежду.

-Выезд на природу, кажется. Мэлис, когда проснется, пойдет ставить декорации...
Крылатая задумалась, затем уставилась на Рингила. Тот немедленно слез с кровати и принялся складывать рядом с эром детали его костюма. Один сапог пришлось вытаскивать из-под чьей-то головы.
-А вот что запланировано конкретно для вас, я даже не знаю, - демонесса целомудренно завернулась в крылья и повернулась к "отрицательному символу", временно выключившемуся из беседы. Мелькор, не закончив стряхивать с волос мелкие перья, вошел в область, охваченную защитой от проникновения звуков вовне. - Мэл ничего не говорила?
-Мне - нет, - за исключением перьев, "Рамиро" выглядел так идеально, как с утра может выглядеть только прекрасно выспавшаяся личность. - Вот его бы спросить...
Проследив за направлением темного взгляда, крылатая обнаружила дрыхнущих на потолке Мэлис (в образе Айрис) и Гортхауэра (в образе Робера)...

- Это, как я понимаю, исполнитель роли моего легендарного предка в этой мистерии, - усмехнулся Алва. – Между прочим, отрицательным образ Рамиро является только в глазах Людей Чести, чьё мнение всем разумным людям глубоко безразлично. Так что вынужден разочаровать вас, традицию исполнения отрицательных ролей вам поддержать не удалось.
- Даже так? – мягко спросил Рингил. – Рокэ, ты не представляешь себе, сколько в реальностях идиотов. Так что найдутся и нелюбители Рамиро, куда же без них...

-Да ведь меня на родине отрицательным героем тоже называли существа, чье мнение разумным не выглядело даже с большой натяжкой, - Мелькор улыбнулся - привычной грустной усмешкой, которая на этом лице смотрелась не совсем органично. - Вас вот тоже не все разумные существа любят... Зависть и глупость - понятия, неизживаемые принципиально. Я в этом убедился в свое время на примере отца и младшего брата...

- Давай не будем про твоих (вырезано цензурой) родственничков, Мелькор, - поморщился Рингил. – Таких изумительных придурков всё-таки мало. Если помнишь, я на своей шкуре знаю, что они такое… и почему именно «что», а не «кто».
- Думаю, у меня будет время услышать эту историю, - Алва искоса глянул на крылатую, явно командовавшую всем этим бардаком. – Разумеется, если мне захотят её рассказать…

-Эх, герцог, здесь почти у каждого гостя за спиной такая история, в которую возвращаться не хочется, - крылатая вздохнула. Вздох перешел в легкий зевок. - Нет, конечно же, если вы изъявите желание эти истории послушать, вам их сразу же расскажут. Я распоряжусь, чтобы вам дали время на акклиматизацию... в смысле, привыкнуть к нашему обществу. Все равно - пока я сценарий до ума доведу, пока декорации достроят... Опять же, некоторых актеров не хватает, осталось узнать, каких...

- Я думаю… - начал герцог, но его грубо прервали.
Рингил схалтурил, поставив одностороннюю антизвуковку, и теперь все совещающиеся личности излишне отчётливо расслышали дикий девичий вопль из коридора:
- Вы готовы к возвращению Лины?! – рыжее воплощение маленькой вредной лисички иногда было склонно к честной игре и предупреждало о своём пришествии заранее.
- Мать твою Контером через якорь, - обречённо прокомментировала с потолка Мэлис. – Ну какого неприличного растения она всегда приходит с утра?

-Я же ей вчера сказала - будет вести себя в том же духе, получит роль Циллы! - мученически простонала крылатая. - А Лауренсией я назначу кого-нибудь поприличнее...
-Доченьку Князя? - уточнил Рингил из-под майки, которую как раз спешно надевал.

- Ты полагаешь, это называется «поприличнее»? – Иронически улыбнулся Мелькор. – А по-другому Лина вести себя не умеет, она слишком живая и беззаботная…
Тут дверь открылась. То есть распахнулась. То есть её распахнули. Для разнообразия, не звуковой волной, а прозаическим пинком.
Всем желающим и нежелающим представилась возможность пронаблюдать исполнительницу звукового террора. Худенькую, рыжую, с огромными и потрясающе наглыми глазами. И с мечом на крутом бедре.

-Настоящая фульга, - "а точнее, "фулиганка", но это и так все знают". - Доброе утро, Лина! - крылатая помахала рукой, изображая приветственный жест, и еще раз зевнула. Вот тут всякие маршалы поднимают с утра пораньше, потом стихийное бедствие подключается... Для разнообразия, приходящее. Отправить ее, что ли, с Мэлис - ландшафт перекраивать? И так, кажется, спецэффекты уже повесили... Впрочем, когда Лина чего-то хочет, ее "вежливую просьбу" себе дешевле выполнить.

- Всем привет! – всё на той же повышенной громкости поздоровалась рыжая бестия. – Ой, а кто это такой красивый?
Разумеется, полуобнажённый Рокэ Алва никак не мог укрыться от зорких глаз Лины. И, естественно, рыжая нахалка могла сделать только одно…
Кровать в очередной раз протестующе крякнула, когда на неё рухнули Первый Маршал Талига (одна штука) и воплощение Хаоса (тоже одна штука). Сверху на эту колоритную пару свалился подсечённый под коленки ножнами Лины Рингил. А из-под кучи раздался горестный мат сразу на нескольких языках…

-Однако, групповуха, - меланхолично заметила Мэлис. С потолка открывался тот еще видок...
-Да нет, просто бардак, - поправил Гортхауэр. - И мне вот с этим в парных сценах играть...
-А ты предпочел бы старшую доченьку Князя? - демонесса невольно усмехнулась. - Но она же совершенно играть не умеет, а у Лины есть какой-никакой сценический опыт...

-Да слезьте вы все на (не пропущено цензурой) с меня! - наконец завершила тираду крылатая. - Или дайте наконец скальпель, я эти проклятые крылья отрежу, и лежите на них сколько хотите!

- Лина, давай мы пойдём во-о-он в тот угол и… поговорим, - полосатый демон кое-как выбрался из хаоса рук, ног и крыльев.
– Эр, да встаньте же вы наконец, если не желаете пользоваться ситуацией! – крылатая попыталась уронить Рокэ рядом с собой и встать наконец с кровати. Во избежание.

-Как думаешь, встанет? - обмен репликами на потолке продолжался все в том же грустно-утреннем духе.
-А ты о чем? - рефлекс опошления у Мэлис срабатывал в любом состоянии, ибо выработан был еще в школе. В какой эпохе у Гортхауэра закрепился рефлекс покраснения ушей - науке неизвестно... Но работал он не хуже.

Внизу же к разгребанию кучи попытался подключиться Мелькор. В смысле, подключился-то он подключился, но на уровне "только просмотр", ибо так и не понял, с какой стороны подступаться и кому помогать...

- Леди, вы уверены, что нас не замучают советами? – скатившийся с крылатой, но совершенно не собирающийся убирать с её талии руки герцог ехидно улыбнулся. – Быть может, перенесём более тесное знакомство на потом?
Вопреки своему предложению, Алва провёл рукой по позвоночнику лежащей рядом девушки, заработав показанный украдкой большой палец вверх от Рингила. Идеал мазохиста, не успев дотащить рыжее стихийное бедствие до ближайшей лежанки, прилагал героические усилия к сохранению обоих тел – своего голого и девичьего обнажающегося – в вертикальном положении. Получалось хреново – когда Лине приходила в голову какая-то мысль, остановить волшебницу было невозможно.

-Замучают, конечно, - крылатая потянулась, но сразу покосилась на Мелькора, который, похоже, по привычке решил присоединиться. - И не только советами. Учитель, у вас перья в волосах, идите к зеркалу... Там где-то расческа была. Мэлис, тебе Рокэ прямо сейчас нужен?
-Я не в образе, - откликнулись с потолка.
-Тогда завесь нас и скажи этим паппарацци, чтобы прекратили снимать! Кому в наше время нужны кадры, где герцог Алва любит родину и женщин?
Смущенная Пшикер, как раз припавшая относительно трезвым глазом к окуляру видеокамеры, отключила агрегат...

