Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

dаlilа

 
 
 
Не бойся, я с тобой
 
 
 
  В день осеннего равноденствия в Ратуше устраивали бал. Мы прощались с летними развлечениями: шумными пикниками и веселыми прогулками. Впереди нас ждала дождливая и скучная осень, без радости, без солнца.
Великий зал Ратуши, хотя и назывался так, не мог похвастаться размерами и вместить всех желающих, поэтому господа-распорядители увеличили его. Стены укрывала голубоватая дымка. Она же окутывала потолок, и наверху переливалось, перетекало таинственное сияние. Четыре фонтана в хрустальных чашах окружали середину зала, приготовленную для танцев. За фонтами - столики и стулья. Заколдованные инструменты наигрывали танцевальную музыку. Убранство зала казалось воздушным, полупрозрачным, сказочным – распорядители потрудились на славу.
Мы пришли не рано. Напрасно мамочка переживала, что нам придется слоняться с глупым видом в пустом зале. Здесь собралось уже порядочно народу. В одном уголке весело щебетали девушки. Недалеко от них расположились молодые люди.
- Чорт, - попросила я, - проводи меня.
Мне никто не ответил. Я оглянулась, но не нашла брата – он уже спешил к своей невесте, черноокой красавице Каре.
- Приятного вечера, милая, - пожелала мне мамочка и под ручку с папочкой скрылась в толпе.
- Да, - откликнулась я, - приятного вечера.
- Мариша!
Откуда ни возьмись, явилась Победа, противная девчонка, под ручку с двумя своими кавалерами, Героем и Львом.
– Ты пришла одна?
Вот только ее колкостей не доставало!
- Как видишь. Милое платьице. Бабушкино, наверное?
Победа скривилась и утянула мальчишек прочь.
Бал был как бал, молодые люди как молодые люди, девушки как девушки. Музыка танцы, мороженое, снова танцы и музыка. Ровно в полночь, подчиняясь знаку, инструменты умолкли, и люди остановились, с детским нетерпением поглядывая вокруг в ожидании чуда. Каждый год распорядители выдумывали сюрприз, стараясь затмить прошлогодний и удивить нас.
- Смотрите! – воскликнул кто-то и указал на фонтаны.
Струи воды в них начали опадать и иссякли.
- Наверху!
И мы послушно подняли головы. Голубоватая дымка, клубящаяся над нами, рассеялась, и на нас поглядело темное небо, подмигивая сверкающими россыпями звезд. Затем оно дрогнуло, дрогнуло еще раз, и звезды быстрыми метеорами сорвались вниз, прочерчивая искрящиеся дуги. И посыпались конфетки в золотистых обертках.
Во всяком случае, так задумывали господа-распорядители.
Но что-то пошло не так, и в подставленные руки полетели пустые золотистые фантики.
- Ах! – разочарованно выдохнули люди.
И в тот же самый миг вновь забили фонтаны. Их тугие струи взметнулись вверх, к падающим звездам, обрызгав каждого в зале. И в воздухе запахло совсем не яблочным сидром, а нечистотами городской канализации.
- Ах, так! – гневно воскликнули волшебники и волшебницы. – Это дурная шутка!
Папочка поймал кружащийся фантик, повертел его в руках и прочел вслух:

И ГРЯДУ Я, И ВЛАСТЬ МОЯ БЕЗМЕРНА

- Нас ждут великие потрясения, - мрачно заключил он, утираясь платочком.
Разумеется, подумалось мне, дай только, наши дамы доберутся до этих шутников!  Великолепные платья, стоившие бессонных ночей и безумных денег, непоправимо испорчены…
- Как это не во время! – вздохнул Всеслав Болиголов.
- Что не во время? – насторожился папочка.
- Ах, нет, ничего! К слову пришлось…
- Вот как?!
Я разделяла недоумение папочки: Болиголовы всегда отличались странными взглядами на жизнь. Когда, скажите на милость, неприятности случались во время?!


Пара дней миновала в хлопотах и заботах. Папочка был очень занят и редко появлялся дома. Несмотря на все усилия, дерзких шутников так и не поймали. Некоторые обвиняли моего брата Чорта и его приятелей, но те убедительно оправдались, и следствие зашло в тупик.
Между тем, господ-распорядителей выпустили из тюрьмы – горожане убедились, что злоумышленники не они, и не требовали больше жестокой и немедленной расправы.

