Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Отец Павел

 
 
 
Чужой.
 
 
 
      Глава 1.

  Космический челнок «Степа» пылил уже черт те знает сколько времени к Земле, таща в своем чреве трех пассажиров: Степаниду (чьим именем был назван корабль), кота Тишку и Чужого. Нечистая сила понесла Степку с мужем Гришкой и котом прокатиться на планету Непруха за впечатлениями. Вот и набрались этих самых впечатлений под завязку!
  Вначале то ничего было, весело: лося поймали на морковку! Гриша напоролся на плантацию непрушной моркови, хотя, строго говоря, не плантацию, а просто дикие заросли могучего корнеплода. Кое-как выкопав один экземпляр, тянущий на пять килограмм,  Григорий ощутил на своей шее горячее дыхание, и, обернувшись, столкнулся нос к носу с лосем. Представитель непрушной фауны недоброжелательно жевал сучок жимолости, или как там называется местный кустарник, состоящий из сучков, поскольку ветки уже объели голодные местные кролики.
  Гриша стал нерешительно отступать, не бросая, однако, морковку. Лось начал недвусмысленно преследовать пришельца, отчего последний перешел в решительное отступление. Морковь очень мешала развить приличную скорость, но Гриша не мог бросить уникальный корнеплод.
  Так они и ворвались на корабль – Гриша, морковь и лось. Пока бежали по лесу, слюна, вожжой свисающая с лосиных губ, не препятствовала парнокопытному, но, стоило вступить на металлический пол, эта вожжа смазала опору копыт, и лось ощутил себя коровой на льду. Копыта разъехались, сажая травоядного в шпагат. Благо, коридор был неширок, и лось уперся ногами в стены, там, где по идее должны быть плинтусы. Но плинтусы на корабле – бесполезная деталь интерьера, стена там просто плавно переходит в пол. Короче, лось растопырился, но не раскорячился, что убило бы его морально.
  Добравшись до камбуза, животное обнаружило на столе кочан капусты и уничтожило его, а, наевшись, решило остаться на корабле в качестве гостя. Кот Тишка быстро нашел с лосем общий язык и разъезжал на нем (на лосе) по кораблю, везде, где позволяли широкие ветвистые рога гостя.

  В очередную свою вылазку по экзотической планете Гришаня напоролся на пещеру с кожаным яйцом внутри, отложенным представителем непрушной фауны (чтоб ему век флоры не видать!), и заглянул внутрь этого слегка раскрывшегося бутона на свою беду. То есть эта дрянь напоминала бутон тюльпана, но вместо невинного пестика внутри сидела  несимпатичная тварь, похожая на скорпиона, которая заправила в раскрытый от удивления Гришкин рот свой отвратительный хвост-шланг, оказавшийся детородным органом. Овладев таким нетрадиционным образом любопытным туристом, тварь нежно обняла его за голову своими лапами и прижалась к лицу не снимаемой маской. Гришка с таким украшением на лице приперся на корабль и перепугал жену, кота и лося до нервной икоты. Пришлось изолировать спелеолога-неудачника в медпункте.

  На другой день скорпион отлепился от мужика и сдох от истощения. Гриня тоже проголодался как зверь, накинулся на еду и стал толстеть животом, как борец сумо. А через неделю живот борца лопнул, но не от обжорства, а от подросшего внутри паразита. Паразит оказался зубастым и сделал Грине кесарево сечение изнутри. Операция происходила без наркоза на обеденном столе, на глазах обалдевших Степки и Тишки. Новорожденный, нареченный Чужим, шустро юркнул в вентиляционную трубу, пока ему не разбили голову чем-нибудь твердым и тяжелым. Степка объявила войну этому гаду и охотилась за ним с лосиными рогами по всему кораблю. Дело в том, что лось отбросил рога с испугу, увидав однажды Чужого, и Степанида, сочтя их неплохим холодным оружием, бодала убийцу мужа со страшной силой. А безрогий лось пал таки жертвой тираннозавра по имени Чужой.

    Глава 2.

  Степка уже полчаса колотила рогами в дверь туалета, где заперся Чужой, получивший несварение желудка, после того, как сожрал лося.
  – Пусти, скотина, щас описаюсь! – орала вдова, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. Зверь, зашуганный бешеной бабой, отказывался делить с ней кабинку сортира. Хоть с первым ударом рогов в дверь, отправление нужды прошло в ускоренном темпе, но теперь Чужой просто боялся выходить, чтоб не быть битым.
  Поняв бесперспективность кнута, Стеша достала пряник.
  – Але, дракон, вылезай – завтрак стынет, – ласково позвала она.
  Дверь распахнулась и дракон прошмыгнул на кухню. На его место влетела Стеша, одной рукой сдергивая штаны, другой – зажимая нос. Стоит ли говорить, что воздух в кабинке был очень и очень спертый. Он не висел, а лежал спрессованным тюком плотной материи. Из этого тюка пробкой влетела женщина с брюками, спущенными ниже колен. Она шумно продышалась и только после этого натянула штаны.
  – А могла бы и в душе пописать, – стукнула себя по лбу Стеша.

