Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

dаlilа

 
 
 
Семейные ценности
 
 
 
     Я провела дурную ночь. Липкий кошмар, где я на алтаре совокупляюсь с козлом, а потом его теплая, густая кровь течет мне в горло, пачкает белое платье, преследовал до утра. А когда я просыпалась, то воспоминания уносили меня в пещеру, все к тому же алтарю. Не будь я Чорен, то уже рыдала бы над несправедливостью судьбы. Не думайте, что я раскисла или была оскорблена общим стремлением причинить мне вред. Ну что вы! Я с детства научилась не обращать внимания на подобные мелочи. С пеленок меня учили выживать. А поддержка и доверие – вещи случайные, зависящие от каприза судьбы.
Утром настроение мое не улучшилось. Как обычно, я неторопливо шла на репетицию, и больше смотрела под ноги, чем по сторонам, поэтому не заметила, когда меня окружили фигуры в черных плащах. Оглянулась – бежать некуда. Шанс на спасение упущен. Что же делать? Удары судьбы нужно принимать с достоинством. Я гордо выпрямилась. Окружившие меня почему-то молчали и бездействовали. Как глупо! Нечто похожее случалось на репетициях, когда наших юных актеров сбивала неожиданная реплика. Неужели они предполагали, что я буду умолять испуганным голосом о пощаде?
Между тем, пауза затягивалась веревкой на шее.
И вдруг за их спинами возник Чорт.
- Пиф-паф! – сказал он, и воздух взорвался оглушительным треском шутих.
Я присела и заткнула уши. Проделки брата не новы для меня. А черные плащи испуганно прыснули во все стороны и исчезли из виду раньше, чем последняя искра потухла в воздухе.
- Откуда ты взялся?!
- Отец попросил за тобой присмотреть. Он подумал, что может быть нападение и, как видишь, не ошибся.
- А почему он так подумал?
- Сейчас в Совете с ним многие не согласны, - легко объяснил брат. - Бесик и ты уязвимы. Бесик дома, под присмотром… Я провожу тебя домой после репетиции.
Я не возражала.

Он сидел в зале, и проводил время, по-моему, неплохо. Девчонки, и даже Победа, как ума лишились. В ответ на мое замечание, он только рассмеялся.
- Я ничего не говорю, когда этот невежа, Оберон, лапает тебя у всех на глазах!
- Это понарошку!
- Я тоже понарошку.
- А я знаю, куда ты ходил вчера!
- Вот как!
Я искоса бросила взгляд на Чорта - он улыбался.
- Нас вчера так некстати прервали…
- Хорошая попытка, Мариша, но я тебе больше ничего не скажу.
- Раньше ты был готов это сделать, а у меня даже не было такого козыря на руках!
- Ну, это в прошлом.
- Тебе папочка приказал молчать?
Чорт кивнул.
- А если я расскажу мамочке с папочкой…
- Лицемерка! Не трудись, Мариша. Ты им в любом случае расскажешь, что я встречался с Сиреной.
- Но ты мог попытаться отговорить меня, подкупить…
- Не стану. Отец заранее отпустил мне все грехи.
- А мамочка?
- Убежден, он найдет способ договориться с ней.
Чорт проявил алмазную твердость.

Это нелепое покушение произвело на домашних тягостное впечатление. Они будто сникли, и разбрелись по своим углам, даже Бесик не заглянул ко мне вечером. Я долго слушала, как папочка то встает и меряет шагами библиотеку, то садиться в кресла, но спустя пять минут, опять вскакивает. Это раздражало невыносимо. Я хотела сказать ему, чтобы шел на улицу прогуляться, и встала с места. Вдруг что-то залетело через открытое окно и, звякнув, упало на пол. Я нагнулась и подняла стеклянный пузырек. К нему была привязана записка печатными буквами.
ВЫПЕЙ И БЕГИ!
Лаконично. Анонимно. Таинственно.
Дверь с грохотом сорвалась с петель. В клубах сизого дыма возник Чорт. Он взял себе за правило действовать эффектно, - что и говорить, у него получалось.
- Она здесь! – крикнул брат.
С лестницы доносился топот. Кажется, весь дом бежал сюда.
- Отдай! – он выхватил пузырек из рук и протянул запыхавшемуся папочке, из-за спины которого выглядывала мамочка.
- Тебе не говорили, что невежливо и опасно вот так врываться в чужие комнаты?! – возмутилась я.
Папочка вытащил пробку и понюхал.
- Оборотное зелье. Мариша, кто его тебе дал?
- Не знаю, я не видела. Его закинули через окно, - честно призналась я.
Папочка не поверил и нетерпеливо тряхнул головой, даже не дослушав.
- Я видел какого-то мальчишку, - услужливо сказал Чорт. – Он убегал от дома в сад.
Я удивленно взглянула на брата. Правда? Объявился тайный поклонник, который вот таким оригинальным способом хочет выкрасть меня?
- Вот как! – протянул папочка. – Мариша, я же просил тебя не заводить друзей, от них одни неприятности, а ты все, как ребенок!
Я не сочла нужным отвечать на эти нелепые обвинения и просто повернулась к нему спиной.
- Мариша, своей родительской властью я запрещаю тебе покидать комнату.
И он сотворил заклинание. Очень мило! Впрочем, я никуда не собиралась сегодня.
- Чорт, прибери за собой, - велел папочка.
- Милая, я велю принести торт со взбитыми сливками, - сказала мамочка на прощанье. – За ужином ты его не попробовала, а сегодня он особенно удался.
- Спасибо, мамочка!
Чорт, на этот раз без фокусов, взмахнув палочкой, поставил дверь на место и осторожно закрыл ее за собой. Уходя, он оглянулся, и глаза его были загадочны.