В тот вечер родителей опять не было дома. Чорт пропадал у своей невесты вместо того, чтобы наслаждаться последними днями свободы. Бесик, мой младший брат, уже отправился спать. Я сидела в библиотеке, с недавних пор открытой для меня полностью, и читала, когда вдруг на улице раздался женский визг. К одному голосу добавился второй, затем третий, и еще, еще. Истеричный крик прокатился над нашей улицей, перекинулся на соседние, и дальше, дальше. Дурное предчувствие сжало мне сердце. Я распахнула окно, надеясь разглядеть причину паники, но ничего не увидела во тьме и выбежала к воротам на улицу.
В неверном свете молодого месяца чудилось, будто ожили камни мостовой и понеслись куда-то. Я стояла, не в силах поверить глазам, но потом разглядела блеск маленьких глазок и серые спинки – бежали крысы. Они текли вверх по улице молчаливым потоком, не издавая писка, не останавливаясь, и было в этом нечто противоестественное, как если бы река повернула вспять. Я кинулась обратно в библиотеку и, захлопнув двери, дернула шнурок, спрятанный от посторонних глаз за портьерами. Где-то в глубинах дома отозвались колокольчики.
И словно только этого и ждала, из норки под полом высунулась усатая крысиная мордочка, понюхала воздух и застучала коготками по полу. Жирная крыса выбежала на середину комнаты, и вскоре передо мной, прихорашиваясь и одергивая помятый, неопрятный сюртучок, предстал господин Крыс, каторжник и висельник.
- Моя госпожа! – подобострастно пробормотал он. – Я спешил к вам. Бежим скорей со мной. Я укрою тебя в безопасном месте, я тебя спрячу. Я покажу тебе такие сокровища, о которых ты даже и не мечтала, и все, все они будут твоими!
И он подходил все ближе и ближе ко мне, протягивая грязные, когтистые руки.
- Это что еще за новости?! – спросила я его строго. – Ты последнего ума лишился?!
Он втянул голову в плечи и отступил назад.
- Скажи-ка, что происходит?
- Не знаю-с, не знаю-с! Не имею ни малейшего понятия! Только одно, одно-с известно мне: грядет беда, какой еще не видывал Зачарованный Остров!
- Бала такого он еще не видывал, да чтобы крыса делала предложение девушке из Благородного Дома – тоже новости, - пробормотала я.
- Мы крысы, то есть, я хотел сказать…
- Не поправляйся - ты правильно говоришь!
- Э-э, они, крысы, то есть, беду чуют, потому и бегут, покинув уютные норки и амбары.
- Чуют! Крысы чуют, а люди должны думать! Но вот что, не смей уходить из города. Ты можешь понадобиться нам.
- Ох, ох, моя госпожа! – заныл Крыс. – Ты меня на погибель обрекаешь!
- Поди вон!
- Ох-хо-хо!
Я не обратила внимания на его жалобы, отвернулась к раскрытым книгам. Крыс постоял, переминаясь с ноги на ногу.
- Я тут вспомнил, - сказал он грубо. Это за ним водилось: переходить от подобострастия к наглости, - я видел Болиголовов в катакомбах, и они там не просто гуляли.
-Вон! – повторила я.
Он оборотился и юркнул под пол.
Болиголовы в катакомбах – это интересно! Они вечные смутьяны, и жажда власти у них в крови. Неужели замыслили что-нибудь? Может, осень будет не скучной…

