Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Ирина Хотина

 
 
 
Загадки евангелий. Глава 9. Часть 1.
 
 
 
  Мы только что отметили, насколько Матфей хорошо разбирался в реальном историческом моменте своего времени, тонко выстраивая на известных ему нюансах иудейской действительности свой рассказ, что должно было способствовать большему доверию читателей к его сочинению. Всеми возможными способами он доказывал евреям мессианскую сущность Иисуса. А потому, для усиления эффекта, некоторые цитаты из Танаха  вложил в уста главных носителей иудаизма -- первосвященника и фарисеев-масоретов, именуемых в новозаветной литературе книжниками.
В ответ на вопрос Ирода, «где должно родиться Христу?», те отвечали царю: «в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: и ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля» (Матфей 2:5-6).
В чем суть этого предсказания, сделанного пророком Михеем в середине 8-го века до нашей эры?  И почему так важно оно для признания Иисуса мессией, что потребовало выдумки сложного композиционного эпизода?
Но прежде, как всегда, уточним, что же на самом деле сказано у пророка.  «И ты, Вифлеем -- Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне тот, который должен быть владыкою в Израиле, и которого происхождение из начала, от дней вечных» (Михей 5:2).
Вне всяких сомнений, перед нами пророчество о появлении нового иудейского царя. И с этой точки зрения евангелист подобрал цитату безупречно, сделав  основной упор на  словах о месте его рождения – Вифлееме Иудейском, что является прямым указанием на его принадлежность к роду Давида.
И, правда, если вдуматься, какое другое место рождения мог назвать пророк, если со времен царя Давида все свои чаяния  в борьбе с бесконечными захватчиками и агрессивными соседями и надежды на долгожданный мир иудеи связывали только с его потомками? Все без исключения библейские пророки повторяли как заклинание о завете Бога с домом Давидовым вечном и нерушимом, как «смена дня и ночи».
Но ведь пророк мог и не назвать место рождения Мессии, если бы не предвидел его рождение. И его предсказание, как считают многие исследователи еврейской истории, полностью осуществилось. Правда, Иисус из Галилеи не имеет к нему никакого отношения.
Прежде чем мы продолжим наше исследование, еще раз внимательно вчитаемся в слова пророка и вариант Матфея. Оказывается, при всей схожести между ними можно выявить некоторое различие в характеристике места рождения будущего Мессии. Михей говорит, что, не смотря на малость Вифлеема, из него произойдет будущий великий царь, а евангелист считает Вифлеем ничуть не меньше других городов Иудеи. И тут интересно было бы понять, что означает название города, и почему пророк уточняет, что город этот иудейский?
До греков-евангелистов, исказивших до неузнаваемости все иудейские географические названия, город этот со дня своего основания назывался, и называется по сей день, Бейт-Лехем, что означает «хлебный дом» или «дом хлеба», иными словами склад зерна и вообще провизии, к коим причислялись масло и вино. Оказывается,  во многих уделах, принадлежащим разным коленам Израилевым, имелись такие склады, вокруг которых, как правило, образовывались небольшие поселения, о чем и говорит пророк, точно указывая, о каком Бейт-Лехеме идет речь.
Незнание исторических и географических названий в стране, где, по мнению христиан, родился сын божий, приводит их иногда к казусам. Так, немецкие паломники, прибывшие в Палестину в 19 веке, после посещения Назарета решили пойти в Вифлеем, спрашивая у местных жителей дорогу туда. Им показали. Придя в Вифлеем, а точнее в Бейт-Лехем, они отыскали пещеру, которая по их представлениям походила на хлев, где родился младенец, и построили над ней часовню. Все бы хорошо, но через какое-то время выяснилось, что это совсем не Иудейский Вифлеем, а Галилейский. Надо сказать, до сих пор там принимают паломников, настаивая на правильности своего варианта.

Но вернемся к пророку Михею. На иврите его имя звучит Миха, и он считается «малым» библейским пророком вследствие немногословности, особенно в сравнении со своим современником – великим пророком Исайей. Именно Миху считают основателем одной из величайших традиций – упрощения  иудаизма до его этической сути. Как же выразил ее пророк? «Вершить правосудие и любить милосердие, и скромно ходить пред Богом твоим» (Михей 6:8).
Остается еще раз напомнить, что Миха жил за 8 веков до Иисуса. Посмотрите, насколько глубок фундамент заложенного иудейскими пророками понимания Бога, как справедливого и милосердного, выразителем чего для остального языческого мира через много-много лет станет проповедник из Галилеи.