«Одного паппарацци ты не уняла, - усмехнулся про себя Рингил, решивший приготовить для крылатой подарок на следующий день рождения. – Хотя… - полосатик заметил изящный жест Мэлис, сопровождающий постановку завесы и отключение заранее настроенного палантира. – А, не очень-то и хотелось…»
И Рингил всё-таки перетащил худенькое и уже неодетое тело Лины на лежанку.

«Что эсператисты, что олларианцы врут, как Люди Чести, - подумал Алва, любуясь лежащей на расстоянии дыхания девушкой. – У закатных тварей есть и красота, и крылья…» На этом маршал прекратил теологические изыскания и провёл кончиками пальцев по щеке крылатой:
- Леди, мы не в равном положении, - мягкая улыбка смягчила иронию тона. – Я не знаю Вашего имени…
-Фактически, у меня его нет, - крылатая вздохнула. - Иногда Мэлис свое одалживает, когда уходит, иногда прозвищами называют. Рокэ, можете звать меня, как вам хочется.
"Закатная тварь" перехватила руку маршала и придвинулась - совсем близко.
-А разве вы всегда интересуетесь именами?

- Только когда имя принадлежит интересному… - маршал запутался в словах. Определение «человек» девушке не подходило напрочь. – Интересному существу.
- И как же вы назовёте меня?
- Вы знаете, как у нас называют противника того бога, о котором говорят наши святоши?
Крылатая кивнула.
- Я позаимствую для вас одно из его имён… Чужая.

-Я согласна, - тихо отозвалась демонесса и положила ладонь на плечо маршала. Темно-серые глаза Чужой вдруг полыхнули зеленью.

А тем временем на лежанке (смастряченной методом коллективного творчества из обезноженного стола и большой кучи одеял) происходило нечто из разряда, не пропускаемого цензурой. Хотя, конечно, Рингил и Лина на фоне общей утренней активности проснувшегося народа выделялись слабо. Даже на потолке имела, так сказать, место вторая серия ночного буйства.

В общем, ничто не предвещало беды, стояло и даже двигалось возвратно-поступательным курсом обыкновенное, даже слишком тихое (хоть и активное) для второго этажа верхолесского Бара утро... Но закон подлости никто не отменял. А в данном случае он выразился во внезапном подъеме из комы уже многократно отпетой и отчитанной совести, принадлежавшей лично Мэлис...
При всей своей нелюбви к выполнению дел, заботливо протягиваемых с просьбой сделать товарищами, сидящими на шее, демонесса никогда не пускала процесс на самотек. Поэтому вместо совершенно нормального и ожидаемого крика с потолка полетело следующее:
-Мать-перемать (дальше следует длинный черный зигзаг через абзац, выполненный маркером. Цензор выпал в осадок на рабочем месте)!
Естественно, что после этого смогли продолжать далеко не все. А уж когда из того же источника посыпались уточнения, все отвлекшиеся имели редкую возможность наблюдать, как Повелитель Воинов в образе Повелителя Молний ползком отступает по ободранной побелке по направлению к люстре. Закончилась тирада вполне предсказуемо...
-Дарк, слезь с Зойки! Лина, вылезай из-под Рингила! Оба ко мне!
Полетевшие в потолок заклятия Мэлис поймала голой рукой, смяла в кулаке до состояния маленького комочка и прилепила под надпись "Средства массового уничтожения", тянущуюся вдоль наполовину заклеенного стыка плит перекрытия.
-На должности мастеров по спецэффектам и декорациям вы сами вызвались. Так что даю пять минут, - демонесса принялась одеваться. Закончив с этим, Мэлис глянула вниз и поймала еще одну оформившуюся мысль. Связанную с тем, что все-таки одних иллюстраций определенно недостаточно. А значит - может потребоваться консультант...

Маршал на мат и летающие по комнате Драго Слейвы пополам с Веномами не прореагировал никак – ему было абсолютно не до того. Резкие, тяжёлые черты лица и дикая, абсолютно ненасытимая тоска по ласке притягивали Рокэ к Чужой – и не позволяли ни на что отвлечься. Слишком близко это было к тому, что сам Алва никогда никому не показывал…
Когда идея о консультанте окончательно оформилась в демонской голове, Мэлис мягко прошипела:
- Крылатая, я всё понимаю… Но отпусти герцога, ОН МНЕ НУЖЕН!!! – в конце полосатая демонесса всё-таки сорвалась на ор.
- Леди, я присоединюсь к вам спустя некоторое время, - Рокэ даже не соизволил обернуться и произнёс эту реплику, лаская кончиками пальцев губы Чужой. – Сейчас я не менее нужен, но не вам.
- Не надо, герцог, - Чужая улыбнулась. – Время у нас есть, это же не тот мир, где мне приходится жить…

-Правильно, времени у вас еще будет до Контера, - Мэлис нервно провела рукой по волосам, в которых прорезалось несколько огненных полосок. - А установка декораций запланирована на сегодня... Рингил, ну ты-то куда лезешь?
Полосато-седое воплощение неутомимости довольно резво прыгало на целой ноге по направлению к родной сестре, обгоняя одевающуюся на ходу Лину.
-А я с вами! - и тут демон выдал шестую ноту, ибо споткнулся о кого-то из лежащих зрителей. На коего и приземлился.
-Куда ты пойдешь, инвалид умственного труда? - снова зашипела Мэлис. - Ты же на ногах не стоишь!
-Не волнуйся, сестра, я справлюсь, - с индифферентного в принципе тела поднялся уже готовый Окделл. Правда, непонятно, в каком поколении. - Я свою честь не уроню!
-Герцог, пожалуйста, повлияйте на своего оруженосца! - Мэл раздраженно дернула выползшую на лицо прядь волос.

- Вы полагаете, на него можно повлиять? – маршал иронично улыбнулся. – Юноша, останьтесь здесь. Я не смогу подсказывать детали ландшафта, если вы будете сверлить меня преданным взглядом и рассуждать о чести…
- Ну вот, как всегда, - огорчённый «Дикон» вернул себе полосато-чудесный облик. – Рокэ, держись у Лины за спиной, а то она каак продемонстрирует спецэффект…
Закончить фразу Рингил не успел – был слишком занят ловлей спецэффекта. Поймав и нейтрализовав, констатировал:
- Вот именно об этом я и говорил.
Алва усмехнулся, погладил Чужую по плечу и ответил:
- Ри, я приму твой совет к сведению…

Крылатая совершенно по-кошачьи мурлыкнула. Рингил завернул скомканный спецэффект в какой-то фантик и метко кинул в вазочку с конфетами. В демонической форме полосатая вредность куда уверенней стояла на полу - пока не начинала двигаться. Собственно, с такими травмами полагается соблюдать постельный режим, причем желательно в одиночку...
Но демона одиночество никогда не прельщало. Поэтому Рингил нагло полез на не остывшее еще после маршала спальное место.

- Скажите, мы будем сегодня делать дело или меня зря оторвали? – герцог обращался ко всем сразу.
- Будем-будем, - с нехорошей улыбкой отозвалась рыжая разрушительница. – Мэлис, транспорт организуешь?

-Сделано, - в воздухе зависла овальная рамка портала. - Народ, вернемся мы сегодня, так что не разбредаться и бардак до абсурда не доводить... Рингил, оставляю все на тебя!

"Взаимоисключающе, - подумала крылатая, провожая взглядом исчезающие в портале спины. - Блин, мне еще сценарий дописывать..."

«Не допишет», - закончил подслушанную мысль любимой Рингил, скорчил максимально невинную мордочку и заявил:
- Так, народ, нас просили не доводить бардак до абсурда…
- В абсурде неплохо разбираюсь я, - усмехнулся «верблюд».
- Вот и скажешь, когда дойдём, - разрешил внутренний конфликт ЦУ полосатый мазохист. – А теперь – дружно принялись за бардак!

Собственно, в том, что ценные указания народом восприняты не будут, Мэлис и не сомневалась. Но демонесса никогда не отрицала тот факт, что лидер из нее получается более чем аховый.
А никто другой на роль главврача сложившейся психушки и не согласился бы...
Пейзаж по ту сторону портала оказался неимоверно тихим, мирным и безлюдным. Собственно, последний фактор был задан в качестве основополагающего - по поводу набора массовки у Мэл были свои идеи, коими (равно как и мыслями по поводу некоторых умышленно оставленных незанятыми ролей) она ни с кем делиться не собиралась.
-Как вам нравится этот пейзаж, маршал? - обратилась Мэлис к "консультанту". - Что-нибудь напоминает?

