Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Татьяна Ст

 
 
 
Зайкины санки
 
 
 
  Сугроб стоял неодолимой стеной. Крутой, заезженный полозьями, избитый множеством валенок, скользкий до отчаянья! Зайка озадачено окинула большущий зеленоватый монолит взглядом большущих зеленоватых глаз и сосредоточенно потёрла варежкой ярко-розовый от мороза нос. «А что делать? – рассудила со вздохом,- придётся идти на приступ…». Да…. Иного пути нет… ибо там, на вершине этого Эвереста – та небольшая, но вожделенная площадка, оттолкнувшись от которой и аккуратно направив санки – лихо, со свистом в ушах и радостным смехом – съедешь с накатанной до зеркального блеска, с длинной-предлинной горки – и, разогнавшись, будешь катиться! катиться! Далеко-далеко!
Зайка решительно тряхнула торчащими ушами белой пушистой шапки - и, выставив вертикально вперёди себя голубые потёртые санки, с силой вонзила острые концы полозьев в жёсткий наст. Полозья не подвели, воткнулись в обледенелую поверхность. И Зайка мелким переступом мужественно двинулась в гору. Опираясь на санки, всё дальше втыкая полозья, подтягиваясь следом – она потихоньку, терпеливо забиралась всё выше – кряхтя от напряжения, шмыгая от усердия носом. И уже мнилась почти достигнутой верхняя площадка. Даже невероятно! – но Зайка  добралась до неё! Вернее, добралась бы! – не окажись на ней вредного Герки.
Герка на горке радостно подпрыгнул – как прыгун из сказки про Элли…. Бабушка читала Зайке такую книжку…. Там картинка: из-за горы выскакивает группа странных человечков с озверелыми гримасами и наносит сокрушительный удар прямо в нос доброму и смелому льву.
Точно так же – как добрый и смелый лев – катилась Зайка под гору…. Кубарем, кувырком, снежным колобком…. А рядом, по-товарищески, с грохотом и лязгом, летели голубые Зайкины санки. Которые – одни только и могли сейчас – прочувствовать и понять Зайкино горе….
Когда, хлюпая носом и глотая слёзы, Зайка выбралась из рыхлого сугроба – порядком от горки – и отряхнула снег с обвисших шапошных ушей, положение на горке изменилось. Некоторое время Зайка мрачно наблюдала жизнерадостную картину: прыгающий на горке Герка яростно и самозабвенно вопил: «Я – царь горы!» и резво сталкивал одного за другим -ретиво ползущих и заскакивающих на макушку сугроба растрёпанных и заснеженных мальчиков с ярко-красными щеками. Мальчики, издавая боевые крики, остервенело карабкались вверх, вцарапываясь в любые мало-мальские ледовые выбоины. Срывались, стремительно скатывались под откос, и, не переживая по этому поводу, с завидным упорством, с поблескивающим в глазах задором – шли в атаку на узурпатора. Пехоту подкрепляла артиллерия. В одинокого Герку на горке летели крепко сбитые снежные снаряды. Некоторые попадали в Герку. Некоторые с досадой просвистывали мимо. Некоторые – на Геркино счастье – падали у его ног неразбитыми…. И это было действительно счастье! По той простой причине – что уязвимый, всем снежкам открытый Герка уже почти потратил местные снеговые ресурсы, а боеприпасов, понятно, поднести было некому. Гавроши Версалю не служат! Власть монарха зиждилась на неприступности позиций. Которые – увы! – сдавались пядь за пядью. Царский трон шатался….
Зайка забыла вдруг про свои обиды. Плюхнувшись на сиденье санок, затаив дыхание и только время от времени нетерпеливо поправляя выбившиеся из под ушастой шапки светлые кудерьки, она во все глаза взволновано наблюдала за боевыми действиями обеих сторон: коронованной особы и повстанческой армии. Особе приходилось несладко. Ушанку давно уже сбил с кудлатой головы меткий снежок, снежки то и дело пикировали то в ухо, то за шиворот. Герка весь был облеплен снегом. Герка был всклокоченный, запыхавшийся и красный, как рак. Герка не успевал сталкивать мальчишек, без конца сам поскальзывался и падал, рискуя скатиться следом. Вид у царя был - куда, как не царственный….
Злорадство и жалость с переменным успехом боролись в трепетавшем Зайкином сердце. Нахохлившись пушистым комком среди льдистых россыпей, притулившись на родные санки и жадно лицезрея военную эпопею – она совсем забыла о собственной безопасности. А стоило побеспокоиться. Враг не дремал. Враг был рядом. И предметом вражеского вожделения оказались Зайкины добротные санки.