Миха, как и все без исключения пророки, от имени Бога укорял евреев за идолопоклонство, за творимые грехи, обман, вымогательства, и требовал справедливости от «глав и князей дома Иакова, в чьих руках власть и сила».
Без всяких церемоний от имени Яхве пророк обличал правителей своей страны: "Вы... едите плоть народа моего и сдираете с него кожу, а кости ломаете и дробите как бы в горшок, и плоть - как бы в котел (Михей 3:3). Он открыто бросал обвинения тем, кто  "желают полей и берут их силою, домов, - и отнимают их; обирают человека и его дом, мужа и его наследие" (Михей 2:2). Его возмущает, что "начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело" (Михей 7:3). Достается от него и лжепророкам, которые «вводят в заблуждение народ», «предвещают за деньги, а между тем опираются на Господа, говоря: "не среди ли нас Господь? не постигнет нас беда!» (Михей 3:5,11). И, наконец, приговор всему обществу: «Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми; все строят ковы, чтобы проливать кровь; каждый ставит брату своему сеть» (Михей 7:2).
Знакомая картина, не правда ли? Признаться, если бы я не знала, что все эти пылкие обличения произнесены в 8 веке до нашей эры, то подумала, что пророк имеет в виду сегодняшнюю Россию, где процветает произвол властей и чиновников, рейдерские захваты чужой собственности, коррупция, лживая пропаганда и черный пиар. При этом власти, продажная пресса и телевиденье  повторяют, как заклинание «у нас все хорошо».  Им вторят православные батюшки, озабоченные распространением своего влияния, и твердящие по всякому поводу: «С нами Господь». Народ же спивается и исходит ненавистью к тем, кто живет лучше. И не хватает только пророка, который бы сказал: «Нет, ребята, ошибаетесь. Нету с вами Бога. Там, где Бог, есть справедливость, милосердие  и счастье».
А вот Михей в свое тоже очень беспокойное время не побоялся передать слова Бога власть имущим, делающим беззаконие и поклоняющимся идолам, что ждет их жестокое наказание: потеря не только имущества, но и самой страны, которая иноплеменниками будет превращена в груду развалин. Что много мук придется вынести «дщерям Сиона», подобно рождающим новую жизнь. Ибо нельзя «угодить Господу тысячами овнов или несчетными потоками елея» (Михей 6:7).
Но какой выход предлагает пророк? «Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним, доколе Он не решит дела моего и не совершит суда надо мною; тогда Он выведет меня на свет, и я увижу правду Его» (Михей 7:9). Что значит «нести гнев Господень»?  Покорно следовать судьбе, бьющей то в зад, то в бок, а то и по голове? Не совсем. Прежде всего, перестать искать врагов, близких или дальних, внешних и внутренних, якобы виновных во всех несчастьях, а начать, наконец, вникать в суть того, что имеешь проблемы по заслугам своим собственным.
Но суд Бога – это не только наказание, это еще и награда, которую получает тот, кто встал на путь исправления своих грехов, ошибок. По мнению пророка, света, то есть счастья,  достоин тот, кто понял простую истину: нельзя делать зло, ибо оно не угодно Богу, а потому наказуемо.
Да уж, поистине, в какой еще религии люди, обличающие так смело правителей и дающие подобные рецепты выхода из социального и нравственного упадка общества, признавались пророками Бога?

Но сколько ни трать усилий на призывы к народу и элитам, возглавляющих его, к праведному образу жизни, самостоятельно они никогда не станут на путь самоочищения и нравственного развития. Для этого необходим лидер, способный повести за собой массы, и обладающий  для этого реальной властью. Властью, данной от Бога. Помазанник Божий на престол. Машиах.
Миха предсказывает появление такого помазанника еврейскому народу  тому, против кого направлены его обличения  -- царю Ахазу, тогдашнему правителю Иудеи. И тут большинство исследователей склоняются к единому мнению, предсказание пророка сбылось в полной мере. Иудея получила Мессию в лице последующего иудейского царя – сына Ахаза, Хизкияху, в русской транскрипции  Иезекии.
Начнем с того, Иезекия был прямым потомком царя Давида, тринадцатым по счету, и ему, в отличие от Иисуса, не нужно было доказывать свое родство  с  домом Давида. Тогда почему пророк, делая достаточно пространное предсказание, акцентирует внимание на месте рождения будущего Машиаха – Бейт-Лехеме Иудейском?
