Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

dаlilа

 
 
 
Цветы времени
 
 
 
 
    Покрутившись по городу, рябой Мартин вернулся в «Бродячего кота», где нанимал у хозяина каморку под самой крышей. Он не стал подниматься наверх, а огляделся. Посреди зала за столами сидела компания богатых бездельников и пила за здоровье красавиц. В одном углу начали собираться подмастерья пропустить стаканчик перед сном; в другом - скучно ужинали проезжие купцы, озабоченно поглядывая в сторону шумной молодежи. Мартин усмехнулся и выбрал стол в самом темном углу, но так, чтобы слышать, о чем говорят молодые повесы.   Некоторых из них он узнал. Громко смеялся своим шуткам Рудольф, племянник маркграфа, и другой его племянник и возможный наследник, Конрад был сегодня необычайно весел. С ними несколько молодых господ, известных забияк. Мартин присел к ним поближе с умыслом. Перепившие рыцари часто рассказывали интересные истории. Если это был просто забавный анекдот, он передавался Отло, но из подслушанной застольной беседы случалось неплохо поживиться. Однажды именно так он узнал, когда отправляется купец, что вез с собой набитый кошелек и несколько камушков, на которые Мартин неплохо пожил почти год.
Потягивая пиво, Мартин не отрывал взгляд от стола. Со стороны он выглядел как человек, погруженный в свои размышления. Но сегодня не повезло. Молодые люди хвастались любовными похождениями. На этом не разбогатеешь. Мартин зевнул и крикнул некрасивой девице, дочке хозяина, чтобы принесла еще пива.
    Стемнело. Колокола на соборе пробили «час подмастерий», и в таверну ввалился толстый Йозеф. Он остановился, вертя круглой головой, высматривая приятеля. Опустив свое рыхлое тело на лавку напротив Мартина, Йозеф сцапал кружку и жадно выплеснул в себя остатки пива. Мартин крикнул служанке, чтобы она принесла ужин на двоих и еще пива.
    - Ну что? – поинтересовался Мартин, презрительно наблюдая, как толстый Йозеф тяжело пыхтит и растирает озябшие руки.
    - Я ходил за ним полдня, - начал Йозеф, таким голосом, что      Мартин догадался – конец рассказа печален, - он петлял по городу, словно не знал, чем ему заняться. Ты был прав – это не монах.
    - И что же?
    - Я весь замерз, - заныл Йозеф, - я не ел целый день.
    - Что же монах? – повторил Мартин со спокойной холодностью палача.
    - Я потерял его, - со слезами в голосе произнес Йозеф. – Темнело. Он шел впереди и вдруг пропал, словно растворился в сумерках…
    Мартин хлопнул ладонью по столу.
    - Я так и знал! Что теперь мне говорить ему, ты, дурацкая башка?! Я обещал ему, что отыщем подмастерье. И что же? Я нахожу его в толпе, а ты теряешь его на пустой улице!
    - Ну, улица была не совсем не пустая, прохожие встречались, - возразил Йозеф.
    - А где это случилось?
    Их разговор прервала служанка. Она принесла тушеные бобы с мясом, поставила большое блюдо на середину, грохнула две кружки, выплеснувшие белую пивную пену на стол.
    - Да, - махнул Йозеф рукой, жадно вдыхая сладкий аромат горячей еды, - совсем рядом. Я потерял его на улице Решетников.
    - Это же углом, - задумчиво сказал Мартин. – Здесь много таверн. Можно обойти их все. И еще соседние дома.

    К ночи на улице похолодало. Подул северный ветер. Приближалось полнолуние, но сегодня луну, закрывали косматые тучи, сыплющие на землю колючий снег. Мартин вышел из таверны и, не спеша, направился вдоль пустынной улицы – непогода разогнала гуляк по домам. Он уже миновал узкий переулок, куда выходили двери погреба таверны, как вдруг услышал шепот. Мартин замер, потом подкрался поближе, слившись с тенями.
    - Маба, Маба! Ну, где же эта дурища! – сердито ворчал человек. –Я замерз совсем! Маба, Маба, открывай же!
    Открылась дверь погреба, и человека осветила свеча.
    Мартин оскалился, узнав крупную фигуру подмастерья в монашеской рясе. Сегодня счастливый день, дважды счастливый!
    Мартин дождался, пока дверь за подмастерьем закроется, и приложил ухо.
    - Ну, где тебя черти носят?! – выговаривал немой служанке Якоб. – Я столько времени проторчал на морозе. Ну-ка, плесни мне вина!
    Мартин снова оскалился.

