Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Сергей Аксененко

 
 
 
Как Сталин боролся против установления диктатуры в СССР
 
 
 
  Часть 1. Искажение правды истории

В публицистике прижилась стойкая мысль о том, что после смерти В.И.Ленина И.В.Сталин взял курс на установление личной диктатуры, который был реализован в начале 1930-х. Но анализ конкретной исторической ситуации показывает, что такой подход не соответствует действительности. Для того, чтобы понять это, к историческим фактам надо подходить, исходя из реалий ТОГО времени, когда они происходили, а не описывать их, исходя из знания того, чем закончились эти события. Такой подход искажает правду истории. Ведь мысль о том, что Сталин двигался на установление диктатуры, прижилась, если так можно выразиться, "задним числом", ретроспективно. То есть публицисты приписали Иосифу Виссарионовичу диктаторские устремления УЖЕ ПОСЛЕ ТОГО, как были разбиты левый и правый уклоны в партии, и он, действительно, стал правителем. Причём и после этого роль Политбюро ЦК Компартии была чрезвычайно высокой, и мы можем даже тогда говорить о коллективном руководстве. Но это тема отдельной работы.

Часть 2. Троцкий – ультрареволюционер

Итак, забудем о том, что мы знаем, чем всё закончилось, и перенесёмся в 1924 год. В год смерти Ленина. Причём постараемся глянуть на происходящее глазами людей ТОГО времени, а не взглядом поздних комментаторов. Кто тогда претендовал на роль приемника Ленина? Кто хотел захватить власть? Сталин? Отнюдь нет. Таким человеком был Лев Давыдович Бронштейн-Троцкий. Человек, безусловно, талантливый, но его самооценка многократно превосходила реальный талант. И в этом беда не только Троцкого, но и тысяч его сторонников. Троцкий лично был знаком со многими лидерами мирового марксизма, с руководителями многих стран, с выдающимися писателями и учёными, но, исходя из его самовлюблённых мемуаров и многочисленных статей, видно, что только за одним человеком в мире, он признавал интеллектуальное превосходство над собой – за Лениным. Хотя это и не мешало ему нападать на Владимира Ильича и приписывать себе многие идеи Ленина. Остальных людей Троцкий ни во что не ставил.
Из его работ чётко вырисовывается картина мира, какой её видел этот человек. Несложная картина - в центре мироздания Троцкий, вокруг восхищённая толпа. И если бы такую картину видел только один Троцкий - это было бы полбеды. Мания величия - это психическая болезнь, немало психбольниц населено людьми, считающими себя Наполеонами и Цезарями, а Интернет буквально забит творениями новоявленных "мессий", претендующих на роль великих мыслителей, постигших все тайны бытия. Правда, на деле эти люди обычно безграмотные недоучки, что видно из их же текстов. Один подобный "мессия" даже стоял во главе Украины с 2005 по 2010 год. Но Ющенко явно глуп, и поэтому его правление хоть и принесло много бед Украине, быстро закончилось и вряд ли оставит какой-то след в истории. А вот троцкизм - жив до сих пор. Беда в том, что "картину мира" Троцкого разделяли и тысячи его сторонников. Тем более, в отличие от того же Ющенко, которого поставили западные хозяева в качестве марионетки, Троцкий имел всё же реальные достижения.
Талантливый журналист - был даже помощником Ленина, работая в газете "Искра". Блестящий оратор - в 1903 году на втором съезде РСДРП его называли даже "дубинкой Ленина", хотя в конце работы этого съезда Троцкий надолго разошелся с Владимиром Ильичём. Неплохой организатор - Троцкому приписывают организацию Красной Армии. Это, конечно, не совсем соответствует действительности. Армия - это коллективное творение, создавалась она под руководством Ленина, кроме Троцкого большой вклад в её организацию внесли М.В.Фрунзе, И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов. Но и заслуги Троцкого были немалыми. Более того, когда начались перебои в работе железнодорожного транспорта, Лев Давыдович стал наркомом этого транспорта, сохранив пост руководителя РККА. Надо добавить, что Троцкий был первым советским руководителем внешнеполитического ведомства. А ещё в 1905 году, 26-ти лет отроду, он стал фактическим председателем Петербургского совета рабочих депутатов и вернул себе этот пост накануне Великой Октябрьской социалистической революции, благодаря чему выставлял себя в мемуарах  главным организатором революции. Что, конечно же, является большим преувеличением. Тем не менее, роль Троцкого была в годы революции настолько высока, что западные публицисты, говоря о советских руководителях, называли обычно две фамилии -  Ленин и Троцкий. Хотя, как организатор, Лев Давыдович был слабее, чем публицист. Увлекался администрированием. И уж совсем плох, как мыслитель. Его труды можно с интересом читать в тех местах, где он выступает, как мемуарист или полемист. А когда пытается взять на себя роль мыслителя, сразу видно, что блеск Троцкого - это внешний, напускной блеск - в нём нет глубины, нет настоящего стратегического мышления, которое было присуще Марксу, Энгельсу, Ленину, Сталину. Но тогда в 1924 об этом знали лишь единицы.
Если провести аналогии с поэзией, оценивая масштаб личности Ленина и Троцкого, то можно сказать:

     (поэтическая-политическая формула)
Ленин – это Пушкин наших дней,
А Бродский – это Троцкий.

Описывая внешний блеск Троцкого, его умение, как говорится "пустить быль в глаза" тысячам и миллионам людей, делая упор на сильных сторонах его личности, я не собираюсь "петь панегирик" Льву Давыдовичу. Я хочу лишь показать то, сколь опасен был в те годы этот человек. Ведь Троцкий - был жестоким, человеческая жизнь для него ничего не значила. Он "прославился" многочисленными расстрелами в годы Гражданской войны. "Расстрел был жестоким орудием предостережения другим", говорил Лев Давыдович. Да и Россия была для него, в отличие от Ленина и Сталина, лишь средством для достижения мировой революции, а если глянуть глубже - средством для реализации собственных амбиций. Он не воспринимал Россию, как свою родину. Родиной для него был весь мир. С этой точки зрения, Троцкий - типичный космополит. И его приход к власти принёс бы неисчислимые бедствия нашей стране.
При жизни Ленина Троцкий был, под контролем. Ведь у многих, даже неплохих, руководителей проявляется по отношению к подчиненным "инстинкт кукушонка". Кукушонок выталкивает из гнезда других птенцов, а руководители часто неосознанно зажимают и удаляют, порой даже на повышение, самых ярких людей из числа своих подчиненных, подсознательно чувствуя в них соперников. И только самодостаточные, стопроцентно уверенные в себе лидеры не боятся отбирать в помощники самых талантливых из своих сподвижников. Одним из таких лидеров был и Ленин. Пока Владимир Ильич реально руководил страной, он умел направить работу подчинённых так, чтобы использовать их сильные, полезные для страны качества и не давать негативным качествам работать во вред. Когда Ленин понял, что умирает, он написал письмо к Съезду, где показал в характере своих подчинённых то, что он считает опасным для партии. В числе прочих были указаны недостатки Троцкого и его соперника Сталина. Но если Иосиф Виссарионович сделал выводы из критики Владимира Ильича, то Лев Давыдович не сделал. Ведь, по сути, единственным недостатком Сталина Ленин назвал грубость. А теперь заглянем в мемуары Г.К.Жукова, которому пришлось работать рука об руку с Иосифом Виссарионовичем в суровые дни Великой отечественной, то есть, через 20 лет после Ленинского "Письма к Съезду". "Стиль работы (Сталина - А.С.), как правило, был деловой, без нервозности, своё мнение могли высказать все. Верховный ко всем обращался одинаково - строго и официально. Он умел внимательно слушать… Лишённый позёрства, он подкупал собеседника простотой общения… ". И не только Жуков, большинство мемуаристов указывают, что И.В.Сталин был вежлив в общении людьми, был со всеми на "Вы" (в отличие от того же М.С.Горбачёва), а если когда и сердился, то такое бывало крайне редко и по очень уважительным причинам. Добавим, что Сталин после оглашения политического завещания Ленина несколько раз пытался подать в отставку с поста генерального секретаря ЦК, которая не была принята. А вот Троцкий не сделал выводов из политического завещания Ленина. Те отрицательные качества, а именно - самоуверенность и увлечённость чисто административной стороной дела - после смерти Ленина проявились гораздо сильнее. Более того, ещё при жизни Владимира Ильича, пользуясь его болезнью, Троцкий внёс в политический Устав Красной Армии в параграф 41 свою биографию, которая заканчивалась словами: "Тов. Троцкий - вождь и организатор Красной Армии. Стоя во главе Красной Армии, тов. Троцкий ведёт её к победе над всеми врагами Советской республики". А город Гатчина ещё в 1923 году был переименован в Троцк. Как видим, культ личности Троцкого насаждался в стране полным ходом ещё тогда, когда Лев Давыдович не был главным в стране. Представляете, каких масштабов достиг бы этот культ, окажись Троцкий во главе государства!
