Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Михаил Акимов

 
 
 
Бенефис Крутицкого
 
 
 
  Около двенадцати в моём кабинете появился замдиректора с загадочной улыбкой на лице: так могла бы улыбаться Джоконда, будь у неё усы. Он грузно уселся на единственный пустой стул (все остальные были завалены папками с документами) и смачно, с размаху припечатал об стол лист бумаги.
 - Г-н Крутицкий, подпишите, что ознакомлены с приказом, - с торжествующим ехидством сказал он, продолжая улыбаться.
 - А чего через секретаря не передал? – поинтересовался я, чувствуя подвох.
 - А как бы я тогда увидел, какое у тебя будет лицо, когда ты его прочитаешь? – вразумительно пояснил зам.
Наверное, зрелище того стоило. В связи с убытием в командировку сроком на десять дней заместителя директора НИИ «Радуга» Лопатова Ивана Сергеевича, мне предписывалось временно исполнять его обязанности. В этом не было бы ничего особенного, если бы в настоящий момент сам Лопатов не исполнял, в свою очередь, обязанности директора, убывшего в командировку на месяц.
Я поднял глаза на Сергеича и увидел, что моё лицо его не разочаровало.
 - Да-да, - подтвердил он, - само собой, обязанности директора тоже исполняешь ты.
 - Какой стремительный карьерный рост! – фальшиво обрадовался я. – Никогда не сомневался, что меня оценят и начнут продвигать по службе! А где же приписка для бухгалтерии о том, что я теперь буду получать сразу три оклада?
Вот тут-то и выяснилось, что мой друг Ваня знает меня очень неплохо: этих слов он, оказывается, и ждал!
 - Ты, наверное, друг мой, хотел сказать: четыре оклада? – он уже просто лучился от счастья. – Потому что НЕ получать ты будешь три: шефа, мой и серёгин, ибо Серёга уезжает вместе со мной. Этого я уже в приказе писать не стал, но ведь и ёжику понятно, что кто-то должен подхватить и его вопросы тоже!
 - Ага, значит, ещё и зама по производству… Весело. Слушай, а ты такой вариант не прикидывал: я успешно справляюсь со всеми вашими обязанностями, и тогда у коллектива и руководства возникает естественный вопрос, для чего ему вы, когда достаточно одного меня?
 - Насчёт этого не переживай, - Иван, наконец-то, устал ёрничать и стал говорить серьёзно, - не справишься. И уже завтра.
 - Опять лаборатория 9А, - уныло догадался я. - Кто на этот раз?
 - Ну, зачем же я сейчас буду это тебе говорить? – снова развеселился он. – Тебе потом неинтересно будет!
И, подмигнув мне и сочувственно пожав руку, вышел из кабинета, очень, разумеется, довольный, что на этот раз выкручиваться и изворачиваться придётся не ему, а заму по АХЧ, то есть, мне.
Оставшись один, я в сердцах хлопнул по столу папкой, которую держал в руках. Естественно, документы, находившиеся в ней, не преминули этим воспользоваться и, радостно шурша, покинули место своего заточения, густо усыпав солидный участок пола. Это не добавило мне настроения: я выругался и, игнорируя строжайший приказ шефа, закурил прямо в кабинете, горько размышляя об этой проклятой истории с лабораторией 9А.

