Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Ирина Хотина

 
 
 
Загадки евангелий. Глава 6.
 
 
 
  ГЛАВА 6. «В  ТЕ  ДНИ  ВЫШЛО  ОТ  КЕСАРЯ  АВГУСТА  ПОВЕЛЕНИЕ  СДЕЛАТЬ  ПЕРЕПИСЬ  ПО ВСЕЙ  ЗЕМЛЕ» (Лука 2:1).

Следующий эпизод в быстротечной цепи сюжетов, предваряющих рождение младенца, мы опять находим у Луки. Особую важность он представляет тем, что является одним из немногих, имеющих реальную привязку к историческим событиям того времени. Правда, нужно сразу оговориться, многие исследователи считают вставленное в текст историческое указание Луки на перепись всего лишь литературным приемом, которым автор владел неплохо.
Итак, читаем: "В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова,  записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна" (Лука 2:1-5).
На первый доверчивый взгляд все представляется правильным. А как может быть иначе, если нам  точно указывают, о какой переписи идет речь? Первой в правление Квириния Сириею. Хорошо бы уточнить, когда проводилась вторая?
Теперь давайте подойдем к рассмотрению этого события даже не с исторической, а с житейской точки зрения.  Вы когда-нибудь учувствовали в процедуре переписи? Уверена, да. Вспомните, как она проходила. К вам по месту проживания, прописки, приходили переписчики и задавали множество вопросов анкетного характера, а также относительно вашего социального положения. В те  времена это мероприятие проходило приблизительно также, вопросов разве что задавали меньше, и касались они в основном владения имуществом. В этом состоит суть переписи.
Спрашивается, зачем галилейскому плотнику срываться с родных мест, где у него должны быть собственный дом, мастерская, и нестись в другую провинцию, в другой город, в котором, как потом выяснится, даже негде остановиться, да еще тащить с собой жену на последних сроках беременности? Лука уверяет, что следовало регистрироваться в родном городе мужа. «Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова» (Лука 2: 4). Но соответствуют ли его уверения действительности?
Вифлеем, а точнее Бейт-Лехем, в самом деле, родной город царя Давида, но сомнительную принадлежность Иосифа дому Давида опровергают те факты, что  потомки царя Давида должны были быть людьми знатными и богатыми, и к тому же, в силу предсказанного мессианского предназначения все  были  наперечет. Малосостоятельный, незнатный  плотник Иосиф среди них не значился.
Поэтому давайте вернемся к переписи и уточним, для чего она проводилась?
Вот что сообщает об этом историческом событии Иосиф Флавий в «Иудейских древностях»: «Область, некогда подчиненная Архелаю, была включена в состав Сирии. Император же послал туда бывшего консула, Квириния, чтобы сделать перепись в Сирии и продать дом Архелая». И далее: «Сенатор Квириний… явился в Сирию, куда его посылал император для того, чтобы творить суд и оценить все имущество населения… Затем в Иудею, которая тем временем вошла в состав Сирии, прибыл и Квириний, желая совершить общую перепись и конфисковать имущество Архелая».
Кто такой Архелай, и что он натворил? Почему его собственность конфискуется и по сему поводу  проводится перепись в Иудее? Речь идет о главном наследнике царя Ирода, Архелае, в пользу которого по решению римского кесаря отошла Иудея, Идумея и Самария.
В дальнейшем ходе нашего исследования станет понятно, насколько важен этот исторический период в реконструкции биографии Иисуса и выстраивании версии о его реальном отце. Дело в том, что переписью, необходимой римлянам для конфискации имущества Архелая, закончилось его десятилетнее правление. А началось оно после решения римского императора спорного вопроса о наследстве Ирода в его пользу, для чего Архелай и его родственники-претенденты  отправились в Рим.  Тем временем в разных провинциях Иудеи начались беспорядки, перешедшие, в конечном счете, в восстания. В еврейской истории это смутное время получило название «война Вара», по имени римского наместника в Сирии, жестоко расправившегося с повстанцами. В Иудее мятежников возглавил пастух по имени Афронг и четверо его братьев, в Заиорданье толпы восставших повел за собой бывший раб Ирода Симон, а в Галилее – Иуда из Гамлы, прозванный Галилеянином. За неимением единого военного руководства и четкой политической программы восставшие были разбиты значительно превосходящими силами Вара.
Возведенный римлянами на трон Архелай, как и его отец Ирод Великий, не снискал любви своих подданных: не ввел ожидаемых от него народом реформ, не сделал послабления в податях для облегчения их тяжести, не отменил налоги на предметы первой необходимости, не освободил политических узников, не стал, наконец, радетелем Торы. Наоборот, наследник продолжил политику Ирода, делавшую иудейский Закон номинальным правом, в частности, назначал и смещал первосвященников по своему усмотрению, низведя эту священную должность до предмета постыдного торга.
Уверенный в своей безнаказанности, гарантированной защитой римского кесаря, Архелай десять лет своего правления творил беззакония. Но всему приходит конец, и в 6 году н. э. император Август внял неоднократным жалобам и просьбам евреев и самаритян,  отстранив Архелая от власти. Прямой потомок Ирода был выслан в Галлию, а его владения  превращены в провинцию Сирии. Римским наместником Сирии в то время был Квириний, решивший произвести перепись населения влившейся в его владения  провинции, а «не всей земли» как утверждает Лука. Остальные провинции остались в собственности других сыновей Ирода, тетрархов, и там перепись не проводилась. Да и назвать ее «первой» не совсем корректно, так как ни в одном историческом документе того времени нет упоминаний о какой-либо повторной  переписи.