Кроме того, Троцкий вёл, несвойственный большинству руководителей большевиков тех лет, барский образ жизни. Много времени посвящал развлечениям, главными из которых были охота и рыбалка. Его дети тоже чувствовали себя барчуками. Даже в своих мемуарах Троцкий описывает (вернее цитирует записки своей жены), как, отправляясь в ссылку в Алма-Ату, где он жил в пятикомнатной квартире, имел отменное содержание и вволю охотился, он решил устроить демарш. В поезд не заходил и добился, чтобы его туда занесли сотрудники ГПУ. А его 20-летний сын в это время раздавал пощёчины сотрудникам официальных органов, находившимся при исполнении, применял против них «свои приёмы спортсмена». Да за такое в любом государстве предусмотрено наказание! А в нашем случае Сергей Седов, вышеупомянутый сын Троцкого, проводил папу к поезду и спокойно вернулся к учёбе, чтобы вскоре получить высокое по тем временам, звание профессора. Когда я прочёл о поведении сына в мемуарах Троцкого, то заглянул в примечаниях в его биографию. Там говорилось, что сын был безвинно репрессирован в конце 1930-х, хотя тут же сообщалось о его участии в «кремлёвском деле». Так безвинно ли? Да, если бы такое произошло в какой-нибудь западной стране, он бы сел ещё в 1928, а, выйдя из тюрьмы, стал бы не профессором, а чернорабочим. Разумеется, Троцкий с супругой описывали действия сына в позитивном ключе, но, вместе с тем, они указали важную деталь, которая возмутила меня до глубины души. Те люди, которых избивал Сергей Седов, и вся вина которых заключалась в словах «ишь, шпингалет», обращённых к малолетке, препятствующему выполнению правительственного поручения, были из обслуги Троцкого. В мемуарах прямо сказано, что тот агент, которого бил Седов, сопровождал Троцкого в охотничьих поездках. То есть, Седов бил сотрудника так же, как баре, которых изгнали за 11 лет до того, били свою прислугу. Значит, тогдашняя «политическая элита», чувствовала себя, как ныне «новые русские», хозяевами. А народ считала «быдлом». Но, как известно, народ в 1917 изгнал бар. И неудивительно, что «новые баре» тоже заплатили за своё хамство, заплатили в 1937, когда были наказаны многие новоиспечённые «хозяева жизни».
В 1924 году Троцкий считал себя преемником Ленина, и немало людей видело в нём нового вождя. Более того, Лев Давыдович стоял во главе вооружённых сил страны, и его претензии на лидерство в государстве были вполне реальными. Именно самоуверенность подвела Троцкого в то время, именно то качество, которое так прозорливо отметил Ленин, помешало Троцкому захватить власть. Его барская жизнь, высокомерное отношение к другим членам ЦК, позволило И.В.Сталину получить большинство в Центральном Комитете и устранить от власти того, кто считал себя «без пяти минут вождём».
Добавим, что Иосиф Виссарионович действовал очень мягко. Троцкого вначале не планировали устранять с поста главы РККА, просто в Реввоенсовет ввели несколько кандидатур не из числа троцкистов. Амбициозный Троцкий посчитал это унижением для себя, и САМ ушёл с поста главы военного ведомства. Но и тут его оставили членом Политбюро - высшего органа власти - и отдали под его начало Главконцесском – одно из важнейших ведомств, которое занималось иностранными концессиями. Плюс дали ещё две, менее значительные, должности. И если бы не попытка захвата власти, работал бы Троцкий на высоких постах и, как говорится, «горя не знал». Но завышенные амбиции привели к тому, что Троцкий превратился в опасного врага своей страны. И это отнюдь не сталинская пропаганда. Наоборот, Сталин с Троцким поступил мягко - его просто выслали, причём позволили даже вывести архив. И не веди Лев Давыдович яростной борьбы против СССР, жил бы он спокойно и не получил бы ледорубом по голове. А борьбу он вёл яростную – дошло до того, что троцкисты выдали фашистам коммунистическое подполье в Испании. Неудивительно, что Советская власть вынуждена была отвечать адекватно.