Дело в том, что в то очень неспокойное время существовала масса опасностей прерывания царской династии, ведущей начало от Давида. Самая первая - дворцовый переворот. Недолгая история соседнего с Иудеей северного царства Израиль  - это перечень нескончаемых дворцовых заговоров, окрашенных кровью убиенных царских особ, убийцы которых также не задерживались на Израильском престоле, становясь очередными жертвами новых заговорщиков.  Израильские цари в большинстве своем были язычниками, Яхве они не поклонялись. Конечно же, ни один из них не являлся потомком Давида. Более того, по ряду причин они испытывали к семени основателя еврейской государственности  – царям Иудеи – лютую ненависть.
Именно эти два аспекта – идолопоклонство и отсутствие законного перехода высшей власти –  по мнению иудейских пророков, явились причиной всех бед, которые, в конце концов, привели к уничтожению Израильского царства. В результате, пророки накрепко связали в сознании евреев будущее Иудеи, где власть переходила от отца к сыну, с продолжателями рода Давидова, видя в этом залог  будущего существования страны и народа, надежду на мир и процветание.
Это было тем более актуально, что небольшое Иудейское царство противостояло мощному ассирийскому агрессору, и коварным соседям, каждый новый поход которых мог стать для Иудеи последним. Ахаз вертелся, как флюгер на ветру, то вступая в антиассирийскую коалицию, то предавая своих партнеров. Его унизительный союз с Ассирией явился причиной появления мощной внутренней оппозиции, способной на любые активные действия, в том числе и заговор.  С другой стороны, бывшие союзники по антиассирийской коалиции, цари Сирии и Израиля, в отместку за предательство, начали против Иудеи весьма успешные военные действия. Поэтому в своем предсказании, называя родной город Давида, Миха ясно давал понять, что правление династии Давида не прервется.
Явление Машиаха, или на греческий манер Мессии, помазанника на Иудейский престол – это НАЦИОНАЛЬНАЯ идея еврейского народа, связанная с ожиданием в самые тяжелые времена мудрого справедливого царя. И Изекия оказался таким правителем, воплотившим в себе все необходимые требования. Его деятельность принесла евреям долгожданный мир, о котором предсказывал Миха. «И станет Он, и будет пасти в силе Господней… и они будут жить безопасно, ибо тогда Он будет великим до краев земли. И будет Он мир» (Михей 5:4-5).
И ведь все так и сбылось, как предсказал пророк! Иезекия оказался умнейшим политиком. Он правил около тридцати лет, из которых большую часть не вступал ни в какие союзы против Ассирии, оставаясь ее данником. Мир, который он поддерживал долгие годы, привел к бурному развитию страны и пополнению казны. «Оставаясь верным вассалом Ассирии, Хизкия постепенно превратил Иудею в самое сильное и богатое из всех государств, расположенных между Южной Сирией и Египтом. Сфера его влияния простиралась не только на южные области Эфраимских гор, но и на районы Негева, расположенные к югу от Иудеи и населенные полукочевыми народностями» (X. Тадмор и Р. Надель «Очерк истории еврейского народа»).
Но пророк говорил не просто о мире, который воцарится с приходом Мессии. Ведь Ахаз, отец Иезекии и прямой потомок Давида, тоже был послушным данником Ассирии, пытаясь всеми силами сохранить мир в своей стране. Правда, при этом он униженно пресмыкался перед сменяющими друг друга ассирийскими царями, задабривая их богатыми дарами. Но это полбеды. Хуже другое – Ахаз отошел от религии своих предков. Он отвернулся от культа Яхве  и стал идолопоклонником. Он ставил статуи Ваала и жертвенники этому хананейскому богу, «приносил жертвы и курения на высотах и на холмах и под всяким ветвистым деревом» (4-я Царств 16:4). Иосиф Флавий уточняет: «он был большим богоотступником и подражал царям израильским в нарушении божеских законо-предписаний; он воздвиг в Иерусалиме алтари, на которых приносил жертвы идолам» (Иудейские древности 9:12:1).
Религиозные взгляды царя – не его личное дело. Это государственная политика, которую проводят верноподданные вельможи. Масштабы, каких достигло в Иудее идолопоклонство, описывают пророки Исайя и Миха, объясняя им падение нравов среди знатных князей и простых граждан, и предрекая Иудее неисчислимые бедствия.
«От кого нечестие Иакова? не от Самарии ли?», спрашивал  устами Михи Яхве и обещал Израильскому царству страшную расплату: «За то сделаю Самарию грудою развалин в поле, местом для разведения винограда; низрину в долину камни ее и обнажу основания ее. Все истуканы ее будут разбиты и все любодейные дары ее сожжены будут огнем, и всех идолов ее предам разрушению» (Михей 1:5-6).
