Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

аlех bоljshоi

 
 
 
Здраствуй родина! Ты вернулась!
 
 
 
  Здраствуй родина! Ты вернулась!

.................................................................... ..................................................................... ....





Я окрыл глаза и понял, что это не к месту и ошибочно. Срочно захлопнул оба, стараясь не успеть проснуться, но было уже поздно. Луч света резанул сознание до глубины черепа. До его задней стенки. Все осветилось сознанием и эротические картинки увиденного начали таять, как кусочки сахара в стакане чая. Распадаясь в своей форме, оставляя только вкус. Исчезли без шанса быть вспомненными. Только шлейф эмоций и ряд физиологический реакций еще свидетельствовали о   пережитом. Так хотелось обратно! Только не зналось куда. Что? О чем? Про кого все это было? Ах надо же! так ведь все классно шло! Все как надо было, а теперь- в реальность. Гавно! Гавно эта жизнь. Вообще то именно сегодня может оно и не так вонюче противно как обычно. Ведь вероятнее всего именно в предвосхищении сегоднешнего «ничегонеделания» и приснилась мне вот такая прелесть. А про что? Тьфу надо кончать с этим мысленным ананизмом! Все равно не вспомниться! Как бы ни старался  схватить за хвост эмоций- все тухлый вариант. Не вспоминается! «Так что лучше хотя бы не потерять ту совсем маленькую радость, что дарует этот необычный день.» начал я потихоньку трезветь реальностью.