Часть 3. Зиновьев – «владыка мира»

Итак, мы установили, что борьба Сталина против Троцкого – это вовсе не попытка Сталина захватить власть – это лишь борьба против захвата власти человеком, который мог бы оказаться одним из опаснейших диктаторов в мировой истории. Тем более, борьбу с троцкизмом Иосиф Виссарионович вёл в союзе с другими руководителями партии, важнейшими из которых в то время были Л.Б.Розенфельд-Каменев и Г.Е.Зиновьев (Герш-Овсей Аронович Апфельбаум). Надо сказать, что Каменев формально первый глава Советского государства – первый председатель ВЦИК. Дело в том, что в Стране Советов, как и в современных парламентских республиках, пост главы правительства был главным – его-то и занял В.И.Ленин. Пост формального главы государства был менее значительным. Каменев возглавил ВЦИК, но вскоре ушёл в отставку, несогласный с политикой Ленина. На посту председателя ВЦИК Льва Борисовича сменил Свердлов, а Каменев вскоре стал заместителем Ленина в правительстве – причём тогда заместитель был один, а не несколько, как теперь. Позже возглавил Совет Труда и Обороны страны и Москву, в качестве председателя Моссовета. Предыдущую столицу – Ленинград – возглавлял Зиновьев, бывший к тому же председателем Исполкома Коминтерна. То есть Зиновьев возглавлял объединение всех компартий мира, включая и Компартию СССР. В то время Зиновьева, наряду с Лениным, даже называли «вождём мирового пролетариата». Я перечисляю эти титулы не для исторической справки. Я просто показываю, сколь влиятельны были Каменев и Зиновьев в то время. И.В.Сталин имел куда меньше постов, а, по сути, один – генеральный секретарь ЦК Компартии. Но пост этот в то время был отнюдь не главным в стране.
После того, как был побеждён Троцкий, на роль вождя стал претендовать Зиновьев. Наблюдавшие Зиновьева в эти годы отмечали, что он «держался типичным сатрапом..., жестоким, двуличным и... трусливым», а в качестве предводителя Коминтерна «говорил таким тоном «владыки мира», каким никогда не говорили еще никакие монархи на свете». Чувствовал себя полновластным хозяином в Петрограде, отдавал распоряжения о незаконных обысках (даже у Горького) и об арестах, присваивал ценности, изъятые у нетрудовых элементов, а хлебные должности распределял среди своих ближайших родственников.
Хотели бы вы, чтобы такой человек стал во главе страны? По крайней мере, Сталина даже его враги не обвиняли в стяжательстве. Да и трусом Сталин никогда не был. А ведь, если мы рассмотрим ситуацию не «задним числом», а глазами людей того времени, то увидим, что у Зиновьева были огромные шансы прийти к власти. Люди объединились вокруг Сталина, прежде всего потому, что видели в нём противовес Зиновьеву, как раньше, Троцкому. Если вы прочтёте документы того времени, то увидите, что Иосифа Виссарионовича воспринимали тогда очень умеренным, взвешенным, чутким, скромным и предсказуемым руководителем, в отличие от амбициозных экстремистов – Троцкого и Зиновьева. Именно человеческие качества Сталина определили то, что на него сделали ставку патриотически-настроенные и трезвомыслящие люди СССР. Именно эти качества, а не пресловутая жажда власти, как писали в перестройку, сделали его вождём.