Возвращаясь к тексту Луки, отметим, что к 6-му году н. э., то есть к моменту переписи -- главному историческому ориентиру, к которому евангелист привязал рождение Иисуса, Ирода не было в живых. Он умер за десять лет до этого события, в 4 году до нашей эры. И это реальный факт, с которым не поспоришь.
Следует сказать, что евреи еще со времени переписи, проведенной царем Давидом, отрицательно относились ко всякому  пересчету их по головам. Давид строил империю, имел армию и двор, на содержание которых требовались деньги. Проводимая им перепись преследовала, прежде всего, фискальные цели, поэтому была расценена народом, как наказание:  "Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду" (2Царств 24:1). Наказание проявилось в виде эпидемии: "И послал Господь язву на Израильтян от утра до назначенного времени; и умерло из народа, от Дана до Вирсавии, семьдесят тысяч человек" (2Царств 24:15).
Римлян также, как и Давида, интересовали вовсе не демографические показатели населения Иудеи, как это может показаться со слов Луки, мол, «пошли все записываться, каждый в свой город», а конкретное материальное положение каждого, с целью увеличения сбора налогов. Поэтому гражданам предписывалось сидеть по домам и ждать римских чиновников. Отсюда следует, что в эти дни не должно было быть  никакого «великого переселения» израильского народа, из-за чего в постоялых дворах Вифлеема не нашлось места семье праведного Иосифа. Более того, уход с места проживания означал прямое неподчинение властям. Поэтому вопрос – с чего бы это вдруг ничем не примечательному  плотнику бежать из Галилеи, да еще с женой, которая должна вот-вот родить – приобретает все большее и большее значение. Чего он, бедняга, так испугался?
И тут опять без Иосифа Флавия не обойтись. «Хотя иудеи при первых слухах о переписи с самого начала были возмущены этим, но, в конце концов, оставили всякую мысль о сопротивлении, благодаря увещаниям первосвященника... Уступая его увещаниям, они, наконец, беспрепятственно допустили расценку своего имущества. Однако некий галилеянин Иуда, происходивший из города Гамалы, вместе с фарисеем Саддуком стал побуждать народ к оказанию сопротивления, говоря, что допущение переписи поведет лишь к рабству. Они побуждали народ отстаивать свою свободу».
Вот где следует искать мотивы странного поведения Марии и Иосифа. Оказывается, перепись явилась причиной волнений в Галилее. Нет, даже не волнений, а полномасштабного восстания. По словам Иосифа Флавия, Иуда и Саддук подняли народ, убеждая, что «их не может постигнуть неудача, потому что налицо самые благоприятные условия; даже если народ ошибется в своих расчетах, он создаст себе вечный почет и славу своим великодушным порывом; Предвечный лишь в том случае окажет иудеям поддержку, если они приведут в исполнение свои намерения… Народ с восторгом внимал этим речам, и таким образом предприятие получило еще более рискованный характер».
Еще бы, «рискованный характер»! А какой может быть характер у восстания, обреченного на подавление? Изложенный Лукой факт о внезапной переполненности домов и постоялых дворов Бейт-Лехема (Вифлеема), городке, лежащем недалеко от Иерусалима, свидетельствует, что спасающиеся от расправ галилейские мятежники бросились в столицу.
О судьбе предводителей ничего не известно. Иосиф Флавий обходит молчанием этот вопрос. Но вот Лука в «Деяниях апостолов», пересказывая речь фарисея Гамлиеля в Синедрионе в защиту апостолов Петра и Иакова, утверждает, что Иуда Галилеянин погиб. Правда, с его слов выходит, что случилось это  после событий со лжемессией Февдой, произошедших значительно позднее, в 47 году, то есть после казни Иисуса. «Явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались» (Деяния 5:36-37).
Но нет, напутал Лука. Восстание из-за переписи, в 6 году н. э., было настолько серьезным событием, что Иосиф Флавий вместе с упоминанием о нем дает развернутое описание политической жизни Иудеи того времени. Иуда Галилеянин не проходная фигура в израильской истории подобно Февде.  Дело в том, что во время восстания против переписи на пестрой политической арене Иудеи в полный голос заявила о себе новая политическая сила с ярко выраженной национально-освободительной окраской – зелоты, движение созданное Иудой Галилеянином.
В переводе с греческого слово «зелоты» означает «ревнители», нетрудно догадаться чего. Их идеология рассматривала всякую чужую власть, кроме власти Торы-Закона, как зло, с которым необходимо бороться всеми доступными средствами. По их понятиям, евреям вообще запрещено подчиняться смертному царю, так как их повелитель только сам Бог. Зелоты воспринимались простыми людьми, как освободители. Именно поэтому «народ с восторгом внимал этим речам».
Другое дело, какое отношение ко всем этим кровавым восстаниям, войнам, фанатикам-зелотам,  имеет плотник Иосиф? А может быть, совсем и не Иосиф, а Мария, оказавшаяся в самом центре событий по воле судьбы? Но судьба человека редко проявляет свою волю анонимно. Как правило, у нее есть конкретное имя, и разговор об этом, важный и подробный, мы поведем несколько позднее.