Ничего особенного пейзаж маршалу не напоминал – только безлюдность кое на что намекала.
- Разве что долину Биры после оползня, - сообщил Рокэ самым светским тоном. - Только трупов не хватает. И грязи.

-Трупы будут, - Мэлис прикинула вероятное количество отработанного материала, которое могла бы при необходимости выделить бабушка. - Но потом... Знаете, давайте сделаем проще. Вы будете думать о местах, в которых побывали за последние годы, а я поймаю картинки и уже ими буду пользоваться. Иначе мы тут будем натуру искать целую вечность...

- Не могу сказать, что мне нравится идея перебрать все места моих странствий, - поморщился Первый Маршал Талига. – Их было слишком много и не все из них приятны. Давайте начнём вот отсюда…
Алва неопределённо шевельнул рукой.
- Да, может быть, на время установки декораций вы вернётесь в свой обычный облик? Меня нервирует столь похожая на девицу Окделл дама, обладающая умом и магическими способностями.

-А? - Мэлис оторвалась от как раз пойманных пейзажей Кэналлоа. - Конечно, если вас не смутит мой настоящий облик...
Полосатые волосы, только что лежавшие в довольно приличной прическе, окончательно обрели два природных цвета и буквально вспенились, заслонив лицо. Мэл привычным жестом заложила крайние локоны черно-рыжей копны за уши, открыв совершенно ничем не напоминающее фамильный анфас и профиль Окделлов лицо. Фигура, кстати, тоже претерпела несколько качественных изменений. Собственно, лишь возраст остался прежним.

Герцог на несколько секунд замер, внимательно разглядывая демонессу. Очень захотелось то ли отшатнуться, то ли броситься в ноги сгустку безумия, иронии и отчаянного веселья, воплощённому в этой… не столько красивой, сколько убийственно притягательной… девушке.
Дождь, дождь бьёт, как жало,
Гром, гром ворчит устало.
На щеках я ощущала
Слёзы или кровь струится.

Крик, крик ночного гона,
Звук, звук усталого стона,
Свист широких крыл дракона -
Всё слилось в ночной погоне…
Старая песня сама сорвалась с губ кэналлийца. Она исключительно подходила настоящей Мэлис.
- Такая вы мне нравитесь куда больше, - улыбнулся Рокэ.

-Рада слышать, - Мэлис дежурно улыбнулась. Собственно песня напомнила ей один старый, символьно-пророческий сон... Но те символы и пророчества относились к другой жизни. - Думаю, теперь нам будет проще сотрудничать.
"Да и кому может вообще нравиться та роль, которую я играю?"
Чувства собеседника Мэл ловить и не пробовала - не было причины.
Собственно, мощный демонический разум был занят исследованием доступной местности на соответствие зафиксированным образам. Кое-что нашлось... Демонесса захватила силовыми линиями спутников и совершила мгновенное перемещение в локацию, напоминающую искомый вид.
-Похоже? - Мэлис обвела рукой развернувшуюся вокруг панораму. - Конечно, кое-что придется добавить...

- Даже слишком похоже, - надел маску скучающего шутника кэналлиец. – Качество работы закатных тварей меня уже не изумляет…
- Зато изумляет творящийся в Закате бардак, - рассмеялась Мэлис. – А вы не изумляйтесь, у нас это нормально…
Алва потянулся к тому месту, где обычно висела фляга с касерой.

-Я понимаю, некоторые откровения нужно запивать, - Мэлис мысленно потянулась через несколько реальностей к предмету, который был определенно необходим маршалу. Нечто похожее отыскалось. - Возьмите.

- Благодарю вас, леди Мэлис, - Рокэ на автомате свинтил крышку. – Желаете?
- А смысл? - Мэлис вздохнула. - Меня такие напитки не берут. Только перевод продукта получится.
Ворон отхлебнул из фляги – так же, как теньент Аррохада когда-то пил на палубе «Каммористы»…
- Можете использовать эту часть моей истории, леди, - Рокэ улыбнулся, – она, по крайней мере, лучше того, что я могу вспомнить о государственных делах.

-Не волнуйтесь, герцог, - демонесса подумала и решила, что не стоит делать тайны из вещи, о которой обязательно придется рассказывать. - Ваши воспоминания об этом нам не особенно нужны. Мы и так практически все знаем. Хотя, конечно, если вы захотите внести коррективы в сценарий, никто против не будет. Ваших впечатлений в наших материалах маловато...

- Значит, вы не всё понимаете, - Рокэ решил развить тему, но…
Даже первый маршал Талига не может сразу адаптироваться к творящемуся вокруг демонов Хаоса высокомагическому беспределу. Особенно когда эти демоны целенаправленно собирают вокруг себя чрезвычайно неординарных (если не сказать «полностью больных на голову») личностей.

- Да что ты в огненной магии понимаешь?! – вопросила на излишне повышенной громкости рыжая бестия. – Сейчас я покажу, как это делать надо!
Лина махнула рукой…
- Чёрт, куртка мешается! – после очередной акустической атаки колдунья решила избавиться от всех потенциально мешающих предметов одежды, сгружая их, как на вешалку, на малость пришибленного её голосом Дарка. Оставшись в необходимом минимуме одежды – браслеты, пентаграмма на груди, бандана – Лина закружилась в сложном, почти шаманском танце. Возможно, у неё всё бы получилось, но девушка не заметила валяющуюся на земле ветку, споткнулась…
С губ рыженькой стервы вместо слов Силы сорвался изощрённый мат. Накопленная за время танца энергия окутала тонкие пальцы колдуньи – и ударила в небо синими молниями, образовывавшими кольцо где-то в километре от земли. Через несколько секунд в кольце сверкнул огонь – и вместо неопознанного магического спецэффекта в небе появилось нечто, напоминающее помесь истребителя времён Первой Мировой с рамой от гоночного велосипеда. Хреновина просела почти до земли… резко зависла, игнорируя и гравитацию, и инерцию.
Из передней кабины аппарата выпрыгнул – скорее вылетел – тонкий беловолосый гуманоид неясной половой принадлежности. Приземлившись на скалу, возвышавшуюся возле Рокэ, существо оглядело присутствующих… задержало взгляд на кэналлийце… и произнесло высоким нежным голосом:
- Всем привет, меня зовут Дио. Кстати, где это я?

-Ну вот, только его нам и не хватало, - Мэлис скривилась в гримасе, которая в учебнике по физиогномике наверняка значилась рядом с подписью "к ясновидящему пришло хреновое предчувствие". Затем демонесса махнула рукой (вероятно, заглянув предварительно в более дальнее будущее) и ответила: - Вообще-то - на съемочной площадке. Но съемки еще не начались, так что вы нам, уважаемый Солист, не мешаете...

- Я надеюсь, - тихо ответил демонессе новоприбывший. – Присоединюсь к вам?
- Конечно! – Лина опередила Мэлис. – Ты нам не помешаешь, Дио!
Солист на протяжении всей беседы смотрел только на кэналлийца. И любому, кто хоть раз видел Дио раньше, было понятно – юноша в очередной раз влюбился, даром что он это так не называет, а проявляет…. Ну очень по-разному.

-Посмотрела бы я на того, кто осмелится ему отказать, - сообщила окружающему пространству Мэлис. - Ну что, мы сегодня работать будем или дурака валять? Я как-то планировала достичь большего...

- Ловите, - улыбнулся Алва. И вспомнил… всё. Бой на Дарамском поле, Барсовы врата, Биру, гибнущие галеасы, «перевязь Люра», дуэли… Игру с Килеаном, попытки превратить Ричарда Окделла во что-то похожее на разумную личность… Всё.
- Надеюсь, этого хватит? – Рокэ снова улыбнулся.

-Хватит, - легко выдохнула Мэлис. Для демона, в каких-то восемь лет успевшего закачать в себя много миллиардов лет памяти (да еще и прокачать ее же сквозь себя) великих представителей своего рода, память Первого маршала была вполне терпимым и уложимым в голове потрясением. - Собственно, теперь я и сама справлюсь...
Демонесса криво улыбнулась.