Оставшись одна, я вынула припрятанную записку и перечитала еще раз. Эта записка и пузырек еще сильнее запутали дело. Предположим, Чорт не обманул и на самом деле видел убегающего мальчишку. Но… какой мальчишка может интересоваться мной так серьезно, что подкинет оборотное зелье? Просто так его не добудешь. Ученикам это не под силу: для изготовления требуется не элементарное волшебство, а решение на третьем уровне. Значит, кто-то из взрослых дал его мальчишке. Кто? Зачем? Чего он хотел? Спасти или погубить?..
Я не сомневалась, что этого инкогнито нужно искать среди недалеких знакомых. Например, господин Лазарь. Нет, он не смог бы. Он преподает курс волшебства малышам. И способности его посредственны. Чорт как-то обмолвился, что господин Лазарь завалил экзамен на третий уровень. Или, как вариант, молодой Деймос, за которым стоит его семья. У них-то средств и способностей предостаточно. Чорт. Нет. Зелье не сильная его сторона. Хотя… было бы желание. Мамочка не в счет. Папочка. Да. Он может…
Я перебирала варианты еще час, а затем утомленная бесполезным трудом, упала в кресло. Приблизительно человек двадцать из моего круга знакомств смогли бы приготовить зелье, и каждый имел интерес. Я постигла всю глубину своей беспомощности. Большой кусок торта не принес облегчения. Тогда я вспомнила о втором рецепте мамочки и легла спать.
Никогда еще праздник Летнего Солнцестояния не собирал такого количества народа. От двери к двери кочевали жуткие слухи, и заинтригованные волшебники хотели лично присутствовать при историческом событии. Великий зал Ратуши, в котором мы играли спектакль, переполнился, едва открыли двери. Господа распорядители праздника спешно раздвинули стены зала. Но все равно набилось столько народа, что яблоку негде упасть. И сторонники, и враги Князя Тьмы с нетерпением ожидали дальнейших событий и ради этого были готовы  вытерпеть даже любительский спектакль. Мы, актеры, загримированные и одетые в греческие туники, подсматривали из-за тяжелого бархатного занавеса в зал.
- Сколько народу-у! – протянул Лев. – Ой, мамочки, я все слова перезабуду!
Э-э, нет, милый мой, я все на совесть делаю. Слова этой пьесы ты будешь помнить, даже если собственное имя выветрится из твоей головы!
- Перед выступлением все волнуются, - подбодрила его Победа, - пройдет, когда выйдешь на сцену.
- И-и-и-и! – выдавил он, скорчив плаксивую физиономию. – Нет, я точно собьюсь!
- Сбивайся сколько угодно, никто и не заметит, - сказала я. – Они все другое обсуждают.
Трое моих врагов переглянулись между собой. Повисла напряженная пауза.
- Да, - повторила Победа, - зрителей, и в правду, очень много. Я и предположить не могла…
- Да, - произнесла я, и подумала, что впервые за все время мы согласны между собой. Плохой знак. – Надо было роль повторить.
- Мы провалимся, мы точно провалимся, - стискивая руки, запричитал Лев.
Гера впал в задумчивое оцепенение, приняв мужественную позу - он страдал иной разновидностью паники. Я и Победа переглянулись и быстро отвели глаза. У нее такое выражение лица, словно ей меня жаль против воли и неловко от этого.