Началось всё около двух лет назад, в ноябре 2015-го, и началось очень буднично и рутинно, а развивалось стремительно и неудержимо.
Сразу после ноябрьских праздников к директору института Евсееву Родиону Сергеевичу пришёл зав. лабораторией № 9 Черных Аркадий Николаевич и в дружеской беседе сказал, что нуждается в дополнительных площадях для свой лаборатории. Аркадий Николаевич находился в нашем институте на особом положении: на долю его лаборатории приходилось подавляющее количество сенсационных научных открытий и функциональных изобретений, но, несмотря на это, директор с сожалением ему отказал, так как площадей катастрофически не хватало: некоторые лаборатории уживались в одном помещении вдвоём, а то и втроём.
Черных зацикливаться на этом не стал, довольно равнодушно махнул рукой и сказал, что, ладно, отвлечётся на недельку от основных исследований, оборудует себе виртуальную лабораторию и разместит в ней виртуальную же аппаратуру.
Слово у него никогда не расходилось с делом, и к концу ноября виртуальная лаборатория под условным названием «Лаборатория 9А» начала функционировать.
Факт этот стал широко известен в городе благодаря корреспонденту псевдо-научной газетёнки «Что и как» Битюгову, который постоянно пасся возле Черных в ожидании чего-нибудь не очень секретного, что можно было бы разместить на страницах своего сомнительной научности издания.
Номер вышел в начале декабря, и уже на следующий день ко мне явился специалист из БТИ с целью инспекции, как он выразился, «произведённой реконструкции здания» и замера «вновь образовавшихся площадей».
Меня нельзя причислить к наиболее тупым людям столетия – я и в тридцатку-то вряд ли войду – но специалист наверняка думал иначе, в течение получаса терпеливо разъясняя мне, почему это необходимо: во-первых, нужно установить, не повлияет ли выполненная пристройка на безопасность конструкции здания и не будет ли способствовать его обрушению, во-вторых, дополнительные площади следует внести в договор об аренде для дополнительной же арендной платы. На мой робкий вопрос, каким образом он собирается установить конфигурацию виртуальной лаборатории, а, тем более, произвести её замер, специалист усмехнулся и пояснил, что работает в инспекции 20 с лишним лет, поэтому установить и замерить может всё.
Что тут возразишь? Я повёл его в лабораторию.
Аркадий Николаевич, когда мы явились к нему с визитом и изложили суть, откровенно расхохотался. Да и всю историю эту он поначалу воспринял как жизненный анекдот, над которым можно будет весело поржать в различных дружеских компаниях. Продолжая хохотать, он отсканировал инспектора, сам изготовил его виртуальную копию и отправил её в лабораторию 9А. Насколько помню, больше после этого ему не то, что хохотать – улыбаться не доводилось. Копия вернулась минут через двадцать и соединилась с оригиналом, который уже через полчаса работы в моём кабинете предъявил нам с Черных чертёж и все расчёты. Просматривая их, Аркадий Николаевич был вынужден признать, что всё это полностью соответствует и его собственным представлениям о лаборатории. Пользуясь тем, что мы с Черных были в полном обалдении, специалист легко заполучил под документом наши подписи, вежливо попрощался и ушёл.
Через два дня из кабинета директора по всему зданию прокатился громкий матерный крик. Кричал сам Родион Сергеевич, просмотрев проект арендного договора на следующий год. Поскольку в размерах виртуальной лаборатории Аркадий Николаевич себя не ограничивал, новая арендная плата грозила пробить в бюджете института такую мощную чёрную дыру, которая без труда могла поглотить не менее десяти процентов средств, предназначенных для научных исследований.
Взбешённый Родион Сергеевич немедленно обратился с заявлением в суд, после чего постепенно успокоился. В суде работают грамотные и трезвые люди, которые призовут к порядку распоясавшихся хапуг и бюрократов – об этом он говорил нам на всех без исключения совещаниях и даже на новогоднем корпоративе в качестве первого тоста.
Суд разобрался с делом очень оперативно. В его решении говорилось, что, поскольку земельный участок, равно как и здание института, на нём построенное, принадлежит муниципалитету, то и любые пристройки по определению являются его же собственностью, следовательно, подлежат со стороны съёмщика арендной оплате. В примечании дополнительно разъяснялось, что любые попытки ликвидировать означенные площади будут рассматриваться как умышленное уничтожение чужого имущества и преследоваться по закону.
Только огромным научным и общественным авторитетом Евсеева и дружескими связями Лопатова можно объяснить тот факт, что им удалось заполучить дополнительное финансирование, которое покрыло значительную часть непредвиденных издержек. Шеф и Лопатов чувствовали себя униженными и оскорблёнными, а главбух к тому же и обворованным, но так или иначе ситуация разрулилась, и все старались поскорее о ней забыть. Никто и не предполагал, что это только начало.
Судебное решение сыграло роль свистка футбольного судьи, извещающего о возобновлении матча после его временной остановки. Пас, отданный специалистом БТИ подхватил инспектор пожарной охраны. Он явился к нам с предписанием о несоответствии нового помещения мерам пожарной безопасности. В результате Черных вынужден был оторвать всех своих сотрудников от научных исследований, чтобы заставить их решать задачу, каким образом можно разместить в виртуальной лаборатории вполне реальные огнетушители (проблема с установкой противопожарной сигнализации решалась легко и просто). Когда сотрудники путём невероятных умственных и физических усилий и не без помощи сторожа и дворника сумели-таки найти выход (огнетушители просто расставили в тех местах, где на плане БТИ было обозначено помещение новой лаборатории), их повергло в полный шок следующее требование пожарника: немедленно снять с окон все решётки, так как это может помешать эвакуации сотрудников в случае пожара. На робкие уверения Черных, что он и не думал ставить на окна решётки – надо быть идиотом, чтобы ставить их в виртуальную лабораторию – инспектор предъявил всё тот же чертёж БТИ, где эти решётки были чётко и даже очень художественно изображены.
Наивный в житейских вопросах Аркадий Николаевич попробовал было упросить инспектора БТИ убрать решётки с чертежа, но тот вразумительно и твёрдо заявил, что раз виртуальное помещение пристроено к первому этажу, значит, и само первым же этажом является; следовательно решётки на окнах быть должны, чтобы воспрепятствовать несанкционированному проникновению в помещение разных там нечестных людей. Словом, пожарник требовал убрать, БТИ – оставить, и ситуация казалась неразрешимой, но тут вмешался хитрый Лопатов. Потрясая судебным постановлением, он доказал пожарному, что снимать решётки не имеет права, потому что это будет расценено как попытка причинить материальный ущерб чужому имуществу. Таким образом ему удалось стравить БТИ и пожарников, те стали грызться между собой, а нас на время оставили в покое.
Единственным светлым пятном того периода могу назвать визит инспектора санэпиднадзора, которая написала восторженное заключение о невероятной чистоте в виртуальной лаборатории, а также о высокой степени её освещённости.
Нам это показалось эффектной финальной точкой в абсурдной ситуации – так мы считали до июня прошлого года, когда к нам пожаловал инспектор ГИБДД. Он потребовал переориентировать в пространстве злополучную лабораторию, ибо в своём нынешнем виде она выходит на улицу и перегораживает едва ли не всю её проезжую часть, что уже стало причиной дорожно-транспортного происшествия: врезавшийся в молочную цистерну автомобилист заявлял, что у него не сработали тормоза потому, что место торможения пришлось на участок, занимаемый лабораторией, в которой наверняка было разлито на полу что-то маслянистое. Лабораторию Черных переориентировал за 15 секунд: развернул на 180 градусов, увидев, что в той стороне находится лишь заброшенный огород (то есть, конечно, сделал вид, что развернул, на самом деле просто постучав по клавишам компьютера, после чего сказал инспектору: «Готово!» – ну, и до 30-го августа согласовывал это изменение с БТИ: оформлял необходимые бумаги, предоставлял различные справки и т.п.
Очень хорошо, что он успел до 30-го, потому что именно в этот день его впервые вызвали в отделение милиции в качестве подозреваемого по делу о выращивании наркотиков с целью их дальнейшего сбыта.
Вообще-то, сначала по этому делу привлекли некоего гражданина Ширяйкина, владельца огорода, примыкавшего к нашему зданию, но тот очень чётко пояснил, что в мае, как обычно, посадил огурцы и помидоры и сам был невероятно удивлён, что в июне на их месте ни с того ни с сего вдруг выросли конопля и опийный мак. В отделе борьбы с незаконным оборотом наркотиков работают настоящие профессионалы, поэтому они без труда выяснили, что именно в это время и именно в этом направлении Черных перенёс свою лабораторию. На допросах к нему относились с большим уважением и даже подобострастно: сыщики признавали, что использовать для производства наркотиков виртуальность – идея просто гениальная, и нигде в мире такого ещё не было.
Аркадию Николаевичу повезло: его лаборатория не дошла буквально двух шагов до огорода гражданина Бухалова, где была обнаружена аналогичная продукция, поэтому завлаб проходил в качестве фигуранта только по одному уголовному делу.
Ситуация после этого несколько стабилизировалась: все инспекции, в ожидании, в какую сторону повернётся дело с наркотиками, временно от нас отстали и последние полгода мы практически забыли об их существовании.