Тем временем на втором этаже Бара происходил... Нет, не бардак. Ординарным бардаком там никого нельзя было бы удивить... В смысле, он присутствовал - но в качестве фона.
-Отстань, кому сказано! - что-то ожесточенно черкая в блокноте, отмахивалась от Зойсайта крылатая демонесса. - Все предложения - к Окделлу!
-Так он к вам на утверждение послал! - рыжее чучело, уже определенное на роль убиваемого собственноручно Раканом гогана, не переставало тянуть режиссера за крыло. - Роль еще не закрыта, кажется...
-Так, - крылатая нехорошо посмотрела на сжавшегося в комочек Зойку. - Утверждаю твоего кандидата на роль Кальдмеера, только зови его сам! И все последствия - тоже на твоей совести... то есть на пустоте...

Под прикрытием фона и под видом нормального группенсекса в углу комнаты проходило диванное совещание. Участвовали: эр Штанцлер, то есть Князь, временно абстрактный выходец Нараку и за надоедливость получивший роль Жиля Понси Дима. Слушалось дело №1, посвященное звездной проблеме - в смысле, приглашенной на съемки звезде, временно отсутствующей...
Слушание проходило в крайне нервном формате. Собственно, одно единодушное мнение у товарищей спорящих уже нарисовалось - Рокэ Алва должен исчезнуть с горизонта. И сразу всем станет очень хорошо. И фильм снимется без проблем, и новые геометрически-любовные фигуры, прорисовавшиеся без надобности, исчезнут...
Последнее особо интересовало Князя, который после памятной встречи Нового года определенно положил глаз на (некоторые не менее ценные части тела тоже, но с другим предлогом) Рингила и новым стилем поведения полосатика был крайне недоволен.
Пока что на мнении все и буксовало. Практическую часть никто на себя брать не хотел - даже Нараку, которому физически некуда было падать, даже Князь, которому некуда было падать морально... Как-то народ уже свыкся с мыслью, что сниматься в фильме хочет, и хочет горячо. Даже, может быть, не в Самой Главной роли, но хотя бы имея возможность получить оную...
В общем, результат совещания временно описывался по формуле "много движений, никаких достижений"...

Крылатая, завернувшись в собственные крылья, пыталась сосредоточиться на пятой странице сценария.
Рингил отбивался от недовольных, передумавших и проявляющих инициативу обитателей комнаты - то есть, жертвующего свободным временем меньшинства.
Бардак медленно перетекал в абсурд.
Собственно, именно этому процессу и была отчасти посвящена кривая улыбка Мэлис Крэш, уже готовой к работе с декорациями. Но выражение лица демонессы обычно понималось превратно любой аудиторией.

- Леди Мэлис, вы всё-таки не поняли одну довольно очевидную вещь, - кэналлиец усилием воли оторвался от созерцания беловолосой версии Рингила, только что свалившейся на буйные головы. - Вы увидели мои воспоминания, но вы не сможете показать историю "Каммористы" так, как надо. И любую другую историю из моего военного прошлого. Вы не привыкли мыслить теми категориями, которые тут необходимы.
-О каких категориях вы говорите, маршал? - Мэлис прекратила рассматривать далекую комнату и вернулась в настоящее. - О военных, политических, исторических? Я могу мыслить любыми категориями. И не просто могу - я это делала...
- Вы не мыслили категориями заранее оплаканного мертвеца, - светским тоном сообщил Алва. – Разве что стащите у меня это непередаваемое ощущение…
-О, - в глазах Мэлис блеснуло нечто непередаваемое. - Если проблема в этом, то считайте, что ее нет. В моей жизни были эпизоды, когда меня посылали сворачивать себе шею, и я понимала, что именно так звучит тайное желание моих руководителей... Правда, я всегда знала, что просто перестану себя уважать, если вернусь на щите.
Рокэ улыбнулся. Примерно так же, как улыбался на Дарамском поле.
- Прекрасная госпожа, вас посылали другие. И вы возвращались им назло. А я посылал себя на верную смерть сам. И возвращался только потому, что мне противостояли абсолютные идиоты. Немногим умнее Окделла.
-Рокэ, мне в большинстве случаев тоже, - Мэлис решила не проверять по памяти точное соотношение. - Да и руководители у меня появились далеко не сразу... Подчеркиваю, формальные. Я не приносила им клятв верности, даже про себя...
- И вы выполняли задание только для себя, - констатировал очевидный факт кэналлиец. – Вот потому вы и не понимаете. Знаете, Мэлис… Я вам даже в чём-то завидую.
Алва снова потянул с пояса флягу со спиртным.
- Кстати, вот и ещё одна проблема, - улыбнулся маршал. – Вы не представляете, как много значит для солдата возможность хлебнуть хреновой касеры.
-Для себя? - демонесса рассмеялась. - Раз или два, не больше. Когда я сбегала от перспективы стать во главе демонов. Почему-то очень многим не терпелось увидеть меня на... хм... троне. Меня спрашивать стабильно забывали... Впрочем, это не ваши проблемы. Скажу лишь, что о себе я думала в последнюю очередь, а в первую - о необходимости победить. Что же касается возможности хлебнуть... У меня уже есть идея, как прочувствовать значимость этой возможности.
- С нетерпением жду возможности услышать эту идею, - глаза кэналлийца смеялись. – Между прочим, мы с Вами – собратья по несчастью…
-Ну, та, кого вы назвали Чужой, может мне помочь. Будьте уверены, она отлично понимает ценность алкоголя в нужный момент, - Мэлис промурлыкала несколько нот какого-то мотива. - Вы о том, что вашей... хм... фигурой тоже хотели украсить престол? Так ведь пристойного королевства, а не сообщества раздолбаев!
-А вот теперь я начал сомневаться в том, что вы хорошо знаете Талиг, - Рокэ мог подобрать множество определений к государству, интересам которого преданно служил, но слово "пристойный" в этот список явно не вошло бы.
-Нет, это вы плохо знаете теорию относительности, - поправила демонесса. - И тех, кто мечтал стать моими... подданными. Честное слово, по сравнению с ними талигойцы - мечта правителя.
-Мэлис, мы работаем или мы валяем дурака? - поинтересовалась не выдержавшая длительного безделья Лина. У рыжей волшебницы определенно чесались руки.
-Работаем! Сейчас пойдем практиковаться на объекте "пейзаж Гальбрэ", - отозвалась Мэл. - Рокэ, вам уже можно отправиться обратно. В смысле, под крылышко к Чужой. И вот это мелкое бедствие, - она указала на Дио, - с собой возьмите...
- Это не стихийное бедствие, - улыбнулся маршал. – По сравнению с некоторыми моими друзьями эр Дио совершенно безобиден.
-А я и не говорю, что стихийное, - Мэлис хмыкнула. - Я говорю - мелкое. И если сравнивать с друзьями...
Демонесса внезапно помрачнела и замолчала. Затем открыла рядом с маршалом портал.
-Идите, Рокэ. Отдыхайте, развлекайтесь... Чужой скажете, когда будете готовы. А я пока здесь побуду. Поработаю.
- Хорошо, - коротко ответил кэналлиец. Невооружённым глазом было видно, что Мэлис сейчас трогать опасно для здоровья… в том числе и её собственного.
Тихо прислушивавшийся к разговору Дио слез со скалы и подошёл к Рокэ:
- Ты не оставишь меня, правда?
Герцог молча обнял Солиста за плечи, затем подхватил на руки – и шагнул в портал.
А бардак на втором этаже верхолесского бара тем временем перетек в терминальную стадию. Выражалось это в том, что доведенная до бешенства крылатая (а незачем было тырить дописанный до десятой страницы сценарий!) озверела, вернула себе облик анакса и принялась строить всех по образу и подобию взятого персонажа. Сценарий немедленно вернули, заниматься привычным делом перестали... В общем, народ резво разбежался по углам - делать вид, что учит роли. Особенно повезло тем, кого Гортхауэр позвал помочь со сценой "Кагетское гостеприимство", но они сами согласились.
В общем, привычная атмосфера глубоко влезла под угрозу развеивания, но тут положение спас Рингил. Он полез к великому режиссеру, правителю Золотой Талигойи, сюзерену и так далее с резонным предложением и музыкальным инструментом наперевес.
В результате, когда из портала, зависшего в центре помещения, вышел Первый Маршал с неопознанным и временно нелетающим объектом на руках, первым, что попалось ему на глаза, оказалась все та же многострадальная табуретка, на которой сидел Альдо Ракан с практически полностью почерневшими крыльями и меланхолично пел под аккомпанимент время от времени подтягивающего некоторые слова Окделла...