Две недели спустя после того неудачного бала. И как многое изменилось! Чорт женился на красавице Каре, и теперь она досаждала мне на законных основаниях члена семьи. Других происшествий в городе не было, но, поговаривали, что из пещер раздаются странные звуки, и мелькают подземные огни. И погода испортилась.
Сквозь раздвинутые шторы открывался кусочек печального, увядшего, как восьмидесятилетняя старуха, сада. По стеклу медленно, будто оплакивая цветущую юность, текли дождевые капли. В столовой горели свечи, делая мутный день немного уютнее. Их свет робел и терялся под потолком, опасливо не заглядывал в углы. В трепещущем полумраке завтракали Чорт и его молодая жена, Кара. Они поженились неделю назад, и вели себя так, точно до них это никому и в голову не приходило. Я пожалела, что не уехала вчера с родителями. Или они не остались. Или молодожены не перебрались в свой новый дом. Правда, в этом виноват затянувшийся ремонт.
- Не понимаю, Мариша, - проговорила Кара едва я присела к столу, - почему ты не поехала? Там соберется лучшее общество, может быть, и  ты найдешь себе жениха…
Я посмотрела на Чорта. Он глядел на свою жену такими влюбленными глазами, точно оглох.
- Море в это время года отвратительно, - ответила я, - передай мне сливки, пожалуйста.
Наверное, ни муж, никто другой не сообщил Каре, что причина поспешного отъезда кроется не в пристрастии к пронзительным осенним ветрам, перекатывающим валы ледяной воды. С другой стороны, Чорт мудро поступает, держа свою красавицу-жену в неведении. Вряд ли она когда-нибудь до конца разберется в перипетиях жизни.
- Разве правильно сидеть тут одной?! – продолжила Кара. – Всех молодых людей разберут, и на твою долю останутся старики, подкрашивающие бороду синькой.
Кара глядела на меня блестящими темными глазами без хитринки. Будь на ее месте моя вечная врагиня Победа, то я бы не усомнилась в злом умысле. Впрочем, какая разница?!
- Вот как?! Чорт, будь любезен, подай мне во-он тот прибор.
Чорт уже протянул руку, но сообразил, что я у него попросила.
- Нет! Мариша, ты же обещала матери!
- А в чем дело? Там в одной баночке корица.
- В другой баночке, -  холодно ответил он.
Я пожала плечами. Ну да, в другой баночке, действительно, хранили некий сильно действующий порошок. Что же с того?! Ведь я обещала мамочке! Кара поглядела на нас по очереди, пытаясь догадаться, что происходит.
- Намажь мне еще булку маслом, дорогая, - обратился к жене Чорт.
Верный ход. По моим наблюдениям, она не умела делать два дела вместе.
- Я вчера заходил в Ратушу и встретил там Победу. Она сказала, что назначила день свадьбы, – Чорт постарался отвлечь меня.
- Вот как?! И кто жених?
- Она думает, что выберет за оставшийся срок.
- Вот видишь! – вмешалась Кара, держа в одной руке булку, а в другой нож. – У нее сразу два жениха!
- Дорогая, сделай мне бутерброд! – с нажимом произнес Чорт.
Нет, это становится невыносимо.
- Все хватит! Я ухожу из дома!