А сегодня у меня рабочий выходной. Ха! Не ожиданная прибыль моего умного подхода с разбором исполенных командировок. Ухутрился, вывернулся я! Да так что всех остальных и кинул. Хотя может часть и не очень удалось обмануть, но они там в интелегентов играют. Им гордость не позволяет в такие споры влезать. Ну и пусть намажут себе её на выходной кусочек хлеба. Тот что у них почти через неделю будет, а у меня уже сегодня наступил. «Смеётся тот кто смеётся дважды!» во как выразился. Молодец. Дважды -это всегда последним. Колосс! Результат всему голова. Победителей не судят. Ну вроде как не плохой объемец положительных эмоций набрал. Пора все же из постели. И тут уже совершенно, окончательно проснувшись в правильном ключе, стало пониматься что чтото все еще мешало полному и обычному жизнеродостному кайфу. Это были сиренны! Да! Ведь сегодня первый вторник. У нас же в  первый вторник каждого месяца муниципальные службы проверяют сирены. Это значит, что сейчас около двендацати ноль ноль.  Без сомнения -они подлые меня и разбудили. Черт вас всех побери! Зачем они нам?! Русских уже и нет. По крайнеей мере угрожать они нам не смеют, а свои вот сиренами все еще и мучают. Точно не один десяток страховщиков на этом всём всё еще круто зарабатывает. Однако сегодня они переборщили! Кончится это наконец или нет! Вот свинство! Охамели гады. Пойду приму душ. В ване этого душераздирающего звучания будет не так слышно. Я медленно пополз в моё любимое пространство в этом доме и вообще в моей целой не менее любимой родине.  И вправду под тугой струей огромного сопла   душевой кабины, не слышалось ничего кроме моего фальшивого пения. Ванная –это моя гордость. Суперсовременное оборудование и ценны! Ого го! Мало не покажется. Вообще то – это единственная форма гордости, что у меня еще сохранилась. Я часто об этом даже шучу. Умный народ понимает мою шутку и очень ценить её, а все «остальное», примитивно старомодное,  и не понимает о чем я. Ну и фиг с ними! Мастодонты. Отмираюшие. «Скоро ископаемые». Им тут место только для того чтобы нам, будущему, за их счет прокормится. Мы следующая генерация. Предприимчивая, агрессивная, без ложных, необъяснимых связей со всем, что не прокалькулиривовать, не взвесить, не съесть, не трахнуть или не одеть. Словом мы – это сама страна сегодня. Мы суть родины и нации. Все остальное – фон. Он нужен что бы...да чтоб я так знал зачем они тут вообще завелись. Хотя все же -это почва, тот муссор, перегной на котором мы, благородные, растем. Так сново круг за кругом крутился мой ход мыслей. Как обычно вообще то. Выключив душ, я снова услышал приглушенные плотно закрытыми дверями ванной звуки сиренны. Она все еще шумела и визжала! Ну это точно рекорд. Может испортилась? Надо же на мною выцарапанный день и такое! Не справедливо. Надо выяснить- «что это у этих бездельников? Твари низкоплачиваемые.» Им  ведь не понять, что тут могут и другие жить. Те кто ценить каждую свободную минуту. Те кто эту минуту честно заработали своим интелектом, а не  тупым физическим ишачинием. Ах порция такого нравоучения недоразвитым формам жизни даже очень мне и не помешает. Для хорошего утречка это станет приятной дозой адреналинчика. Надо одеться вызывающе буржуазно и тогда язык этого быдла сразу же завяжется страхом моих «возможных возможностей.» Ах какой это кайф наблюдать за триумфом права над тупостью первобытной власти сильного! «Сегодня я сильный, а ты мой раб. Хороший, здоровый, крупный и неголодный раб. Вот кто ты.» Думал я быстренько спускаясь по ступеням своей мраморной лестницы в длинном бархатном халате, затянутым  таким же пояском и с мягкими, дико дорогими мароканскими кожанными тапочками на голую ногу. Из под варотника халата виднелась светлоголубого цвета рубашка из тончайшего шелка. В руках египетская коричневая сигаретка, окружающая все в диаметре двух метров своим ароматизированным дымом. Уже у дверей подъезда, высоких, от пола до потолка, сделанных из красного тика и красиво заполненных специальным стеклом, мне стало не очень и по себе. Я не видел мчашихся и пересекаюших потоков машин, что свойственны для одной из центральных улиц Гааги. Рванул на улицу. Залитая летним полуденным солнцем улица казадась мне совершенно незнакомой. Я её такой не видел. Конечно же я видел мою улицу ночью, днем и во все всевозможные времена суток, но в это время и вот такой покинутой! Такой я ее признать не мог. Она была не похожа на то чем она должна была быть в это время полудня. Где то в рекламном ролике видел я похожее- покинутые улицы больших городов, залитые солнцем и по такой вот улице одиноко и медленно плывет рекламируемая модель автомобиля. А сейчас даже его, этого автомобиля, не было. Точнее ни одного что двигался бы! Двигался  только я и.... И сирена. Если бы не сирена, то я точно подумал бы, что все это сон. И  я уверен, что я тогда  ничего и не делал бы. Просто сел бы на тротуар  и ждал бы пока этот примитивно ничтожный сценарий  не закончился или не переключился  на что то более содержательное. Но сирена, точнее сирены, те что запоздалым и разнообразным по гамме эхом, доносились из разных уголков города,  были настолько реальными и давили на мои перепонки, что сомнений в их естественном и невоображаемом происхождении у меня  не было. Тут что то произошло. Маштаба наверное не очень, но произошло. Все как всегда. Машины стоят. Некоторые еще даже с включенным двигателем. Вон в витрине кафе, видно как включается и выключается аппарат подогрева кофе. Киоск напротив полон сегоднешних газет, даже тех, что издаются только в полдень. Эскалатор поодаль, спускающий людей на несколько этажей под землю, в огромный скрытый торговый центр, все еще привычно бурчал своим двигателем. Светафоры по сиротски мигали....только мне. Все было полно свидетельством только что происшедшей покинутости. «Куда делась моя почва? Как я без вас? На ком мне жить? Где мои накаченные работнички? Кто будет меня кормить?» все лезли такие вот  странные мысли, что можно сравнить с лепетом ребенка брошенного родителями, где то в джунглях Амазонии. Я шел и шел. Прошли часы такого блуждания по центру города. И никого. Где то далеко угадывались шлейфы дыма  от пожаров, бушующих на окрестностях города. Рано или поздно все это дойтет и до центра. В торговых центрах к сиренам прибавились звуки пожарных оповещений и были видны потоки воды изливающиеся с потолков из противопожарных установок. Автоматическое тушение огня в центре и в офисах  исправно работало и даже без присутствия человека. По городским часам у остановки автобуса, было три часа дня. Я сразу же перевел взгляд на какое то движение, проскользнувшее из за непрозрачной стойки навеса этой остановки. Я ускорил шаг, подойдя метров пять шесть, я увидел акуратно одетого мужщину лет 36-шести. В белой рубашке с короткими рукавами и черным галстучком, он напоминал банковского клерка. Он сидел на скамеечке, держа свой черный кожанный портфель на коленках, обхватив его обеими руками. Я остановился в сторонке от него. И молча начал смотреть на другую сторону улицы, всем видом не показывая своей заинтрессованности в нем. Краем глаза я видел что он иногда поправлял свои квадратные очки и узел галстука. Станартный такой вот человек. Вроде всех тех, кто обречен бедностью, ездить общественным транспортом и поэтому вот так обычно ожидают свой автобус. Не скажу как долго мы так  стояли в ожидании автобуса, только в какой то момент я увидел мое отражение в витрине булочной напротив. В особенности длинный малиновый халат совсем не подходил к автобусной остановке, поэтому я решил кончать этот дурдом. Развернувшись к незнакомцу я строго спросил- « Давно тут?»