И вот сейчас, когда на меня повесили обязанности шефа и двух замов, они объявились снова. Интересно, что на этот раз?
Я докурил третью сигарету и позвонил секретарше директора:
ь  - Лариса, что там Лопатов намекал на какие-то новости по 9А?
 - Ой, Дмитрий Александрович, по-моему, ничего страшного: пожарник выдал предписание, что лабораторию-то перенесли, а огнетушители на прежнем месте оставили.
Я повеселел. Действительно, ерунда, всего работы-то на полдня: вбить в стену здания крюки с держателями и зафиксировать в них огнетушители.
Но потом мне в голову пришла очень неприятная мысль. Такое оживление со стороны пожарной инспекции означало, что скоро за нас снова возьмутся и другие. Я понял, что если мы и дальше будем продолжать прежнюю линию – выполнять, что нам предпишут – эта история не кончится никогда. Нужны какие-то кардинальные меры, чтобы самим предпринять активные действия и разрешить ситуацию в свою пользу.
Наиболее рьяным союзником в этом вопросе мог быть только один человек, и я отправился в лабораторию № 9. Черных на месте не было, его сотрудники пояснили, что он, как всегда в это время, даёт показания в милиции. Какой-то встревоженности или уныния на их лицах я не заметил, из чего заключил, что всё, видимо, разъясняется, и Аркадия Николаевича может даже и не посадят.
Я созвонился с ним по мобильному, мы договорились встретиться после работы в кафе и в половине седьмого уже сидели за столиком и потягивали пиво.
- Аркадий Николаевич, - я решил сразу взять быка за рога, - вот вы, такой замечательный учёный, гениальный изобретатель, неужели вы не можете найти какой-то выход из этого идиотизма?
Он грустно вздохнул:
 - Дима, мои компетенции лежат совсем в иной плоскости. Я совершенно теряюсь в этом мире бумаг, справок, требований… Я всегда не читая подписываю всё, что мне приносят, потому что если даже прочитаю, всё равно ничего не пойму. Вот если бы передо мной поставили задачу. – он сразу же оживился, - мол, нужно сделать то-то и то-то… А так… Вот вы, Дима, знаете, что нужно сделать, изобрести, разработать, чтобы от меня, наконец, отстали? – он взглянул на меня с надеждой.
Я виновато помотал головой, и мы, немного помолчав, заказали ещё по бутылке.
Вскоре, однако, пиво начало оказывать положенное ему действие, голову слегка заволокло туманом, и чем более этот туман сгущался, тем всё яснее сквозь него стала высвечивать очень интересная мысль.
 - Аркадий Николаевич, - торопливо сказал я, - вроде бы что-то вырисовывается… Мне сейчас очень хочется коньяку заказать, так вы мне не позволяйте, пока я вам в общих чертах не изложу…
И, не обращая внимания на его нерешительное и обескураженное лицо, продолжил:
- Все наши нынешние беды от того, что противники наши очень ловко сумели зареалить виртуальность! И надо сказать, мы с вами им здорово в этом помогли, когда, находясь в прострации от идиотского требования БТИ, поставили свои подписи под их документом. А если бы настояли, чтобы в нём было указано 214 виртуальных квадратных метров, я думаю, им трудновато было бы брать с нас за это реальные деньги… Так же и в остальном. Все, кто на нас в претензии, тесно сливают реальность и виртуальность: у них, мол, лаборатория – значит, запросто могли что-то на полу разлить; научная – значит, всякие там излучения и – опа! – вместо огурцов вырастает конопля. Идеальным было бы в ответ завиртуалить реальность: дополнительная площадь подлежит дополнительной оплате? Пожалуйста – и перечислить в виртуальный банк виртуальную плату в виртуальной валюте… Да только ведь не согласятся они с этим, по судам затаскают…
Я залпом допил пиво, посмотрел в сторону официанта, но решил, что ещё рано.
- Что тогда остаётся? Нужно усугубить ситуацию, ещё резче всё зареалить и довести до полного абсурда!… Уф! Официант, триста коньяку и две рюмки!
Тот как будто ждал, что я закажу коньяк и именно такую дозу, ибо всё исполнилось мгновенно.
 - Дима, может не стоит? – опасливо проговорил Черных. – Я же вижу: у вас идея! Наверное, лучше всё обсудить на трезвую голову?
 - Аркадий Николаевич, скажите, вы в трезвом виде можете представить, что за виртуальные метры нужно платить реальные деньги? что в виртуальной лаборатории может случиться пожар, и сотрудникам придётся выпрыгивать из её незарешёченных окон? что там прольют на пол масло и модифицируют огурцы с помидорами в коноплю и мак?
 - В трезвом виде – не могу, - на лице Черных появилось выражение решительности, и он поднял рюмку. – Вы правы, Дима. За вашу идею!
Потом, конечно, пришлось заказывать ещё. Идею-то я изложил быстро, да и план действий мы вырабатывали недолго, но так радостно стало на душе в предвкушении – получится! – что грех было это не отпраздновать.