Круг мой, зверь мой,
Как, скажи, я без тебя?
У бездны на краю
Остались только ты да я.
Круг мой, зверь мой,
Ты да я, да мы с тобой,
Круг мой, зверь,
Я не твой, не твой, не твой...

В синем небе воронье.
Словно в сердце острие,
Но где же, где,
Где же царствие мое?
- Сказал бы я, где… - проворчал Первый Маршал, нетвёрдым шагом направляясь к кровати. На очередном припеве нервы Алвы не выдержали и он опустился на какую-то относительно мягкую лежанку, едва не уронив свой условно ценный груз.
Поющие столпы великой Талигойи на явление Алвы народу отреагировали слабо. Стоявший на одном колене Рингил был явно поглощен музыкой и желанием удержать равновесие. "Альдо" скорчил отрешенную рожу, удивительно подходящую к исполняемому тексту...

Круг мой, зверь мой,
Как мне дальше жить?
С кем встречать рассвет
И кого, скажи, любить?
Круг мой, зверь мой,
Точно ворон надо мной,
Круг мой, зверь,
Я не твой, не твой, не твой...

Черный ворон, белый снег.
Круг мой, зверь мой, человек,
Ну, что же ты, что же ты замедлил бег?

Ворон, распластавшийся на относительно белом одеяле рядом с новым гостем, казалось бы, совсем не слушал...


Твой круг
Стал твоей судьбой,
Словно хищный зверь,
Рыщет за спиной,
Он твой (твой круг),
Он всегда с тобой,
Словно хищный зверь,
Он ведь кровник твой,
Он твой!

Свой куплет Рингил пропел с невозможной для Окделловского голоса страстью, в завершении резко тряхнув головой и с любовью уставившись на "Альдо". Чернокрылый анакс, опустив голову, негромко допел финал...

Круг мой, зверь мой,
Как мне быть с тобой?
Я твой кровник,
Я навеки твой...

Рокэ очень хотелось сесть, развернуться и с ехидным выражением лица поаплодировать, но маршал от этого порыва отказался. Во-первых, он слишком устал. Разговор с Мэлис и то, что она вытащила из его головы - уже этого было достаточно с лихвой. Во-вторых, песня была хороша вне зависимости от личин, надетых исполнителями.
В-третьих, Повелитель Ветра приземлился рядом с забытыми кем-то листками бумаги. Взглянув на которые по привычке, заметил в тексте свое имя. Полагая, что для более пристального внимания этого достаточно, Рокэ Алва устроился поудобнее и принялся за чтение.

Первой же фразой, обнаруженной на верхнем листке, маршал элементарно подавился. Да так, что заметивший это Солист немедленно полез оказывать новому другу первую помощь... С трудом отдышавшись, Алва внимательно перечитал фантазию неизвестного автора (а значилось на листке следующее: "на престол взошёл Рамиро Ракан - внук Альдо по отцовской линии, и правнук Рокэ по женской. Характером он пошёл в прадеда - назло всем изобразил на своём гербе таракана, летящего против ветра...") и решил, что это все же чья-то шутка, а не предсказание грядущего. Далее лист покрывали различные гадости в адрес Господина В Белых Штанах (включавшие намек на гайифское происхождение Альдо) и какие-то невразумительные измышления... Впрочем, "Рокэ Ракана" маршал перенес уже легче, и даже заинтересовался загадочным ядом под названием "полоний", коим предлагалось отравить Альдо.
Но дальше пошло такое, от чего можно было только плеваться сквозь зубы матерными выражениями.

- Монсеньер, что с вами? – «Окделл» оторвался от инструмента и заметил небанальное выражение лица кэналлийца.
- Я не перестаю удивляться безграничности людской нездоровой фантазии, юноша, - Алва наконец нашёл, на кого выплеснуть накопившийся за время чтения яд. – Я надеюсь, вы не собираетесь использовать в качестве основы для мистерии ЭТО?
- Разрешите… - «Альдо» бесцеремонно выдернул из рук Рокэ текст.

Пробежав глазами листки, анакс фыркнул.
-Нет, конечно. Это не мой сценарий. Это чей-то фанфик... Скорее всего, его здесь забыли случайно. Рингил, не твое? - стопка порочащих честь и достоинство Повелителей документов перекочевала к "Окделлу". Тот немедленно покраснел, следуя роли.
-А было бы интересно это отыграть, - прокомментировал подошедший сзади Кселлос. Мазоку был в образе только частично - цвет волос и глаз остался прежним. - А, Ричардина?
Ксел приобнял Рингила за талию.

- Только с вами, уважаемый, в роли Мирабеллы, - улыбнулся Рокэ. Ситуация резко стала привычной… до Штанцлера обитателям «Заката» всё же было далеко. – Впрочем, могу ещё предложить роль Иорама Ариго.

-Иорама в этом произведении я что-то не заметил, - сухо сообщил Кселлос и убрал руку с талии Рингила. - Кстати, а кто Иорама играет?
-Младший брат Демьена, - автоматически ответил анакс, не глядя в приоткрытые глаза мазоку. - Я, конечно, уважаю мнение маршала, но ты у нас и так многостаночник. Взял зачем-то роль Колиньяра... Зачем, кстати?
-Это секрет, - в аметистовых радужках запрыгали недобрые искры. - А вообще - люблю я играть разные характеры. Что ж, раз никаких перестановок не предполагается...
Мазоку развернулся и исчез.

- Пакостить отправился, - констатировал «Окделл». – Рокэ, а чем тебя так испугал этот бред?
Маршал несколько секунд пытался понять, как на это ответить, не порываясь оторвать кому-либо из окружающих голову.
- Юноша, если я не боялся вашего прототипа, то и вас в женском обличье не испугаюсь, - наконец процедил маршал. – Но летящие против ветра тараканы – это даже по сравнению со Зверем Раканов несколько слишком.

Из углов донеслось несколько синхронных смешков, относившихся к летающему образу. Герб возможного потомка Раканов и Алва многим представился в красках.
-Рокэ, тебе попалась совершенно безобидная вещь, - Рингил окончательно вышел из образа. - Люди, чьей фантазии принадлежит эта бредятина, пишут еще и не такое...
-Но читать это совершенно не обязательно, - "Альдо" скомкал листки. - Лучше давайте мой сценарий посмотрим...

- Только сначала скажите, есть ли здесь место, где можно тренироваться с оружием, - вежливо попросил маршал. – Иначе я совершенно потеряю форму.
- Сейчас сделаю, - отозвался Рингил.
Через полторы минуты юный полосатый демон махнул рукой в сторону свежепоявившей двери в стене:
- Вот, Рокэ, там зал для фехтования. Рельеф пола настраиваемый, препятствия тоже, оружие на выбор…
Кэналлиец улыбнулся:
- Благодарю, Ри, ты меня в очередной раз спас.

-Надеюсь, ты сделал все как надо? - "Альдо" бесцеремонно сунул нос в дверь. - А кого в виртуальные партеры загрузил?

- Пару двинутых световым мечом по балде родственников, приддоголового блондина и папу нашей с сестрой общей подруги, - сообщил полосатый вредина, как бы невзначай прижимаясь к кэналлийцу.

-А, тогда я спокойна, - "Альдо" сбросил с себя образ, оставив только крылья. И белые штаны. - Хотя Хэлкара можно было бы со всем отрядом... И, раз уж речь пошла о блондинах, одного удачно женатого вампирчика...

- Вампирчик сам придёт, на фиг на него память транжирить? – удивился Рингил. – А отряд глюков потом добью, когда железо немного приноровится к юзерам.

-Сам? А на какую роль? - крылатая закрутила головой в поисках места, где оставила блокнот.
-Тьма моя, - полосатик изумленно хлопнул ресницами. - А кастинг на Савиньяков?
- А, вот ты куда его хочешь… - крылатая неопределённо покрутила рукой в воздухе. – Ну, сойдёт, только крылья пусть не светит. А то и так перебор крылатых на квадратный метр...
- Чужая, Ри, - вклинился в разговор герцог. – А почему бы вам не опробовать вместе со мной это порождение Закатной изобретательности?