«Да» ответил он, даже не обернувшись в мою сторону.

«Безобразие все же все это. Где автобус? Как вы думаете?» начал я из далека.

«Не знаю...Где все, там и он.» ответил очкарик, пожав непонимающе плечами, но по портфелю стало заметно что его коленки задрожали.

«А вы куда это?» спросил я, решив помягче перейти к главному.

«На работу. В банк. Я работую в Рабобанке. Вы случайно не наш клиент?»

«Нет что вы! Я давно вырос из такого. Я клиент в Свиз»

«А зря, у нас в последнее время очень много состоятельных клиентов прибавилось. Хотите рекламку о «Прайват бэнкинг»?

«Нет не напрягайтесь. Рабо- это все же имаго достаточно крестьянское. Мне по работе не подойдет.» начал я отнекиваться, узнавая обычную, здоровую жадность мелочи. Её желание  заработать на такой крупной рыбке как я.  Я снова начал о главном. « А куда...хм...точнее вон там за углом автобус стоит и легковушки все эти, вон такси тоже.... вы видели когда все так безлюдно стало?»

«Да»

«И когда же?»

«С сиренами все это и началось.»

«Дааа? И как оно началось то?» подавляя свое нарастающее раздражение, стрался я миролюбиво выяснить от этого ничтожного бухгалтерского червя о происшедшем.

«А вы что не видели, что у меня спрашиваете?!» уже явно раздражаясь, ответил клерк.

Я не совладев собою рявкнул «Нет! Сморчок! нет! Если я вообще снизошел до тебя! Значит нет! мелюзга!» вырвав руки из широких карманов халата, я протянул их в угрожающий в манере, в которой обычно хватают за горло.

«так вы значит не знаете....» даже не шелохнувшись и даже отвернувшись от меня констатировал очкарик.

«Тварь. Ты расскажешь или нет?!»

«Вам? Я не расскажу. Во впервых -потому что я не на работе и значит вам я ничем и не объязан. Во вторых- вы мне не нравитесь и в третьих-.....сами вы все то, что вы тут про меня сказали, и если вы еще ближе подойдете ко мне, то я в вас сделаю маленькую дырочку своим маленьким пистолетом» и при этом он засунул правую руку в портфель, продолжая там её удерживать, и вызывающее смотря на меня. Я не знаю что на меня нашло?! Что бы я связывался с таким низким объектом?! Я даже начал его провоцировать- «Нет у тебя сволочь, ничего там. На испуг ты меня берешь!»

