Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

dаlilа

 
 
 
Американский детектив 2
 
 
 
     На похоронах Билла Смита толпы не было. Возле гроба стояла жена в трауре и испуганная малышка, не отпускающая руку матери. На шаг позади нее отирался лейтенант Хэдли. С другой стороны от гроба – Карлин в черном, сумасшедше узком платье. Да, все-таки достоинства женщин нужно сравнивать не по отдельности, а в букете. Симпатичная миссис Смит поблекла перед роскошью форм Карлин. Поблекла и бросала на нее вопрошающие взгляды, соображая: кто она такая? Несколько знакомых, какие-то престарелые женщины в шляпках с черными вуалями и беленькими платочках в руках. Между прочими печальный Джек Спенсер с сухими глазами. В общем, за исключением Карлин, все те, кто знал его, Билла Смита, отличного соседа, родственника, честного гражданина и семьянина. Я нисколько не сомневался, что Карлин из второй, тайной, жизни мистера Смита. Подозреваю, что с этой милашкой он спускал в притонах деньги.
     Оторвавшись от созерцания шикарной Карлин, миссис Смит неожиданно спросила:
     - А почему гроб закрыт? Я хочу попрощаться с мужем.
     Своим вопросом она оборвала гладко катящуюся речь священника. Все обернулись к ней.  А вопросик-то ничего себе, своевременный.
Хэдли выдвинулся из-за ее плеча и тихо пояснил:
     - В похоронном бюро что-то там напутали, и ваш покойный муж выглядит не совсем…. – он сделал рукой жест, завершающий фразу.
    Миссис Смит снова сказала:
    - Мне все равно, как он выглядит – я его всяким видела. Я хочу, чтобы моя дочь попрощалась с отцом. Откройте гроб!
    Ее упорство можно объяснить лишь одним – она была не в себе. Дочка ее точно не хотела смотреть на мертвого отца, и на ее личике отразился испуг. Но миссис Смит ничего не желала знать.
Хэдли пожал плечами и отошел. Вышла заминка, пока договаривались с кладбищенскими рабочими. Публика оживилась – они-то пришли на обычные скучные похороны, а тут целое представление. Все сгрудились по другую сторону от безутешной вдовы, как будто ожидали новых выходок с ее стороны. Наконец крышку подняли. Миссис Смит заглянула в гроб.
     А покойничек-то, Билл Смит, был ничего, только синий. Черт его знает, что они в этой похоронной конторе перепутали, и какой дрянью вместо другой дряни его накачали. Но, в общем-то, какая разница?
Публика потянулась вслед за вдовой заглядывать в гроб, и первые несколь ко человек отступили назад в необъяснимом смятении. Миссис Смит тоже отступила, огляделась, нашла лейтенанта Хэдли и твердо заявила:
    - Это не мой муж! Почему вы подсовываете мне другого покойника?
    Обвиняющие взоры полудюжины человек обратились к нему. Лейтенант Хэдли подступил поближе, заглянул в гроб.
    - Это ваш муж, миссис Смит.
    - Вы издеваетесь надо мной? – звенящим голосом спросила она. – Я не знаю этого человека, я никогда его видела! Это не мой муж!
    Хэдли оглянулся за поддержкой на зрителей, но не встретил сочувствия. Вместо этого одна старушенция в черной шляпке проговорила:
    - Безобразие! Чем занимается полиция в наше время – подменивает покойников! При Рейгане такого бы не случилось! Мы будем жаловаться вашему начальству!
    Бедный Хэдли потянул ворот рубашки, душивший его, еще раз склонился над гробом и изучил лицо покойного.
    - Это мистер Смит, - проблеял он.
    - Может и Смит, но не мой муж, не отец моих детей! – отрезала миссис Смит.
    Хэдли выглядел жалким, покойник - синим, провожающие - негодующими. Честно слово, не припомню похорон занятнее!

