Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Михаил Акимов

 
 
 
Фрэнки Ньюмен против Виртуальности. Часть третья. Главы 1-4
 
 
 
  1.В виртуальном Рочестере.

        - Как жутко! – говорит Клара и знакомо поёживается.
      Мы бредём с ней по виртуальному Рочестеру. Он до мельчайших деталей похож на Рочестер настоящий, и есть только одно отличие: ниоткуда не доносится ни единого звука; улицы, дома, магазины и офисы пустынны, нет ни людей, ни машин. Все мои расчёты на сокровища Дракулы оказались полной чушью: едва мы вышли из игры, шкатулка сразу же исчезла.
        - Я когда-то в детстве читала один рассказ. По-моему, это Бредбери. Земля после ядерной войны. Погибло всё население, и каким-то чудом уцелела  одна семья: мать, отец и сын-подросток. И вот они путешествуют по этой пустой Земле. Каждый день приходят в новый город, и везде одно и то же: как здесь у нас. Правда, Фрэнк, очень похоже на тот рассказ? Или, - выпрыгивают чёртики, - скажешь, что сына-подростка не хватает?
        - Не только, - серьёзно говорю я. – Вообще всё не похоже. И слава Богу. Просто очень здорово, что здесь так. А вот если бы кипела натуральная жизнь – это была бы уже катастрофа. Покруче ядерной войны.
      Мы прошли уже никак не меньше трёх километров, а до рекламного агентства «Джейсон & Доусон», по словам Клары, ещё идти и идти. Она уже при ходьбе морщится: видно, натёрла ногу, достаётся ей на своих каблучках.
        - Жаль, что нет ни одной машины, - вздыхает она. – Мы бы взяли любую и поехали. И никто бы нам ничего не сказал.
        - Где-нибудь есть, - возражаю я. – Не одного же меня они сюда через игры затянули. А затянули, понятное дело, не голых, а со всем своим имуществом. Вот только неясно, где всё это. Разве что случайно на какую-то машину наткнёмся. И магазины пустые. А то я бы взял там детскую коляску и покатил тебя…
      Тут мне приходит в голову мысль. Я останавливаюсь и смотрю вокруг.
        - Клара, - говорю, - если сейчас свернуть влево, то через три квартала мой офис. А перед ним ровер стоит. И бак почти полный - домчимся с комфортом.
        - А дверцы? – спрашивают меня чёртики. – Дверцы все открываются? Хотя, - вздыхает она, - я сейчас и через сидение согласна переползать. Тем более, опыт уже есть!
        - Дверцы открывались всегда, - признаюсь я и слышу в ответ притворно-сердитое: «Негодяй ты, Фрэнк, всё-таки!». – Так что, пошли?
- Только помедленнее, - просит она.
        - Можем хоть вообще ползком, времени у нас много, - успокаиваю её.
      Мы сворачиваем.
        - Фрэнк, я всё-таки не могу понять одну вещь, - говорит Клара, и на её лице я вижу беспокойство. – Если, как говоришь, до прошлого они добраться не могут, то как же получилось, что ты встретился с Джейсоном в виртуальности?
        - Это-то меня тогда и сбило с толку, - признаюсь я. – Потому и поверил Джейсону, что и фирму-то они отсюда вытащили, и ловушек на меня понаставили… А всё дело в том, что встретились мы с ним в их реальном времени. Нашли они в моём компьютере файлы – кадры той игры, которая с «Поисками» пересекается, определили её и открыли в он-лайне. Стала она после этого свеженькая-свеженькая, и когда я в неё перешёл, то попал в их реальное время. А если бы они её не трогали – попал бы в другое.
        - Ясно, - кивает она.
      Ровер и в самом деле под моими окнами, и я радуюсь ему, как самому преданному другу. Приходится, правда, разбирать замок зажигания, потому что ключи у реального Фрэнка, а запасных нет. Я завожу двигатель, и в почти абсолютной тишине он звучит так громко, что кажется,  сейчас изо всех окон тревожно выглянут люди. Но никто, конечно, не выглядывает, да и по окнам видно, что все квартиры нежилые.
        - Хотя гораздо интереснее садиться там, - кивает Клара на заднюю правую дверцу, заглядывая в мой ровер, - на сей раз сяду здесь. Хочется попробовать чего-то нового.
        - Интереснее было для тех мужчин, что тогда возле моей машины собрались, а меня ты заставила отвернуться, - обиженно напоминаю я.
      Клара вспыхивает, вспомнив это, и молча садится рядом. Чёрт! Дернул же меня кто-то за язык! Трогаюсь и быстро доезжаем до того места, где мы свернули к офису.
        - Куда теперь? – спрашиваю я в основном для того, чтобы проверить, насколько она обиделась.
      Оказывается, не очень. А может, и очень, но просто решила, что дело нам предстоит серьёзное, поэтому сейчас не до обид.
        - Езжай прямо, я потом скажу, где свернуть, - спокойно говорит она.
      Впервые в жизни еду по дороге, по которой никто кроме меня не едет. Можно любую скорость развить, все подряд правила нарушать,  и не будут тебе сигналить, пальцем у виска крутить, не взвоет противно полицейская сирена… Красота? Да нет, не приведи Господь ехать по такому городу-призраку.
        - Ещё два квартала прямо, затем направо, сразу там и будет агентство, - говорит Клара.
      Я резко торможу; настолько резко, что если бы перед этим не ухватил Клару за плечо, она могла бы удариться о стекло.
        - Ты что? – недоумённо спрашивает она, когда я полностью останавливаюсь.
        - Может, я от природы не особо умён, - откровенно говорю я. – Но только как-то получается, что дельные мысли приходят мне в голову не все сразу, а строго по одной. Большое неудобство, между прочим: постоянно обо что-то спотыкаешься.
        - Ну, хорошо, что хоть вообще приходят, - утешает меня Клара. – И что пришло сейчас?
        - Вот сейчас, например, подумал, что ваша контора может оказаться не пустой.
        - Как это?
        - Не в том смысле, в котором ты подумала. Реальных людей там, конечно, нет. Для этого надо было бы пройти через подвал, а до сегодняшнего дня никто из ваших этого ещё не делал. А вот их виртуальные копии – запросто. А ты уже знаешь, что и виртуалы могут при случае так отделать – взять, хотя бы, графа Дракулу – что мало не покажется. И если сейчас в конторе Смайли и Бист, то приятного в такой встрече мало.
        - Ну-у, - тянет Клара, - ты с ними быстро разделаешься!
        - Да нет, не забывай, я ведь уже не Эдвенчер: ни саблей помахать, ни рожу грамотно набить… Мои виртуальные навыки исчезли вместе с «Поисками сокровищ». Вот что, давай-ка сначала уберём машину с дороги.
      Стараясь не газовать, я потихоньку трогаю с места и, заметив внутренний двор между домами, сворачиваю туда и глушу мотор.
        - Ситуация такая, - размышляю я. – Сейчас там тихо и мирно, и никто ни о чём не догадывается, потому что свою атаку на них я начал тогда где-то часа в четыре пополудни, то есть, - я смотрю на свои часы, - через час. Если, допустим, я приду туда вместе с тобой, привлечёт это ко мне чьё-нибудь внимание? Подозрения вызовет?
        - Нет, - твёрдо говорит она. – Я ведь работаю в отделе рекламы, у меня свой кабинет, постоянно имею дело с заказчиками, которые проходят ко мне свободно… Я, кстати, даже и не подозревала, что у нашей фирмы есть какая-то деятельность, кроме этой. Все мои сотрудники, уверена, тоже. Так что здесь всё естественно: ты наш очередной клиент.
        - Уже лучше, - киваю я. – Кто меня там на сегодняшний день знает? Оба «Д», Смайли и Бист… но они сейчас в «вольво» возле моего дома…
        - Ты что? – удивляется Клара. - Мы же только что оттуда, никого там нет!
        - Так мы в виртуальности, а я про реальность говорю! – Клара машет рукой, дескать, совсем уже запуталась, - так, кто ещё? О, чёрт! Лиззи!
        - Кабинет Джейсона на втором этаже, а мой на первом, в самом конце коридора; она в наш отдел вообще  никогда не заходит, - заверяет Клара.
        - Хорошо. Получается, что если я случайно не наткнусь на кого-то из «Д», никаких затруднений не будет? – она утвердительно кивает. – Ладно, дальше. В вашей конторе есть локальная сеть?
        - Смотря, что ты имеешь в виду. Если ты о компьютере Джейсона, то он к ней не подключён.
        - Вот чёрт, а его-то мне бы в первую очередь и надо… Ладно, что-нибудь придумаем. Последнее: лаборатория Блейна здесь или где-то в другом месте?