«Нет есть. И если я его достану, то я уже пугать вас не буду. Я стреляю тогда сразу. Я вообще то на учете у психиатра, это очень удобно при последующих допросах» подло заулыбался он. Всем видом провоцируя меня, могущественного, не останавливаться. На какой то момент мне хватило остаткков сознания, что бы понять значение им оброненых слов о последующих допросах. «Так я значит тут у тебя не первый буду? Сволота!»

«Совсем даже не первый. И я всегда   при этом правым выхожу. Бросаются такие гады как вы на маленького,беззащитного и бедного человека как я. Может еще не расхотелось меня проучить. Так я вам советую. Вы не сдерживайте своих эмоций. Вперед в атаку! Правда свидетелей сегодня у меня нет....но они вряд ли понадобятся.»

«Ты больной мерзавец! Маньяк!»

«Ну и что? Я вроде как санитар  очищающий общество от таких каверн как вы. И ведь все по правилам! По закону. Так что без претензий пожалуста!» увидев что я остыл, он с явным сожалением достал руку из портфеля и опять обнял его.

Я решил вспомнить мои бывшие врачебные навыки, что я имел еще до того как влился в управление нашей страховой компании. «Послушайте. Я ведь психиатр. И даже очень неплохой. А вот ваш то прежний тоже наверное исчез. Мы можем договориться. Вы мне все расскажите, а я по договоренности, потом, буду вам бесплатно сессии лечебные....»

Очкарику идея видно сразу же понравилась и он заерзал на стуле «Идея не плохая, но мало это будет. Если вы всего этого не видели....» он многозначительно и интригующе замолчал, показывая как много я пропустил  «так значение этого для вас должно стоить больше. Поэтому я думаю что вы должны еще открыть счет в Рабобанке в рамках платиновой карточки. сроком на пять лет и с указанием моего посреднического участия.» Понимая ересь о счете в контексте конца света, который так явно узревался в окружающем, я сразу же согласился на его условия.

Мерзкий сморчек продолжил « Ну как я вам уже сказал в двенадцать часов, включились сирены и почти сразу вокруг начали исчезать люди. Не сразу так. Вначале бледнели и...словом вот так и исчезали. На всё минут пять понадобилось. Поэтому все вокруг такое не паломанное и не битое. Все успевали или присесть или тормознуть или из автобуса выйти. Но все медлено и уверенно исчезало. Даже пес с другой остановки. Да я забыл вам сказать. Я тогда на другой остановочке сидел. А сверху в это время висел какой то объект. Огромный. На все небо. И вместе с последним человеком исчез этот объект тоже.»

Я начал неверуючи думать о инопланетянах и о всяком таком. Очкарик покашлял и спросил « Я кстати еще чего могу рассказать, но это только как своему психиатру и если вы еще заключите добавочно ипотечный кредит в нашем банке?»

«Ах что тут терять то! Согласен. Валяй что еше?»