 С Зайкой некогда было вести переговоры. Что делать? Не секрет, что в ведении войны порой страдает мирное население…. Солдат солдата всегда поймёт: в бою решают секунды. А тут как раз, понимаете… зазевался Герка на горке! Прошляпил роковой момент! Встал – к лесу передом, а задом… тылом, то есть – встал к своему вековечному супостату, Пашке из третьего подъезда. Ну, мог Пашка не использовать такой случай?
 Пашка использовал. По всем правилам опытного старого партизана. Ударить недругу в тыл не составило бы труда, не будь в этом месте горка наиболее крута и накатана. Пашка молниеносно пробежался взглядом по развороченному боями двору и сфокусировал его на бездействующих голубых санках с крепкими металлическими полозьями. И тут же – выдернул санки из-под Зайки. Зайка свалилась в снег, не сразу сообразив, что произошло. А ушлый Пашка мгновенно и сналёту – врубился концами полозьев в наклонную наледь.
 Зайка не успела ни охнуть, ни вздохнуть. И плакать тоже было некогда: в неволю, в жестокий вражеский плен уходил лучший прогулочный друг – милые голубые санки!
 Зайка рванулась за Пашкой, пальцами в заледенелых варежках вцепилась ему в полу куртки…. Пашка уже поднялся на шаг по горке, двигался осторожно, и браниться с Зайкой из-за санок не входило в его планы. Сбросить её не вышло: девчонка оказалась цепкая. Приходилось мириться с ней как с балластом. Пыхтя от напряжения, Пашка вгрызался в твердь, преодолевал дистанцию удвоенной трудности и подымался всё выше, а Зайка, поскуливая сквозь стиснутые зубы – подтягивалась следом. Наконец Пашка достиг пятачка на вершине – и, ловко произведя подсечку – сверг в тартарары! ненавистного супостата…. Герка под победные вопли осаждавших со свистом сорвался вниз и, проехавшись на пузе, вкопался головой с сыпучее крошево льда у основания горки. А радостный Пашка тут же торжествующе подпрыгнул на завоёванном пятачке с ликующим криком: «Урааа!!! Я царь горы!!!».
 И тут – как узор, мгновенно и до неузнавания, меняется в калейдоскопе – так внезапно поменялась расстановка сил….
 Только что Зайка с удовлетворением наблюдала, как дворовая братва дружно атаковала злодея Герку – и вдруг Герка оказался своим! штурмовиком! А монаршие полномочия взвалил на себя Пашка, захвативший Зайкины санки, и перестроившиеся войска  вдохновенно и с возросшими силами бросились на свержение нового величества.…
 Но самое поразительное – если не самое ужасное… что она, Зайка – тоже оказалась, где-то, царственной персоной… и в неё тоже полетели снежки! Вот когда Зайка поняла и оценила всю преданность и дружбу любимых санок!
 О! Это был надёжный щит! Не сразу… не сразу Зайка додумалась до организации обороны. Сперва всё выходило стихийно. И щитом прикрылся, конечно, Пашка. Девчонка в ушастой шапке вообще не учитывалась – хоть и получала изредка снежками. Целились, разумеется, в Пашку  - а вот попадали по-всякому. Поэтому – когда пригибался Пашка – пригибалась и Зайка за Пашкиной спиной.
 В какой-то момент, пригнувшись особенно удачно под низко просвистевшим снежком – Зайка уловила шорох позади. «Обходной маневр!»,- мелькнуло в сознании и вылилось в звенящий девчоночий визг: «Пашка! Оглянись!». Пашка стремительно выкинулся из-за санок и броском посшибал уже, было, заползших на горку мальчишек. Мальчишки с досадливым воем обрушились вниз, а Пашка толкнул Зайку к санкам: «Держи крепче!». Зайка втиснулась между саночных полозьев и внимательно, серьёзно нахмурившись, следила за врагами через бойницы голубых реек. Пашка же -  отшвыривал противников о другую сторону горки. Когда пехота шла на штурм Зайкиной цитадели, Зайка истошно визжала, и вёрткий Пашка успевал крутнуться вокруг санок и сбить под откос неприятеля. Боеприпасов у них не было совсем – и всё-таки вдвоём они удерживали горку. Санки солидно увенчивали неприступную высоту, закрывали от снежков… и Зайке как-то ненароком вспомнилась история Брестской крепости, которую рассказывала бабушка… про то, что крепость эта – так и не сдалась фашистам, как ни осаждали её… пока – все до одного – после долгих боёв, дерзких вылазок и схваток – не погибли славные её защитники…. Слеза поползла по Зайкиной щеке…. Нет! Она не сдаст крепость! Умрёт – а не сдаст! А ведь что проще было бы – села в санки, толкнулась – и вниз под горку! И домой! Зайке стало мучительно стыдно – что такие мысли вообще могли прийти в голову!