Часть 4. Бухарин – несостоявшийся «перестройщик»

Но и это ещё не всё – после разгрома троцкистско-зиновьевского блока, когда столкновения были настолько жесткими, что напоминали войну, пришлось встретиться с ещё более опасным противником – с правым уклоном. Во время перестройки лидера правого уклона – Н.И.Бухарина – выставляли в качестве невинно-пострадавшего. Но это, опять-таки, исходя из того, что мы уже знаем исход борьбы. Для людей того времени всё выглядело иначе. Давайте рассмотрим подробнее. В руководстве страны, в Политбюро, которое состояло тогда из 9-ти человек, Сталин мог опираться лишь на В.М.Молотова, который был тогда секретарём ЦК, то есть, работал в том же органе, что и Сталин. А вот какие силы противостояли Иосифу Виссарионовичу.
Это, прежде всего, сам Бухарин. К тому времени Николай Иванович имел не меньшее влияние в партии и в стране, чем Иосиф Виссарионович. Недаром это время историки назвали периодом дуумвирата – то есть периодом, когда страной управляли два человека – Сталин и Бухарин. Н.И.Бухарин был не только влиятельнейшим членом Политбюро, но и возглавлял газету «Правда» - Центральный Орган партии. Нам с позиций сегодняшнего времени трудно понять, сколь важен был этот пост. Но в начале 1900-х, когда зарождалась партия её Центральный Орган – ЦО, имел не меньшее значение, чем Центральный Комитет – ЦК. А по сути даже большее значение. Позже ЦК стал влиятельнее ЦО, но и к концу 1920-х пост ответственного редактора «Правды» был важнее поста любого наркома. К тому же Бухарин был фактическим главой Коминтерна. Его называли «любимцем партии». И самое опасное, что он решил в своей борьбе со Сталиным опираться на класс новоявленной буржуазии – кулаков на селе и нэпманов в городах. За время НЭПа прослойка капиталистов, имея деньги, становилась в обществе влиятельнейшей силой.
К концу 1920-х стало ясно, что Новая Экономическая Политика, способствовавшая поначалу некоторому оживлению экономики, уже исчерпала себя. По сути, шло нивелирование завоеваний революции. Зачем надо было свергать эксплуататоров в 1917-м, если на их место пришли новые? Причём, в отличие от старых, новые богатеи проходили период первоначального накопления капитала. А в такие периоды эксплуатация трудящихся достигает своего пика. Причём сами капиталисты были тогда в массе своей необразованными, грубыми, жестокими, в общем «дикие» создатели «дикого» капитализма. Кулаки в ту пору почувствовали свою силу, отказывались отпускать хлеб, грозили стране голодом, взвинчивали цены до невозможности. Нам жителям ХХІ века это всё знакомо не понаслышке. И вот на таких людей решил опираться Бухарин в своей борьбе за власть. А так, как он уже был в составе «дуумвирата», то понятно, что выше власти двоих только власть одного – то есть, речь шла об установлении бухаринской диктатуры. Беспринципность этого человека, выдвинувшего лозунг «Обогащайтесь!», показывает хотя бы то, что при жизни Ленина Бухарин считался левым коммунистом, но когда это ему стало выгодно, возглавил правое крыло в партии. И насколько всё-таки прозорлив был Ленин, когда писал в своём политическом завещании о Бухарине, что «его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским». Конечно – разве может настоящий марксист обслуживать зарождающуюся буржуазию.
Недаром Николай Иванович стал любимцем Горбачёва. Нападки на нашу историю, закончившиеся развалом страны в 1991, начались с речи Горбачёва в конце 1987 года, где он призвал к реабилитации Бухарина. Недаром апологетика Бухарина в СМИ, массовое переиздание его трудов шли одновременно с процессом появления новой буржуазии, начиная с кооператоров, напёрсточников и рекетиров. Когда массово скупались товары и продавались втридорога через кооперативы, когда богатство, созданное всем народом, присваивалось кучкой нуворишей. До перестройки я в чём-то симпатизировал Бухарину, но когда увидел, сколько бед принесла людям реализация, по сути, бухаринской политики в конце 1980-х, понял насколько был прав Иосиф Виссарионович Сталин, когда выступил против Бухарина, когда разгромил «правых», несмотря на то, что в период борьбы с троцкизмом Бухарин был его союзником и другом. Благо державы было для Сталина важнее личных отношений.