«Когда я там на другой остановке сидел, так там не все исчезли. Остался еще один мужик. Пакистанец. Как обычно одетый во все не наше. С бородой и тюрбаном на голове. Я его знал еще до этого. У него овощной магазинчик на нашей улице. Каждый день приходится мне напоминать ему кто он и на что он тут может рассчитывать при таких диких ценах.  Так вот при всем этом происходящем, он подлец начал вопить « Аллах возьми туда эту белую сволочь тоже! И даже бросился на колени и биться с просьбой этой свое головой о бордюр тротуара. Я его тогда тихо и вежливо спросил- а не хочет ли он меня убить? Он с радостью закивал гловой. Так я попросили уточнить когда и как он хотел бы он это сделать....Словом не долго развивая эту тему, я вам скажу, что я собрал все необходимые доказательства моей невинновной самозащиты. Я его там же на месте и пристрелил.» улыбаясь поставил он точку на своем рассказе и выжидаюче начал мозолить о мое лицо свои безстыжие глаза. Не знаю, что он ожидал там увидеть, но только он вообще зря там вообще что искал. Мне было глубоко до лампочки что он там с этим бородатым полусуществом сделал. Он сам для меня был не лучшим экземпляром промежуточного развития моего сорта.
«Это единственно полезное дело, что вы могли совершить с вашим интелектом, так что особенно интересного в этом нет и поэтому ипотечный кредит с вашим банком я не заключу» садистически удовлетворенно заметил я подконец. Так просто, что бы мерзавцу новая жизнь не показалась возможностью подмять мой сорт под себя. Мы сильнее такой примитивной серости. Убивать своего кормильца-раба! Недоразвитая скотина! Мы могли бы его заставить побегать по городу в поисках пищи, готовить ее мне и чинить мои вещи. Я начал уже свыкаться со сложностями в будущем и уже в обычной для меня манере расскладывал сценарии и решения будущих проблем. «Надо заняться поиском оставшихся. Может выдет набрать групку из двадцати человек. Так я смогу как нибудь выжить на этом быдле. И этого шизи надо привести в рабочее состояние. Суметь им управлять. Таких обычный народ боится. О таких придурках потом легенды складываются. О их неодержимой или точнее одержимой храбрости. В кадре было столько одержимости! Тьфу ну и жизнь начинается! Вместо обычного мускуластого среднеобразованного раба-работнника, приходится лепить из дерьма вот такого блюстителя порядка.  Надо где нибудь в магазине звезду шерифа спереть. Да и оружия надо набрать.

«Как зовут?» спросил я грозно у очкарика.

«Томи. А что это вы со мной так по начальский то? Я на вас не работаю вроде как...» недовольно проборматал и съёжился  он.

«Будешь! Я богаче. Вопросы есть?»

«Ну....может побогаче, но я на вас еще на работаю»

« Считай что я тебя принял. Пять сотен в месяц тебе хватит, учитывая что ты больше ни налогов , ни аренды платить не будешь. Всем другим буду платить меньше. Так что ты с этого момента самый хорошо оплачиваемый шериф. Согласен?»

Очкарик возбужденно подскачил и подбежав ко мне, совсем по собачий, заглядывая в глаза завелся « Так значит шерифом я?! Шерифом? Главным! Конечно согласен! Вот вам моя рука» протянул он свою бледную и худую кисть.

Я с омерзением и чувством собственного достоинства отвернулся, как будто и не заметил протянутой руки. Шерифа это видно и не обидело. Правильно я высчитал его.

Прошла уже неделя после исчезновения населения. Ни по радио, ни по телевидению ничего не передается. Со всего многомиллионного населения четырех городов Роттердама, Утрехта, Гааги, Амстердама, слившихся   лет двадцать в огромный мегаполис, нам удалось собрать человек сто.  Цифра эта была не стабильной, так как подлец шериф был еще не совсем управляем и провоцировал кончину работничков. С другой стороны это было и необходимо, для поддержания его влияния и авторитета, и следовательного моего тоже. Одно мне все еще не понималось во всех этих ста оставшихся, среди них не было ни одного из тех кого мне больше всего хотелось бы иметь- простого, коренастого, не очень образованного рабочего. Удивительно, но все сто были редкой сволочью. Поголовно! Без исключения все были отталкивающими личностями.   Кроме меня вся группка состояла из занудливых выгодников. Их отталкивающие черты характера были настолько выражены, что даже на этом гигантском пространстве мегаполиса они в короткое время поубивали бы друг друга всякими подлостями, если бы не я и не мой психопат-шериф.