Мы отыграли пьесу лучше, чем ожидалось. Страх Льва, и правда, на сцене прошел. Гера стряхнул оцепенение. И другие актеры тоже не подвели, и слов никто не забыл. Публика оказалась благодарной, под бурные овации нас забросали цветами и дважды вызывали на поклон. Чорт церемонно вручил мне огромный букет и шепнул, что папочке очень понравилось. Я почувствовала, что краснею от неожиданной похвалы.

Мы сидели в кабинете, отданном под гримерную девочек. Сюда принесли зеркала, добавили света, расставили ширмы, на которых, цветными облаками тафты и шелка висели наши бальные платья; на старом, с резными ножками письменном столе в беспорядке перемешались баночки белил, румян, коробочки теней и кисточки. После нежданного, шумного успеха все были возбуждены, много говорили и громко смеялись, на время позабыв о склоках.
К нам деликатно постучались.
- Мариша, тебя зовет отец, - глухо позвали из-за дверей.
Я выглянула в сумеречный коридор, человек отступил в тень - лица не разглядеть, но подумалось, что это наш учитель, господин Лазарь. Кто бы еще набрался смелости побеспокоить нас в момент торжества?
- Там, - махнул он рукой в темную глубь коридора.
Я немного удивилась, но, опьяненная успехом, особенно не задумываясь, шагнула в темноту.
Внезапно легкое покалывание обожгло кожу. Я испуганно отшатнулась, и ударилась о вежливую упругую матовость – меня захватила сфера, которая тут же тронулась с места и медленно поплыла над полом. Я знала, что это. Такие ловушки расставляли для преступных волшебников. Вскрыть, разрушить ее невозможно. Поэтому я не стала тратить силы даром. Матовые стенки почти не просвечивали, и все коридоры, по которым она несла меня, казались одинаковыми. Однако сразу же возникла твердая уверенность, что конечный пункт мне известен. И когда сфера вплыла в зал, где я увидела размазанные точки зеленоватого света, черное пятно алтаря, я поздравила себя с верной догадкой. Сфера остановилась, и к ней приблизились фигуры в темных плащах и капюшонах. Они рассматривали меня молча. И я поняла, что чувствует бабочка, наколотая на булавку.
- Да, это она, - произнесла одна из фигур. Сфера не только скрадывала очертания предметов, но и до неузнаваемости искажала голос. – Отлично сработано!
- Неплохо, – поддержал второй. – Нам осталось только дождаться полуночи.
- Козла еще не привели.
- Приведут его позже, а пока нам лучше вернуться. Наше отсутствие могут заметить.
- Ты прав.
И они исчезли.
«Та-ак, - сказала я себе. - Та-ак!» Меня хотят принести в жертву – это первая скверная новость; вторая еще хуже: я пропускаю свой первый бал – вряд ли они начнут обряд раньше полуночи. Но третья просто ужасная: мое платье, которое обошлось в целое состояние, никто не увидит! Ведь оно так и осталось висеть на ширме, а я одета в белую, красиво задрапированную простыню! Я очень разозлилась. Но пока меня не выпустят из моей тюрьмы, ничего нельзя поделать. И заключив это, успокоилась. Какой толк волноваться о том, что ты бессильна изменить?!
Неожиданно я услышала:
- Смотрите! Вон она!
- Стой, Гера, а если здесь кто-нибудь есть?
- Да никого же! Мариша! Мариша! Отзовись!
- Молчит. Ее, наверное, околдовали…
- Мариша! Мариша! Мариша!
- Да, слышу я, слышу. Как вы здесь очутились?
- Мы за тобой пришли. Вот только как этот шар открыть?!
- Никак, – ответила я Льву. - Создать и открыть его может только судейский чиновник.
Они растерялись, замолчали, неуверенно переглянулись.
- Раз уж вы здесь и помогаете мне - сходите за моими родителями. Они знают, что надо делать.
- Мариша… - выдохнул Лев, наверняка скорчив плаксивую мину. – Ты не знаешь… Мы должны тебе сказать… Твой отец хочет принести тебя в жертву…
- Вот как? Тогда найдите Чорта.
- Мариша, а если вся твоя семья в этом замешана? Может, лучше позвать на помощь кого-нибудь постороннего?
Герой иногда делался по-взрослому серьезным и очень убедительным. Я задумалась.
- Господин Лазарь… - вмешался Лев.
Я поморщилась. Только не он!
- Нет! – твердо заявила  я. – Или Чорт, или я сама лягу на алтарь. И хватит спорить – время зря тратите.
- Какая тебе разница? Твой выход все равно будет в полночь, - пожал плечами Лев. – Что мы сходим за твоими родственниками, что их тут подождем - одинаково!
- Ну, ладно, – решилась Победа. – Я схожу за Чортом, если ты уверена в нем.
И она убежала. А я подумала: не будь Чорт так хорош собой, она бы также торопилась?
У нас оказалась целая куча свободного времени. Мальчишки сели на пол рядом со сферой. Мы помолчали.
- Никогда бы не подумала, что вы придете сюда из-за меня, - хороший тон велел мне заговорить.
- Ну, Мариша, - смущенно отозвался Гера, - бывают обстоятельства, когда нужно забыть о разногласиях…
Очень… великодушно…
- А тебе не интересно, как мы нашли тебя? – Лев не выносил тишины.
- Могу предположить! Вы большие любители совать нос в чужие дела. Следили за кем-нибудь, так?
- За твоим отцом, - веснушчатая физиономия Льва разочарованно вытянулась, кажется, он хотел передо мной похвастаться. Забавно. – Ты не спросишь, что он делал в этом подземелье, возле алтаря Князя Тьмы?
- Могу догадаться, что услышу, - ответила я холодно, чтобы прекратить бесполезный разговор.
Лев что-то неразборчиво пробормотал по поводу моей семьи, но переспросить я не успела - с легким шелестом рассыпавшихся золотинок конфетти, за спинами мальчишек возник Чорт. Он был один, а волшебную палочку держал наготове.
- Чорт! Ты можешь освободить меня?
Мальчишки вскочили и угрожающе выставили перед собой волшебные палочки. Чорт усмехнулся. Против него их шанс был ничтожно мал.
- Не стал, даже если б мог.
- Что?!
- Мы же говорили тебе! – обиженно проговорил Гера. – Вся твоя семейка заодно!