Сейчас же вернемся к рассказу Луки, сообщающему всем христианам следующие подробности о рождении необыкновенного младенца: «Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лука 2:6-7).
Эта пасторальная история с непременным хлевом, животными, стоящими в нем,  и младенцем в яслях вместо люльки, стала для всего христианского мира символом Рождества, и могла, наверное, произойти в любой стране, кроме … Иудеи.
И дело не только в указанной Лукой причине –  отсутствие мест в гостинице, а в еврейской психологии, воспитанной одной из главных заповедей Закона: «Возлюби ближнего своего, как себя самого», требующей впустить на ночлег другого еврея, невзирая на многочисленность собственной семьи. Что уж говорить о том случае, если путник не один, а с женой, нуждающейся в срочной помощи акушерки?
Ну, тут бабушка надвое сказала, засомневается скептически настроенный читатель, не принимая психологию за довод. Может впустить, а может, и нет. Не ночевать же под открытым небом. Тогда  история с хлевом выглядит вполне правдоподобно.
А вот и нет. Если бы хозяин одного дома отказал путникам под благовидным предлогом, реальный Иосиф стал бы стучаться в следующий, пока не нашел тот, куда бы их впустили. Потому что ни один верующий еврей, и тут снова приходится напоминать о праведности Иосифа, не может остановиться на ночлег в хлеву. Почему? Да потому что ему запрещено Торой жить, а уж тем более позволить жене рожать, в помещении, где нет мезузы. Хлев – нечистое помещение  и на его дверях не вешается мезуза. Сомнительно, чтобы праведный еврей Иосиф не знал об этих предписаниях Закона. Скорее всего, об этом ничего не ведал Лука.
Почему так важно наличие мезузы?
Мезуза – это пергамент с фрагментами Торы, где написаны первые два абзаца молитвы «Слушай, Исраэль!»  О чем они? О единстве Бога и установлении завета между Ним и еврейским народом. Считается, что присутствие мезузы у входа в дом освящает его и устанавливает над ним защиту Всевышнего.
Вчитайтесь в эти строки: «Слушай Исраэль! Господь – наш Бог! Господь один! Люби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоей и всем существом твоим. Да будут слова эти, которые я заповедаю тебе, в сердце твоем. И тверди их детям твоим, и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая. И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою меж глазами твоими. И напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих».
Поверьте, мезуза -- не простая формальность. Как показывает тысячелетний опыт, ошибки, допущенные писцом в тексте мезузы, а также дефекты, возникшие от времени или неблагоприятных условий, лишают дом такой защиты, и в нем начинают происходить несчастья. Современные израильтяне, зачастую мало связывающие себя исполнением сложных религиозных ритуалов, считают наличие мезузы на дверях своего дома обязательным условием проживания в нем и вешают их на дверных косяках всех комнат, кроме туалета, считающегося, как и хлев, описанный евангелистом, ритуально нечистым помещением.
Верующие евреи во все времена шли на огромные страдания и жертвы ради исполнения Закона. А уж в данном случае найти дом, освященный мезузой, не представляло большого труда, тем более что по версии Матфея младенец появился на свет в обычном доме. Но об этом позже.
