Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Татьяна Ст

 
 
 
ЗВЕЗДА. 7 часть. "Цветы".
 
 
 
     7. Цветы


 То, что Сосенка ещё живая – ребятки поняли, когда на оглоблю её подтянули животом поперёк. Пошла выхлёстывать изнутри вода. Вперемежку с водой - хрипом дыхание прорезалось. И с хрипом этим разжался слегка кулак, стиснувший Стёпкино сердце, лишь увидал он - схватившийся за оглоблю, напрягшийся над глубиной - Сосёнкину голову в знакомом цветастом платке, вытянутую за косу из-подо льда. Она колыхалась, как поплавок, и личико, и открытые глаза были похожи на голубовато-прозрачные наледи вокруг огромной воронки водокрутова логова….
  Из того логова доставал Сосёнку Стёпка – как куклу тряпичную: неподвижную, потустороннюю… не так, как Герашку прыткого.
  Герашка – едва в себя пришёл – сразу живчиком закрутился. Вместе со Стёпкой они Сосёнку из полыньи извлёкли. Бегом поймали кобылу – и в сани Стёпкины её – Гнедку в пристяжные. Стёпка - что было сил - кнутом щёлкнул, свистнул. Понеслись сани. Уже в санях Стёпка с Герашкой из Сосёнки остатнюю воду выжали. Потрудились: и Сосёнку растирая, и Сосёнкину алую шубку выкручивая - воду из неё, из шубки - сколько удалось – прямо на девке! И щедро соломы под неё понапихали. Тут же Герашка, сбросив свой тулуп - ногами потоптал его – и, попоной и соломой обмотавшись, на себя опять надел. Стёпка завалил обоих оставшейся соломой и сам к ним прижался: не намного – а всё будет им теплее.
 Сосёнка постепенно очнулась… смутно взглянула на летящие белые берега, на хрипящих бешеных лошадей…. Как только глаза опять синими стали и осмысленными – посмотрела жалобно на ребят… то на Стёпку, то на Герашку…. Ребятки глаза и отвели. Сосёнка сдавленно хрюкнула – и заревела. Тут у Стёпки отлегло на душе. Раз ревёт – значит, жива.
  Сосёнку не успокаивали. Пусть ревёт. Это доброе дело – когда дочка по отцу голосит. Реви громче! И теплее станет, и воды поуменьшится.
  Ревела девка до самого села. До Стёпкиной избы. До Михайловых ворот. Загремел Стёпка сходу Михайле в ворота: «Беда, дядько Михайло!», а сани завернул сходу в свои, родные…. Где там ждать, пока Михайло откроет?! Скорей в тепло! Скорей согреть! Подхватили ребятки с двух сторон Сосёнку, на крыльцо вбежали, сквозь сени пролетели – в избу ввалились. Матушка ахнула, обернувшись…. Тут же батюшка пришёлся – только руки растопырил…. «Спаси, батюшка! Помоги, матушка! – с разбегу выпалил Стёпка, - Михайлов брат в полынье потоп!».
  Батюшка тут сразу встряхнулся, быстро в дело вник. Поспрашал Стёпку коротко. Уразумел, как, что…. В двери выскочил – мужиков поднимать. А матушка – скорей сестриц Стёпкиных со двора кликнула - приказала баню топить…. А сама в печку дров подкинула, заставила Герашку с Сосёнкой мокрое сбросить. Для чего Сосёнку за печку отвела. Тут же давай девку салом тереть. А Стёпка Герашку. Потом обоих укутали в овчину, да в холстину, да на печку уложили (одного - головой влево, другого – вправо), да рухлядью завалили, да молока горячего, благо к случаю оказалось, налили. Да квашни матушка тут же на сковороду шмякнула. Быстро блин за блином давай выкидывать. И Сосёнке. И Герашке. И Стёпке.
  И – ничего. Обошлось. Ну, не совсем, конечно, всё гладко сошло. Не сразу выправилось. И пластом потом полежал Герашка. И в жару ещё пометалась Сосёнка. Но – жива! Вот что чудо-то! Жива осталась! Бог миловал!