  На завтрак Чужому был предложен Тихон, запертый в клетку с толстыми прутьями. Он действительно уже остывал, то есть холодел от ужаса.
  – Измена! – орал Тишка, адресуя свой вопль предавшей его хозяйке, хотя Степанида использовала кота, как отвлекающий маневр, уверенная в прочности клетки, и обвинения в измене были напраслиной со стороны Тихона. С другой стороны и кота можно было понять и извинить – подвергать такому испытанию расшатанную психику – было сродни измене.
  Чужой попробовал вскрыть клетку, но обломался. Тишка слегка приободрился. Дракон заскучал, положил свою морду рядом с клеткой и уставился немигающими глазами на завтрак.
  – Кис-кис, – позвал он.
  – Шел бы ты крыс ловить, – прошипел Тихон, намекая на привычный рацион питания непрушника.
  Чужой с рождения питался исключительно крысами, пока не завалил лося. Грызуны проникли на корабль еще на Земле и воровали продукты, прячась от кота в вентиляционных коробах. Чужой тоже облюбовал это убежище и вскоре извел всех своих мелких соседей.
  – Кончились крысы, – вздохнул Чужой и попытался перекусить прут клетки.
  Озверевший от ужаса Тихон, выставил лапы с растопыренными когтями в просветы между прутьями и вспахал зеницы страшного непрушника.
  – Эй, кто свет выключил?! – возмутился Чужой и по стеночке двинулся в сторону выключателя.
  Нашарив в кромешной тьме какой-то рычажок, он нажал его и… выпал в открытый космос.
  Люк мусоропровода автоматически закрылся за этим отбросом вселенной.
  Вышедшая из туалета Степка, обнаружила пропажу врага по безмятежному поведению Тихона, который, свернувшись клубочком, мирно спал, мурлыча (в кои-то веки!) в усы веселую песенку. Степанида тоже вздохнула с облегчением – самой плохо спалось с таким соседом, как Чужой. Включила автопилот и вырубилась рядом с Тишкой.

    Глава 3.

  На вахте Сэм и Смит резались в карты, а че еще делать на ней, нести ее что-ли? Вдруг по обшивке корабля что-то проскрежетало и везде погас свет.
  – Опять фотоэлементы закоптились, – проворчал Сэм, натягивая скафандр.
  Он вышел в открытый космос, и тут же появился свет.
  – Вот это скорость! – восхитился умением друга чинить неполадки в электроснабжении Смит.
  Дверь переходного отсека открылась и впустила какого-то монстра.
  – А где Сэм? – глупо спросил у пришельца Смит.
  Пришелец сверкнул хищными глазами и американец прочел в них очевидный ответ на свой глупый вопрос.
  Незваным гостем на Челленджере оказался Чужой.
  Когда он выпал в открытый космос, у него повылазили новые глаза, но тут же покрылись ледяной коркой от царящей вокруг холодины. Чужой постепенно начал превращаться в сосульку и тут ему повезло – он налетел на американский корабль.
  Зато не повезло американцам. Наглый безбилетный пассажир начал поедать экипаж Челленджера, как голодный бродяга – хотдоги.

    Глава 4.

  Степка проснулась и увидела пристыкованный Челленджер. Бортовой компьютер уловил крик о помощи и порулил «Степу» к терпящему бедствие американцу. «Пойду, посмотрю, че там у них стряслось» – двинулась в разведку бодрая и свежая Степанида.
  Взойдя на чужой борт, разведчица обнаружила отсутствие экипажа.
  – Странно. Летучий голландец какой-то, – бормотала Стеша, методично осматривая отсек за отсеком. Лишь в одной из кладовок под кучей тряпья кто-то жалобно скулил и стучал зубами. Женщина извлекла на свет испуганного до посинения мужичонку в мокрых штанах и попыталась выведать у него, что же случилось на их злополучном Челленджере. Ответ приперся сзади в виде Чужого и отразился в расширенных от ужаса глазах последнего члена экипажа.
  – Опять ты?! – взвыла Степка, и врезала монстру добротным рассейским ботинком промеж ног. Монстр скукожился и повял. Подхватив американца, Стеша поволокла его в душ. Американец, увидев, как легко русская леди расправилась с людоедом, проникся к ней глубочайшей симпатией, и прижался, как к родной маме.
  – Тебя как звать-то, бедолага? – проворковала родная мама.
  – Билл, – ответил благодарный за спасение сынок.
  – Ну, мойся пока, Билл. А то от тебя разит, как от козла. А я пойду пока, разберусь с Трофимом.
  Это имечко Чужой получил в память о вредном отчиме, достававшем Степку в юности своими грязными домогательствами. На что Степка отвечала чистыми помыслами, подкрепленными зажатой в руке чугунной сковородкой.