- Нет, нет, нет! Чорт, только не ты! Скажи мне, что ты ни при чем!
- Я ни при чем, - ответил он. – А в чем дело?
- Нет, ты не мог это выдумать! Девушки, козлы, кровь и алтарь – все это дурновкусица. Ты мог предать меня, но не хороший тон!
Вбежала  запыхавшаяся Победа. И следом за ней возник папочка, секундой позже в воздухе разнесся истеричный смешок, и мамочка явилась перед нами. Она всегда чуточку сходила с ума, когда колдовала – у нее это в роду.
Мальчишки попятились в угол от моих родителей. Опустили бесполезные волшебные палочки. Победа остановилась в замешательстве.
-  Ты обещал, что ничего не скажешь своим родителям, - с осуждением пролепетала она.
- Дорогуша, нельзя же всерьез полагаться на чужое слово! Отойди к ним! – Чорт подтолкнул ее в сторону мальчишек.
- Какие симпатичные детки! – промурлыкала мамочка с лаской голодной кошки при виде мышей в капкане. – И, конечно, полукровки с западных окраин. Ай-ай-ай! Ваши родители будут очень расстроены, когда вы не вернетесь домой.
- Вы не посмеете ничего с нами сделать! – мужественно заявила Победа.
- Неужели? – нараспев протянула мамочка. – И что же нам помешает? Или кто?
Все невольно оглянулись на выход, но в коридорах никого не было, и не слышалось ни чьих шагов.
- Это так гадко! – Победа брезгливо скривилась. – Гадко пожертвовать собственным ребенком!
- Я тебя в нашем саду видел, - вдруг произнес Чорт.
И ткнул в Героя.
- Это ты кинул в окно Марише оборотное зелье!
- Да, я! - с вызовом подтвердил Герой.
- Ты?! Это так мило с твоей стороны! – я приятно удивилась.
- Вот как! Очень хорошо, что ты так быстро сознался, - похвалил папочка. – Теперь назови имя того, кто дал тебе его. И я сделаю все, чтобы смягчить наказание.
Герой мужественно выпятил подбородок.
- Не надо меня запугивать! Вы не имеете права! Думаете, если вы богаты, то вам все позволено?!
- Вот, Чорт, слышишь эти слова? Так говорит каждый, кто не живет на нашей улице, когда его ловят за руку.
- Погодите! – вмешалась мамочка. – Дорогой, ты не видишь ничего странного?
- Здесь лучше не смотреть на пол, дорогая.
- Да я не об этом, - она досадливо махнула рукой и обернулась ко мне:
- Милая, что здесь происходит?
- Я не совсем уверена, но, по-моему, мои одноклассники считают вас виновными в заговоре…
- Чтооо?! – возмутился папочка. – Какая нелепость!
- Ну, - Победа быстро оглянулась на мальчишек, - мы знаем о ваших тайных собраниях здесь! Мы слышали, как вы сговаривались с другими Благородными Домами…
- Нелепость! – воскликнул папочка снова. – Зачем нам плести какие-то заговоры?
- Мы подумали, что вы хотите вернуть Князя Тьмы, - вежливо сказал Лев - он не любил портить отношения с людьми.
- П-подумали?! – с презрением бросил папочка. – Не обманывайтесь, к этому нужно обладать определенной предрасположенностью!
Победа оскорблено фыркнула.
- Дорогой, и все-таки я не до конца понимаю… Мариша? Так ты в сговоре с ними или нет? Скажи правду мамочке, обещаю, я не буду сердиться!
Я вздохнула.
- Нет, мамочка, я не в сговоре. Они пришли чтобы… чтобы спасти меня, - признание далось мне с трудом.
- От кого? – поинтересовался Чорт, непринужденно постукивая волшебной палочкой по ладони левой руки.
- От вас.
Чорт засмеялся весело, от души. К сожалению, его не поддержали, а папочка так на него глянул, что смех перешел в кашель.
- У меня голова кругом! – пожаловалась мамочка. – Кто же тогда запер тебя в эту клетку?
- Не знаю, они были в черных плащах, а лица закрыты капюшонами.
- Вот как! – папочка взглянул на часы. – До полуночи всего ничего. Подождем.
Я ждала столько дней, не имея ни одного намека на ответы, бесконечные вопросы изводили меня с утра до ночи, и мое терпение истощилось. И я потянула за ту нитку, которая попалась в руки.
- Где ты взял зелье?!
- Какая тебе разница, - ответил Герой мрачно, - оно все равно не пригодилось. А я его не выдам. Он хотел помочь, а выйдет для него неприятность.
- Как помочь? Разве вы стащили этот пузырек?! Но теперь я намерена узнать его имя! Добровольный помощник! О, уверена - им двигала собственная корысть.
- Ну, не все же такие, как вы, - нахально заявила Победа.
- Да, - согласилась я, - есть еще такие, как вы: доверчивые и простодушные. Именно поэтому на нас обрушивается столько бед.
Победа хотела ответить, но вдруг запнулась, и спросила:
- О чем ты говоришь?
- А вы думаете, что случайно оказались в музее, у нас в доме, в катакомбах?
- Ну, да… - медленно ответила она.
- У нас в доме? – папочку это шокировало. Он смерил взглядом Победу и мальчишек, потом обернулся ко мне:
– Ты говорила правду – ты его не брала, - заключил он и протянул руку:
- Нож!
Ребята переглянулись.
- У нас его нет.
- Он… - начала Победа, но Герой оборвал ее.
- Не говори ему! Это же Чорены! Откуда ты знаешь, что они не разыгрывают представление?
- Пророчество! – потребовал папочка.
- Его взял другой человек в музее. Он сбежал.
- Ложь. Не играйте со мной, девушка, - холодно предупредил папочка.
Победа пожала плечами.
Пора вмешаться:
- Папочка, не хочется тебя огорчать, но она говорит правду. Пророчества Сивиллы у них никогда не было. Я отдам его тебе, как только мы вернемся домой.
Папочка с мамочкой развернулись ко мне.
- Что?! Как?! Зачем?!
- Скажем так: чтобы оно не попало в дурные руки.
Матовые стенки сферы скрывали от меня выражение лиц, но я чутьем угадала ожидание.
- Я пошла за тобой, папочка, и случайно очутилась в подземелье, где ты встречался с господином Крысом. Но кроме тебя, господина Крыса, там присутствовали вот эти двое молодых людей. Я узнала, что они придут в музей, и поджидала там. Мальчишки спугнули господина Крыса, василиск напугал мальчишек, и благодаря этому стечению обстоятельств, я забрала пророчество. А потом спрятала его на крыше колокольни, где оно сейчас и находится.