Наутро приём пожарника я решил осуществить в кабинете директора, потому как мой кабинет не имел необходимой аппаратуры, и из него невозможно было проследить за развитием действия. Голова, разумеется, побаливала, но в остальном всё было в порядке: когда я в приёмной бросил взгляд в зеркало, оттуда на меня глянул интеллигентный, средних лет, мужчина, правда, довольно-таки хмурый, очевидно, из-за множества обрушившихся научных и хозяйственных проблем. Первым делом я быстро продиктовал Ларисе приказ, сказал, чтобы она оформила его вчерашним числом, и расписался.
Инспектор явился вовремя – хоть часы проверяй. Лариса ввела его в кабинет, скорчив у него за спиной тоскливую гримасу, но я, в противоположность ей, был само радушие.
 - Александр Николаевич, дорогой, давненько вас не было видно! – я даже привстал из-за стола и с энтузиазмом пожал ему обе руки.
Но тот был настроен строго и по-деловому.
 - Дмитрий Александрович, - сухо начал он, доставая из папки бумагу, - …
 - Знаю, знаю! – замахал я руками. – Ещё вчера выполнили ваше предписание: огнетушители на месте.
 - Но я хотел бы сам убедиться…
 - Разумеется! С огромным удовольствием всё вам продемонстрируем! – я хотел произнести это ещё радушнее, но не получилось: очевидно, я уже достиг потолка в своих эмоциях, поэтому, немного погрустнев, нажал на видеофоне кнопку девятой лаборатории.
На экране появилось лицо Черных – тоже… гм… в научных проблемах.
 - Аркадий Николаевич, простите, что отвлекаю вас от работы, не могли бы вы – в последний раз! – показать Александру Николаевичу девятую А?
 - Ну, уж нет, Дмитрий Александрович! – Черных сердито шпарил текст как по-писаному. – Лабораторию у меня забрали, я к ней больше отношения не имею и прошу по этому поводу меня не беспокоить!
И очень, на мой взгляд, убедительно демонстрируя крайнюю степень обиды, отключился.
 - В чём дело? – пожарник смотрел на меня с недоумением.
Я виновато развёл руками.
 - Знаете, эти учёные – чистые дети! Чуть что не по ним – обижаются насмерть! Ах, да, вы же ещё не в курсе! – я нажал кнопку связи с секретарём. – Лариса, будьте любезны, принесите нам приказ по 9 А.
Через минуту инспектор, уже сидя за столом, самым внимательным образом изучал продукт моего вчерашнего нетрезвого бумаготворчества. Я его помнил наизусть:

«Приказ № 349 Г-7 от 24.10.2017
«О реорганизации структурного подразделения».
В связи с производственной необходимостью и на основании представления исполняющего обязанности заместителя директора по научной работе Крутицкого Д.А.

    ПРИКАЗЫВАЮ:

1.Виртуальную лабораторию, ранее проходившую под индексом «9 А» реорганизовать в самостоятельную структурную единицу;
2.Назначить заведующим лабораторией Виртуалова Виртуала Виртуаловича с окладом 9542 (девять тысяч пятьсот сорок два) вирторубля;
3.Возложить на Виртуалова В.В. полную материальную и любую иную ответственность за противопожарное, санитарное и любое иное состояние помещения;
4.Ввиду того, что заявленное Виртуаловым В.В. будущее научное направление лаборатории не соответствует профилю НИИ «Радуга», ходатайствовать перед отделом науки о вычленении лаборатории из структуры НИИ и преобразовании её в отдельное научное учреждение;
5.Заместителю директора по АХЧ Крутицкому Д.А. своевременно предоставить в БТИ необходимые документы о том, что арендуемая площадь размером 214 (двести четырнадцать) кв. метров НИИ «Радуга» не принадлежит, и плата за неё должна взиматься со вновь образованного учреждения;
6.Исполняющему обязанности заместителя директора по производственной части Крутицкому Д.А. заключить с Виртуаловым В.В. договор о поставках всей готовой продукции возглавляемой им лаборатории с правом последующей реализации от имени НИИ «Радуга». Оплату за поставки производить в вирторублях.