Так что же, Лука выдумал эту жалостливую историю? Оказывается, да. И сделал это, опять же, из-за страстного желания подтвердить рождение Иисуса пророчествами, в данном случае словами пророка Аввакума. Но в отличие от Матфея, решил сделать это с фантазией. То есть не грубо поместить в текст цитату пророка, мол, спаситель Израиля явится «меж животных», а вплести предсказание в виде занимательного сюжета в свой  рассказ, сделав его запоминающимся. И вот уже в воображении верующих трогательная сцена рождения в хлеву и спеленатый младенец в яслях.
Ну, и что здесь такого уж надуманного, напрашивается естественный вопрос, если пророком предсказано появление Мессии среди животных? Ну, подумаешь, евангелист просто немного приукрасил свой рассказ.
Да в том то и дело, что Аввакум, а точнее Авакук,  говорил совсем другое, не имеющее к животным никакого отношения. Пророк, понятное дело, был евреем, и пророчества свои произносил на иврите, на нем же они и записаны. А вот Лука оригинального текста Писаний  не знал  и пользовался переводом, хуже того – двойным переводом, латинским вариантом Септуагинты. Ох, уж эти неграмотные переводы!
Христианская традиция относит Авакука к тем трем иудейским пророкам, якобы провозвестившим рождение Иисуса. Что же, давайте и на сей раз не будем воспринимать столь серьезное утверждение на веру,  а посмотрим, как звучит предсказание, записанное со слов самого пророка. Но, прежде всего, поинтересуемся, в  какую эпоху происходило общение пророка с Богом и что, собственно говоря, вещал Всевышний через выбранный Им на тот момент рупор?
А было это в то далекое время, приблизительно в 600-х годах до нашей эры, когда могучая Ассирийская империя, уничтожившая Северное царство – Израиль, и, поглотившая безвозвратно десять колен израилевых, наконец-то,  стала ослабевать, что вызвало в оставшейся на исторической сцене Иудее небывалый духовный подъем. И вот тут пророк Авакук предсказал, что радоваться рано -- на смену ассирийскому господству придет еще более жестокое халдейское, или вавилонское, которое станет Божественным возмездием для иудейского народа.
Возмездием?! За что? За поклонение идолам.
Сообразно представлениям иудаизма, ликвидация ассирийцами Израильского царства произошла из-за отступничества населявших его жителей от веры в Яхве. Иудейское же царство сохранилось только благодаря чуду, посланному Яхве. Ассирийское войско, подошедшее к стенам Иерусалима, в одну ночь было уничтожено какой-то болезнью. По всей видимости, как предполагает Геродот, Иерусалим спасла эпидемия тифа, поразившая целое войско.
Однако через полвека после чудесного спасения в Иудее стало процветать языческое поклонение идолам. Этому способствовало увеличение числа смешанных браков с самаритянами. Так стали называться племена, которыми ассирийская администрация заселила земли Израильского царства. Более того, то ли по требованию ассирийцев, то ли по личной инициативе один за другим иудейские цари стали предаваться язычеству настолько, что ввели в Храме обрядности ассирийских, арамейских и финикийских культов. Больше того, царь Менаше возобновил древний варварский обычай приношения детей в жертву ханаанскому божеству Молоху (Вторая книга Царств, гл. 21). В этом отступничестве царей поддерживала придворная знать, желающая приобщиться к культуре поработителей. А малоимущие евреи стали искать ответы у языческих богов на свои животрепещущие вопросы -- почему богатые с каждым годом все сильнее угнетают бедных, почему одни евреи ненавидят других?