По улицам бродила бездомной нищенкой осень и бормотала себе под нос унылую присказку. Дождь лил, не переставая ни днем, ни ночью, будто решил вымыть все краски. Улицы, деревья, небо стали темным и скучным. Но отвратительная погода не распугала горожан – тут и там, в подворотнях, собирались тесные кружки, и в них что-то горячо обсуждали. Меня они провожали удивленно-встревоженным взглядами.
Презанятный будет день!
И внутренний голос шепнул, что нужно отправиться на городскую площадь. Все крупные события происходили именно там, потому что она вмещала в себя половину городского населения, а другая - обычно устраивалась на крышах и балконах ближайших домов. Волшебники отличаются нездоровым честолюбием. Никто и никогда не творит даже самых ничтожных заклинаний без свидетелей, а чем больше свидетелей, тем больше почестей волшебнику. Поэтому рядом оказались такие события:
«Гоб Маломощный попытался решить Тринадцатое заклинание и уничтожить мир. Свидетелей 32 человека.
Неумен Труднопонимай решил заклинание второго уровня и превратил в День Нового Пути вино из городских фонтанов в уксус, за что побит камнями. Свидетелей 18 457 человек».
Недалеко от площади меня окликнули.
- Марена!
Это была Победа. Сегодня и она выглядела необычно, чего не скажешь о ее товарищах. Лев постоянно озирался вокруг, точно высматривая ближайшие кусты, а Герой делал такое лицо, будто он не понимает, что творится в мире, но, как только разберется, тотчас все наладит. С этими двумя я бы и разговаривать не стала, а вот Победа всегда находила как развлечь.
- Что происходит? – вопросила она немного нервно.
- Дорогая, что за вопрос? Я ни с кем не вижусь. Как ты тогда сказала: в кого превращается человек, если сидит дома, а не трудиться ради общественного блага?
- В трутня, - неохотно ответила Победа.
- Да, точно – в трутня. А что может знать трутень?
- Ну, чего ты, Мариша, - вмешался миролюбивый Лев. – Чего ты сразу задираешься?
- С утра день не задался. Сначала Чортова женушка, теперь вот вы, – честно призналась я.
- А! Так ты с Чортом разговаривала! – и лицо Победы  изобразило отвратительное удовольствие.
- Я с ним каждый день разговариваю, -  пожала я плечами,  чувствуя, как трещит подо мной истончившийся лед превосходства. Победу, конечно, мои слова не обманули. Она не скрывала торжества. И я подумала, что пора возвращаться на твердую почву дня сегодняшнего.
- Что в Ратуше говорят?
- Ничего. Велели по домам расходиться и ждать, - ответила она, и улыбка погасла.
- Это мудрый совет.
- В городе не осталось никого из Благородных Домов… - нервно оглядываясь и понизив голос, сообщил Лев.
- Вот как? – язвительно спросила я, смерив его взглядом. Он смутился, опустил вихрастую рыжую голову и поправился:
- Почти никого.
Я вспомнила, как торопливо собиралась вчера вечером мамочка. Слуги до сих пор не навели в доме привычного порядка.
- Это ли причина для беспокойства? Помню, однажды вы сами рассуждали, как замечательно бы жилось без Благородных Домов…
- Да, но… - начала Победа и оборвала сама себя.
Мы немного помолчали. В долгом молчании смысла я не видела. Все равно вот-вот узнают.
- Болиголовы опять захватили власть!
- Что?! Как это?!
- Если вы помните историю, то это иногда бывает с ними. Благородные Дома покинули город, чтобы в сумятице никого не поубивали.
- Но что же теперь будет? – воскликнула Победа.
Я поморщилась.
- Ничего. Недельку-вторую кто-нибудь из Болиголовов побудет узурпатором, запутает дела и, спрятав в своих неприступных горных замках общественные ценности, позовет Благородные Дома обратно.
- Но это незаконно! Это переворот! Государственная измена! – вскричал Герой, и глаза его загорелись: им овладела жажда опасных приключений.
Я пожала плечами. Ах, зачем принимать это к сердцу!
На улице послышался лязг железа непривычный для нашего городка. Со стороны площади, забавно переставляя железные ноги, к нам двигались латники в полном доспехе с поднятыми вверх мечами. Их вел, шагая вразвалочку и засунув руки за пояс, один из Болиголовов.
Зрелище, воистину, устрашающее.
- Марена Чорен! – крикнул он издалека. – У меня есть приказ арестовать тебя и препроводить в тюрьму.
Казалось, он ожидает, что я пущусь наутек, а его латники погонятся за мной, и он от души развлечется. Я пригляделась к Болиголову. Быть может, мстит за то, что я отказалась выйти за него? Но нет, с этим представителем Благородного Дома я не знакома.
- Вот как?! – спросила я, не трогаясь с места. – За что же такая честь?
-  У меня приказ арестовать каждого из Благородных Домов.
- У тебя будет немного работы, - заметила я. – А что, твой караул - заколдованные латы?
Болиголов подкрутил лихой ус.
- Ага.
- Какая прелесть! Вы, наверное, давно готовились. Надо же выдумать такое, выковать доспехи, а наложить заклятье - задача высшего уровня сложности…
- Ага. Ну как, ты идешь с нами?
Он все еще надеялся на отчаянное сопротивление.
- Конечно! Меня еще никогда не заточали в тюрьму, и, кто знает? представиться ли еще когда-нибудь такой замечательный случай?!
Латники окружили меня. Я кивнула на прощание Победе с мальчишками, и меня повели к Ратуше.