    Через час его шеф, капитан Джонсон, орал на Хэдли в своем кабинете. Брюхо капитана лежало на столе – он был необыкновенно маленького роста и такой же необыкновенной толщины, но капитаном его сделали, не за это, а за то, что глотка у него издавала оглушительный рев, слышимый в любом закутке участка. Вспотевший Хэдли высился напротив капитана, вид у него до сих пор ошарашенный. Я пристроился возле дверей, рядом нервно курила миссис Смит. Через большое окно было видно Карлин – ее тоже приволокли в участок. Она не сопротивлялась, выразив готовность следовать за лейтенантом Хэдли куда угодно. Остальных, посчитав бесполезными, распустили по домам. Карлин сидела, заложив ногу на ногу, и ее круглые, белые коленки светились маяками в ночи, отвлекая весь участок от работы: мужчины любовались и искали случая рассмотреть ее вблизи, женщины выискивали недостатки.
    - Как, черт побери, это получилось?! – орал капитан. – Тело опознавали до похорон?!
    Хэдли кивнул, но не произнес ни слова. Его оправдания потонули бы в ревущем, как цунами, голосе капитана, от которого вибрировал костный мозг. Спустя пять минут запал иссяк, толстяк обессилено рухнул в кресло и стал казаться почти нормального роста.
    - Чего ты молчишь и рожи корчишь, как макака? – спросил он устало. – Тебе есть что сказать?
    - Да.
    - Тогда иди пиши объяснительную в трех экземплярах!
    Хэдли повернулся. Миссис Смит подалась вперед, открыла рот, чтобы возмутиться, но капитан ее опередил.
    - Стоять! Объяснись!
    Оказалось, что тело миссис Смит не опознавала. В тот день у нее прихватило сердце, и она не смогла поехать в морг. Для опознания Хэдли, решив соединить приятное с полезным, пригласил Карлин. Она, поглядев секунд пять на усопшего, сказала: «да, это он». И факт посчитали установленным.
    - Кто такая эта Карлин? Я ее не знаю, - вмешалась миссис Смит.
    Хэдли удовлетворил ее любопытство, сообщив, что Карлин Уилсон поет в клубе «Маргаритка» и, что она там познакомилась с Биллом Смитом.
    - Мы никогда не ходили в этот ресторан, - покачала головой та.
    - Но это не значит, что ваш муж не ходил туда, - заметил Хэдли.
    Я ожидал, что она сейчас будет отрицать и доказывать, что такого быть не могло – ведь только что выперла наружу двойная жизнь ее благоверного, но дамочка промолчала. Выходит, она знает больше, чем говорит.
    - Вы ничего не хотите нам рассказать? – спросил капитан.
    Она отрицательно покачала головой.
    - Тогда можете идти, но пока мы разбираемся в этой истории, не покидайте города.
    - У меня сын привязан к больничной койке самое малое на два месяца – время у вас есть, - откликнулась она от дверей.
    После ее ухода пригласили Карлин Уилсон. На вопрос капитана о Биле Смите она ответила так:
    - Откуда я могла знать, что не он? Он так представился. Он выронил права, я их подняла и в них стояла эта фамилия. Вы хотите, чтобы я не верила документам?
    Аргумент она привела сильный, нет слов. Полицейские переглянусь и отпустили ее восвояси, предупредив, чтобы не уезжала из города.
Капитан долго молчал, вращал большими пальцами, сцепленных рук, потом сказал:
    - Кажется, мы в тупике. Обычное дело, что кто-то живет по чужим документам, но вот, чтобы кто-то умер по чужим документам – впервые слышу. Что думаешь делать?
    - Жена что-то знает, но почему-то молчит.
    Детка, да ты гений! Какая остроумная фраза! «Что-то», «почему-то», еще бы добавил «кто-то» и прослыл бы философом!
Капитан пожевал нижнюю губу.
    - Обыщите их дом. Должны же где-то храниться концы от этого дела, почему бы не у них в подвале?

