Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Владимир Безладнов

 
 
 
ИГРАЕМ "КАИНА"
 
 
 
  ИГРАЕМ «КАИНА»
(монолог режиссера, в ожидании премьеры)

Зал пуст. Открытая сцена,
Как черная пасть, оскалена…
Слоняюсь по ней бесцельно:
До вечера – вечность целая!..
Премьера!.. Повышены цены…
Сегодня играем «Каина»!

Последняя репетиция
Прошла, как всегда, бездарно:
Опять – столкновенье амбиций,
Актеров унылые лица…
И – что уже стало традицией –
Чернейшая неблагодарность!

За сценой техника ропщет.
Сдержаться никто не может.
Завпост материт монтировщиков…
Попутно – меня – постановщика:
Мол, мог наваять и попроще –
Без зауми и выпендрежа…

Мол, главное для режиссера,
Чтоб все было ясно и просто…
Чтоб было – по разуму – впору…
Чтоб не было лишних споров…
И… чтоб не летали актеры
По сцене на ржавых тросах!

Орет про гнилые доски,
Снабженцев «послав», для ясности…
Про чьи-то козни и происки…
Про то, что два года – без отпуска…
И, вновь, – про «полеты», без допуска
По технике безопасности…

Художник, в оцепенении,
Похожий на мрачную птицу,
С тоскою и отвращением
Глядит на свое «творение»
И – нет никаких сомнений –
До чертиков, хочет напиться.

Скукожился, словно замерзший,
В последнем ряду, ссутулясь…
А мимо него вахтерши,
Зашоренные билетерши,
Технички, полы натершие,
Несут приставные стулья…

Аншлаг!.. словно в древнем Риме
На игрищах в Колизее…
Но, черт его знает: воспримет…
А, может, и вовсе не примет
Мистерию с пантомимой
Наш зритель, на сцену глазея?

Директор зашел… – понурый,
Усталый, на лбу испарина:
Общался с номенклатурой –
Звонил в Управленье Культуры,
Чтоб эти «надутые дуры»
Пришли сегодня на «Каина».

Мол, смогут потом гордиться
Они… и наш «главный барин»:
Не в Питере, не в столице,
А в нашей, как говорится,
Забытой Богом провинции
Поставлен Джордж Гордон Байрон!

Волнуется… старый бездельник!
Мандраж в серпентарии нашем!..
Волнуются все – запредельно!..
Все вместе, и каждый – отдельно…
Что делать? – вторую неделю
Театр поставлен на уши.

Волнуется даже Сережа –
Буфетчик, с замашками бармена:
Его халдейская рожа
С немыслимо бледной кожей,
Как это ни дико, похожа –
И в фас, и в профиль – на Байрона.

Он мог бы мне, в долг, как обычно –
Под запись, налить… до зарплаты…
Но, вместо ста граммов «Столичной»,
Я слышу совсем непривычное:
«Сыграете – выставлю лично!
А раньше… – ни-ни, ребята!».

Он горд! Он уверен, что даже
О нем в газетах напишут:
Ведь он, в редингот наряженный,
Завитый и напомаженный,
Три дня фотографу нашему
Позировал для афиши.

Он ждет от нас только победы,
С какой-то наивной верой,
Считая меня самоедом,
А наши сомнения – бредом.
«Сходи, – говорит, – пообедай!»…
Но… дома не та атмосфера:

Жена смертельно обижена.
Ведь ночью, меня лаская,
Прижавшись, как можно ближе,
Она от меня – неподвижного –
Услышала: «Это – лишнее!
Сегодня нельзя… Я – Каин!».

И я, действительно – Каин!
Я – Авель… я – Ада… я – Селла!..
Профессия наша такая –
В судьбу персонажей вникая,
И боль сквозь себя пропуская,
Их души вселять в свое тело.

Во мне – и Адам, и Ева…
И яростный ум Люцифера…
И Рай… и познания древо…
И боль материнского чрева…
И страх перед Божьим гневом,
Как суть принудительной веры.

Напрасно ждет развлечения
Номенклатурный барин:
Увидит он – в нашем прочтении –
Не легкое нравоучение,
А бездну душевных мучений,
В мистерию вложенных Байроном!

И я в лепешку разбиться
Готов, с фанатичным упорством,
В надежде, что это случится…
Что мы создадим… по крупицам…
Не Каина – братоубийцу,
А Каина – богоборца!

Труба пропоет Михаилова,
Притихнут партер и ложи,
И нечисть взвоет уныло,
Явив свои мерзкие рыла,
И ангелы белокрылые
Взлетят на невидимых лонжах!

Пространство библейской вечности!..
И мы, в домотканых рубахах, там –
В среде херувимов и нечисти,
Слегка контражуром подсвеченной,
Возникнем сегодня вечером
Из бездны черного бархата.

Сверкающих звезд мириады
Зажжет небесная сфера,
И над человечьим стадом,
Лишенным Райского сада,
Поднимется ввысь из Ада
Гигантская тень Люцифера!..

И зритель, проникнувшись темой,
Поймет, что наш Каин мечется
В жестоком конфликте с Системой…
С авторитарной системой…
С тоталитарной системой…
Как первый борец человечества!

Надеюсь, и критик – любой –
Поймет и оценит это,
Приняв наш спектакль, как бой
С когортой чугунных лбов,
Эстетствующих жлобов
И жлобствующих эстетов.

Пусть зритель придет, как на Вече!
Пусть судит, как можно строже!
Пусть трудною будет встреча –
Терять нам давно уже нечего!
Скорее настал бы вечер!
Скорее бы день был прожит!

©Владимир Безладнов, 1982-2009 гг. Саров.
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,021  секунд