Моей штаб квартирой оставались мои апартаменты. Пара дамочек обслуживала мои первичные надобности, а остальные под страхом отстрела, вынужденны были заниматься указанной и выделенной мною деятельностью. Странный это был сброд! Они могли сгинуть, исчезнуть где нибудь на дальном хуторе и там жить в одиночестве и вдали от угроз пиявки- шерифа, но они добровльного оставались в сообществе недобровольного труда, там где пуля сдвинутого психопата создавала иллюзию некого аппарата управления и социального порядка.  Многие начали говорить о необходимости создания системы выборов на мою «должность», другие намекали о возможном наследовании такого положения и....словом закручивалась обычная ничтожная полемика связанная с разделом общественных привелегий. Многие из моих «поданных», как их называл «преданный» шериф, были раньше чиновниками, клерками, и безработными. Пара из них даже была из  рабочего класса о котором мне все мечталось. Но даже эти четверо отличались редкой сволочностью. И тут трудно даже описать весь объем их гадких привычек и стремлений. Одно тут было общим – неуважение и презрение к ближнему. У меня на такое были основательные права, ну  и может еще у десятка других, исходя из величины наших бывших счетов, но у остальных -это жизделось исключительно на неком враждебном, ненавистническом отношении к боли и недостаткам сограждан. Таких было даже не интересно иметь поданными ! Ведь  сколько бы  небыть к ним добрым, они останутся той змеёю, что прежде чем съесть с руки, постарается её укусить.  Так что доброты они с моей стороны не видели и даже в будущем ни при каких условиях увидеть её не смогли бы. Для этого у меня  не было даже остатков мотивации.

 После трех месяцев такой, уже боле не менее двигающейся по проложенным рельсам права и порядка жизни в моем обществе, произошло то что я и сегодня помню так, как будто это было еще вчера.

Ночью, хотя раньше я назвал бы это вечером, но сейчас без света и с таким холодом, было это ночью, я был внезапно разбужен резким светом. Все лампочки моей квартиры внезапно осветили пространство, занимаемое мною и моими приближеннами. Я увидел в зеркали на потолке себя в постели в окружении двух моих «преданных» дам. Послышался скрип и какой то такой давно забытый, но все же знакомый шум. Я внезапно вспомнил- «Так звучит телевизор без передачи!» Все, человек десять, собрались в зале, вокруг моей огромной плазмы, все это время бесполезно висящей на стене. Она мерцала и гудела. Внезапно появилась картинка студии. В центре сферического пространства стояло достаточно схожее с человеком голое существо. Два рта на его длинном лице пребывали в молчаливом движении. Внезапно однин из них открылся и из него полились звуки человеческой речи. Он говорил на сносном английском. Снизу побежала строка голандских субтитров.

«Мерзкие жители планеты Земля. Вынужден приветствовать вас. Мы с радостью  отказываем вам в предоставлении грин кард. Ваш сволочной нрав не вписывается в элементарные правила работников Дсусса. Сегодня мы не можем затратить на вас столько резурсов и времени. Как вы знаете, после этих месяцев усилий, мы пришли к выводу, что интенсивное биотехнологическое ускоренние вашей эволюции представляется исключительно невыполненимой задачей, учитывая ваше патологтческое накопительство и некооперативность. Примите наши извенения по поводу отнятого у вас времени. Но вы понимаете, что с нашей стороны -это была благородная попытка. Поэтому тут, у нас, останутся только представители вашего рабочего класса. После установленных сроков работы им будет предоставленна законом гарантиованная окончательная натурализация. Для остальной безнадежно гадостной фракции вашего общества, мы разработали поэтапный план возможной пунктной системы исправления на месте. В данный момент вы уже находитесь в процессе депортации на Землю, где остались незначительные остатки тех, кто были нами изначально отселектированны как выдающиеся  неисправимые мерзавцы. Наши еженедельные уроки приличия и разития вы сумеете смотреть в это вечернее время  с 7.00 до 9.00 за наш энергетический счет. На вашу благодарность мы уже не расчитываем и к тому же заглушить наши передачи вам не удастся. Те кто посчитает, что они исправились и готовы заново пройти тест на грин кард, мы будем два раза в год допускать их к отбору. Однако на основании нашего научного анализа вашей популяции, прогнозы на такие случаи очень небольшие. Поэтому мы будем очень удивлены и считать научным вызовом если, кто из вас еще сумеет исправиться в лучшую сторону. Удачи вам и чтоб вы сдохли! Мы потратили столько энергокредитов на вашу планету и это за такую малость приличного материала!» Существо передернулось и плюнуло зеленой вязкой массой в сторону экрана.