Тем не менее, и после разгрома «правых» он через несколько лет позволил Бухарину возглавить вторую после «Правды» по значимости газету – «Известия», сохранил его в составе ЦК. Но Николай Иванович не оценил этого жеста и продолжил борьбу против партии. Но даже и тогда Сталин оказывал ему косвенную поддержку. Так на одном из заседаний в конце 1930-х особой комиссии по решению судьбы «преступной группы Бухарина» на голосование были поставлены два предложения: «судить с применением высшей меры наказания», высказанное Ежовым. И «судить без применения расстрела», высказанное Постышевым. Против расстрела были Литвинов, Петровский, Шкирятов, кстати, не репрессированные впоследствии. Интересно, что все, проголосовавшие за расстрел, вскоре сами были расстреляны. Иона Якир в категорической форме требовал немедленной смерти подследственных. Тогда Сталин внёс предложение – доследовать дело Бухарина, а потом уже решить вопрос о суде. За что и проголосовали. Этот суд, кстати, открытый и гласный, с привлечением иностранных корреспондентов, состоялся лишь через год. Более того, когда улик накопилось больше, чем достаточно, Сталин отправил своего бывшего друга в длительную загранпоездку, причём вместе с молодой женой. Он как бы давал возможность Николаю Ивановичу выжить, оставшись в эмиграции, тем более, для пользы дела, сбежавший за границу лидер «правых», был почти так же выгоден, как и наказанный. На суде, Бухарин показал, что он осуществлял лишь общее руководство подпольной группой высоких начальников, планирующих захватить власть и пойти на частичную уступку капиталистам, то есть, сделать, то, что произошло в перестройку. Значит, Бухарин не занимался практическим руководством своей группы, как Троцкий, а осуществлял идеологическое прикрытие. К тому же его кадры были в основном внутри страны, так что вряд ли он был бы опасен за границей. Не знаю – такую ли мотивацию имел в виду Сталин, когда отправил старого друга за границу, давая ему возможность сохранить жизнь. Но Николай Иванович предпочёл вернуться на родину. В связи с этим мне вспоминается, как Ленин перед смертью отправил в эмиграцию целый пароход старых интеллигентов. Перестройщики указывали на это, как на акт злобы. На самом деле, умирающий Ленин понимал, что действия этих людей объективно будут идти в разрез с тем настроением, которое охватило народные массы и легло в основу государственной политики. А раз так, то неизбежны репрессии. Поэтому Владимир Ильи, чувствуя, что после его смерти может разгореться борьба за власть, выслал несколько десятков самых строптивых интеллигентов за границу, чтобы не подвергать их опасности быть осуждёнными в СССР. Конечно и Ленин и Сталин, жили в условиях бескомпромиссной борьбы, когда вопрос стоял порой так – или наказать врагов, или обречь свою страну на гибель. Им приходилось, порой, принимать очень жёсткие решения, но ни тот ни другой не утратили при этом душевных человеческих качеств.
Упомянем также и о смычке Бухарина с троцкистами. Вот слова Троцкого о своей возможной политике  – «Со Сталиным против Бухарина? – Да. С Бухариным против Сталина? – Никогда!». Надо сказать, что некоторые троцкисты действительно раскаялись и вернулись в партию в тяжёлый для неё момент, чтобы поддержать Сталина в его борьбе с Бухариным. Ибо победа Бухарина казалась тогда более чем вероятной. Но сам Троцкий на деле нарушил своё слово. Сталина он не поддержал. Более того, Л.Д.Каменев – муж сестры Троцкого и его союзник по троцкистско-зиновьевскому блоку – вёл тайные переговоры с Бухариным, во время которых Николай Иванович сказал о Сталине, что «на этот раз его смещение будет не через ЦК». Вряд ли он имел в виду съезд или конференцию. А так как генерального секретаря по Уставу можно было сместить только через ЦК, то можно предположить, что планировались и незаконные действия – теракт или переворот. Хотя это лишь предположение. Может, Николай Иванович просто хотел «покрасоваться» перед Каменевым.