Папочка неодобрительно покачал головой.
- Подземелья и крыши не место для прогулок юных девушек. Мы еще поговорим дома.
- Мариша, следить за родителями дурной тон! – строго произнесла мамочка.
Папочка в задумчивости потер рукой висок.
- Получается, что нас всех морочили. Вы думали, что мы, Чорены, затеяли переворот, а мы считали, что молодежи захотелось приключений. Морочили, отводили глаза, как в той пьесе, что вы играли. Но кто же этот Оберон? Или это был малыш Робин?
- Я Оберон, - простодушно заявил Лев.
- Нет, мальчик, в этой пьесе ты носишь личину осла, - едва замечая его, ответил папочка. – Впрочем, все… мы… Итак, время откровенности. Кто дал вам оборотное зелье и какую цель он преследовал?
- Деметрий Лазарь дал оборотное зелье Герою, - тихо проговорила Победа. – Мы отдали ему и нож, который Герой стащил из вашей библиотеки. Господин Лазарь посоветовал выманить из дому Маришу и спрятать ее в надежном месте до утра. Мы думали, что вы заперли ее, чтобы в полночь принести в жертву.
Деметрий Лазарь! Я поражена! Но как же он приготовил оборотное зелье?
- Ты не понимаешь, что делаешь! – вскричал Герой.
- Нет, это ты не понимаешь, - кисло отозвалась Победа, - я тебе потом объясню.
Лев дернул Героя за рукав.
- Пусть ее! Это ведь не ты…
- Победа, ты только что предала его, - возмущено говорил Герой, отмахиваясь от друга. – Как ты могла?! Это же Чорены!
Победа поморщилась и повернулась к нему спиной.
- Деметрий Лазарь, - повторил папочка в раздумье, - кажется, это ваш учитель, тот, что репетировал с вами пьесу?.. Видимо, навеяло…
Победа хотела ответить, но из коридоров в зал вошли люди в темных плащах. Не ожидая гостей, они сгрудились у входа. Чорт исчез, оставив после себя красивый шлейф из золотистых звездочек. Мамочка, истерично хихикнув, тоже исчезла. Папочка повернулся к темным капюшонам.
- А, вот и вы, господин Лазарь. Боюсь, вас только что лишили такого прекрасного способа облегчить наказание как чистосердечное признание. Не стесняйтесь - долой капюшоны!
И господин Лазарь, скинув капюшон, двинулся вперед, угрожающе выставив перед собой волшебную палочку.
- Вас только двое! А вы, дети, - он указал палочкой на троицу, - стойте здесь и никуда не уходите! С вами мы позже разберемся. – Но характер в очередной раз подвел его:
- Как вы могли предать меня? – с трагическим пафосом воскликнул он. – Я вложил в вас столько времени и сил, а вы…
- Это все она! – пожаловался Лев.
- А ты, Победа, ты умная девочка и знаешь, что Чорены твои враги на вечные времена! Почему ты помогаешь им?!
Папочка посмотрел на меня. Угадав вопрос, я пожала плечами.  Он, Деметрий Лазарь, всегда был таким. Что значит природа!
- Не будьте глупцами! Бросьте палочки и сдайтесь, – вмешался папочка в словоизвержение господина учителя.
- Ни за что! – огрызнулся тот. – Нас тринадцать, и у нас хватит сил, чтобы справиться с вами, а потом совершить обряд и призвать Его.
- Где ваши мозги? Куда, по-вашему, отправился Чорт, как не за помощью?! Сейчас здесь соберутся все Благородные Дома, и тогда пощады не ждите.
- Благородные Дома? – насмешливо переспросил господин Лазарь. – Кого вы обманываете? Вы, Чорены, первые, кто тогда присягнул Князю Тьмы. А сейчас разыгрываете невинность? Отойдите, не мешайте нам призвать Его на царствие! У вас больше нет ни смелости, ни решимости, чтобы вернуть Князя Тьмы, вернуть великие времена, когда мир этот прогибался под Его волей и волей Его слуг. Вы растратили блеск величия в веках, измельчали.
- Измельчали? – сомнение в голосе папочки было таким отчетливым, что даже мировые истины пошатнулись. – Да, Благородные Дома уже больше тысячи лет хранят эту тайну, хранят мир от Него. Мы научились сдерживать Его, научились предугадывать Его попытки проникнуть на Остров. Я бы сказал, что мы стали много сильнее, чем некогда наши предки… А вы никогда не задавали себе вопроса: что может дать нам Князь Тьмы? Власть? Богатство? Почет? Волшебство? Все это у нас есть и в избытке. Но такие, как вы, слабые, безродные, трусливые – вы ищите себе повелителя. Не можете вырвать зубами у нас то, что хочется, и думаете, что получите это из его рук?! Вы ошибаетесь. Князь Тьмы ненасытен, он уничтожает все вокруг себя. Он пожрет и вас. Тысячу лет назад, когда врагов больше не осталось, опаленная земля лежала, распростертая и безвольная, у его ног, он начал убивать своих сторонников. Сначала они пропадали поодиночке, но аппетиты росли, и крови казалось мало, и тогда гибли целые семьи. Десятки великих родов были вырезаны, включая грудных младенцев… - вдруг папочка остановил поток слов, приложил руку к виску.
- Что я говорю? – спросил он, как будто себя. – Кому?! Зачем?!
- Тянете время? –  предположила Победа.
-  Пожалуй, так, - согласился папочка.
Прозвучало тихое «чпок», и почти два десятка волшебников ступили в зал. Где-то вверху раздался истеричный смешок мамочки.
- Вот и все, - проговорил папочка и отвернулся от господина Лазарь. – Вы проиграли.
- Папочка! – мне показалось, что про меня забыли. – Освободите меня.
- Чорт! – папочка сделал повелительный жест, и брат встал перед сферой. – Здесь  ты в безопасности, милая.
Я ждала незабываемых впечатлений от сражения, но ничего особенного не произошло. Господин Лазарь и его товарищи приняли академическую позу фехтовальщиков. Главы Благородных Домов коротко посовещались между собой, но это произошло в каком-то другом месте, и сразу после этого поклонники Князя Тьмы оказались заключенными в такие же сферы, куда они столь любезно поместили меня. Конец.