Нет, утверждает пророк, мир ценой идолопоклонства Иудеи не нужен, ибо ни к чему хорошему привести не может. Бог не шутит, предупреждая: «Буду я плакать и рыдать, буду ходить, как ограбленный и обнаженный, выть, как шакалы, и плакать, как страусы, потому что болезненно поражение ее (Самарии), дошло до Иуды, достигло даже до ворот народа моего, до Иерусалима» (Михей 1:8-9).
К сожалению, Ахаз не внял призывам и пророческим видениям Михи и Исайи.
А зря, потому что наказание последовало неукоснительно. В Иудею вторглись объединенные войска бывших друзей и союзников, соседних сирийского  и израильского царей, которые жаждали отомстить Ахазу за предательство. Они разгромили 120-тысячное  иудейское войско и опустошили поверженную страну.
Существует поговорка: «беда не приходит одна», или ее вариант: «пришла беда открывай ворота».  Смысл этих жизненных наблюдений достаточно прост: того, кто упорствует в своих заблуждениях, своей глупости, невежестве, гордыни, ожидают все новые и новые несчастья. Именно это  произошло с Ахазом, который не понял, что напавшие на него соседи – орудия в руках Яхве для наказания за отступничество, за зло, творимое во имя идолов. А раз не понял, не покаялся, не изменился, получи еще проблем.
В историческом разрезе это выглядело так: воспользовавшись тяжелым для Ахаза положением, на ослабленное Иудейское царство напали идумеи и филистимляне, мстя за свои прежние поражения и унижения. Им удалось захватить и отторгнуть несколько крупных иудейских городов.
«Так унизил Господь Иудею за Ахаза, царя Иудейского, потому что он развратил Иудею и тяжко грешил пред Господом» (2-я Паралипоменон 28:19).
Но и этот тяжкий урок не образумил Ахаза. Вместо того чтобы искать причину бедствий в своих собственных поступках и грехах, отказаться от отступничества перед Яхве, что требует определенной смелости и умственного напряжения, Ахаз поступил самым простым и примитивным способом – он, полный раболепия и унижения, обратился за помощью к Ассирии: «раб твой и сын твой я; приди и защити меня от руки царя Сирийского и от руки царя Израильского, восставших на меня» (4-я Царств 16:7).
За уничтожение Сирийского царства и покорение Израильского, Ахаз преподнес ассирийскому царю богатейшие дары из золота и серебра, для чего разорил иерусалимский Храм.
Под впечатлением силы и мощи ассирийцев, потомок Давида неистово предался поклонению их богам – солнцу и небесным светилам. У входа в Иерусалимский Храм по его приказу была сооружена колесница с конями бога Солнца. В самом Храме установлен жертвенник, точная копия дамасского, на котором Ахаз велел первосвященнику приносить жертвы языческим богам. Жертвенник Яхве был разрушен, царский ход в Храм закрыт, субботние службы отменены. «Он дошел до такого пренебрежительного и наглого отношения [к Господу Богу], что распорядился наконец совершенно запереть храм, запретил приносить Предвечному установленные жертвы и присвоил себе все жертвенные приношения» (Иосиф Флавий. Иудейские древности 9:12:3).
В итоге, полная разруха в стране, и, как бы сказал М.А.Булгаков, полная разруха в головах. И в это страшное своей непредсказуемостью и жестокостью время Миха  предвидит появление в Иудее великого царя, который  «будет пасти в силе Господней, в величии имени Господа Бога Своего» (Михей 5:4). Но  самое интересное, Мессия появится в той же Давидовой семье, правящий отпрыск которой поставил страну на край гибели и сыграл немалую роль в уничтожении соседнего Израильского царства. Вот что на самом деле означает указание пророка на родной город Давида.
Пророчество это тем более удивительно, что шансы Иезекии, всего лишь одного из сыновей Ахаза, попасть на иудейский престол  был не так уж велики. Ахаз, на беду своих детей, слишком сильно доверялся языческим богам, и «даже сына своего провел чрез огонь, подражая мерзостям народов, которых прогнал Господь от лица сынов Израилевых» (4-я Царств 16:3).
Иосиф Флавий расшифровывает эти строки Библии: «По хананейскому обычаю он (Ахаз) принес этим идолам в жертву даже своего собственного сына» (Иудейские древности 9:12:1).