        - Здесь, но туда не попасть: нужен специальный пропуск.
- Что-то я уже начинаю сомневаться… - тревожно и нерешительно говорю я. – нет у меня навыков взломщика – ни простого, ни компьютерного.
        - Справишься, Фрэнк, - уверенно говорит Клара. – Ты только вспомни, кого ты только в «Сокровищах» ни одолел! И Эдвенчер тут не при чём: и храбрость, и сообразительность – это всё лично твоё было!
        - Хорошо, когда в тебя верят, - всё же с некоторым сомнением говорю я. - Ну, что же, пошли. Начнём с твоего компьютера, попробуем с него куда-нибудь пролезть.
      В вестибюле агентства почти безлюдно. Охранник на меня и не смотрит, а вот на Клару! Глаза из орбит повылезали, и даже рот раскрыл… Новенький, что ли? Не знал, что здесь такая красавица работает? Последнюю мысль приходится отбросить, потому что Клара очень буднично, как старому знакомому, на ходу ему кивает.
        - Вы напрасно беспокоитесь, мистер Смит! – говорит она мне, словно продолжая разговор. – Ваш проспект практически уже готов. Я сейчас покажу вам на компьютере, и вы сами всё увидите!
      Мы сворачиваем направо, проходим мимо лестницы на второй этаж, идём до конца коридора и останавливаемся перед дверью с табличкой «Клара Доусон. Менеджер по рекламе».
        - Ох, - досадливо говорит она. – Я забыла взять ключ. Подожди здесь, я быстро.
      Но перед тем, как пойти, она чисто машинально поворачивает ручку,  дёргает за неё, и дверь открывается.
        - Странно, - удивляется Клара, и мы входим в кабинет и прямо у порога застываем в оцепенении.
      Теперь мне понятна реакция охранника: в кабинете за компьютером сидит Клара, точнее, её виртуальная копия! Мало того: они совершенно одинаково одеты!
        - Ты что, играла в компьютерные игры? – спрашиваю я у той, которая настоящая.
        - Ну да, - растерянно говорит она, - не так-то уж  много у меня работы…
      Я закрываю дверь, беру под локоток Клару, подвожу её к виртуальной и усаживаю рядом с ней на стул, потому что она сама сделать этого явно не может. Виртуальная, впрочем, выглядит такой же обескураженной. Беру стул для себя и усаживаюсь в их компании.
        - Ну, что, девушки, - предлагаю, - давайте разберёмся, поговорим?
      Но они молчат, и продолжать приходится мне.
        - Ну, и чего вы обе так перепугались? Нормально ведь всё: сидите, спокойно себя ведёте, по-интеллигентному... Когда я встретил в виртуальности самого себя, мы друг другу и пары слов не сказали, а сразу драться начали. Для начала хоть поздоровайтесь!
        - П-привет, - нерешительно говорит настоящая.
        - Привет, - соглашается вторая.
        - Ну, вот и чудесно, - радуюсь я. – Так, как же мне вас называть? А-а, - поворачиваюсь к настоящей, - поскольку мы с тобой знакомы гораздо лучше, тебя буду звать так, как и звал, а вас, - предлагаю виртуальной, - мисс Клара, хорошо? – она кивает, по-моему, не особенно вникнув в то, что я сказал. – Мисс Клара, не будете ли так добры пересесть на моё место: вам наверняка есть о чём поговорить со своей… подружкой (они обе усмехаются, причём, делают это абсолютно одинаково!), а я пока кое-что в вашем компьютере поищу?
      После этого дело, слава Богу, несколько сдвигается: Клары начинают болтать между собой; сначала неловко и нерешительно, но чем дальше, тем уверенней. Я на секунду задумываюсь, как это могло получиться, что виртуальная Клара в таком же платье, в которое реальная одета две последние игровые стадии, но потом машу рукой некогда! – и перестаю обращать на них внимание, полностью  погружаясь в содержимое компьютера.
      Сразу же, конечно, просматриваю подключения по локальной сети и размышляю, что из них может мне пригодиться. Очень не хочется прерывать разговор двух Клар, но мне нужны пароли; я собираюсь спросить их об этом, но тут в «Моих документах» обнаруживаю папку «Пароли для локальной сети», и это решает все проблемы. Краем уха слышу, что настоящая Клара рассказывает виртуальной о наших игровых приключениях и при этом изо всех сил расхваливает меня, так что виртуальная тоже начинает на меня посматривать с восхищением. Эх, почему здесь нет моей виртуальной копии? У нас могла образоваться очень дружная и тёплая компания единомышленников.
      Для начала выбираю бухгалтерию: первый визит в неё  пройдёт легко и без паники, поэтому лучше начать с самого простого. Внимательно просматриваю группы документов, нахожу нужную и лезу уже в неё. Мне везёт: в разделе «Задолженности» почти сразу натыкаюсь на братца Клары. Ох, ничего себе! 483 тысячи долларов, однако! Застываю в нерешительности: что же дальше? – но тут в памяти неожиданно всплывает код доступа, который я тогда использовал в реальности. Раз так, то дальше всё просто. Ввожу код, получаю доступ и дооформляю документ: «Означенную сумму предоставить Роберту Майклу Доусону  в виде беспроцентного кредита сроком на десять лет». Тут же вывожу на принтер, распечатываю и протягиваю лист Кларам.
        - Нечего его поважать, - говорю, - украл – пусть возвращает. А срок вполне реальный. И документ об этом есть. Так что, не придерутся к нему больше.
      Настоящая Клара подскакивает ко мне, тормошит и целует. Вторая, видимо, стесняется.
        - Вы можете продолжать, - киваю им. – У меня  дел полно: главного-то ещё и не начинал.
      Но тут же понимаю, что делать-то мне, в сущности, не так уж много: я же совсем забыл про своего друга Фрэнка Ньюмена! Смотрю на часы – минут через двадцать он вычистит счёт Джейсона, значит, нужно просто ему помочь и сделать то, до чего он тогда  не успел добраться. Оригинальничать не собираюсь, поэтому снова через поисковик нахожу благотворительные сайты и начинаю расталкивать на них всю доходность «Джейсон & Доусон». Тут же спохватываюсь. Стоп! Сегодняшним числом пересылать нельзя. В этот день были сняты только деньги Джейсона, значит, в реале может произойти временной парадокс. Что это такое и во что выльется – не знаю, поэтому нужно указать то число, которое сейчас в реальности. Внимательно и неспешно перебираю в памяти все дни, которые провёл в игре, и устанавливаю, что у них сегодня – 20-е мая. Вношу исправления в дату и заканчиваю дело. В заключение хочу забрать и те документы, которые не успел в тот раз, но для этого мне нужен диск или флэшка.
        - Флэшка есть? – спрашиваю девчонок.
        - В столе, - кивает настоящая Клара.
        - Нет, - говорит другая. – Я сегодня дала её Боумену, сейчас принесу.
      И она встаёт и идёт к двери.
        - Ну, как вы? – негромко спрашиваю Клару.
        - Замечательно! – глаза у неё блестят. – Приятно поговорить с родным человеком, который во всём тебя понимает!
      Её виртуальная копия выходит в коридор, закрывает дверь, и тут мы слышим, как в замке дважды поворачивается ключ. Затем раздаётся удаляющийся стук её каблучков и громкий крик: «Охрана»!
        - Чего это она? – удивляется Клара.
      Случившееся я осознаю сразу, но как всегда с досадным опозданием.
        - Джейсон соврал не во всём, - говорю мрачно, - это и есть ловушка Блейна! Они подсунули нам не виртуальную тебя, а специально запрограммированный дубликат!
      Вряд ли кто в мире способен быстрее и лучше меня понять, что произошло, после того, как это уже произошло.
      С надеждой перевожу взгляд на окно: ведь это же первый этаж. Но изящная и достаточно крепкая решётка сочувственно советует: «Попробуй придумать что-нибудь другое»!

         2.  Погоня в пустом городе.

      Бросаю взгляд на дверь. Выглядит не очень прочной и открывается наружу – шанс есть.
        - Снимай туфельки, - командую я. – Бежать надо быстро!
      В игре Клара привыкла повиноваться мне немедленно и без расспросов; это срабатывает и сейчас. Я с разбегу бью ногой в область замка. Слабо, но что-то там трещит: явно подалось. Разбегаюсь ещё раз, и теперь уже в прыжке двумя ногами. Дверь вылетает, я падаю, но успеваю выставить руки и тут же вскакиваю, затем хватаю Клару за руку, и мы выбегаем  в коридор. Навстречу нам уже несётся охранник, на ходу из кобуры вытаскивает пистолет. Видит Клару, и снова на его лице полнейший шок, и он нерешительно оглядывается назад. Я показываю ему рукой в сторону лестницы.