  Тогда, едва привезли её ребятки, батюшка Стёпкин и выбежавший на Стёпкин стук Михайла мужиков кликнули, багры взяли, верёвок да шестов подлинней…. Дотемна всё полынью бередили…. А – только – впустую. Видно, течением утащило Сосёнкиного отца. Может, голову ударил….
   Уж потом – как ожила и отплакалась Сосёнка – рассказала она, почему рано батюшка уехал, да поздно приехал. Почему в заверть попал аккурат пред тем, как Герашка туда же ухнулся. Затемно ещё собрался Сосёнкин батюшка. С братом простился – и слушать ничего не стал. А уж как Михайла его уговаривал, мол, не зги не видать, и снегопад ещё…. Крепко тогда Михайла на ребят рассердился. Из-за прыткости их молодецкой, братец, с которым столько не видались, не загостился. Со двора торопится, в мозглую ночь лошадь гонит. Что и говорить – рановато тронулся брат. А только - не сразу. Всё, говорит, устроил я, как задумывал: и службу отстоял, и причастился, и родню повидал, а только не успел навестить на сельском нашем кладбище стариков-родителей покойных, да пять лет назад умершую красавицу-жену любимую, Сосёнкину матушку. А без этого, сказал, отсель я не уеду – хоть заодно, хоть по пути, хоть сделав крюк – а наведаюсь. Так и сделал. Завернули батюшка с дочкой на кладбище. Пока среди снега занесённые могилки отыскали, пока помянули, пока помолились, погрустили, поплакали…. Батюшка, над холмиком матушки Сосёнкиной, постоял, понурясь – да и выдохни вдруг: «Жди, Алёна!». И чего сказал? Это он часто, временами, говаривал…. Как найдёт тоска – так он и обронит порой… этак вот… жди, мол… а то ещё жарчей: скорей бы свидеться! Батюшка – он с тех самых пор – как матушку схоронил – и весел-то толком не был…. И тут тоже…. Уж рассвело… и ехать пора… уж даже дочка за рукав тянет – а он – всё нейдёт… всё не оторвётся… от могилы не отходит… когда ещё, говорит, другой раз окажемся….
  Когда всё ж тронулись – путь не в путь был. И снег повалил чаще… и поторапливаться следовало… и батюшка – вроде как не отошёл… при матушке остался…. И вожжи в руках невпопад, и санный ход неровен…. А потом что было – Сосёнка и не поняла толком…. Как в полынье барахталась – точно память обрубило. Было… было что-то… а – словно смазало сознание. Как во сне. Вишь, как бывает….
  Михайлова семья – уж как Стёпкину благодарила! – а Сосёнку к себе забрала. Сразу из бани. А Герашку - свои. Оттуда же. Жалко было Стёпке Сосёнку отпускать. Но – понимал: Михайла девке дядя родной, погибшего отца брат, у них и горе общее, а он-то, Стёпка – никто ей, и негоже ему на чужое замахиваться. Отпустил он Сосёнку, и до самых ворот проводил её с дядей, и у самых ворот постоял ещё. Потоптался, попереминался, не спеша. И ещё подумал, что вот, мол… и потеря великая, и горе нешуточное, и жаль Сосёнку, что теперь без батюшки да без матушки, совсем сиротка…. Всё было у Стёпки: и сочувствие, и понимание, и помочь желание. А вот тревоги - не было. Сердце согревала блеснувшая Стёпке в это утро небесная звезда. И от звезды той – Стёпка верил… да нет! просто – знал! что всё на этом свете сложится - и у него, и у всех людей на свете – так, как должно…. Глянула звезда на мир – и так тому и быть!