    Эти события настолько закружили мне голову, что я вышел из полицейского участка, открыв двери. Опомнился только пройдя два квартала – пешком до моей конторы не добраться, и в этом городе нет такой улицы, которая к ней ведет.
    Очутившись в своем маленьком кабинете с мутными окнами и вечным светом за ними, я сел за стол и задумался. Сначала о пыли на окнах. Я часто думал о ней. В других местах: на столе, на подоконнике, на сейфе – пыль не копилась. Ее не убирали - ее не существовало здесь. Такое место. Вот только почему-то она прилипла к окнам, и вместо солнца я видел расплывчатое пятно. Эту пыль нельзя стереть, как нельзя убрать и даже немного сдвинуть вечно полный стакан джина с тоником. Какой в них был смысл, или смысла не было вовсе, и это обыкновенная небрежность уставшего к концу дня работника? Кто знает…. Но я думаю обо все этом.
    Подумав о пыли, я вернулся к нынешнему делу. Миссис Смит, разумеется, что-то скрывала, но не правду о смерти мужа. Нет, ключи нужно искать не подвале Смитов, а в сумочке Карлин. Такие цыпочки не проходят мимо неприятностей. Надо приглядеть за ней.
Но сначала самое увлекательное – загадка мироздания.
    - Бахорез! – позвал я.
    Черт тут же явился и занят свое обычное место на стуле напротив меня, постукивая тростью об пол.
    - Ну?! – спросил он.
    - Мне очень хочется посмотреть на договор с дьяволом.
    - Для сделки поздновато, дело, значит, в другом?
    - Без этого договора я не смогу понять, что произошло, и найти потерянную душу.
    - Ты до сих пор не нашел его, - проговорил черт, посасывая набалдашник трости, и глаза его съехались на совещание к переносице.
    - Похоже, умер не Билл Смит, - сказал я. – Он или не умер, или умер где-то в другом месте. Мне нужно выяснить, какими правами обладает проданная душа.
    - Да какими правами может обладать душа? – беззлобно и устало проговорил черт, напомнив мне капитана Джонсона. – У нее одно право: выбрать, с кем она хочет заключить договор. С нами – и пожить в свое удовольствие, или с ними, - он ткнул большим пальцем левой руки вверх, - и влачить жалкое земное существование.
    - Но расплата – ад!
    Черт дернул плечом, криво усмехнувшись.
    - А ты никогда не задумывался, почему люди заключают сделки с нами так часто?
    Я изобразил на лице изумление и внимание.
    - Потому что надеются, что рано или поздно и адовым мукам придет конец, как приходит всему.
    - А он придет? – поинтересовался я с равнодушным видом.
    Черт сидел ко мне в профиль, и его глаз отъехал к виску, видимо, чтобы удобнее было наблюдать за мной.
    - Апокалипсис – это конец всему.
    Мы помолчали.
    - Договор, - напомнил я.
    - Нет, - решительно отказал Бахорез. – Обойдешься! На словах расскажу: договор типовой, наша контора таких не один миллион заключила. Система у нас отлажена, как часы - двести тысяч лет полевых испытаний.
    - Что, ни разу не было проколов?
    Черный глаз его закатился под верхнее веко. Бахорез пососал набалдашник трости, прежде чем ответить.
    - На моем счету – этот первый, - дипломатично вывернулся он.
    - Значит, были, - я не собирался щадить его чувства.
    Бахорез саданул тростью о пол, и холодно посмотрел на меня голубыми глазами.
    - Как я могу отыскать пропавшую душу, если не владею информацией? – пожал плечами я.
    - Ты знаешь, - сказал он, - даже больше, чем тебе нужно: ты знаешь ровно столько, сколько сам Сатана.
    - Погоди, ты хочешь сказать, что у вас нет никаких сведений о том, как душа может не выполнить договор с дьяволом?
    Его глаза опять разбежались в противоположные стороны. Мои вопросы явно сердили его – у него даже кончики рогов побагровели.
    - Нет, мы не знаем.
    Черти  и те не любят неприятных разговоров: сказав это, он исчез.