Известно, что самый высоко стоящий в хананейской иерархии богов  Молох требовал особых жертв – людей. Имя Молох происходит от измененного ивритского слова «мелех», то есть «царь». Такая трансформация слова была произведена специально, так как авторы Библии избегали говорить об идолах, как о царях или владыках, и называли их «бошет», то есть «срам». Когда тексты стали снабжаться огласовочными знаками, то имени Мелех были даны знаки слова «бошет». Получился Молех, по-русски Молох.
И в самом деле, язычники-хананеи почитали Молоха царем природы, тепла и жизненного огня,  ассоциируя с солнцем. Изуверская сторона поклонения Молоху состояла в том, что его последователи требовали для своего главного бога не просто человеческих жертв, а жизни детей. Мрачность и кровожадность ритуала говорит о древности этого культа, когда люди верили, что  принесение в жертву самого для них дорогого произведет на бога наибольшее впечатление, и он скорее откликнется на просьбу.  Поэтому во времена самых страшных бедствий в жертву Молоху приносили детей.
Тут стоит вспомнить рассказ Библии, повествующий о событиях 18 века до н.э., когда Авраам, мало чем отличаясь от своих современников,  был готов принести в жертву своему Богу сына Ицхака, но в последний момент увидел запутавшегося в кустах неизвестно как попавшего туда ягненка. Будучи любящим отцом, и, как бы мы сказали сегодня, гуманистом, он расценил эту ситуацию, как проявление божественной милости. В дальнейшем последователи Яхве  придали этому эпизоду глубочайший смысл, требуя отказа от человеческих жертвоприношений от имени Яхве: «И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между Израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти: народ земли да побьет его камнями» (Левит 20:1-2).
Ахаз, наверняка, был тоже любящим отцом, но, не будучи последователем Яхве, так и не нашел приемлемого компромисса между отцовской любовью и преклонением перед богами. Сегодня мы точно не можем сказать, сколькими своими детьми пожертвовал Ахаз. Дело в том, что в исторических Хрониках, вошедших в Библию, имеется несколько отличная от текста Книги царств, приведенного выше, запись,  говорящая о множественном числе сыновей Ахаза, отданных им Молоху: «проводил сыновей своих через огонь, подражая мерзостям народов» (2-я Паралипоменон 28:3).
Конечно, такое разногласие в библейских текстах можно приписать   невнимательности автора Паралипоменона, но следует учесть ту немаловажную деталь, что слово Паралипоменон происходит от древнегреческого глагола «пропускать, упускать», а само название означает «о пропущенных вещах». Поэтому запись в Хрониках можно рассматривать, как уточнение.
Паралипоменон дополняет сведенья об Ахазе еще одной деталью: в сражении с Израильским царем Факеем, где Ахаз потерпел сокрушительное поражение, был убит еще один его сын: «Зихрий же, силач из Ефремлян, убил Маасею, сына царя» (2-я Паралипоменон 28:7).
И вот после 16 лет ужасающего и губительного правления Ахаза на трон вступает его сын Иезекия, можно сказать, чудом избежавший огня всесожжения на языческом жертвеннике или смертельного удара меча на поле брани.
Признаться, читая рассказы библейских летописей о деяниях этих двух иудейских царей, сложно понять, в чем причина столь резкой смены религиозных приоритетов нового царя? Почему с первых дней своего правления Иезекия безоговорочно доверился Яхве, круша идолов? «Он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей» (4-я Царств 18:4), говоря научным языком, провел грандиозную религиозную реформу, чем заложил один из самых мощных камней иудаизма. Может быть, в оправдание своего имени? Хизкиягу означает «Яхве – моя сила». Без сомнения, оно очень символично, но такая версия слишком поверхностна для объяснения.
Может быть, в детстве и юношеские годы на него большое влияние оказал Исайя, пророк Яхве? Известно, что Исайя принадлежал к иудейской аристократии и был близок ко двору Ахаза. В одном из исследований я наткнулась на предположение, что Исайя был духовным наставником Иезекии с юных лет. Но, если подумать, вряд ли язычник  Ахаз доверил бы воспитание сыновей своему критику и ярому монотеисту.
Мне кажется, ответ дает уже упомянутая строчка Паралипоменона, где говорится о гибели братьев Иезекии на языческих жертвенниках. Слишком много горя лично ему принесли ненасытные идолы, слишком много неоправданных жертв потребовали, не принеся взамен ничего, кроме разрухи и бедствий, стыда и унижения. Скорее всего, свое решение о служении Яхве, богу высокой нравственности, морали и справедливости, презирающему и отвергающему человеческие жертвы, Иезекия принял осознанно и, главное, искренне.

 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,034  секунд