        - Не сюда! – ору ему. – Он наверх побежал!
      Охранник послушно разворачивается и бежит наверх. Пистолет он уже вытащил. Возле дежурного поста видим Клару № 2; она стоит, прижавшись к стене и смотрит на нас испуганно.
        - Пока, куколка, - бросаю ей на ходу. – Привет Блейну!
      А вот Клара не удерживается и влепляет ей пощёчину.
- Предательница!
      Выбегаем на улицу. Ровер в полутора кварталах отсюда, и до него ещё надо добраться. Задача кажется не то, что трудной, а абсолютно невыполнимой, потому что как раз в этот момент к крыльцу подруливает синий «вольво», и я догадываюсь, кто там внутри. Замечательно. Сейчас ещё выскочит обманутый охранник, и будет их трое против меня одного.
      Но всё же иногда я ухитряюсь соображать и вовремя.
        - Ври им то же, что я - охраннику! – негромко командую Кларе и влетаю обратно в вестибюль.
      Клара-виртуалка на том же месте, и я бросаюсь к ней. Она испуганно вскидывает руки – неужели подумала, что я способен её ударить? – я обнимаю её левой рукой за талию, правой за плечо и впиваюсь в губы долгим поцелуем: единственный, на мой взгляд, достойный мужчины способ заткнуть женщине рот. Я впервые вхожу в физиологический контакт с порождением виртуальности и поражаюсь, насколько глубока разница: с виду – та же самая Клара, безмерно красивая и привлекательная, но у настоящей губы тёплые, мягкие и очень нежные; здесь же у меня ощущение, что целую кусок резины.  Впрочем, сейчас вовсе не до сексуальных удовольствий.
      За моей спиной хлопает дверь, и мимо наверх с коротким смешком по поводу нашего занятия проносятся, очевидно, Бист и Смайли.  Отрываюсь от псевдо-Клары, но сразу убежать не могу, а некоторое время смотрю ей в глаза. Чёрт, идеально всё снаружи изготовлено, полная иллюзия, что она настоящая. Она молчит и смотрит на меня безо всяких эмоций: видно, реакция на подобные действия в неё не заложена.  Мне почему-то становится её жалко, на мгновение прижимаю к себе, отстраняю и снова выскакиваю на улицу.
        - Фрэнк, быстрее! – кричит мне Клара-оригинал, открыв дверцу «вольво», и с размаху зашвыривая в салон свои туфельки.
      Она садится за руль, запускает двигатель, нетерпеливо ждёт, пока я плюхнусь рядом и захлопну дверцу, и резко срывается с места.
        - Давай сразу за угол, а на ближайшем перекрёстке сверни в любую сторону! – кричу я. – А там уже можно по прямой, лишь бы быстрее и дальше отсюда!
      Клара согласно кивает; мы, хотя и с трудом, вписываемся в поворот и летим по пустой улице. Ещё один поворот и, пожалуй, уже можно расслабиться.
        - Как там вывернулся? – спрашивает Клара. – Они ведь тебя не заметили?
        - Целовал твою копию, - говорю и на всякий случай поясняю, - чтобы не смогла закричать.
      Она коротко взглядывает на меня.
        - Ну, и как? – спрашивает, и - честное слово! – в её голосе я слышу что-то очень похожее на ревность.
        - Трудно сказать, - пожимаю плечами, - вот если бы сравнить…
      В ту же секунду Клара резко тормозит, так что «вольво» начинает кидать в стороны, и, чтобы остановиться без последствий, ей приходится компенсировать это рулём. Сразу же после остановки она обнимает меня обеими руками и целует, но не как всегда, а порывисто и страстно. Я отвечаю ей, а затем отрываюсь от губ, трусь о её щёку своей и снова целую в губы. Потом какое-то время мы сидим, просто обнявшись.
        - Так как же всё-таки? – настойчиво спрашивает она, отстраняясь и заглядывая мне в глаза.
        - Потрясающе! - искренне отвечаю я. – Абсолютно ничего похожего, - и не могу удержаться, чтобы не добавить. – Правда, пока всё это говорил, опять забыл, в чью пользу сравнение…
        - Нет, ты просто до ужаса несносный тип! – удивляется она и с улыбкой приближает свои губы.
      Но на сей раз поцеловаться не удаётся: сзади слышится визг шин, и «мерс», который уже проскочил за перекрёсток, начинает поспешно разворачиваться. Как же я про него забыл?
        - Гони! – воплю я, как будто Клара без меня не знает, что надо делать.
      «Вольво» взрёвывает и снова устремляется вперёд.
        - Не удержимся! – с тревогой кричит Клара. – Бист – классный водитель!
      Я и сам это понимаю. На свободной от машин дороге они быстро нас достанут. Разве что… Ну да, их машина потяжелее.
        - Дай им приблизиться, а потом попробуй вписаться в первый же поворот! – говорю ей. – Они проскочат, а дальше видно будет!
      По её лицу вижу, что она готовится к манёвру. Выдёргиваю водительский ремень, пристёгиваю Клару, потом пристёгиваюсь сам. Капот «мерса» за задним стеклом всё нарастает. Пожалуй, они увереннее держатся на дороге. Клара, прикусив губу, ещё увеличивает скорость. На какое-то время наш «вольво» уходит в отрыв, но очень быстро нас снова нагоняют. Но вот и перекрёсток. Клара, бросив короткий взгляд в зеркало заднего вида, немного сбрасывает газ и тут же снова газует, выворачивает руль направо и мы влетаем в поворот; не совсем хорошо: нас несёт на тротуар, но Клара очень точно играет педалью газа и рулём; мы, наконец, выравниваемся и летим вперёд, потеряв в скорости совсем немного. «Мерседес», не ожидавший что мы на такой скорости пойдём на поворот, проскочил мимо и пока разворачивался, мы успеваем свернуть на следующем перекрёстке. Впрочем, тут же убеждаюсь, что нам это ничего не дало: они успевают заметить, куда именно мы свернули, значит, скоро опять догонят.
        - Они видели! – кричу Кларе, и она кивком подтверждает, что поняла.
        - Есть план! – кричит она в ответ и сбавляет скорость.
      Это уже что-то новенькое. До сих пор планы принимал и выполнял только я. Но поскольку сейчас у меня нет никакого, то, конечно, не возражаю. «Мерс» уже опять рядом, и в этот момент Клара резко сворачивает во внутренний двор.
        - Ты что? – пугаюсь я.
        - Я здесь живу, – уже довольно спокойно говорит она. – Знаю этот двор. Приготовься выскочить!
      «Вольво» сворачивает за угол, выезжает на узкую дорожку между домом и спортивной площадкой и резко тормозит.
        - Фрэнк! – кричит Клара, но я уже и сам всё понял.
      Распахиваю дверцу, выскакиваю из машины и забегаю немного назад. Возле подъезда на асфальте стоят две лёгкие скамейки. Хватаю за спинки обе разом, волоку к дорожке и перегораживаю её. Из-за угла дома появляется «мерс», но ему нас уже не достать. Впрыгиваю обратно в машину, Клара, которая всё это время подгазовывала, рвёт с места, не дожидаясь, пока я захлопну дверцу.
        - Сиди! – кричит она мне, увидев, что я с риском для здоровья тянусь рукой к ручке, и я понимаю почему: дорожка уходит влево, Клара делает резкий поворот, и дверца сама подлетает к моей руке.
      За поворотом прямой путь к выходу из двора; мы вылетаем на пустую улицу и Клара мчит по ней.
        - На каждом перекрёстке сворачивай в любую сторону! – даю я свой очередной полезный совет.
        - Вспомнил своё капитанство на «Кларе»? – насмешливо спрашивает она и тут же делает серьёзное лицо. – Будет исполнено, сэр!
        - Зря смеёшься, - обиженно говорю я. – Когда всё закончится, я, может, в море пойду: опыт плавания у меня есть.
      Минут двадцать мы на бешеной скорости несёмся по пустому городу, то и дело меняя направление движения; затем решаем, что оторвались окончательно, и обнаружить нас теперь можно лишь случайно. Клара сбрасывает скорость.
        - Давай куда-нибудь с дороги съедем, - предлагаю я. – Вон, смотри: въезд во двор. Давай туда и ещё внутрь на всякий случай сверни.
      Клара согласно кивает и выполняет манёвр.
        - Что теперь, Фрэнк? – спрашивает она, остановившись и заглушив мотор.