  В суете приключившейся – про звезду вроде как забыли…. А потом, оказалось – видели её многие. И мужики у церкви. И мальчишки на горке. И бабы у колодца. И дьякон церковный. И священник. Все на ту звезду дивовались. А только не всем она звездою мнилась. Потому как – на том сошлись - что не по грехам им, людинам, знаки небесные. То отблеском солнца её считали. То сияньем полуночным, редкостным в сих местах явлением. А то и – маревом обманным, чудным наваждением. Отец – и тот усомнился, была ль она – звезда? И только Стёпка с Герашкой знали наверняка – что звезда та – зажглась на небе великою Божьей милостью, и что было ей в мире земном назначение и важное, и весомое… а вот что за назначение, что за смысл сокрытый – не людского ума дело. Людскому уму – и того хватит – что красивую и славную девчонку Сосёнку из смерти выхватили, в закрут омуту не пустили.
  Брата Михайлова по весне нашли, как река вскрылась. На версту по течению ушёл и в корягах застрял. Душу его христианскую зимою отпели, а тело теперь погребли. И домовину сколотили добротную, и литию отслужили усердную, и упокоили - рядом с родителями да любезною сердцу супругою.
  А дальше – жизнь пошла, как шла. И Пасха пришла. И Троица. И луга расцвели. И леса зелёным пухом оделись. И Сосенка – опять улыбаться стала.
  Ходил Стёпка лесами-лугами, рвал Сосёнке цветы медвяные. И Герашка – рвал. И по цветам этим – никогда Стёпка с Герашкой не спорили. Для всех солнце светит. И медвяных цветов всем хватит. Не в человеческой воле – солнце-цветы делить. На то есть воля Божья, звезда небесная – которая где-то там, очам невидима – глядит с высоты и ладит пути земные. И направляет – кого куда следует.
  Девчонка Сосёнка жить при дяде осталась. С дядей на Запольный хутор съездили, хозяйство обустроили, чтоб убытка не было. Это приданное девкино посчиталось. Михайло – мужик умный, пропасть добру не даст. Хотели жениху сообщить, послать…. А только – кто того жениха знает? Сосёнка – и та не знает. И Михайле – недосуг было брата расспросить. Где там, в землях Граженских – жених девицы Сосаны обретается? От жениха того – ни слуху, ни духу. Жениху тому – батюшка слово давал. Девка не давала. Михайло – тем паче. Подождали – да и забыли….
  Чем кончилось? Да – поди – неплохо…. Жизнь – она нескончаема. Она чудес полна. Мудро Господь жизнь земную учредил – что и смертей, и горестей в ней довольно – а она всё людям в радость. И никто добром расстаться с ней не спешит. И каждый час, каждый миг – плещет нежными и трепетными крылами в этой жизни светлая надежда. И восходит порой над смёрзшейся стылой землёю во мглистом мареве снеговых туч ослепительно яркая, влекущая сердце звезда. Она иль нет – зажглась когда-то в Вифлееме – и принесла спасенье и надежду, Благую Весть – усомнившимся, отчаявшимся людям?
  Может, и другая. Не суть важно. Знает Стёпка только одно: раз зажегшись – звезда не гаснет! Нет! Так и блистает в небе! Так и влечёт сердца! Как влекла – когда-то, во времена давние, библейские – сердца простодушных пастухов! Раньше – чем сердца мудрецов! И с тех пор светит она над миром. Только – разве что людям – не видна. Потому что – чего ж так-то глядеть? Глаза проглядишь! Душу попусту измучаешь! Ты гляди – чтобы сердце из груди рвалось! Чтобы – крылья вырастали у резвых коней! Чтобы – не спрашивая, не думая, сразу – устремиться вслед за ней, позабыв всё на свете! А уж что да как – тому Господь устроитель!
 Так думал Стёпка. И Герашка – был с ним согласен….
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Альбина Садовская
 