    Я был недоволен. Бахорез не приблизил меня к разгадке. Однако кое-какие зацепки у меня имеются. Для начала я собирался проверить, чем занимается Хэдли. Помнится, капитан отправил его с обыском к Смитам.
    И я очутился в том же кресле в гостиной Смитов.
Миссис Смит сидела напротив и курила. В доме было много людей. Отовсюду сразу доносилось шум выдвигаемых ящиков, скрежет тяжелой мебели по паркету, выкрики, переговоры вполголоса. Хэдли стоял, опершись на спинку дивана кулаками.
    - Не понимаю, что вы ищете! – нервно проговорила миссис Смит. –     В нашем доме не может быть ничего такого!
    - Не сомневаюсь, но все же мы должны осмотреть дом. Возможно, это поможет найти вашего мужа. А вы не хотите ничего рассказать?
    Она дернулась.
    - Вы уже не в первый раз меня спрашиваете!
    - Я жду, что вы передумаете и облегчите нам работу.
    - Повторяю, и повторю еще двадцать раз: я ничего не знаю!
    Хэдли хмыкнул. Он ей не верил, также как и я.
    Я поднялся, прогулялся по комнате. На глаза мне попалась сумочка миссис Смит. Сумочка для женщины, когда она собирается уезжать, становится плотно утрамбованным кусочком дома. Я порылся внутри нее. Между косметичкой и упаковкой бумажных платков нашлось кое-что интересное. Теперь осталось подсунуть находку Хэдли. Пусть он задаст ей нужные вопросы.
    И я опрокинул сумочку. Миссис Смит вздрогнула и торопливо кинулась подбирать вещи. Но Хэдли оказался быстрее. Он подхватил с пола запакованные пачки денег.
    - Так-так, крупными купюрами, в банковских упаковках, двести тысяч долларов. Многовато на карманные расходы.
    Миссис Смит сдалась, оставив разбросанные вещи и сумку на полу, и устало, как проигравший, опустилась на диван.
    - Хорошо. Я расскажу. Я не убивала своего мужа, и не понимаю, что происходит. Мы, действительно, собирались ехать к моей матери погостить недели на две, а может, мы бы и совсем не вернулись. Я хотела подумать. – Она вытащила новую сигарету из пачки, постучала фильтром об стол. – В последний год Билл очень изменился, и наша семейная жизнь не ладилась. Он часто не ночевал дома и даже не извинялся….
    К делу, дамочка! У нас тут не сеанс семейного психоанализа.
    А Хэдли слушает ее внимательно. Знакомая ситуация, да, офицер?
    - Утром мне позвонил Бил и сказал, чтобы я забирала детей и срочно уезжала. Только не к матери, а куда угодно. Сказал, где спрятаны деньги. Сказал, чтобы я взяла их себе. Сказал, что его ищут какие-то люди, бандиты, и чтобы я ни за что не приезжала, даже если мне сообщат о его смерти….
    Она всхлипнула, но от слез удержалась.
    Надо же! В ее исполнении звучит даже благородно. Какое самопожертвование отца семейства. Да вот только твой муженек не от заботы о семье все это провернул, а чтобы не расплачиваться по кредиту! Но лейтенант ей поверил. Теперь Хэдли кинется брать след вымышленной банды, и толку от него больше не будет.
    - И где ваш муж прятал деньги?
    - В вентиляционной трубе, в подвале. Я покажу! – она проворно поднялась. Потом остановилась, обернулась к лейтенанту, заглядывая ему в глаза:
    - А деньги? Деньги я могу оставить себе?
    Вот он – сакраментальный вопрос! Конечно, крошка! Возьми на тумбочке, только верни бумажник.

    Итак, миссис Смит пролила свет на эту историю. Билл Смит тщательно подготовил аферу, надеясь улизнуть от возмездия. Предположим, его план сработал, гроб не открыли, и все дружно оплакивают его кончину. И тогда? На что он рассчитывал? Допустим, он даже еще не умер. Вместо себя убил другого человека, подкинув ему поддельные документы на имя Билла Смита. Жена уехала в неизвестном направлении. Тело опознала Карлин Уилсон, которая, без сомнения, в сговоре с ним. Подставного Билла Смита закопали. Для вымышленных бандитов, от которых он, якобы, скрывается, подходящая история. Для черта Бахореза, нетерпеливого кредитора, – фуфло!
И тогда я понял, что у этой пьесы имеется второй акт, где на сцене блистает обворожительная Карлин.
    Пора навестить красотку.

 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Михаил Акимов
 
29-07-2011
10:07
 
"Той жизни, где он встречается с Гарри Медисоном, чтобы вместе отправиться в увлекательное путешествие по притонам, той жизни, где он проигрывал тысячи долларов в казино и кидал щедрые чаевые официантке за симпатичный задик, той жизни, где по каким-то надобностям он встречался с Карлин Уилсон. " - не-а. тяжело. по-моему, на фиг повторы. Стилистического оправдания этому не вижу, а читается трудно.
"Вопросом своим она оборвала гладко катящуюся речь священника, и приковала все взоры к себе." - показалось, что это предложение по стилистике выпадает. - искусственное какое-то в отличие от остального текста. Если будешь оставлять, то хоть запятую убери: не ставится она здесь.
"предупредив не уезжать из города." - was это ist das? "предупредив, чтобы не уезжала из города"
"Не понимаю, что вы ищите!" - ищЕте
"Сумочка для женщины, когда она собирается уезжать, становится плотно утрамбованным кусочком дома." - класс!

Ну, хорошо, пока расслабухи или снижения качества не вижу. Молодец!


dаlilа
 
29-07-2011
13:37
 
Mersi, за список ошибок. Буду править.
Хочу обсудить повторы. Согласна, что предложение тяжелое. Но почему ты считаешь, что повторы здесь неуместны? У Билла Смита две жизни, и я стараюсь их предельно развести, а без повтора, при гладкой фразе, внимание "съедет".
 
Шангин Сергей
 
08-08-2011
21:40
 
Пролетел за одно дыханье :)
 
 

Страница сгенерирована за   0,015  секунд