Через открытые окна доносились крики «Ура!» и хлопки салюта. Горожане сегодня праздновали вдвойне. Вести опередили, и нас встретила буря оваций. Под те же овации преступников препроводили в тюремные камеры Ратуши. Победа и мальчишки незаметно улизнули. Наверное, им не очень хотелось отвечать на вопросы, которые непременно зададут.
А у нашей семьи не было праздничного настроения, и в комнате висела затяжная тишина. Я горевала о своем так и не надетом, прелестном платье и пропущенном первом бале. Почему молчали другие - не имею никакого понятия.
- Мариша, тебе следует вести себя осмотрительнее, - начал папочка, - ты причинила нам много тревог…
- Ну, - ответила я, - вы мне тоже доставили немало хлопот. Какое-то время, наверное, около часа, я даже думала, что вы хотите принести меня в жертву.
- Ах, как это ужасно унизительно, милая! – воскликнула мамочка. – Вдруг очутиться в положении, которое выбрали для тебя другие!
- Спасибо, мамочка, но они просчитались.
- Вот как?! – насмешливо спросил Чорт. – А мне показалось, что ситуация несколько затруднительна для тебя…
- Я не спорю с очевидным. Но есть кое-какие обстоятельства, которые никто не учел.
- Неужели?! – если интонацию Чорта развести в воде в пропорции один к одному, то можно насмерть отравиться.
- Авторы пособий по жертвоприношениям, - невозмутимо продолжила я, - настоятельно рекомендуют использовать в ритуале девственниц. А вы помните, как прошлым летом вы отправили меня в замок к дядюшке Мракулю? Вы тогда говорили, что я найду там, чем заняться. Я и нашла. В самом деле, о-очень интересное занятие!
- Милая?! – это мамочка.
- Вот как! – это папочка.
После чего родители в замешательстве переглянулись. В глазах Чорта я прочла новый интерес.
- Я не стала бы говорить, но понимаете… лучше, если вы будете знать… может быть, мы избежим неприятностей в будущем…
Папочка задумался. Честно говоря, я приготовилась провести пару недель в своей комнате.
- Дети растут незаметно, - с легкой грустью произнес он. – Вот что, Мариша, с этого месяца я увеличиваю твое содержание на два золотых.
- О-о! Папочка, спасибо!
- Что?! – возмутился Чорт. – Возможно, вы упустили этот момент в моей жизни, но я тоже…
- Замолчи немедленно! Я не желаю слышать подобных историй в своем доме! – оборвал его папочка.