        - Подумать надо.
        - Ты думай, я не против, но меня-то в свои планы посвяти!
      Я лезу в перчаточный ящик и, к своей большой радости, обнаруживаю там пачку «Кента». Ещё, правда, пистолет, но он меня не интересует. Клара нетерпеливо ждёт, пока я закурю и сделаю несколько затяжек. Только после этого я спохватываюсь и нерешительно смотрю на неё; она показывает глазами: кури!
        - Мы сделали почти всё, - рассуждаю я, задумчиво глядя прямо перед собой. – Братца твоего прикрыли, фирму обанкротили полностью… Осталось одно: лаборатория Блейна. Нужно уничтожить её, иначе рано или поздно всё это может возродиться.
        - А как мы это сделаем, Фрэнк? – тревожно спрашивает Клара. – Охрана там очень серьёзная, а после того, что ты в конторе натворил, они её ещё усилят.
        - Почему – мы? Я буду делать это один. Теперь нет никакой необходимости рисковать тобой. От двух «Д» ты вырвалась, больше они ни тебе, ни брату сделать ничего не смогут, значит, тебе пора отправляться в реальность. Вот это и есть вторая задача: как тебя туда отправить. Идея такая…
      Я останавливаюсь, потому что чувствую какую-то странную реакцию Клары. Поворачиваюсь к ней и вздрагиваю от её презрительного взгляда.
        - Вот что, мистер Ньюмен, - ледяным голосом говорит она, - я могла бы вам простить такое, если бы наше с вами знакомство ограничивалось реально-рочестерским. Но после того, что мы с вами вместе прошли в виртуальности, считаю с вашей стороны подлостью думать, будто я способна бросить вас в такой момент, когда тебе может понадобиться моя помощь, - неожиданно соскакивает она со своего пафоса на нормальную речь. – Ты на самом деле мог так обо мне подумать? – с горечью добавляет она.
        - Клара, не глупи! – протестую я. – Знаешь, при любой заварухе, какая ни случись, мне будет очень спокойно при мысли, что ты – в безопасности.
        - А мне? Мне тоже будет спокойно?
      Я молчу, потому что не знаю, что ответить.
        - Вот так-то! – удовлетворённо констатирует она. – Даже не мечтай: я остаюсь!
      И заводит двигатель.
        - Куда мы едем? – она делает сильный нажим на слове «мы».
        - К дому Гибсона, - вздыхаю я. – То есть… ну, к тому дому. Выход в реальность только оттуда.
        - Ты что – оглох? – взрывается Клара. – Я же сказала…
        - Да ты хоть сначала выслушай! – сержусь я. – Ликвидировать лабораторию нужно в реале! От того, что мы её разгромим здесь, толку никакого не будет: там она останется. Все изменения через виртуальность в реальности и наоборот пока можно делать только с помощью компьютерной сети. А лабораторию уничтожать надо физически. Так что в реальность мы идём вместе, а там…
        - А там, - перебивает Клара, - даже не надейся, что сможешь от меня ускользнуть, как ты это хотел сделать на четвёртой стадии! Вместе начали – вместе и закончим.
      И она срывает «вольво» с места и делает это так, что понятно: злится.
        - Не гони, - говорю я. – Езжай медленно, мы ещё не всё обсудили.
      Клара мгновенно сбрасывает скорость, и мы еле ползём.
        - Фрэнк, - по её голосу я чувствую, что она старается снова перейти на дружеский тон, - ты не бойся: я не буду путаться под ногами и мешать. И всё, что ты скажешь, сразу же сделаю. В общем, всё будет так же, как было в игре.
        - Только теперь это уже не игра, - бормочу я.
        - Я понимаю, - смиренно говорит Клара вместо того, чтобы в своём стиле высмеять эту мою банальную фразу, и я понимаю: очень хочет меня успокоить. – Но так что мы должны обсудить?
        - Во всём Рочестере есть только три точки, где нас может ждать засада: мой офис, ваша контора и та, куда мы сейчас едем. Причём последняя – самая опасная. Они понимают, что я могу догадаться, что выход в реальность только здесь, поэтому уж в доме-то будут поджидать наверняка. Одна надежда: реальный Фрэнк час назад здорово тряханул их фирму, и сейчас они в панике, так что им не до дома. Тем им, реальным. А эти, надеюсь их поведение дублируют. Но может и нет.
        - И что будем делать, если нет?
        - Спроси меня о чём-нибудь попроще, - хмуро ворчу я, - например, как я собираюсь разделаться с лабораторией Блейна.
      Клара смотрит на меня и сочувственно молчит. Я бросаю взгляд на часы и принимаюсь рассуждать вслух, чтобы она тоже могла быть в курсе дела.
        - По плану Блейна мы с тобой должны были вернуться в реальность так: в нашем теперешнем виртуальном понедельнике спускаемся в подвал, проходим через виртуализатор, а там Блейн уже держит для нас игру «Казино «Эсмеральда». И не просто держит, а поддерживает с того дня, как мы ушли в виртуальность и в течение всего времени, что мы здесь будем находиться. Игра короткая, чтобы можно было быстро вернуться в реальность, но он всё равно должен вести её по очень маленьким кусочкам, чтобы растянуть до дня выхода. Поскольку, пройдя через виртуализатор я заменю в ней героя, который реально уже выиграл, то все ставки в рулетке могу делать не задумываясь. Как только сорву максимально возможный выигрыш – игра закончена, и мы с тобой выходим в реальность именно в тот день, который там сейчас и есть…
        - И чего нам с тобой делать никак нельзя, так как нас там уже поджидают и отнюдь не для того, чтобы поблагодарить, - догадывается Клара.
        - Именно. Поэтому я рассчитываю так: мы с тобой спускаемся в подвал, но через виртуализатор не проходим, а идём тем путём, которым в первый раз прошёл я. Потом через люк выходим снова в дом и оказываемся в реальности. Правда, выйдем мы тогда в тот день, когда я устроил им основательную встряску и бежал в Хаммерстоун. Что из этого может получиться – и представления не имею. Но, похоже, других вариантов у нас нет.
        - И тогда в мире будет два реальных тебя и меня, - соображает Клара. – по-моему, это и есть тот самый временной парадокс, которого так боялся профессор в «Back To the Future». Ты уверен, что иначе никак нельзя?
        - Я пока уверен только в одном: как бы ни был опасен этот план и непонятны его последствия, но и его мы можем осуществить только в том случае, если в доме нас никто не поджидает… Кстати, уже подъезжаем. За угол не выезжай, остановись перед последним домом. Дальше пешком.
      Я перегибаюсь через сиденье и разыскиваю её туфельки.
      Пока мы кружили по городу, заметно стемнело. Я решаю поторопиться, так скоро будет совсем темно, значит, и обнаружить засаду, если она там есть, тоже труднее. Клара надевает туфельки, берёт меня под руку, мы заходим в последний перед перекрёстком двор, проходим по нему и осторожно выглядываем, спрятавшись за угол дома. Минут пять мы стоим, почти не шевелясь и внимательно прислушиваясь. В «доме Гибсона» все окна абсолютно тёмные и не доносится ни единого звука. Я облегчённо вздыхаю.
        - Нет там никого. Если бы кто-то был, мы бы обязательно услышали. В такой мёртвой тишине любой звук на несколько миль разносится.
      Мы подходим к дому и открываем калитку. Дверь оказывается заперта.
        - В тот раз было так же, - вздыхаю я, - но у тебя в сумочке оказались ключи.
        - Сейчас нет, - разводит она руками, - что будем делать?
      Я с минуту задумчиво смотрю на дом, затем отхожу вглубь двора и внимательно осматриваю землю возле забора. Наконец, нахожу его: камень нужного размера.
        - Из окна мы с тобой выпрыгивали дважды, - говорю Кларе, - а вот внутрь через него ещё не залезали ни разу. Пришло время и это попробовать.
      Показываю ей, чтобы отошла в сторону и с силой запускаю камнем в стекло. Звон раздаётся такой, будто на фабрике стеклянной посуды разом разбили все изделия, изготовленные за день. Мы с Кларой испуганно заозирались по сторонам, но везде по прежнему тихо.
        - Неаккуратно как-то! – озабоченно говорю я, подхожу к окну и начинаю осторожно вытаскивать осколки и отбрасывать подальше в сторону.
      Закончив, подзываю Клару; осторожно, чтобы не порезаться, хватаюсь за карниз и влезаю внутрь. Затем попрочнее упираюсь животом в подоконник, перегибаюсь, правой рукой вдоль спины обхватываю Клару под мышку, и выставляю левую, полусогнув в локте.