Но языческие боги молчали. А Яхве через своего пророка известил, что за отступничество от Него, от Его Закона и установление суда неправедного, поднимет он халдеев, «народ жестокий и необузданный, который ходит по широтам земли, чтобы завладеть не принадлежащими ему селениями… Быстрее барсов кони его и прытче вечерних волков. Скачет в разные стороны конница его; издалека приходят всадники его… Весь он идет для грабежа; устремив лице свое вперед, он забирает пленников, как песок. И над царями он издевается, и князья служат ему посмешищем; над всякой крепостью он смеется...» (Аввакум 1:6-10).
И взмолился пророк Господу: «Чистым очам Твоим не свойственно глядеть на злодеяния, и смотреть на притеснения… Для чего же Ты смотришь на злодеев и безмолвствуешь, когда нечестивец поглощает того, кто праведнее его?» (Аввакум 1:13).
Пророк получил ответ: «И отвечал мне Бог и сказал: запиши видение и начертай ясно на скрижалях, чтобы читающий легко мог прочитать... И хотя бы и замедлило, жди его; ибо непременно сбудется, не отменится... Праведный своею верою жив будет» (Аввакум 2:2-3).
И пообещал Яхве, что тот, кто грабил другие народы, будет сам ограблен, что ожидает «горе строящему город на крови и созидающему крепости неправдою». «Ибо земля наполнится познанием славы Господа, как воды наполняют море» (Аввакум 2:14).
И, наконец, пророк записывает молитву для пения: «Господи! услышал я слух Твой и убоялся. Господи! соверши дело Твое среди лет, среди лет яви его; во гневе вспомни о милости» (Аввакум 3:2).
Вот этими самыми словами молитвы пророка Авакука и воспользовался Лука.
Нет, нет, вы правильно не увидели здесь ни какого упоминания о животных. Просьба пророка «соверши дело Твое среди лет, среди лет яви его» относится к деяниям Яхве меж эпох двух империй – врагов Иудеи. Собственно говоря, переводчики Септуагинты так и перевели этот текст на греческий: «соверши дело Твое среди эпох…»
Но беда  в том, что по-древнегречески слова «эпоха» и «животное» в родительном падеже множественного числа имеют одинаковую форму. В латинском же  переводе  Септуагинты, которым воспользовался Лука, был выбран вариант «животного». Почему? Может быть, по ошибке, по невежеству. Но скорее всего, переводчики на латынь руководствовались стремлением конкретизировать слова пророка. Если не знать еврейской истории, невозможно понять о каких эпохах идет речь. Да и вообще туманно - вчера, сегодня, завтра? А тут все конкретно – «меж животных». У Луки оказалось очень богатое воображение: к животным он добавил ясли и хлев, меж которыми родился мессия.

Мой совет, когда будете слушать молитву Авакука, включенную в литургию всех христианских церквей, или смотреть театрализованное рождественское действо, задумайтесь, мог ли на самом деле «сын божий» появиться в хлеву – в энергетически грязном помещении? В наши дни, вооружившись современными знаниями, мы можем с уверенностью сказать, что те или иные представления древних людей о ритуальной, читай энергетической, чистоте возникли не на пустом месте. Например, специалист по биолокации однозначно скажет, что самыми неблагоприятными зонами в доме, с точки зрения скопления в них отрицательной энергии, являются туалеты и ванные комнаты. К этой категории может добавить и хлев, примыкающий к дому. Вряд ли такое помещение могло стать местом рождения мессии.


 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,029  секунд