Узурпировать власть на Зачарованном Острове не просто. У нас нет ни армии, ни полиции, которых можно подкупить, переманить на свою сторону, и чтобы удерживать в подчинении город, нужно изобрести нечто оригинальное. Болиголовам это удавалось, как никому.  Но трагедия  их Дома состояла в том, что те, которые умны, - изнеженны и нервны, а те, которые храбры, умеют красиво носить камзолы и лихо закручивать русый ус.
Перед Ратушей, на площади, залитой холодными дождями и туманным светом ноябрьского дня, ровными рядами стояли несколько дюжин латников. Людей на площади не было - никто не рисковал приближаться к бездушному железу. Однако занавески на окнах соседних домов колыхались, точно от сильного ветра – это подглядывали любопытные, но осторожные волшебники.
Меня проводили в Малый зал, принадлежавший советникам Верхней Палаты, то есть представителям Благородных Домов. Он славился тем, что был самым холодным помещением в Ратуше, поэтому советники предпочитали решать дела на званных обедах.
Обстановку Малого зала можно назвать неформальной: три десятка кресел полукругом стояли возле большого камина и чередовались со столиками, куда ставили бокалы с напитками, легкую закуску на тарелках, а при необходимости раскладывали бумаги. В Великом зале, в котором заседали члены Нижней Палаты, несмотря на то, что беспрестанно говорили о свободе и равенстве, царил строгий регламент, а кресла были привинчены к полу, и никто из заседателей не посмел бы заказать аперитив и закусить спелой дынькой.
Теперь Малый зал изменился. Кресла отодвинули к стенам, столы составили в ряд, и за ними восседал сам узурпатор из Благородного Дома Болиголовов, Всеслав. Еще нестарый привлекательный мужчина, он отличался веселым нравом. Поговаривали, что своими шутками Всеслав уморил двух жен. Болиголов сидел на деревянном стуле с прямой и высокой спинкой – очень неудобной мебели, но она выгодно подчеркивала благородство его осанки. Узурпатор оторвался от бумаг.
- А, Мариша!
- Доброе утро, Ваше узурпаторство. Ты мне должен за бальное платье – его пришлось выкинуть. Мне и всем дамам!
Всеслав, возведя глаза к потолку, прикинул что-то, вздрогнул и торопливо сказал:
- Уверяю тебя, эта дурацкая шутка на балу не наша затея. Я не виноват! А как доказательство – платье моей матери тоже пострадало. Неужели ты думаешь, что она позволила бы мне, ради любых целей, испортить свое платье?!
- Безусловно, нет. Это одна из тех вещей, которые непростительны даже любимому сыну. Но если это сделали не вы, тогда кто же?
- К сожалению, не знаю, – признался Всеслав и тут же перешел в наступление:
- Ты не уехала. Почему?
- Ненавижу ветер - он портит прическу.
Узурпатор понимающе усмехнулся и покачал головой.
- И Чорт со своей прекрасной супругой тоже остался, - добавил он.
- У них медовый месяц, и они не интересуются внешним миром. Чорт уже неделю газет не читает.
- Ну, и не будем отвлекать их, - сказал Всеслав весело.
Вот с этим я никак не могла согласиться. Все они, Болиголовы, страдали от чрезмерной мягкости. Разве так поступают нормальные узурпаторы? Нет, они хватают молодоженов и заталкивают в камеры на противоположных концах коридора, а еще лучше - на разных этажах, и под страхом смерти запрещают тюремщикам передавать записки. Я только покачала головой, и уже хотела сообщить ему свое мнение, когда нас прервали. Распахнулись двери, и на пороге возник молодой человек.
- А, Сибилл! Ты вовремя, - радостно воскликнул Всеслав. – Как добрался?
- Ах, не спрашивай! – простонал Сибилл. – Ужасно! Пришлось взять карету, а ты знаешь, какие жуткие дороги в это время года!
И обессилено рухнул в кресло. У Всеслава доставало характера стойко переносить чужие неприятности.
- Позволь тебе представить, - без намека на сочувствия к страданиям родственника продолжил он, - Марена Чорен. Марена, это Сибилл Болиголов, мой кузен. Ему принадлежит прекрасный горный замок в очень живописной местности на западе Острова.
Сибилл открыл глаза.
- Очень, очень приятно! Мы встречались с Чортом, и он много говорил о тебе…
- Вот как?! – подозрительно спросила я, но Сибилл, кажется, не расслышал и продолжил:
- Как он поживает?
- Женат, - я подавила вздох.




 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Михаил Акимов
 
28-07-2010
00:32
 
Нет, ну такую фэнтэзи я читать могу! Наташ, по-моему, не просто здОрово, а мастерски. Во-первых, очень легко и с увлечением читается. Причина, мне кажется в правильно выбранной манере изложения. Абсолютно уместно повествование от первого лица: это дало тебе возможность применить авторизованную иронию, которая очень хороша! И героиня твоя очень симпатична своей какой-то внутренней уверенностью, даже неким превосходством и, конечно же, замечательным чувством юмора.
Во-вторых, грамотно отработана композиция. За счёт этого повествование идёт без всякой расслабухи, постепенно наращивая обороты.
В-третьих, колоритны герои, и все они - живые... чуть не сказал "люди", но ты поняла, кто.
Нет, честное слово, не вижу слабых мест. Если выдержишь этот уровень, уверен: замечательное, сильное и интересное произведение получится.
Вот только с названием не пойму. Нужно ли его ассоциировать с откровенно слабым и пустым гусмановским фильмом?
Ну, желаю тебе удачи! Молодец!
dаlilа
 
28-07-2010
12:24
 
Миша, твоя похвала неожиданна, и потому особенно приятна.
Название я сохранила рабочее, как-то ничего другого в голову не идет, а оно находит некоторый отклик в повести. Ассоциаций с фильмами не нужно, я в голове ничего такого не держала.
 