        - Попробуй впрыгнуть в неё, - говорю ей смущённо, потому как правой рукой  держу её не столько под мышку, сколько взявшись за правую грудь (так уж получилось).
      К моему глубокому облегчению, Клара на этом не акцентируется и ловко запрыгивает, так что я могу, хоть и с усилиями, но поднять её выше и осторожно пронести через окно. Ставлю на пол и с большой неохотой отрываю руку от её груди.
        - Оставайся на месте, - предупреждаю я. – Здесь стёкол полно, я сейчас свет включу.
      Но свет включается и без моего участия. Не сам, конечно. У выключателя Бист, а в глубине гостиной с пистолетом в руках Смайли.

        3. Позади времени.

      Сразу же соображаю, что это не реальные гориллы, а их виртуальные копии. Конечно же, в компьютерные игры от безделья Бист и Смайли не раз играли, вот и ввёл их Блейн в виртуальность: пригодятся. Вспоминаю, что Джейсон с Доусоном  от ума и оригиналов-то были не восторге, а эти даже им должны уступать. Вот он, шанс.
        - Какого чёрта дверь не открыли? – раздражённо говорю я. – Только не врите, что не слышали, как мы подходим!
      Это производит тот эффект, на который я и рассчитывал: они растерялись и в нерешительности смотрят друг на друга. Похоже,  не получили чётких инструкций, что делать; очевидно, им было велено сидеть и ждать на тот случай, если мы здесь появимся.
      Клара молчит, положившись на меня, а я лихорадочно соображаю, который из Джейсонов – реальный или виртуальный – отдал приказ. До того, как час назад мы с Фрэнком параллельно долбанули их фирму, здесь всё происходило под воздействием событий реальности. Но сейчас там не до этого, значит, эти ребята просто продолжают выполнять ранее полученный приказ поймать меня и Клару, сбежавших из виртуальной конторы. В Хаммерстоуне меня разыщут только через неделю, а виртуальность на всё это время останется без их присмотра. Получается, ничего страшного. Шефы из здешних событий выключены, а без них Бист и Смайли решений принимать не будут. В подтверждение моих мыслей Смайли прячет пистолет, а Бист впервые заговаривает со мной.
        - Шеф велел доставить вас к нему, - говорит он.
        - Не нас, - злорадно поправляю я, - а тех, которые сбежали!
И чтобы окончательно сбить их с толку, поворачиваюсь к Кларе, обнимаю её и целую. Вообще-то, я хотел напомнить им сцену, которую они видели в вестибюле агентства, чтобы потом прокомментировать и по-своему истолковать, но поскольку целовать Клару и думать о чём-то другом кроме этого абсолютно невозможно, то, конечно, увлекаюсь и напрочь забываю про горилл. Они напоминают о себе сами, проявляя чудеса сообразительности.
        - А где тогда та, которая к нашей машине подбегала? – растерянно спрашивает Бист, чей процесс превращения из обезьяны в человека протекает явно быстрее, чем у его товарища.
        - Вот её-то вам и надо ловить, - говорю я, с сожалением отрываясь от мягких и очень ласковых клариных губ, - а ещё с ней такой же, как я. Они угнали ваш «вольво». Мы это из вестибюля видели.
        - И где же их теперь искать?
        - Вы меня об этом спрашиваете? – изумляюсь я. – Нет уж, ребята, сами решайте эту проблему, а у нас своих дел полно.
      Я выставляю Кларе локоть, она берёт меня под руку, и мы отправляемся на второй этаж. Сзади слышим негромкий разговор – выходит, и Смайли умеет разговаривать, – но нам уже безразлично, что они собираются делать. Клара втихомолку смеётся, но я, нахмурившись, грожу ей пальцем, и она зажимает ладонью рот.
      В очередной раз открываю подвальную дверь, пропускаю Клару вперёд, захожу сам и закрываю за собой дверь.
      Становится совсем темно, но путь мне хорошо знаком, и мы начинаем спускаться, только на этот раз я не просто держу Клару за руку, но ещё и другой рукой обнимаю за талию. Так, правда, получается много медленнее, но зато гораздо приятнее. Потом мы выходим в подвальное помещение, и здесь уже есть свет. Клара направляется к двери, но я её удерживаю.
        - Через виртуализатор не пойдём, - говорю я, - туда же нельзя, ты забыла? У меня здесь есть свой ход. И самое главное, к нам тогда в игре никто приставать не будет. У меня уже такое было: столкнулся с бандитами, но они на меня и внимания не обратили, а побежали дальше.
      Мы подходим к продолбленному мною в стене отверстию, и я понимаю, что для Клары оно маловато: я-то как-нибудь продерусь, а красивой девушке вовсе не к лицу переползать, кряхтя и надсадно дыша, как какому-нибудь Фрэнку Ньюмену. Разыскиваю тот самый кусок трубы и начинаю остервенело бить им по кладке. Вскоре с унынием констатирую, что всё, что могло из неё вывалиться, вывалилось в тот раз.
        - Ладно, Фрэнк, - нерешительно говорит Клара, - пролезу как-нибудь.
      Я отшвыриваю трубу.
        - Я перелезу первый, - предлагаю ей, - и с той стороны буду тебе помогать.
      Клара согласно кивает,  я снимаю изрядно надоевший мне капитанский кафтан, швыряю его в отверстие и начинаю протискиваться следом. В этот раз получается значительно быстрее – сказывается опыт – я отряхиваю одежду или, точнее, размазываю по ней кирпичную пыль и подхожу к пролому. Клара стоит с другой стороны, и мы сталкиваемся с серьёзной проблемой: окно узкое и находится высоко от пола, поэтому я никак не могу подхватить Клару, чтобы перетащить на свою сторону. Она принимает решение.
        - Фрэнк, я сама попробую. Только ты отвернись и не смотри!
      Я тут же отворачиваюсь, понимая, что делать это у меня на глазах ей очень неловко. Проходит немало времени, прежде чем я слышу её жалобный голос:
        - Фрэ-э-нк!
      Оборачиваюсь и вижу, что она застряла в отверстии и никак не может сдвинуться. Но уже хорошо то, что теперь я могу её обхватить. Подхожу, она обнимает меня за шею, а я беру правой рукой под спину, а левой под колени и буквально выдираю её на свою сторону. Можно бы и поставить на ноги, но обняв меня, она вплотную прижалась ко мне своей щекой, и мне очень не хочется её выпускать. Что интересно, и Клара притихла у меня на руках, и мы стоим довольно долго, пока у меня не заканчиваются силы. Только тогда ставлю её на землю и, опомнившись, осматриваюсь вокруг, пока Клара пытается привести себя в порядок. То, что я вижу, не очень-то меня удивляет. Туннель на сей раз абсолютно пуст без всяких признаков какой бы то ни было игры. Оставив Клару на месте, отправляюсь по нему вперёд, что собирался сделать ещё во время своего второго визита сюда, но метров через двадцать натыкаюсь на глухую стену. Внимательно всё исследую и прихожу к выводу, что здесь действительно конец территории Перехода. Возвращаюсь к Кларе.
        - Фрэнк, а почему здесь никого нет? Ты же говорил про «Казино «Эсмеральда»?
        - А потому что Джейсон и не собирался вытаскивать нас в реальность – ни тебя, ни меня, - хмуро говорю я. - Разговор о том, что Блейн подгонит нам нужную игру – враньё. Представляешь, как удобно: не надо меня ликвидировать, я так и останусь в виртуальности. А если выберусь через люк, - я киваю наверх, - тоже не страшно, потому что всегда буду плестись почти на две недели позднее реального времени и никогда его не догоню. Ну, а ты вообще страдаешь безвинно.
      Клара смотрит на меня ошарашенно.
        - Ты хочешь сказать, что мы теперь никогда не догоним своё время? Так всегда и будем жить где-то позади?
        - Ну,  не совсем так. Для нас ведь это время будет настоящим. А как же мы жили до этого? Точно так же не имели представления, что случится в следующее мгновение. Но надо сказать, что, в общем-то, есть у меня одна идейка…
      Клара сразу успокаивается.
        - Так что же ты сразу не сказал? – веселеет она. – Наверняка у тебя получится!
        - Ладно, - польщенно говорю я. – Это мы проверим. А сейчас надо выбираться в реальность. Тут есть нюансы. Во-первых, мы вылезем туда, где уже есть Фрэнк и Клара,   – помнишь про временной парадокс профессора Брауна? – и самые что ни на есть реальные. Правда, не в Рочестере. Я уже в Хаммерстоуне, где меня обнаружат только через неделю и привезут сюда, а ты, насколько помню из твоего заявления, уехала в Коламбус и тоже на неделю. Хуже, что я не знаю, что сейчас там, - киваю я наверх. Неделю Джейсон меня найти не мог, а искал, я думаю, повсюду. Мог и в доме засаду оставить – тех же Смайли с Бистом… Ай, ладно, чего гадать – полезли!