Бухарина в Политбюро поддерживал и А.И.Рыков, который тогда был председателем Совнаркома – главой Советского правительства. Он сменил на этом посту самого Ленина! Поддерживал его также М.П.Ефремов-Томский, возглавлявший многомиллионные профсоюзы – одну из самых богатых и влиятельнейших организаций страны. Бухарин, Рыков и Томский считались лидерами правых. Как мы видим, они имели 3 голоса в Политбюро, против 2-х у Сталина. Какую же позицию занимали остальные 4 члена Политбюро? Все они, в той или иной степени поддерживали Бухарина. Правда, не столь яростно, как Рыков с Томским. Так М.И.Калинин, председатель ВЦИК, формальный глава Советского государства, сменивший на этом посту умершего Свердлова был всегда расположен в пользу крестьян, и «правые» рассчитывали на его поддержку. То же можно сказать о К.Е.Ворошилове, который был наркомом по военным и морским делам, то есть командующим вооружёнными силами страны. Хоть он и являлся другом Сталина, но был встревожен тем, как коллективизация воздействует на крестьян. А вооружённые силы тогда состояли почти полностью из крестьян. Что же остальные? Это были В.В.Куйбышев – председатель ВСНХ страны, то есть, руководитель промышленности и сельского хозяйства, и Я.Э.Рудзутак, занимавший очень важный в то время пост наркома путей сообщения и одновременно бывший заместителем главы правительства. Рудзутак и Куйбышев занимали скорей нейтральную позицию, но Бухарин рассчитывал, что они подчинятся большинству. Добавим к этому, что Бухарина поддерживал и, не являющийся членом Политбюро, Г.Г.Ягода, заместитель председателя ОГПУ, который из-за болезни председателя В.Р.Менжинского, являлся, по сути, руководителем карательных органов. То есть, на момент столкновения со Сталиным группа Бухарина была гораздо сильнее. Его сторонники контролировали все силовые структуры страны, её хозяйство, профсоюзы, средства массовой информации и правительство. Не стоит забывать, что Сталин был лишь главой аппарата партии и не обладал никакой формальной властью. Ему прямо не подчинялись ни спецслужбы, ни армия, ни суды.
Бухарин считал, что победа ему обеспечена. Очевидцы отмечают, что он в это время был очень груб со Сталиным, порвал с ним всякие личные отношения и отзывался о нём с абсолютной ненавистью. Только зная истинную картину, можно понять, сколь лжива была, нарисованная перестройщиками, картина о том, что Бухарин сопротивлялся установлению диктатуры Сталина. Наоборот, Сталин всеми силами боролся против почти состоявшейся диктатуры Бухарина, за спиной которого стояла новоявленная буржуазия. И то, что генеральный секретарь победил, можно считать просто чудом. Как мы видим, Сталин не мог опираться в борьбе с Бухариным на силовые структуры. Сила была тогда не на его стороне. Как же победил Иосиф Виссарионович правый уклон? Ответ один – он победил УБЕЖДЕНИЕМ, он сумел переубедить и привлечь на свою сторону Калинина, Ворошилова, Куйбышева, Рудзутака и получить большинство. Так была ликвидирована угроза реставрации капитализма, что стало залогом нашей индустриализации и победы над фашизмом, что позволило трудовому человеку ещё почти 60 лет чувствовать себя хозяином страны, быть в почёте и уважении, материально обеспеченным и социально защищённым.
Причём лидеры правых не понесли какого-то наказания, они получили высокое государственные посты, хотя и пониже тех, что занимали. Рыков стал наркомом (министром) связи, Томский – председателем всесоюзного объединения химической промышленности и замом председателя ВСНХ, а сам Бухарин стал начальником сектора ВСНХ, а через 5 лет, как уже говорилось, возглавил газету «Известия». Все трое при этом остались членами ЦК. Кстати, так же мягко отнёсся Сталин и к лидерам других уклонов – Троцкий, как уже говорилось, был просто выслан за границу вместе со своим архивом. Причём советское посольство ему оказывало помощь, пока он не стал заниматься антисоветскими публикациями. Зиновьев стал ректором Казанского университета, а Каменев вначале наркомом торговли, а потом полпредом (послом) в Италии. Многие люди всю жизнь добиваются того, чтобы стать ректорами, министрами или послами и считают это удачным завершением своей карьеры. Так что стенания перестройщиков о расправе с оппозицией в 1920-е – ложь. Вряд ли сами оппозиционеры поступили бы  со Сталиным так мягко, выиграй они. За Сталиным потому и пошли люди, что он на их фоне был гораздо добрее и лучше. Другое дело, что свергнутые владыки не смирились со своей участью, они хотели быть правителями, а не ректорами ВУЗов, или послами в капстранах. Проиграв в открытой борьбе, они стали на путь более опасной – подпольной борьбы. Кто не верит – почитайте Троцкого, он прямо описывает, как инструктировал своих сторонников. Подпольная борьба ни к чему хорошему не привела. Она закончилась тем, что можно назвать феноменом 1937 года. Когда схватка была столь горячей, что наряду с виновными, полегли, к сожалению, и безвинные.