09-01-2009
03:20
 

"плещет нежными и трепетными крылами в этой жизни светлая надежда" -
замечательно сказано. От слов веет теплом.
Редактировалось 1 раз(а), редакция 09-01-2009 03:24 (Альбина Садовская)
Татьяна Ст
 
11-01-2009
15:55
 
Спасибо за прочтение и отзыв.
 
Михаил Акимов
 
31-01-2009
18:52
 
Н-да. Сложно всё… ну, ты помнишь.
Пожалуй, Ляль, не смогу правильную оценку дать: слишком уж тема от меня далека. Единственное, что могу сказать с уверенностью – литература это, вне всякого сомнения. Чётко в стиле держишься и знаешь его глубоко. Правильно прочувствовала, что чужую речь здесь нельзя через диалоги передавать, только прямой. Интонация рассказчика очень искренняя, взволнованная, какая-то весёлая даже. Рассказчик-сказитель не бесполый, женщина это, мужик бы словечек ядрёных натолкал – поводов для этого достаточно. В общем, не безликий он (она), а вполне реально просматривается. С композицией не мудришь – прямая, хронологическая – но это, пожалуй, и правильно: выбранный тобою стиль повествования какую-либо другую исключает. Сцена драки слабовата деталями, но, учитывая, что рассказчик – женщина, возможно, так и надо. Ошибочек грамматических достаточно. У тебя компьютер их не подчёркивает, что ли? Должен бы: там есть и вопиющие, например «чтож». (Во, у меня подчеркнул). Сделай так: в самом Ворде открой «Сервис», далее щёлкни «Правописание», а в нём «Параметры». Поставь галочки в окнах «автоматически проверять орфографию» и «автоматически проверять грамматику». Всё же легче будет, хотя во всём ему доверяться нельзя: язык он плоховато знает.
Попробую всё же высказаться и по содержанию, но тут ты мне особо не верь: я же говорю – тема не моя. Вполне допускаю, что я просто-напросто не фига в этом не понимаю.  В общем, представляется мне всё это жутким анахронизмом. Тебе бы, Лялька, это лет на сто раньше написать, так ведь для этого и родиться тогда надо было… Я рассуждаю так: время действия – в лучшем случае, начало 20-го века, место действия – село (ибо церковь есть) – словом, далековато от нынешних реалий! И в связи с этим – главное. Глобальной идеи твоей не вижу. Проще говоря, для чего ты это написала? Любое историческое произведение всегда должно быть глубоко современно. Так было в литературе всегда. Написал, скажем, кто-то роман о Жанне д’Арк – можно не сомневаться, назрела в его государстве необходимость освобождения от чего-то. Писал Вальтер Скотт рыцарские романы – так падением современных ему нравов был недоволен, вот и идеализировал рыцарство как некий эталон благородства. Твоя же повесть представляется мне всего лишь рассказом о каких-то событиях, когда-то происходивших или могших произойти. И не более того. Будь это написано тогда же – никаких претензий. Но поскольку пишешь сейчас – мостик-то какой-то перебрасывать надо. Не может писатель так, ни с того ни с сего, вывалиться из своего времени, оказаться Бог знает где и писать оттуда. И какой бы красивой и трогательной ни была рассказанная им история, вне связи с современностью она будет восприниматься анахронизмом: ты здесь, а она там.
Очень чувствуется, что нравится тебе это, пишешь с удовольствием, потому и получается хорошо. И – ещё раз скажу – знаешь ты материал; возможно, специалист и поймает тебя на фактических ошибках, но я их не увидел. Словом, если бы, на мой взгляд, ты смогла сама себе ответить на вопрос «Для чего я это пишу?», повесть твоя приобрела бы смысл. Вот.
Татьяна Ст
 
04-02-2009
18:35
 
Спасибо, Миша, за рецензию. Но раз ты поставил вопрос – я попробую ответить.
«Писал Вальтер Скотт рыцарские романы – так падением современных ему нравов был недоволен…». Сейчас мы недовольны нравами куда больше, чем Вальтер Скотт. Такого разгула ему и не снилось. Изо всех щелей лезет порнуха – нам ли пожимать плечами, что вот, мол, кто-то какую-то странную проблему поднял, герои у него воздерживаются от беспорядочных связей, искренне веруют. Такие понятия, как дружба, любовь, самопожертвование с малых лет пронизывают душу и цельно с ней сливаются. Несуетное, мудрое восприятие мира, доверие к мироустройству – ведь это то, чего сейчас не хватает возбуждённым и раздражённым душам.
 
dаlilа
 
26-08-2010
22:36
 
Таня, Звезда мне понравилась. Все гармонично: и рассказчик, и герои, и сама история, и настроение. Говорят, самое главное в произведении - начало и конец. Середина - развитие интриги, то, что заложено автором в начале и к чему приведет в конце. Так вот, к чему я такие длинные пояснения - окончание повести мне понравилось безусловно. Зашла и начало посмотрела (уже подзабылись детали) - тоже отлично.
 
 

Страница сгенерирована за   0,102  секунд