      И я начинаю подниматься вверх по лестнице, ведущей на первый этаж, Клара следует за мной. Крышка люка закрыта, я сдвигаю её в сторону и, когда вылезаю, она вновь, как и в тот раз, оказывается пластиковым щитом. Некоторое время я прислушиваюсь, но внутри дома всё тихо и нигде не видно ни единой полоски света. Протягиваю Кларе руку и помогаю выбраться.
      Осторожно ступая, мы идём по дому, но здесь и в самом деле никого нет. Очевидно, Джейсон тогда рассудил, что я не такой идиот, чтобы после всего, что натворил, оставаться в городе.
        - Всё нормально, - говорю я Кларе в полный голос. – Только вот свет включать, конечно, не стоит.
        - А ты уверен, что мы в реальности? – спрашивает она.
        - А ты послушай.
      Никаких сомнений в этом нет. В виртуальном Рочестере тишина просто мёртвая, а здесь, несмотря на то, что глубокая ночь, время от времени раздаётся гул моторов машин да и ветер за окном шуршит листьями деревьев.
        - Ох, наконец-то! – облегчённо вздыхает Клара, и мы с ней обнимаемся, как путешественники, вернувшиеся домой из долгого-долгого пути. – Что сейчас будем делать, Фрэнк?
        - Спать. Выбирай себе комнату, мы же тогда с тобой их вместе осматривали.
      После короткого совещания останавливаемся на спальне второго этажа, потому что она находится рядом с гостиной, где есть диван, на котором располагаюсь я. Не знаю, как Клара, а я уснул далеко не сразу: с непривычки пугал каждый звук, доносившийся с улицы.
      Наутро мы с Кларой, оглядев друг друга, сначала хохочем, а потом серьёзно задумываемся. Оставаться здесь опасно, а выйти в таком виде на улицу – это значит привлечь к себе общее внимание. Мой капитанский костюм в Рочестере явно не уместен, а платье Клары хоть и не носит каких-то ярко выраженных признаков эпохи, но настолько перепачкано кирпичной пылью, что даже её редкая красота не сможет этого компенсировать. Я нахожусь в полной растерянности, но, к счастью, в реальных житейских вопросах Клара ориентируется гораздо увереннее меня.
        - Здесь есть телефон, - говорит она, - нужно вызвать такси и ехать ко мне домой: там никого нет, другая я сейчас в Коламбусе обсуждает с Робертом его проблемы. Дома я переоденусь, а потом схожу в магазин и куплю тебе что-нибудь из одежды.
      Телефон действительно есть, а вот справочника нет, но тут у меня в памяти всплывает номер диспетчерской службы такси, я набираю его и заказываю машину. Уже через десять минут возле дома раздаётся гудок, мы поспешно выходим, быстро усаживаемся на заднее сидение, и Клара называет адрес.
        - Послушайте, мистер! – глядя на меня в зеркало, негодующе говорит  таксист уже через минуту после того, как мы трогаемся с места. – По-моему, вы обещали, что мы с вами больше никогда не увидимся! Неприятности мне не нужны!
        - Их и не будет, - успокаиваю я, узнав в нём того, у кого выяснял, куда направился мой филёр, - поверь, всё так и есть, как я тебе тогда говорил: я – твой случайный клиент.
      Возле своего дома Клара оставляет меня в заложниках, а сама поднимается к себе  взять деньги, чтобы расплатиться с таксистом. Как только мы выбираемся из машины, я замечаю, что тот внимательно смотрит на нас и, отдавая должное нашему виду, покачивает головой. Это не очень хорошо, и я на всякий случай советую ему забыть про этот вызов, если не хочет впутаться в неприятную историю. По-видимому, это действует, так как он тут же давит на газ и скрывается. Будем надеяться, что один свидетель – это не страшно, тем более, что дальше нам пока везёт: в квартиру Клары мы заходим, не встретив никого из её соседей. Правда, есть ведь ещё окна, через которые они могли нас видеть.
      Квартирка у Клары небольшая, но в ней очень уютно. Я вспоминаю свою и прихожу к выводу, что только женщина может обустроить жилище так, чтобы после работы очень хотелось прийти домой… Но тут же вспоминаю Лиззи и думаю, что и обратный процесс им, женщинам, удаётся не хуже.
        - Фрэнк, - просительно говорит Клара, - ты подожди немного – вон, в кресле посиди – а я быстро приму душ, и, пока ты моешься, приготовлю поесть. Мы ведь ещё не завтракали.
      Я согласно киваю, и она уходит в ванную, откуда сразу же слышится шум льющейся воды и шуршание снимаемой одежды. Я поспешно отхожу подальше к окну, изо всех сил мотая головой, чтобы выгнать из неё все попытки представить, что сейчас происходит за дверями ванной. Не сразу, но это мне удаётся: весьма действенным способом является мысль «Ну, и что дальше»? Вопрос, надо признать, не высосан из пальца. Две проблемы, которые мне предстоит решить – как догнать реальное время и каким образом разделаться с лабораторией Блейна – трудно назвать небольшими проблемками. И если по поводу первой у меня хотя бы есть некоторые мысли, то вторая попросту нагоняет зелёную тоску. В армии я был оператором связи; на курсах по подготовке террористов тоже не обучался, поэтому даже не представляю, с какого конца за всё это взяться. Решаю пока не забивать себе голову второй задачей, а целиком сосредоточиться на первой. Здесь общий принцип ясен: надо через Сеть отследить какого-то настойчивого, но неумелого игрока, который раз за разом упрямо пытается пройти какую-нибудь не очень длинную игру и вскочить в неё в надежде, что он не перестал с ней возиться всю ту неделю и пять дней, отделяющие нас с Кларой от реального времени. Не очень-то хороший и надёжный вариант, но другого я не знаю.
      Из ванной выходит Клара и приглашает меня пройти туда. В качестве временной одежды после душа мне предложено воспользоваться её халатом. Несмотря на мои предыдущие семейные сложности, я всё же не сумел обзавестись каким-либо видом психического расстройства сексуального характера. Будь я фетишистом – такое предложение несомненно швырнуло бы меня на высшую грань блаженства. А так я представил, насколько смешно и нелепо буду выглядеть в женском халате, и застыл в нерешительности. Клара всё поняла.
        - Ладно, Фрэнк, - говорит она, - немного изменим порядок наших дел. Иди и мойся, а я прямо сейчас куплю тебе одежду – магазин в соседнем доме.
      Этот вариант меня устраивает, и я, успокоенный, ухожу в ванную.
      Клара проделывает всё молниеносно. Едва я заканчиваю мыться, слышу  её голос:
        - Фрэнк, твоя одежда на стуле у двери!
      Приоткрываю дверь и втаскиваю внутрь стул. Ещё одна загадка женщины: каким образом они со стопроцентным попаданием определяют размер одежды не знакомого им человека? У них потрясающий глазомер, или это проделывается  на интуитивном уровне? Причём,  дар этот они приобретают ещё при рождении. Когда после развода с Лиззи я находился в глубокой депрессии, меня взялась опекать одиннадцатилетняя соседская девчонка Кэтти (я давно заметил, что у нормальных женщин материнский инстинкт может выражаться в абсолютно ненормальной, буквально, маниакальной форме. Такие женщины способны увидеть детеныша в любом живом существе вне зависимости от его возраста и размеров). «Жениться тебе надо, дядя Фрэнк, вот что я тебе скажу! – говорила она, сидя рядом со мной на скамейке и болтая ногами. – А чтобы понравиться хорошей женщине, ты должен быть прилично одет. Ну, посмотри на себя, не стыдно тебе? Не старый ещё мужчина, а одеваешься, как столетний старик»! Мы пошли с ней в магазин, она сама выбрала мне брюки, рубашку и куртку и скомандовала: «Иди примерь»! Все размеры подошли, и Кэтти, критически осмотрев меня, сказала продавщице: «Мы это берём»! Потом они вместе стали подбирать мне обувь и что-то спорили между собой о цвете и фасоне туфель, не обращая на меня никакого внимания и обмениваясь репликами вроде: «Нет,  это ему не понравится»! «Разве вы не видите: этот цвет ему не идёт»! – и, в конце концов, пришли к общему мнению. По моему глубокому убеждению, в таком виде я смог бы составить достойную компанию разве что огородному пугалу, но перечить не посмел, а потом с немалым удивлением заметил, что женщины и впрямь стали обращать на меня больше внимания.