Ну, вот и конец истории. Посмертное  пророчество Сивиллы я отдала папочке, а что в нем было, так и не узнала. Папочка запер его у себя в сейфе, чем был крайне доволен. Он уверял, что с самого начала это и являлось его целью. Коллекционер!
К дядюшке Мракулю в это лето погостить меня уже не отправляли. Напротив, папочка написал ему чрезвычайно резкое письмо. Ответ пришел очень скоро. Дядюшка дерзко предложил заключить между нами, то есть мной и моим кузеном, брак, и так полюбовно уладить дело. Папочка рассердился и ответил, что кузен пусть не рассчитывает на меня как на жену, а дядюшка на мое приданое как на помощь разорившемуся семейству. На этом переписка оборвалась.
Победу, Героя и Льва пристрастно допросили. Думаю, от этих каникул у них остался неприятный осадок. По-моему, их не обвинили в пособничестве только благодаря папочке. Деметрия Лазаря наказали по всей строгости, и следующие лет пятьдесят он проведет не очень приятно, как и его товарищи. К слову сказать, в их компании отыскался человек, способный к зельям. Как он затесался к ним – загадка. Сам он разумно объяснить не смог и, кажется, крайне удивился, когда его приговорили к тюремному заключению. Папочка утверждал, что у судей сложилось общее мнение, будто он вступил на преступный путь по рассеянности.
Химера Моргана спрятала топор войны обратно в кладовку, но не далеко, твердо уверенная, что он ей пригодится в скором времени. Пусть она и не призналась, но я убеждена, что к нелепому нападению на улице, когда меня выручил Чорт, приложила руку она вместе с Болиголовами. Впрочем, я не держу зла - они действовали сообразно своим обстоятельствам.
О господине Крысе я ничего не слышала довольно долго, пока однажды…
Но это уже совсем другая история.