В тот же момент улицы заполнились голосами  и мощным потоком рассеяного света иссходящего из неизвестных мне маленьких приспособлений. С балкона моих апартаментов была видна вся эта река человеческого потока. Я и мои поданные  бросились на улицу.

Вся улица была заполнена людьми. Они громко разговаривали между собой и в основном недовольным и злобным тоном. Из нами услышанных отрывков таких бесед, получалось, что их всех кинули и не дали обещанного статуса рабочих. Разнаряженные в ультрасовременные синтетические одежды с немысленным перечнем технических приспособлений, они сильно отличались от почти что голого диктора с инопланетянской передачи. На мой вопрос « Послушайте, а диктор чего такой голый был?» дамма на умопомрачительных технически совершенных роликах, что явно обладали антигравитационным моментом и даже не касались тротуара, изобразив отвратительную гримассу заявила « Эти отморозки не могут прилично одеваться. Ни вкуса ни фантазии!» Артистично заламив руки, она воскликнула « Боже! Боже за что все эти возможности и богатства таким вот вырождающимся дебилам?! И бесплатно ведь!» Из бесед что я имел в последующие несколько часов получалось, что это и было общим нашим человеческим  мнением о наших похитителях. На наш земной взгляд, эти инопланетяне были уродами, которые при их неограниченных возможностях сознательно мучали себя в  суровом и скудном спартанском ограничении. Отсутствие денежного хождения, создавало всего лишь функциональное разделение в обществе, так что даже рабочие с грин кард имели доступ ко всем возможностям дарующимся пребыванием там.

Многие из репатрированных граждан едва стояли под грузом прихваченного при депортации. Не имея возможности тащить все эти узлы и коробочки в одиночку, они старались кого нибудь обмануть и нагрузить его своим взамен какой нибудь ультрасовременной безделушки. Внезапно из окон зданий послышался голос из радио и телевизоров « Земляне, подлые отбросы вселенной, кто утащил  кристал центрального бро?! Немедлено сообщить об кристале кодом три раза «Крос». Гады! Дорогие телезрители, только что прибыло еще одно срочное сообщение. Срочно сообщить тем же кодом о месте нахождения индивидуального универсального каткового анигравитационного дестабилизатора коры планет. Он выглядит и исполнен по типу роликового военного средства перемещения. Подонки ойкумены, верните оружие! Это не игружка! Сами накроетесь от землятресений и вулканов. О великий Бромус за что ты послал такое Хро на нашу голову?!» медленно заглох своим безнадежным воскликанием голос ведущего. Замершая к тому моменту в безмолвии огромная масса людей, вдруг разразилась шквальным, нет ураганными разрядами презрительного смеха. Со всех сторон слышалось «Лох! Кретин! Рак тебе  в печенку! Вот выкуси! Шас бежим спотыкаемся! На держи возвращаем! ХА ах хаа хах хаа ха!»

Я понял, что места моему расстройству в связи с этим всем инопланетным террором не осталось. Человеческое, такое мне знакоме и обычное, все еще наличествовало в ставших мне  вдруг такими милыми согражданами. Хотелось воскликнуть, как это когда то сказал великий Эразмус – «Вся земля моя родина!»

Только я сказажу точнее и лучше «Здраствуй родина! Ты вернулась!»
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,016  секунд