      Вот и сейчас, глядя на себя в зеркало, обнаруживаю, что оттуда на меня смотрит весьма помолодевший и элегантный мужчина. Выхожу из ванной. Клара оглядывает  меня точь-в-точь, как Кэтти, и удовлетворённо кивает, а затем подходит и быстрыми и неуловимыми движениями устраняет в моей одежде какие-то небрежности, невидимые мужскому глазу. Оказывается, пока я одевался, она успела соорудить лёгкий завтрак, и мы усаживаемся за стол. Я излагаю ей свои мысли по поводу гонок с гандикапом.
        - Компьютер, вижу, у тебя есть, но нам понадобится ещё ноутбук на тот случай, если придётся вносить какие-то коррективы прямо в подвале.
      Ноутбук у неё тоже есть, поэтому после завтрака я предоставляю Кларе заниматься хозяйственными делами, а сам включаю компьютер и лезу в Сеть.

   4. План Ньюмена-Доусон против плана Джейсона-Блейна.

      Интересная вещь: чем дольше занимаюсь этим делом, тем больше возрастает тот промежуток времени, за который мне удаётся сообразить, что снова иду не в том направлении. Только к исходу третьих суток, найдя вполне перспективного для моего замысла игрока, понимаю, что вся моя идея и выеденного яйца не стоит: без оборудования Блейна игру на территорию Перехода мне не загнать. Сообщаю об этом Кларе, и мы оба погружаемся в глубокое уныние. За брата она сейчас спокойна: я разъяснил ей, что документы на него я оформил реальным днём, но за свою собственную судьбу мы сможем не волноваться, только покончив с лабораторией.
        - Фрэнк, - спрашивает Клара, - Джейсон тебе проговорился насчёт банков, так может там уже всё само собой решилось?
        - Может и так. Но узнать об этом мы сможем только тогда, когда в нашей теперешней жизни дойдём до того дня, когда их фирма лопнула.
        - Я сегодня на улице случайно встретилась с миссис О’Конноли, - задумчиво продолжает она. – она живёт на другом конце города, и мы с ней встречаемся не чаще нескольких раз в год, поэтому она совсем не в курсе моих дел. Так вот, мы разговаривали как обычно, и вообще жизнь здесь течёт обыкновенно, так обязательно ли нам догонять то время? А если остаться жить в этом?
        - Ты забываешь, что в понедельник нас с тобой здесь станет по двое: ты вернёшься из Коламбуса, а меня привезут из Хаммерстоуна. Что тогда? Хорошо, если будет так, как в фильме Земекиса: крутятся двойники рядом – и ничего страшного. А если такое недопустимо? Значит, по одному из нас просто исчезнет. И, скорее всего, это будем мы, потому что те Фрэнк и Клара свои действия уже совершили, и это не может быть отменено… Ох, не знаю я, как всё будет. Да и никто в мире не знает.
        - Сегодня четверг, - размышляет Клара, - значит, у нас осталось три-четыре дня. Немного.
      Я вздыхаю. Мне очень совестно перед Кларой: ведь она оказалась в этой ситуации из-за меня, а я ничего не могу придумать хотя бы для её спасения. Допустим, игру-то с игроком я нашёл, но даже если предположить невозможное – я как-то сумею проникнуть в лабораторию Блейна – толку от этого никакого: ни черта не смогу разобраться в его аппаратуре. Хотя…
        - Тебе приходилось встречаться с Блейном? – спрашиваю я.
        - Не часто, - удивленно говорит она. – Он постоянно в запоях: то в творческом, то в алкогольном. А почему ты спросил?
        - Подожди, сейчас объясню… А как у него с женщинами, не знаешь? Ну, в том смысле – обращает он на них внимание?
        - Ого, ещё как! Мне от него буквально прятаться приходилось! Мы как-то делали один проект…
        - А ты можешь один раз от него не спрятаться?
      Клара внимательно смотрит на меня.
        - Кажется, я понимаю. Выкладывай, Фрэнк.
        - Тебе надо как-то уговорить его, чтобы он загнал в подвал выбранную нами игру. Ну, например, интересно тебе это очень, хочешь попробовать, как это – очутиться внутри виртуальности. Не раз, мол, в неё играла и мечтаешь оказаться там на самом деле, чтобы не на экран смотреть, а самой участвовать. Ну, каприз у тебя такой. Женский. И непременно поставить условие, чтобы об этом никто не знал. Сможешь?
      Клара задумывается, потом уверенно кивает, и мы с ней начинаем обсуждать детали Перехода.
        - Хуже всего, - признаюсь я, - что эту штуку с Блейном можно будет проделать всего один раз, ну, в крайнем случае, два. Дальше он обязательно что-нибудь заподозрит. А у меня нет уверенности, что мы с первого или второго раза попадём именно на ту игру, которая доставит нас туда, куда нам нужно. Нет никакой гарантии, что игрок не бросит в неё играть, например, всего на один день раньше, чем мы рассчитываем. И тогда – полный крах.
        - А ты все игры просмотрел? – спрашивает Клара.
        - Куда там! Дошёл до 224-й страницы, а там их ещё полно!
        - Давай посмотрим вместе, - предлагает она. – В своё любимое кафе Блейн придёт не раньше семи, значит, у меня есть ещё восемь часов. Да и идти-то ещё пока к нему с чем: мне ведь надо назвать конкретную игру, в которую хочу попасть, а мы её ещё не знаем.
      Это разумно, и мы на этот раз усаживаемся перед компьютером вдвоём. Просматриваем почти в полном молчании, только изредка вставляя что-то, когда попадается знакомая.
        - Ха, «Приключения червячков»! – оживляюсь я. – В этой игре я – настоящий ас!
        - А мне не хочется быть червячихой! – заявляет Клара.
        - Да нет, что ты! Это я просто так сказал – и в мыслях не было! Хотя убеждён, что и червячиха из тебя получилась бы тоже очень красивая. С точки зрения червячка, конечно.
        - Благодарю за комплимент, - насмешливо говорит она, - хотя и весьма сомнительный!
      Я собираюсь  уйти с этой страницы, как вдруг Клара хватает меня за руку.
        - Подожди! – взволнованно говорит она. – А разве это нам не поможет?
      И показывает на предпоследнюю строку. Там написано: «Back To The Future». (По мотивам фильма Роберта Земекиса)».
      Перед моим мысленным взором тут же предстаёт табло в машине Дока Брауна: годы, месяцы, дни, часы, минуты…
        - То, что нам надо! – ору я и, пользуясь случаем, целую Клару. – Умница! И название подходит: нам ведь действительно нужно назад в будущее!
      Воодушевлённые, мы начинаем обсуждать уже конкретный план. Когда я попал в подвале в «Приключения в старом квартале», там оказался именно тот эпизод, который я отыграл на компьютере утром того же дня. Значит, Кларе нужно отправиться к Блейну для переговоров  в тот день, когда мы пройдём нужную нам стадию. Здесь я вспоминаю слова Джейсона, сказанные мне в «Мушкетёрах», что Блейн научился пересекать игры и подгонять нужные стадии, но тут же соображаю, что научится он этому только после нашего с Кларой отбытия в «Поиски сокровищ», то есть, в конце следующей недели.
        - Неужели нам придётся и эту игру проходить полностью? – уныло говорит Клара. – Боже, как я уже устала от этой виртуальности!
      Я погружаюсь в раздумья, пытаясь до деталей припомнить своё попадание в «Приключения в старом квартале», и меня осеняет.
        - Если пройдём через виртуализатор, то – да. А если пролезем через пролом, то героями игры не станем, и можем уйти, когда захотим. Нужно только  подкараулить тот момент, когда машина времени хоть на минуту останется без присмотра и будет в рабочем состоянии.
      Начинаем вспоминать злоключения героев фильма. В первой серии в машину забраться очень легко: она долго стоит вне черты города, спрятанная за щитом «Lyon Estates», но, удирая от террористов, Марти не захватил с собой плутония, а без него она – не машина времени, а обычный автомобиль. В качестве первой она оказывается лишь в конце серии при помощи энергии молнии, но это действие – одноразовое; чтобы им воспользоваться, нужно вышвырнуть из машины самого Марти. Поступок явно недостойный и бесчестный, и мы с Кларой с негодованием его отвергаем. В третьей серии машина времени работает уже не на плутонии, а на любых отбросах, зато в бензобаке нет ни капли бензина, а без него не разогнаться до нужной скорости. Остаётся вторая серия. Подробно разбираем и её и приходим к выводу, что есть всего лишь одна возможность: забраться в машину после того, как из неё, сделав своё чёрное дело, вылезет Бифф Таннен. В нашем распоряжении будет всего несколько секунд.