      И.о. директора НИИ «Радуга» Крутицкий Д.А.

- Та-а-к, - сказал пожарник, закончив читать, - и как же мне встретиться с этим… Виртуаловым?
- Увы, - я снова развёл руками, на этот раз с сожалением, - раз Аркадий Николаевич отказался, ничем не могу вам помочь. Это, знаете ли, уже не наша территория!
- Пока ещё ваша, - возразил он, ткнув в пункт 4-й, - до решения отдела науки при администрации города!
- Так давайте и подождём этого решения – не горит ведь! – резонно предложил я пожарнику, ничуть не сомневаясь, что авторитетный Евсеев и деловой Лопатов запросто провернут это прямо по телефону из своих командировок, в чём меня вчера уже почти ночью горячо заверил и сам Лопатов в разговоре по мобильному.
После ухода инспектора я спустился в лабораторию к Черных.
- Покажи мне этого Виртуалова, - попросил я, ибо вчера к концу вечера мы, разумеется, перешли на «ты».
Аркадий быстро застучал по клавишам компьютера, выполняя вход в лабораторию 9 А, настоящим руководителем которой он, естественно, и оставался, и я увидел на экране 3D-фигуру мужчины, чья внешность полностью соответствовала моим представлениям об учёном: солидного возраста, в очках, окладистая борода… Он убедительно стоял возле какой-то машины, наблюдая за приборами и что-то показывая руками своим виртуальным сотрудникам.
- Говорить умеет? – спросил я.
- Нет ещё, - признался Черных, – не успел я немного. Но ничего, сегодня доделаю. Чёрт, вот голова только болит! Но лекарство есть.
Уровень жидкости в бутыли со спиртом несколько понизился, когда зазвонил телефон. Аркадий снял трубку.
- Да, у меня… сейчас передам, - произнёс он после некоторой паузы. -Тебя, - кивнул он мне. – Лариса. Сейчас соединит с шефом, - добавил он, понизив голос.
- Дмитрий Александрович, здравствуйте, - услышал я голос Евсеева. – Лопатов уже ввёл меня в курс дела. Ну, как прошло?
- По-моему, нормально! – бодро отрапортовал я. – Замечена нерешительность в рядах противника, закончившаяся отступлением!
- Ну, и замечательно. Если всё пройдёт благополучно, можете рассчитывать на благодарность в приказе и внушительную премию!
- Спасибо, Родион Сергеевич!
- Заранее не благодарят… Кстати, Дмитрий Александрович, пока уж вы там всех нас замещаете… - он немного замялся, - там у нас ещё в четырёх лабораториях схожие проблемы… Вычленять из НИИ их не надо, но вот назначить новых заведующих… У вас нет на примете никого подходящего?
- Как же – нет? – удивился я. – Да вот они как раз здесь: Виртуаленко, Виртуалявичус, Виртуалян и Виртуалидзе. Говорите, какие лаборатории, прямо сейчас и оформлю!




 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Константин Тарчевский
 
09-01-2011
06:39
 
Как автору удалось вот так, прямо из жизни накопать столько юмора! И как он удачно избегнул гротеска!
А цитата - "Уровень жидкости в бутыли со спиртом несколько понизился, когда зазвонил телефон. Аркадий снял трубку." - вполне может стать классикой
Михаил Акимов
 
09-01-2011
11:15
 
Константин, это рассказ не юмористический - сами же понимаете. Если вы расценили моё высказывание о вашем рассказе как желание уязвить или обидеть, то давайте обмен мнениями на этом и закончим. Вообще на нашем сайте принято писать объективное мнение, которое действительно может автору помочь.
Такое, например, как ваше по поводу данного моего рассказа, в частности, по поводу цитируемой фразы. Считаю его абсолютно справедливым: эта фраза меня уже при написании раздражала, лень было переделывать. Теперь уже исправлять уже ничего не буду - рассказ в своей роли выступил, теперь она сыграна и окончена. Но тем не менее, спасибо, что прочитали не просто так, а пристрастно и нашли слабое место.
 
 

Страница сгенерирована за   0,019  секунд