Часть 5. Коллективное руководство

Надо сказать, что укреплению личной власти Сталина способствовали и условия, в которой жила наша страна. По-другому тогда было нельзя, мы бы просто проиграли. Военные мемуаристы пишут, что во время войны победили мы не в последнюю очередь и потому, что вся полнота власти была сосредоточена в руках И.В.Сталина. Хотя сохранялось и коллективное руководство. Политбюро управляло страной до тех самых пор, пока Горбачёв решил стать президентом, то есть, стать над Политбюро и взять в свои руки всю власть. Чем это закончилось, мы знаем.
И.В.Сталин, в отличие от Горбачёва, не покушался на коллективное руководство. Более того, с 1934 года избирался, не генеральным, а просто секретарём ЦК, наряду с другими секретарями. Хоть его по привычке и называли генсеком, формально это было не так. Власть Сталина основывалась не на должности, а на авторитете. Перед войной Сталину пришлось стать во главе правительства. Так требовали условия того времени. Но уже в 1952 году, в период ХІХ съезда Компартии, он пытался отказаться от одного из постов. Перестройщики писали, что это была хитрость, устроенная для того, чтобы погубить преемника. Просто удивляешься сколько «мусора» в головах этих людей! Ну, зачем 74-летнему Сталину губить своего приемника? Наоборот, он мог бы воспитать его, подготовить, уберечь от ошибок. И тогда у нас бы не было волюнтаризма и застоя. Дело в том, что Ленин руководил страной, будучи только главой правительства. Если бы Иосиф Виссарионович оставил бы за собой этот пост, а на пост генерального секретаря ЦК избрали бы другого человека, то произошло бы разделение полномочий. Областные и районные партийные руководители не дублировали бы работу председателей исполкомов. Не строили бы свинарники и дороги, а занимались бы идеологией и кадрами. Но Иосиф Виссарионович, к сожалению, поддался убеждениям соратников и остался на обоих постах.
Так или иначе, реформы 1952 года свидетельствуют о том, что Сталин, чувствуя, что ему не долго осталось жить, шёл по пути усиления коллективного начала в руководстве. То есть, он учёл опыт Ленина, который не успел позаботиться о преемственности власти. Увы! Реформы Иосиф Виссарионович завершить не успел. Он умер спустя несколько месяцев после окончания работы съезда.

Аксёненко С.И.


 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,014  секунд