        - Смотри, Фрэнк, - нахмурившись, говорит Клара, - тоже нехорошо получается! Как же Док, Марти и Джениффер вернутся в своё время? Машину-то им мы вернуть не сможем, а ведь даже негодяй Таннен это сделал!
        - Отнесись к этому проще, - убеждаю я. – Это ведь всего-навсего игра! Будет то же самое, как если бы, играя здесь, мы не прошли эту стадию. Дела, допустим, срочные возникли, мы выключили компьютер и ушли. Это же виртуальные ребята, подождут, пока игру не откроет кто-нибудь другой.
        - Разве что так, - с сомнением произносит Клара.
      Я её понимаю. Мы долго жили с виртуалами на одном корабле и привыкли относиться к ним, как к реальным людям. Но других вариантов нет, и мы вновь возвращаемся к обсуждению нашего плана.
      Нам нужно на компьютере пройти две стадии игры. Первую обязательно до полуночи, вторую – после неё – это в том случае, если там не предусмотрено сохранение пройденных стадий. Если это удастся, Клара в этот же день встретится с Блейном и уговорит загнать в подвал эту игру. После этого мы с ней попадаем туда мимо виртуализатора, стоим в подвале и ждём нужный нам эпизод. Затем впрыгиваем в машину, набираем дату нашего ухода в виртуальность, но на час позже него, и оказываемся в реальности в тот момент, когда вторые Фрэнк и Клара уже не будут угрожать нам своим появлением.
        - Давай обедать, Фрэнк, - говорит Клара, и я смотрю, как она ловко и умело накрывает на стол.
      Вообще, за эти три дня я убедился, что Клара – замечательная хозяйка, и вкупе с просто необыкновенной  красотой и весьма уживчивым характером это делает её реальной претенденткой на звание «Идеальная жена». Вот если бы… Спокойно, Фрэнк, о чём это ты подумал? Не забывай о своём возрасте: ты ей годишься если и не в отцы, то в очень-очень старшие братья.
        - Почему ты незамужем? – внезапно вырывается у меня.
      Чёрт! Не удержался всё-таки!
        - Не встретила  человека, который пробудил бы во мне такое желание, - сухо отвечает она, и я понимаю, что ей не хочется говорить на эту тему.
      Я невнятно бормочу извинения, и мы обедаем в полном молчании. Впрочем, это состоянии некоторой неловкости не затягивается, да оно и понятно: у нас достаточно важных и срочных дел, которые не позволяют обижаться друг на друга из-за одной нелепо сказанной фразы.
      Звоним в компьютерные отделы магазинов и выясняем, что «Back To The Future» есть в универмаге на Оук-стрит. После раздумий – купить через рассыльного или съездить туда – приходим ко второму варианту. У Клары есть машина, «Тойота-Карина» с тонированными стёклами, но даже если её увидит кто-то из агентства или она с  ним встретится, ничего страшного в этом нет: не обязана же она сидеть всю неделю в этом Коламбусе, ну, вернулась раньше. Клара поедет  одна, мне не следует показываться где-то помимо квартиры. Кроме диска с игрой Кларе нужно купить кое-что из косметики и бижутерии, чтобы при помощи их изменить мою внешность: рано или поздно на улицу мне  высунуться придётся.
        - Помню, когда ты готовилась к встрече с султаном, со своей внешностью у тебя получилось просто замечательно. Так что гримёра вызывать не будем, - говорю я.
        - Это я только разминалась, на тебе оторвусь по полной программе, - зловеще обещает Клара и уходит.
      Воспользовавшись её отсутствием, делаю то, что при ней делать стеснялся: захожу на пару террористических сайтов и скачиваю нечто вроде пособия по выводу из строя научной аппаратуры, а заодно – на всякий случай –  по уничтожению крупных жилищных объектов и начинаю внимательно изучать. Ничего применимого к моему случаю не вижу, зато совершенно неожиданно в разделе «Поведение при подготовке теракта» нахожу весьма полезный совет: «Разрабатывая детали плана, старайтесь предугадать возможные действия противника, а для этого ставьте себя на его место». Вот этого-то я не делал! А ведь и в самом деле, Джейсону сейчас уже известно, что вместо того, чтобы вернуть деньги, я разорил их полностью. Значит, наверняка они уже что-то предпринимают, что найти меня и разделаться. Могут ли они это?
      В «Мушкетёрах»  меня уже поджидали, но это потому, что я оставил им свидетельство того, куда  собираюсь перейти. Что они знают обо мне сейчас? Они знают в точности, на каком временном отрезке я нахожусь, и могут предполагать, что я сумел перейти в реальность. То есть, им известно время и место моего пребывания, тем более, что втолкнули меня сюда они сами. Способны ли они меня здесь достать?  Думается, что такой вариант Джейсон не исключал, значит, всё это время не  давал Блейну спокойной жизни, а заставлял его искать способ до меня добраться. А почему бы и нет? Закинул ведь тот в прошлое меня, значит, сумеет и Биста со Смайли. И если так, то квартира Клары – никакое не убежище, а один из первостепенных объектов, где нас будут искать. В чём трудности Блейна? В том же, в чём и мои: найти подходящую игру, которая вывела бы громил на один из нынешних наших дней, минус сложности с процессом Перехода. Всё это очень печально, ибо означает, что мы с Кларой в любую секунду можем ожидать рокового для нас визита. Мы здесь уже три дня, значит, и они уже три дня на пути к нам. Теоретически, прямо сейчас может открыться дверь, и на пороге я увижу…
      Дверь и в самом деле открывается, но, к своему огромному облегчению, на пороге я вижу не эту парочку, а Клару. С ходу излагаю ей краткое содержание своих размышлений и добавляю, что другими опасными для нас местами являются, как всегда, мой офис, «дом Гибсона», а также дома моих и её друзей и знакомых.
        - У тебя нет какого-то подходящего варианта по срочному переезду? – спрашиваю я сильно встревоженную всем этим Клару.
      Оказывается, нет. В Рочестер она приехала всего три года назад, а в её родной Коламбус соваться нельзя по тем же причинам, что и в мой Хаммерстоун: наши места там заняты.
        - Подожди, Фрэнк, - говорит Клара, и я вижу, что ей пришла в голову какая-то мысль. – По-моему, ты не прав. Самое большее, они могут прислать сюда только одного человека, а он не может караулить сразу в трёх местах.
      Я хлопаю себя по лбу. Ну, конечно же! Для того, чтобы послать группу возмездия в прошлое, необходимо полностью пройти игру, как сделали это мы с Кларой. А в каждой игре всего один победитель, вот только он и сможет сюда попасть. Исключение составляют игры, подобные «Поискам сокровищ», где прицепом игроку подсовывают красотку. Но, во-первых, таких игр наверняка мало, а во-вторых, ни Бист, ни Смайли до Красавицы не дотягивают, и если даже Блейну в голову придёт идея всё-таки сунуть на эту роль одного из них, Виртуальность этого не допустит. Значит, следует ожидать лишь кого-то одного.
        - Не очень нам от этого легче, - констатирую я. – Он может последовательно обходить все точки, пока не наткнётся на нас. А поскольку задача у него простая – выпустить в меня пулю – то ему достаточно просто установить, где мы, и спокойно поджидать на улице.
        - Невесело, - соглашается Клара. – В таком случае нам лучше перебраться в гостиницу. Тогда мы можем натолкнуться на него разве что случайно.
        - Верно, - киваю я. – Гостиницы он проверять не будет: слишком велик шанс нас упустить. Этих трёх точек ему за глаза хватит. Уходим прямо сейчас.
      Я хватаю ноутбук, забираю у Клары свёрток с купленными вещами, она кладёт в сумочку все оставшиеся у неё деньги, и мы поспешно идём к выходу. На пороге я останавливаюсь.
        - Давай оставим включённым свет, - предлагаю я. – Вечером тот, кто, возможно, уже пришёл за нами, это заметит и решит, что мы здесь и будет подкарауливать. Тем самым откроет нам путь к «дому Гибсона».
      Клара щёлкает выключателем, а я распахиваю дверь и сразу же обнаруживаю за нею женщину, которая в это момент собирается нажать на кнопку звонка. При виде её с досадой думаю, что как всегда, не смог предусмотреть все варианты, а ведь мог бы догадаться. Конечно же, это она, Лиззи, мой злой гений.
        - Привет, милый! – ласково говорит она. – Представляю, как ты по мне соскучился!

 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,018  секунд