Михаил Акимов
 
28-07-2010
13:19
 
Ха, а чего это неожиданна-то? Я что, всегда только ругаю, что ли? Наоборот, всегда очень приятно написать положительную рецензию - даже настроение после этого повышается.
А вот про ассоциации, Наташа, тебя никто и не спросит: просто проассоциирует. Фильм-то достаточно известен, поэтому сразу приходит в голову параллель. Так что имей в виду.
 
dаlilа
 
28-07-2010
15:50
 
Нет, я не про то, что всегда ругаешь. Иногда и хвалишь. Бывали случаи. Я про твое отношение к фэнтази. Не ожидала, что возьмешься читать.
Про фильм сейчас спросила того, кто оказался под рукой, - точно такое кино знает и обозвал ерундой. Значит, стоит подумать над названием. Не запланированных ассоциаций нам не надо.
Редактировалось 1 раз(а), редакция 28-07-2010 15:56 (dаlilа)
 
Rоmаn
 
03-08-2010
10:46
 
Наташа! Понравилось, но, скажу честно, всё же, не так сильно как Михаилу. У меня есть кое-какие придирки по-мелочам, можно высказать?

По-моему, у твоих героев слишком громкие имена: Чорт, Победа, Герой - выбор таких имён налагает на автора особую ответственность. Тогда и характеры должны быть предельно сильные, выпуклые.

Ещё несколько мелких придирок:

"- Мы крысы, то есть, я хотел сказать…
- Не поправляйся - ты правильно говоришь!"
Не совсем понятно, крыса он или не крыса, читателю приходится додумывать за автора.


"Две недели после того неудачного бала." - Какое-то неудачное предложение без глагола.


"В трепещущем полумраке завтракали Чорт и его молодая жена, Кара."

Однако через несколько предложений выясняется, что затракали не только Чорт и Кара но и Мариша.


"Кара поглядела на нас по очереди, пытаясь догадаться, что происходит – у нее не очень вышло."

Не вышло поглядеть или догадаться? Неловкое предложение, по-моему.


"- Все хватит! Я ухожу из дома!"

Мне не ясно кто это сказал.


"а Герой умел сделать такое лицо, будто он не понимает, что творится в мире"

Умел сделать лицо - как-то не очень.


"- Болиголовы опять захватили власть!
- Что?! Как это?!
- Если вы помните из истории, то с ними это иногда бывает. Благородные Дома покинули город, чтобы в сумятице никого из нас не поубивали.
- Но что же теперь будет? – воскликнула Победа."

Пол города сбежало, даже родители Победы, а она не в курсе что происходит? Не верю.


"латники в полном доспехе"

Тоже как-то не звучит.


"Я кивнула на прощание Победе и мальчишкам,"

Вроде-бы уже жениться пора, а они всё мальчишки... Либо Маришка, Победа и её спутники гораздо моложе Чорта и Кары, однако, я не разобрался сразу.


Наташенька, это только мои мелкие придирки. Ради бога, без обид! А в целом мне понравилось. Чувствуется полёт фантазии и динамичное развитие событий. Зал с раздвигающимися в бесконечность стенами и потолком - вообще хорошая находка.

Удачи в творчестве!




Михаил Акимов
 
03-08-2010
10:58
 
"Не совсем понятно, крыса он или не крыса, читателю приходится додумывать за автора" - ха-ха-ха! Рома, пусть Наташка повесит табличку с надписью "Дерево"! Я же тебе только что об этом написал.
Не знаю, Ром. По-моему, её первая глава - это живой учебник по композиции. Обязательно буду ещё читать. Кроме неё на нашем сайте только ещё Даша Вайн в композиции блистала. А больше не знаю, кого и назвать. У Деньки Плотникова три рассказа - идеальные в этом плане.
 
Rоmаn
 
03-08-2010
11:11
 
"пусть Наташка повесит табличку с надписью "Дерево"!"