-Рокэ, - демонесса вздохнула, - мне уже говорили, что холодное оружие я держу, как кочергу. Хотите пофехтовать на кочережках? К тому же, мне надо дописать сценарий, а с мозолями и синяками на руках это как-то сложно делать...
-Не как кочергу, а как ракетку, - поправил Рингил. - Монсеньер, я готов. Только хочу вас предупредить, Окделл по сравнению со мной - профи...

- Ри, только не говори, что я тебя должен обучать, - взмолился Алва. – Мне с головой хватило одного Окделла, предпочту немного отдохнуть от учеников…
-Рокэ, не хочешь - не надо, - полосатик нахмурился. - Я просто честно предупредил.
- Не злись, - подмигнул кэналлиец. – Лучше представь себе, что значит обучать свинтуса быть птицей…
-Можно и не представлять, - Чужая поджала губы. - Был у меня такой... недообученный.
- Именно что был, - рассмеялся полосатик. – Сейчас он проходит курс обучения орочьей национальной кулинарии. В качестве ингредиентов блюда.
-Рингил, ты обо мне плохо думаешь, - крылатая завела глаза к потолку и принялась вспоминать, чем на самом деле окончилось дело. Потом сплюнула сквозь зубы и удалилась - в сторону разложенного на кровати сценария.
- А ты тут при чём? – искренне изумился демон. – Вот я буду заставлять тебя работать…
До Чужой последняя сентенция не долетела.

- Так как оно всё-таки действует, Ри? - Спросил маршал.

- Сейчас покажу, Рокэ. Только спою… - В припадке околомузыкального вдохновения полосатик становился ещё менее вменяемым, чем обычно.
Вечно юный демон дотянулся до потёртой гитары:
- Это из родного мира Крылатой, - пояснил он, настраивая инструмент. – Там часто пишут хорошие песни, но редко их замечают…
Из глаз демона плеснула застарелая боль.
- Не стоит… - начал маршал, но не успел попытаться отговорить Рингила от очередного сеанса мазохизма. Пальцы демонёнка рванули стальные нити струн…
Пальцы коснутся холодного лба,
Так незнакомо, внимание лечит,
Слава бездомным московским ветрам -
Пальцам коснувшимся не дать обжечься.
Взгляд безнадежности выкрадет крик,
Память останется с теплыми пальцами.
Брошенный двадцатилетний старик
Думает что не доживет до двенадцати.
Резкий высокий голос рвал воздух комнаты, притягивая внимание Крылатой… и Дио. Внимание же Рокэ притягивать было излишне – он и так вслушивался в резкие звуки струн и странную, даже для кэналлийца слишком хаотичную мелодию.
Ты думал сердце оживает по весне?
Нет, только то, что ты в нем с осени завел.
От жажды веры излечись – поверь себе,
От жажды боли – возведи себе костер.
«Так поют только о том, что узнали на своей шкуре, - подумал маршал. – Откуда почти всемогущий демон знает, как это бывает у людей?»
Сколько нас - тех, чьи решенья верны?
Тех, Кто шутя вылетает на встречную,
Видит цветные красивые сны
Только когда нам терять больше нечего?
Властвовать миром, валяться в пыли,
Пить свою боль, как вино, по-весеннему,
Жить – от любви, убивать – от любви.
Шрамы на венах – вопрос только времени.
Полосатик усмехнулся, разрывая струнами кожу на пальцах…
Мне надо выпустить весну из своих вен,
Я не скупясь добавлю лед в томатный сок.
Я жду того, кто возвратится не ко мне,
Чтобы с улыбкой прострелить ему висок.
Рингил ударом ладони погасил звук и поморщился, задев струной свежую ранку.
Герцог не стал искать бинты и прочие медикаменты. Он просто взял тонкую руку в свою ладонь – и поцеловал рану.

Чужая сжала руки в молитвенном жесте, уронив только что собранную стопку бумаги. В темно-серых глазах блеснули слезы. С крыльев, словно осенняя листва, полетели перья, под которыми обнаружилась тонкая матовая кожа в черно-серебристых разводах.
Беспомощно всхлипнув, демонесса опустилась на колени и закрыла лицо ладонями.

Рингил если и колебался, то ничтожную долю секунды. Черно-рыжая молния коротко сверкнула - чтобы завершиться коленопреклоненной позой рядом с крылатой.
Раненые пальцы легли на тонкие ладони, убирая их прочь с искаженного мукой лица.
-Милая... Я не хотел, - Рингил осторожно прикоснулся к напряженной щеке.
-Ты... ты думать когда-нибудь начнешь? - Чужая отшатнулась. И тут же прижала руки к сердцу. - Больно...
-Никогда, - успел ответить демон до того, как понял, что "не попал". - Мэл, я не...
"Не думал" тут тоже подходило слабо. Рингил прижал к себе дрожащее крылатое создание и зашептал что-то успокаивающее - о том, что все это уже прошло...
-Ничего не закончилось, - Чужая высвободилась из объятий. - Ты знаешь.
-Здесь - закончилось, - твердо сказал демон и поцеловал алую метку на щеке.

Герцог молча смотрел на двух… демонов? Людей? Очень человеческое и совершенно нелюдское сочетание боли, обречённости и силы. Через что же они прошли?
- Да ничего такого особенного, Рокэ, - грустно улыбнулся подслушавший мысль маршала Рингил. – Просто бывают куда более пакостные миры, чем Кэртиана. Такие, знаешь, холодные и липкие, как паутина. И пустые, как мозги фанатика.

-И часть меня все еще существует в таком мире, - Чужая вздохнула. - Оставаясь никем и ничем.
-Не лги себе, - тихо сказал Рингил.
-Позволь мне мечтать, - демонесса зло улыбнулась и сложила крылья. - Простите меня за эту вспышку, маршал. А тебе, Ри, все-таки следует научиться думать... Идите, тренируйтесь.

- Позволь не поверить, - кэналлиец отбросил со лба волосы. – Чужая, вряд ли ты можешь где-нибудь быть никем и ничем. Разве что для себя самой.
Кровь и прочие мелкие недомолвки Рокэ демонстративно не заметил:
- Ри, надеюсь, ты в состоянии держать в руках оружие? Пошли, я всё-таки покажу тебе, чем может быть Кэналлийский Ворон.

Крылатая промолчала. Было заметно, что этот вопрос для нее решен раз и навсегда.

-Она так защищается, маршал, - негромко пояснил демон, открывая дверь. - Я тоже против... С ее силой представлять себя пустым местом, - Рингил внимательно посмотрел на кончики пальцев, где не осталось никаких следов, - преступление. Но в том мире не совершать преступлений, наверное, просто нельзя. Я в своей жизни видел многое, Рокэ, но жить ее жизнью... Не стоит об этом.

За дверью обнаружился зал. Большой. Абсолютно пустой.
- Ну вот, монсеньер, здесь можно смоделировать любой ландшафт и любые природные особенности. Что желаете? – Рингил слегка вернулся в роль… не до конца. Точнее, малость не в ту роль – его потянуло ради практики отыгрывать Марселя Валме.
- Любой? – Рокэ улыбнулся. – Тогда двор замка, заваленный обломками камней. Несколько деревьев… И ещё пару-тройку полуразрушенных строений. Никогда не любил практиковаться в залах для изнеженных павлинов.

-Как прикажете, - Рингил сосредоточился: перед его глазами пролетели наиболее подходящие под описание пейзажи. Выбор занял мгновение, а установка окружения - и того меньше. То, что только что казалось залом, превратилось в выложенный старыми, выщербленными плитами двор, окруженный высокими, полуразрушенными стенами. На месте потолка лепестком огромного цикория раскинулось по-летнему синее небо. На плитах, между которыми кое-где проросли деревья, лежала тень, проломы обвивали гирлянды зелени.

- Ну что же, Ри, готовься смотреть на танец, - рассмеялся Рокэ. – Только скажи мне, где в этих местах можно найти шпагу.
- Вот, монсеньер, - Рингил протянул кэналлийцу лёгкий изящный эсток. – Это не совсем шпага, но должно подойти.
Алва несколько раз взмахнул изящным клинком:
- Что ж, потанцуем, незнакомый друг?
Угадавший намерения герцога полосатик включил имитатор. На первый раз Алве предстояло столкнуться с чистым, не замутнённым никакими мыслями танком – Гаурри.