  Стеша прошла в бар, нашла там море спиртного (не успели астронавты уничтожить – сами пошли на закуску), потом в кабину капитана корабля – там нашлась надувная женщина, и накачала последнюю выпивкой. Расчет оказался верен – Трофим впился зубами в горло секс-игрушки и выкушал из нее всю кровь. Кровь оказалась непривычной на вкус, но бодрящей и разжижающей мозги.
  Предметы почему-то стали двоиться, а пол под ногами раскачиваться. И в то же время тянуло на подвиги. Трофим, ни бельмеса не смыслящий в технике, полез управлять кораблем. Дал газу до отказу и баранку крутит. Аттракцион «Американские горки»! Движок раскалился, аж алюминий потек! «Степа» болтается на привязи, как банка, привязанная к хвосту котенка. Стеша и чистенький Билл с кровати свалились и по полу катаются, подражая пустым бутылкам в баре – те тоже на пол повалились. Тишка вцепился когтями в светильник на потолке. Содом и Гоморра! Не садитесь, мужики, за руль выпивши.
  Кое-как, на четвереньках добралась Стеша до рубки управления и выдернула ключ зажигания из гнезда. Чужой к тому времени уже забылся крепким пьяным сном с кошмарами, где злая тетка дубасила его лосиными рогами по почкам.

    Глава 5.

  Трофим проснулся с бодуна под дверью спальни, где Билл отдыхал душой и телом в надежных объятиях Степаниды. Башка, на которой красовался парик, позаимствованный у резиновой бабы, трещала, как дерево на морозе. Вчерашний коктейль просился наружу и горе-алкаш дал ему пропуск. Разведя грязь на полу, Трофим вдруг решил, что надо бы убрать за собой и пошел искать тряпку.
  Билл вышел по малой нужде и поскользнулся в луже, оставленной Чужим. Скинув испачканные трусы с американским флагом, он юркнул в душ.
  Не найдя подходящей тряпки, но прихватив баллон с водой, Трофим вернулся к дверям спальни и обнаружил брошенные трусы Билла. Этим предметом одежды Чужой подтер пол, затем прополоскал в воде испачканные трусы и нацепил на себя. В общем, вел себя с похмелья не адекватно.
  Степка, не обнаружив под боком мужика, заподозрила неладное. Услышала бряканье посуды и заглянула на кухню. Чужой, нацепивший на себя парик резиновой бабы и трусы Билла, рылся в холодильнике в поисках холодненького пивка. Эти злосчастные трусы и подписали Трофиму смертный приговор. С криком: – Ах ты людоед проклятый! – Степка упаковала зверя в холодильник, боднув его с разбега кудрявой головой, и отправила этот груз в мусоропровод.
  На орбите Земли (сцепка кораблей как раз оказалась на подлете к родной планете) появился новый спутник.

  Благодарный за спасение Билл предпринял попытку жениться на Степаниде и усыновить Тишку, как только они вышли на землю. То есть дотащил их до ЗАГСА и начал оформлять документы. Оформлявшая документы тетка попыталась упираться, увидев американский паспорт, но Билл разрыдался на ее плече, и тетка пожалела свой деловой пиджак, начавший линять от слез астронавта.
  Заглянув в паспорт Степаниды, и обнаружив там запись о бракосочетании с Григорием, тетка в недоумении уставилась на невесту.
  Невеста со скорбным лицом предъявила работнице ЗАГСА урну с прахом бывшего мужа.
  – Ну вы, женщина, совсем совесть потеряли – не успели схоронить мужа, как уже выскакиваете замуж за другого, – начала выговаривать Степаниде тетка.

  Выговор прервал страшный грохот.
  Сквозь пролом в потолке в ЗАГС упал холодильник, из которого вывалился неуязвимый Трофим.
  Тетка и Билл свалились в обморок.
  Степка и Тихон ощетинились.
  Трофим испуганно попятился и задом отворил дверь, за которой ожидала своей очереди новая пара будущих молодоженов.
  Молодая была уже на седьмом месяце беременности и спешила оформить брак. Увидев Трофима, будущая мама схватилась за живот и начала рожать. Когда вслед за чудовищем выскочила разъяренная Степка и начала душить динозавра, молодая родила окончательно.
  Счастливый отец младенца орал благим матом из-под стула. Как он туда поместился? Загадка природы страха. Оказывается, у страха не только глаза велики, но и гибкость в членах отменная.
  Задушить Трофима Степке конечно же не удалось – вырвался гад, и побежал по улице Молодежной, родной Стешкиной деревни Борисовки, вводя в ступор прохожих.
  Но от Степки так просто не уйдешь. Догнала и свалила в придорожную крапиву. Земная крапива парализовала непрушного Трофима.
  Степанида оттащила монстра за ноги в свой корабль и заперла там на амбарный замок.
  Так и живет Чужой в своем персональном зверинце «Степа», уничтожая борисовских крыс, забирающихся в вентиляцию.
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Автор удалил свой аккаунт
09-06-2006
18:56
 
Куда более позитивная версия, хотя Гришу и нагловатого лося жалко. А по сути вааще правильно, вор должен сидеть в тюрьме, а зверюга в зверинце.
Отец Павел
 
10-06-2006
06:01
 
Караул!!! Никуда от Змея не спрятаться!!! Привет тебе, о, Горыныч! :)
 
 

Страница сгенерирована за   0,029  секунд