    Мартин добрался до кладбища и пошел вдоль ряда могил. Сегодня здесь было пустынно. Люди не любили посещать это место накануне полнолуния. Кто-то завыл в темноте, то ли голодный вурдалак, то ли бродячая собака – до этого Мартину не было ни какого дела, он спокойно продолжал свой путь. Без помех добрался до нужного склепа, отворил недовольно взвизгнувшую решетку, и вошел внутрь. В нише нащупал смоляной факел и кресало, высек искру. Вспыхнувшее пламя осветило древний ряд гробов с гербами и изречениями на каменных плитах. Мартин вставил факел в скобу, и сел на пол.
    За стенами бессильно завывал ветер. В склепе сладковато пахло тлением и вечной сыростью. Впрочем, Мартин не был привередлив. Он задремал. Несколько раз его дремоту нарушал вой, раздававшийся где-то поблизости. Вдруг по склепу пронесся тягостный вздох. Пол под ногами дрогнул. Тяжелый каменный гроб медленно отъехал в сторону, открывая чернильный лаз, и из него выбралась кособокая фигура шута. Отло появился без факела или фонаря. Мартин не раз думал, как тот находит верный путь в кромешной тьме подземных ходов, выложенных костями мертвых. Десятки лет горожане хоронили покойников на маленьком клочке земли, и кости из старых могил переносили в катакомбы, сваливая без разбора в кучи, надеясь, что в День Воскресения добрые люди сами отыщут свои косточки.
     Мартин вскочил на ноги и торопливо поклонился шуту.
     - Какие новости ты принес? – спросил Отло, не отвечая на поклон.
     - Я нашел его, - торопливо сказал Мартин. С другим бы он поиграл, сначала рассказал, как заметил на Соборной площади странного монаха, потом, как бестолковый Йозеф потерял его, и только под конец обрадовал бы хорошей новостью. Но с шутом играть не стоило – Мартин усвоил это твердо. – Он переодет монахом и прячется в погребе «Бродячего кота».
     - Как? – насмешливо спросил шут. – Все это время он был прямо у вас под носом?
     Мартин промолчал.
     - Ты оставил кого-нибудь присматривать за ним?
     - Нет. Я поспешил к тебе.
     - Как? –  И его вопрос упал, подобный гробовой плите.
     - Он не выйдет до утра, я уверен, - торопливо произнес Мартин.
     - Он надул тебя, когда дело казалось верным, - возразил ему шут. – Смотри же! Тебе известно, что будет с тобой, если и на этот раз ты упустишь его.
     - Нет, не упущу. Он пробудет там до утра.
     Уродец замолчал, задумавшись. Мартин стоял, не шелохнувшись. Ему не терпелось окончить разговор, но он не смел и жестом выдать свое нетерпение.
     - Медлить нельзя, - решил Отло. – Утром этот ловкач может опять оставить тебя с носом, но сейчас нам никто не помешает. Идем!
Хромой шут двигался вперед так быстро, что Мартину приходилось бежать, чтобы не отстать от него, и он бежал, как верный пес за хозяином. Мартину казалось, что они едва вышли за кладбищенские ворота, но вдруг очутились перед таверной.
     - Я не буду входить, - распорядился уродец, - а ты позови этого толстого дурня. Для вас обоих есть работа.
     Мартин оглядел зал таверны. Толстого Йозефа в зале не было.  Молодые господа, те, кто смог уйти на своих ногах уже разбрелись, а те, кто не смог храпели на столе или под ним. Подмастерья тоже ушли, как и заезжие купцы. Зато сверху, с чердака, спустили те, кто не показывается городу днем. Они играли в кости, и приветствовали Мартина как своего. Тот отмахнулся от зазывных предложений и бегом влетел в каморку под крышей. Как он и думал, толстый Йозеф храпел на его постели. Мартин с размаху врезал ему по уху.
    - Вставай, боров, просыпайся! Он ждет внизу! Живей!
    - Ох! Чего?! Куда?! – Йозеф сел на постели хлопал очумевшими со сна и неласкового пробуждения глазами.
    - Ишь, развалился! Вчера только из тюфяка всех блох вытряхнули, а от тебя опять наскачут! Вставай, тебе говорят! И беги за мной, если не хочешь попасть в ад еще при жизни!
    - Охо-хо! – вздохнул Йозеф и поднял свое грузное тело с постели.
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,017  секунд