Конечно, это был далеко не нулевой уровень. Высокий голубоглазый блондин в имитации владел тем же отличным боевым стилем, что и его прототип. Да заодно и выглядел умнее - за счет того, что молчал...

Рокэ прищурился, разглядывая порождённого закатным волшебством противника. Высокий, силён как герб Окделлов, гибкий… Значит, пора загнать кабанчика.
Алва шагает вперёд, пригибается, уходит под клинок партнёра, вскидывая эсток выше головы… Сливаем удар и разворот… Гаурри отскакивает, но слишком тяжёлый двуручник вынуждает на секунду замереть, восстанавливая равновесие… и пропуская укол в бедро.
Не стой как статуя, мальчик, это тебе не с «павлинами» мистерии устраивать! Рокэ отпрыгивает, уходя от кругового рубящего на уровне груди, ступни лишь слегка поглаживают неровности… Уворот, прыжок влево, очередной отвод клинка в пол и резкий режущий удар по правой руке блондинчика… Этого кабана не измотаешь, но он не может фехтовать, только рубить, а значит… Кэналлиец снова отшатывается, серией прыжков и уворотов перебирается к дереву… спотыкается, переводит падение в прыжок, уходит за дерево – предсказуемо, так предсказуемо!.. обтекает ствол и, пока имитационный вариант напарника Лины пытается высвободить меч, проводит короткий укол в горло.

Имитация осыпалась облачком искр под аплодисменты Рингила.
-Монсеньер, вы гений клинка, - констатировал факт демон. - Пожалуй, стоило начать с чего-то более сложного...

- Нет, в самый раз, - улыбнулся Рокэ. – Багерлее не слишком приспособлена для тренировок и я мог бы не осилить это «более сложное».

-Что ж, вам лучше знать, - Рингил улыбнулся в ответ. - Еще хотите?
Алва мягко рассмеялся, положил эсток на пол и шагнул к демону:
- Ри, я завтра начну тренироваться по-настоящему, а сегодня хватило и этого маленького боя. Если я не ошибаюсь, сейчас должна вернуться Мэлис?
-Должна, - Рингил погасил иллюзию. Они вновь стояли в пустом зале. - И я уверен, что она меня убьет...
- За что? – самым светским тоном поинтересовался Алва. – Или мы с Мэлис похожи больше, чем мне казалось?
-Если я вам расскажу...
Рингил не закончил предложение. Нет, в этих вопросах он предпочитал не полагаться на себя. Сестра на что, в конце концов? Да и не поднимется у нее рука... может быть.
С такими мыслями Рингил покинул тренировочный зал - для того, чтобы столкнуться с той, о ком так усиленно думал.

Кэналлиец задумчиво посмотрел вслед поспешно скрывшемуся полосатику. Откровенный, прямой и нежный Ри внезапно начал городить недомолвки и туманные намёки друг на друга, и это явно касалось самого Алвы. Но Ри не желает раскрывать карты, и в его глазах так знакомо плеснул страх… не за себя, нет, совсем нет.
Рокэ тряхнул головой, откинул за плечи волосы и решил подождать. Пока есть меч, и надо хоть немного восстановить форму – короткий и не очень-то сложный бой порядком вымотал недавнего узника. Это было ну совершенно неправильно…

-Привет, сестренка... Как успехи? - "нет, еще рано о чем-то говорить. Может, еще и обошлось... а проверять я боюсь".
-На двести процентов, - Мэл подмигнула. - А ты молодец, справился... Такого тихого бардака я давно не видела...
Вокруг и впрямь было тихо. Народ затаил дыхание, ожидая выхода маршала. Или очередной выходки Рингила.
-Ты про себя давай докладывай, - включилась в разговор и крылатая. - Как у нас там с декорациями?
-Все прекрасно, - Мэлис пожала плечами и взглянула на свою команду. - В смысле, все готово. Кроме некоторых частностей... А еще я закрыла одну из зависших ролей. Матильда Ракан у нас есть.
-Кто? - Рингил притянул к себе блокнот, надеясь временно отвлечься на обязанности по фильму.
-Наша бабушка, - со значением произнесла Мэлис. На этом месте беседы Рингилу откровенно поплохело. В эфир полетели наиболее емкие выражения, почерпнутые некогда демонов со стен приходских общаг. Касались они, выражения, преимущественно Эанис Джайнис, с которой бывший хейтер не хотел иметь ничего общего, включая четверть генотипа.
В общем, Рингил разбушевался...

"На (удалено цензурой) нам тут сдалась эта (с большим трудом вырезано все той же цензурой)?"
Еще не отцензурированный мат пронизал по идее звуконепроницаемые стены тренировочного зала, где Первый Маршал Талига пытался вернуть себя в привычное состояние. Голос, звучавший на пределе громкости, принадлежал Рингилу. Возражения, последовавшие за цветистой фразой с раскидистыми эпитетами (идеально подходившими ближайшему окружению Таракана), высказала на всего лишь повышенных тонах Мэлис.
На этом месте Рокэ понял, что последнее упражнение выполнял по инерции, сконцентрировавшись на содержании беседы. Нет, не на словах, большая часть которых могла бы стать откровением даже для знатока нелитературной лексики, и не на образах, которые сделали бы честь Дидериху и Веннену, а именно на содержании. Сплетение нецензурных слов прикрывало очень четкие и понятные факты. В закатном обществе намечалось пополнение - в лице бабушки Мэлис и Рингила, причем последний был определенно против.

"Я не понимаю, почему ты так ее ненавидишь, - голос Мэлис набирал мощь. - И вообще - я ее пригласила..."
"Потому что она идеально вписывается в мое видение образа", - прозвучал голос Чужой, вмешавшейся в беседу.
Рингил ответил еще одной фразой, ни одно сравнение в которой не повторяло уже использованные. Впрочем, касались они по-прежнему одной и той же личности.
С точки зрения маршала, оценивавшего прекрасно слышный разговор (ибо полностью погрузиться в тренировку все равно уже не получилось бы), Рингилу пока что грозило только одно - срыв голоса. Ни Мэлис, ни Чужая не стали бы - вольно, невольно ли, - причинять вред демону.

А вот замариновать информацию с любого из этой компании сталось бы совершенно спокойно. Причём даже не из каких-то возвышенных побуждений, а просто «для ясности». Не успели посоветоваться без свидетелей, а теперь сами не знают, что делать.
А поскольку информацию героические демоны решили скрывать от маршала, легко догадаться, что она как-то его касается. И что ожидающаяся бабушка, которая Алве заранее не понравилась – зря, что ли, её на роль Матильды прочат? – может конспираторам несколько испортить игру.

Совершенно не подозревающие о том, кто их внимательно слушает, демоны продолжали беседу. С двух сторон - на частично литературной речи. В исполнении третьей даже предлоги и союзы звучали нецензурно.
Именно таким макаром Рингил перечислял все то, что сделает с собой и окружающим миром, если ему придется играть в одной сцене с Эанис.
Мэлис же, возвысив голос на две октавы, вопрошала, что именно так волнует ее брата - неумение контролировать себя или же нежелание признавать собственные ошибки? Чужая, вначале попробовавшая заступиться за полосатика, приняла близко к сердцу один из пассажей и сказала, что, если оба демона немедленно не придут к консенсусу, на роль Мирабеллы Окделлской в порядке восстановления справедливости будет приглашена Сильвер. И по режиссерского произволу оба скандалиста будут все время ходить в образе...

На этом месте маршалу надоело. Прикинув, до чего могут дойти три медленно озверевающих демона, Алва отложил эсток и толкнул дверь. Перед глазами кэналлийца поимела место быть сцена «Драконы рычащие». Самый вредный и нецензурный из драконов только что высказал предложение передоверить его роли некоему Контеру. Во всяком случае, именно это Рокэ извлёк из густо насыщенного матом вопля Ри.
- Вам не кажется, что настолько открыто прятать важные вещи не стоит? – маршал прищурился и обвёл взглядом всех спорщиков.

-Рокэ, не волнуйтесь вы так, вам вредно, - ответила мгновенно успокоившаяся Мэлис. - Нашли важность... Рингил, тебе определенно вредит твоя роль - такого шумного дуба...
Полосатик немедленно ответил что-то про осину. Но пассаж не закончил, вовремя увидев кулак крылатой.
-Я обязательно познакомлю вас со всеми исполнителями, - с милой улыбкой произнесла Чужая. - Потом, когда вы отдохнете. У нас все равно еще не все роли закрыты. Или вы что-то другое в виду имеете?