Миша, не надо табличек, но если автор хочет, чтобы я задумался на тему Крыс - не Крыс, он должен повесить в этом месте табличку "Думай!", то есть, обратить как-то на это моё внимание. А когда так, из одной фразы я должен делать многообразные выводы о сущности героя - я не согласен. ;)))
dаlilа
 
03-08-2010
11:12
 
Спасибо, Роман, за внимательное прочтение.
Все-таки решила кое-что уточнить.
Для начала. Рома, никаких обид. Обидеть может только намерение обидеть, а у тебя его нет, - придирайся на здоровье. Ты мне огромную услугу оказываешь, когда вытаскиваешь все эти непонятки на свет божий.
Имена, истории героев - на это проливает свет повесть 1. Другой раз я повторять не стала. Про выпуклость характеров не поняла.
Умел сделать лицо - именно так и не иначе, все остально тереяет суть.
Латники в полном доспехе - тоже не вижу, в чем причина смущения. Капитан пехоты при полном параде. Не одинаково?
Мальчишки. Только мальчишки. Она не могла их назвать никак больше. Они для нее не молодые люди - это подразумевало бы ровню. Они для нее дворовые мальчишки. Другой полюс мира. Причем ее половина держится на чувстве превосходства.
Полгорода сбежало ночью в одночасье. Бежали Благородные дома. Те, кто попроще остались. Победа из тех, кто попроще, поэтому она не знала. К слову, этот конфликт в первой повести.
Редактировалось 1 раз(а), редакция 03-08-2010 15:22 (dаlilа)
 
Михаил Акимов
 
03-08-2010
21:41
 
Не понял. Ты, вроде, Саймака пошла читать. И я даже на полгода крест на тебе поставил. Ты чо, невнимательно читаешь, что ли? Отвлекаешься?
 
Rоmаn
 
04-08-2010
10:58
 
Ясно, Наталья. Плохой из меня читатель, невнимательный. Следующий раз буду стараться вчитываться(вот не зря я стараюсь лишний раз с критиканством не лезть:)) Рад что без обид, я действительно только высказал свои личные сомнения. Удачи в творчестве, пиши ещё!
 
Татьяна Ст
 
10-08-2010
19:53
 
"Две недели после того неудачного бала." - Какое-то неудачное предложение без глагола./это Романа/
Мне это как раз очень понравилось. Хотя - в первый момент я остановилась. Ну, и что же? Споткнулась - остановилась. А эти акценты - они нужны! Они цепляют внимание. Получился рисовальный приём. Дом. Улица. Фонарь. Аптека.
Вообще - своими сравнениями, всякими этими метафорами - Вы меня увлекли и очаровали. Пока всё не дочитала, пишу по горячим следам. Мне очень нравится Ваш иронический дух, таинственность, какую напускаете, обаятельные, между прочим, герои, тот же узурпатор, я даже не ожидала от него, я думала, вроде Крыса будет... и всё такое интригующее, в чём ещё предстоит разобраться. Прохладные манеры персонажей, светский тон. "Ваше узурпаторство... ты..." - замечательно!
Красиво. Я имею в виду и слог, и картины, какие рисуются воображению. Очень впечатляет. Как увязываете фразы - мне очень нравится. Да - просто есть чему у Вас учиться!

Михаил Акимов
 
10-08-2010
20:29
 
НОЧЬ. Улица. Фонарь. Аптека - хе-хе-хе!
dаlilа
 
10-08-2010
21:44
 
Спасибо, Татьяна, Вы, как всегда, очень добры ко мне.
А последним предложением и вовсе смутили. Пойду в зеркало посмотрю: не слишком ли умное лицо сделала?
 
Татьяна Ст
 
10-08-2010
20:37
 
Это чего, Миш? Ты против аптек?
Михаил Акимов
 
10-08-2010
21:18
 
Ты чо, не поняла? У Блока не "дом", а "ночь"! Ты уж его прости, такой у него рисовальный приём!
 
Татьяна Ст
 
10-08-2010
22:53
 
Ну воще, Миш! Я - "дом" напечатала? совсем рехнулась. Это всё день рождения виной... А "рисовальный приём" мой тебе, значит, не нравится... а я думала, всё дело в аптеке... вишь, как...
Dalila! Не скромничайте! Всё заслужено! Буду дальше читать!
 
 

Страница сгенерирована за   0,109  секунд