Меж тем как-то незаметно отгорел бледный зимний закат, и пошли наседать сумерки. Сперва зыбко, неясно, потом – всё гуще и откровенней. Тьма подступала. Зажглись первые окна….
Пехота проигрывала. Она уже не штурмовала с прежней яростью, вяло предпринимала атаки…. Мальчики явно притомились. И только Пашка оставался рьян и неистов. «Урааа!!!- вопил он из-за санок с несдавшейся высоты, и сквозь сумерки едва проглядывались триумфально торчащие завязки  всклокоченной ушанки,- наша взялааа!!!!». Зайка чувствовала вкус победы! Вот оно! – ощущение взлёта, успеха, сверкающей радости!
«Ураааа!!!- в восторге завопила Зайка, запрыгала возле своих санок и захлопала в ладоши, - мы победили!!!». В тон ей - рядом заскакал Пашка. Сейчас он казался – ну! лучшим другом! Зайка уж думать забыла про конфискованные санки. Сейчас за Пашку можно было жизнь положить! – такой он получался свой! Товарищ по оружию! Однополчанин, с которым вместе сражались! Вместе, в общие объятья - приняли светлую птицу победы! И Пашка – тоже испытывал что-то вроде этого…. Он радостно поглядел на Зайку и весело предложил: «Завтра… опять… вместе! Ладно?! Ну, зададим им!!!».
Мальчики внизу поникли и зашмыгали носами. «Да  ну, - смущённо пробурчал один, вытягивая из утоптанного сугроба прежде сбитую шапку и напяливая на макушку,- я пошёл домой…. Щас «Звёздные войны» начнутся…». И он обиженной перевалочкой потопал к дому. Чуть постояв, попереминавшись с ноги на ногу – следом двинулся другой мальчик.
Один за другим, неспешно, кто куда, в разные стороны – постепенно разошлись и остальные антимонархисты. Царь с царицей остались в отвоёванном замке одни одинёшеньки. И слегка приуныли. В Пашке ещё бурлил боевой дух. Да и Зайка не в полной мере насладилась увенчавшим её ушастую шапку пальмовым венком….
Пашка обернулся к Зайке - и внезапно, взахлёб разразился фейерверком фразеологических обрывков, выстреливающих изнутри от излишне переполнявших его чувств. Это было что-то вроде праздничного салюта: «Слышь… я тут смотрел… один… кааак его!!! А тот кааак! запустит!!!! А этот – кааак! влепит!!! А те его – раз! раз!». Зайка, не перебивая, тараща круглые глаза - молча выслушала восторженную Пашкину канонаду – и в ответ несколько раз хлопнула пушистыми ресницами. Пашка постоял, подождал ответных восторгов – и в недоумении уставился на Зайку. С лёгким удивлением поразглядывал её – и решился на вторую попытку: «Слышь… а ты… с сарая... с крыши … спрыгнешь?». Зайка опять заморгала глазами и отрицательно покрутила заснеженной головой. Пашка воззрился на неё очень подозрительно. Долго рассматривал, скосив рот набок. Потом раскрыл его – и голосом, в котором уже звучала безнадёжность, произнёс: «Слышь… с 10 метров забиваю…». Зайка  почувствовала, что не надо бы моргать – а надо чего умное сказать… вроде того, что она тоже… того… забивает. Но – было уже поздно. Пашкин рот сложился в презрительную линию. «А ну тебя!»,- с досадой выдал боевой соратник – и, махнув рукой, быстро зашагал к дому. Даже ни разу не оглянулся. Вот это да….
Потрясённая Зайка проводила его растерянным взглядом, который как-то чересчур уж быстро застлался влажным туманом. Что-то немыслимое сейчас прошло перед нею. Какая-то – не та! – сторона жизни. И её покуда никак не получалось ни понять, ни усвоить.
Загорались всё новые окна. Зайка, хлюпая носом, сидела на своих санках, венчающих вершину их с Пашкой славы. И думала. Было, о чём подумать. Потому, как – встала – проблема…. Вечная. Мировая.
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Праздничный салат
 
19-12-2008
18:38
 
Очень эмоциональный, захватывающий и - совсем не детский по изложению рассказ. Иногда, на мой взгляд - замысловато-сложный, даже несколько тяжеловесный язык, но все искупает яркая картинка зимних детских забав. Блестяще обыграна тема "Взятия снежного городка", настоящая битва со своей тактикой и маневрами. Удачно вставлена история Брестской крепости.
В общем - удачный конкурсный рассказ, только почему он не в конкурсе?
Марина Маслова
 
19-12-2008
18:50
 
Это я написала. ты догадалась? Короче, Зайку и Новогоднее в Конкурс, а последнее еще и в Салат! Вот, командую.
 
Татьяна Ст
 
19-12-2008
19:04
 
Щас... Усё будеть...
Татьяна Ст
 
19-12-2008
19:06
 
Спасибо за отзыв. С языком ты меня озадачила....
 
 

Страница сгенерирована за   0,020  секунд