- Чужая, дело не в исполнителях, - улыбнулся маршал. – Понимаете ли, я не верю в то, что Ри – просто вздорный юноша, терпеть не могущий бабушку. Следовательно, её появление может чем-то помешать чьим-то планам. А поскольку вы друг другу явно не собираетесь вредить, дело в том, что она может кому-то проболтаться. И почему мне кажется, что этот кто-то – я?

Демоны остолбенели. Потом синхронно засмеялись. Рингил вытирал выступившие слезы левым крылом Чужой - с ее молчаливого разрешения. Ей хватало правого.
-Рокэ, как ни прискорбно, - Мэл подавила смешок, - но вы сейчас промахнулись. Моя бабушка...
-Мэлис? - прозвучал над бардаком мелодичный женский голос. - Я не промахнулась, надеюсь?

На травмированную событиями последних нескольких месяцев голову кэналлийца скоропостижно свалился ещё один шок. Прибывший кошмар и ужас Рингила оказался совсем не властной старой дамой наподобие Матильды Ракан, а стройным и пугающе красивым существом без возраста. Светло-синяя кожа в комплекте с кошачьими глазами не давали даже малейшего повода заподозрить демонессу в родстве с человеческим родом, а чёрно-рыжие волосы, чья полосатость была заметна даже в высокой замысловатой причёске, явно указывали на родство с Мэлис и Рингилом. Довершало ансамбль платье, при виде которого Марианна умерла бы от зависти и смущения – не платье, а соединённые несколькими полосами шёлка декольте и вырезы в стратегически значимых местах.

-Нет, бабуля, именно сюда я тебя и пригласила, - Мэлис улыбнулась новоприбывшей. - Рокэ, позвольте представить вам леди Эанис Джайнис, мою любимую и единственную бабушку...
Двигаясь с кошачьей грацией и кошачьей же царственностью, на вид совершенно не обращая внимания на окружающее безумие (хотя было вполне вероятно, что все составляющие оного уже оценены и учтены), Эанис приблизилась к демонам.
-Я рада с вами познакомиться, - демонесса изящным жестом протянула руку.

- В некоторой степени взаимно, - Рокэ поцеловал изящные пальцы, почему-то наводящие мысли не о веере, а о пыточных инструментах. – Рокэ Алва, Первый Маршал Талига, вдобавок герцог Кэналлоа и Повелитель Ветров, но последнее совершенно не интересно.

-Знаете, я вас именно таким и представляла, - Эанис при этом бросила взгляд на любимую внучку, и та почему-то смущенно улыбнулась. - С удовольствием пообщалась бы с вами ближе, но мне кое-что нужно обсудить с Мэлис. Ах да, - голос стал чуть жестче, - Рингил, клянусь тебе по просьбе твоей сестры, что за рамки ролей наши взаимоотношения выходить не будут все то время, пока я здесь.

- Нужны мне твои клятвы… - Рингил мрачно отвернулся и скрылся за дверью тренировочного зала. Вероятно, полосатик решил выместить злость на виртуальных партнёрах.

-Мэл, я говорила, что это бесполезно, - Эанис грустно улыбнулась. Демонессы отошли недалеко - только до дивана. - Он так и остался хейтером - по крайней мере, по отношению ко мне.
-Бабуля, я все понимаю, - Мэлис откинулась на спинку, вытащила из-за спины что-то похожее на тряпку и положила рядом. - Но эту роль лучше тебя никто не сыграет.
-Вообще-то я не актриса, - голубокожая демонесса слегка нахмурилась. - Меня этому не учили...
-Но ты же читала? - с подозрением спросила Мэл.
-Пролистала, - призналась Эанис. - Но не совсем поняла... Ты видишь меня в роли бабушки, избаловавшей внука и не сразу уяснившей, что из него выросло?

-Похоже, мы остались одни, - крылатая проводила взглядом демонесс, погруженных в разговор. На обратном пути взгляд зацепился за нетипичную для окружающего бардака картину - отгородившись от видимого непотребства телевизором, за маленьким кофейным столиком сидели двое - Мураки (в образе) и Кселлос (тоже в образе). Откуда в комнате взялась эта мебель, Чужая не смогла бы объяснить при всем желании. Но от этого островка спокойствия ощутимо пахло кофе, амаретто и, кажется, пирожными. - А еще мы не завтракали...
- Сколь я помню, мы и не ужинали, - усмехнулся Алва. – Кстати, пока ты не напомнила, мне совершенно не хотелось есть. И кто бы мне сказал, почему так?
-Здесь это нормально, - демонесса пожала плечами. - Мы так решили. Но сейчас я хочу есть... Есть желание присоединиться?
Рокэ взял крылатую девушку под локоть:
- Не отказался бы, леди. Давайте найдём место, где на нас никто и ничто хотя бы не свалится без предупреждения.
-О, гарантии дать не могу, - Чужая покосилась в сторону тех, кто вчера именно свалился - причем практически ей самой на голову. Подделка под гоганку и оператор будущей эпопеи оккупировали угол, но, что именно они делали, видно не было. - Предупреждения сейчас не в моде. Но я подозреваю, что наиболее безопасное место - рядом с ним, - она указала на Кселлоса.
- Безопасность и молодой Придд – несколько странное сочетание, - отметил Рокэ. – Но наличие рядом Сильвестра меня радует – по крайней мере, то, что мы будем есть, вряд ли кто-нибудь сможет отравить.
Маршал улыбнулся крылатой:
- Чужая, я прекрасно помню, что они – актёры. Но ведь ваш вход в образ касается далеко не только внешности…
-О, вы плохо знаете Валентина, - Чужая подчеркнула имя голосом, словно указывала именно на роль, а не на исполнителя. - А что касается образа... Да, его высокопреосвященство вписался идеально.
Маршал и крылатая подошли к столику. Демонесса сразу же поняла, что не ошиблась - здесь явно ждали кого-то еще. И компании из главпсиха под ручку с будущей звездой экрана отказывать не стали.
Кстати, телевизор оказался включен.
На маленьком стеклянном прямоугольнике нарисованная девушка, в которой маршал узнал Лину, сошлась в магическом поединке с каким-то человекоподобным монстром.
- Наше воплощение Хаоса в своём репертуаре, - подмигнул «Валентин». – Сейчас она там всё разнесёт…
-Скромничаете, Повелитель Волн, - крылатая опустилась на изящный табурет. - Вы и сами не хуже можете...
- Дурное дело нехитрое, - отпарировал Кселлос. – Вот эр Рокэ подтвердит.
- Зависит от того, что именно требуется разрушить, - иронично выгнул бровь Алва. – Впрочем, в половине случаев достаточно только поднести огонь к запалу. А дальше мир всё сделает за тебя.
-Как я вас понимаю, эр, - протянул мазоку.
Намечавшуюся интересную беседу прервало наглое четверолапое создание, умудрившееся в запрыге на стол свернуть сразу три чашки. К счастью, две были уже почти пустыми, а одну не успели наполнить.
Усевшись прямо на разлетевшуюся по столу гущу (наверняка образовавшую крайне интересный с точки зрения прорицания узор), кошка принялась приводить переднюю лапу в прежний трехцветный вид. Кстати, цветовой гаммой сходство вредного зверя с Рингилом не ограничивалось. Правда, косые глаза, подсматривающие за реакцией Рокэ, были не серыми, а чайными - с зеленым ободком у зрачка.
-Леворукий! - Крылатая хлопнула ладонью по столу.
–Да здесь я, – Лестат забрал со стола мокрую подопечную. – И должен заметить, что с вашей стороны это свинство – валить на меня всех кошек...
–Кто-то должен ими заниматься, – Чужая пожала крыльями. – Раз уж завелись... Кошки – они ведь как идеи. Один раз пустил – и мучаешься всю жизнь.
Девушка провела рукой над столом, восстанавливая порушенное и убирая следы кошачьего вмешательства.
–Всю жизнь... идеи, – сквозь зубы добавил уходящий Леворукий.
–И немного после смерти, – закончила Чужая. – Кажется, мы собирались что-то есть и пить... Так вот, мне – чаю...
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,027  секунд