 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Татьяна Ст
 
22-03-2010
13:34
 
Я так поняла – история ещё впереди? Действительно, с Крысом неясно.
Мне очень понравился Ваш холодновато-высокомерный стиль. Все эти ВЗГЛЯДЫ! Поначалу сплошной гадюшник – под конец неожиданно приобретает человеческие нотки. Как и положено, фактически, детективной истории – всё становится с ног на голову. Это надо суметь!
Ну – есть некоторая запутанность, не всё чётко. Хотя – всякими намёками с самого начала Вы заинтриговываете. Ждёшь чего-то. Тем не менее – мне кажется, не хватает общей цельности. Ощущение рассыпанности. Но - всё равно – интересно, со вкусом. Я бы сильней сделала намёк там, где героиня поднимается на крышу башни. Всё же – это от первого лица, и уж она-то знала, зачем это делает. Другое дело – нам не сказала.
 Вот тут я пособирала по тексту, к чему прицепилась:
«…совершеннолетие отпраздновало значительно больше братьев моих предприимчивых прабабок…»
Вот над этой фразой я долго ломала голову. И сейчас ещё не уверен, что удачно….

«Поэтому с простецами у нас, волшебников, сомнительное родство по отцу.
Он производил огромное впечатление, прежде всего, своими размерами».
Кто? Или о родстве нужно в скобки, как вставку, или уточнить, о чём речь.

Или вот ещё: «А победителей в той войне назвали Благородные дома». Если бы «Благородные дома» или Благородные Дома – я бы сразу поняла, о чём речь, а не мучилась бы долгими раздумьями.
Вот неточность: «Но я, как и все другие в нашей семье, прекрасно понимают…». Подлежащее - я. «Понимаю». Если бы «И я, и все другие в нашей семье…» - тогда «понимают».
«Что ж, ему было от чего не потерять покой».  Потерять!

Много интересных оборотов, выражений. Просто новые летучие фразы! Такая, к примеру: «…довести ледяные нотки в голосе до хрустального звона», или «Сомнение в голосе папочки было таким отчетливым, что даже мировые истины пошатнулись» и т. п.
Много выразительного, со вкусом – как, например, «ударилась о вежливую упругую матовость»…


Интересно! В сознании авторов витает некая тенденция! Потянуло на придумывание фантастических обществ. Тут разве что – УТОПИЮ вспомнить… Что-то на это толкает…
dаlilа
 
22-03-2010
14:51
 
Кто-то дочитал мою повесть до конца! Слезы на глазах - уже не надеелась, что кто-нибудь дальше первой главы продвинется. (Это я не над вами смеюсь, - над собой).
Да и вторая повесть существует. Потом в качестве эксперимента выставлю ее маленькими главками.
Сумбурность - должно быть. Я исходила из того, что жизнь наша - цепь случайностей и недоразумений. Как концепции влияют на литературную сторону - вот это для меня вопрос.
Спасибо, за всякие замечания - надо будет поправить.
А совсем неудивительно, что авторов тянет на вымышленные миры - этот ОПЯТЬ не оправдал ожиданий общества.
Татьяна, а как вам имена героев?
Редактировалось 1 раз(а), редакция 23-03-2010 07:55 (dаlilа)
 
Татьяна Ст
 
23-03-2010
22:42
 
Имена героев... Я бы этого самого, который с рогами, конечно бы, не поминала... но это уж моя позиция. Пожалуй, и с точки зрения символа-звучания - довольно нарочито, надумано... да и навязчиво. Хотя эти согласные - Ч, Р, Т - на языке смачны. Можно было бы ЧАРТ... но Вы слегка каламбурите... правда, это не особенно ярко, не связано с основным действием, и вполне можно бы пожертвовать...
Другие имена, пожалуй, ничего... ПОБЕДА мне нравится, МАРИША для домашнего имени вполне, и то, что от 1-го лица - а это значит, всегда дома - уместно... при всей надменности. ГЕРОЙ и ЛЕВ звучат, как насмешка... а они такими и были... сели же в калошу! к тому же имена напоминают компьютерные игры, и поначалу воспринимаешь именно так... условно. Младший братец своим именем должен быть доволен. И мне понравилось, как звали мамочку. И вообще - эти МАМОЧКА и ПАПОЧКА очаровательны.
 
 

Страница сгенерирована за   0,132  секунд