Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Сергей Аксененко

 
 
 
Почему Сталин не поверил «Старшине»
 
 
 
  Невозможно сосчитать сколько раз писали со времён печально-известной перестройки и даже с хрущёвских времён о том, что И.В.Сталин не поверил разведке, предупреждающей, что Гитлер нападёт на СССР и из-за этого мол все беды начала войны.
Неоднократно издевались критики Сталина над текстом его резолюции на «Сообщении из Берлина», которое направил нарком государственной безопасности СССР В.Н.Меркулов.
Вот резолюция вождя наркому написанная рукой Сталина на препроводительной записке к сообщению. «Т-щу Меркулову. Может (скорее всего имелось ввиду «можете» – С.А.) послать ваш «источник» из штаба Герм. авиации к е… матери. Это не источник, а дезинформатор. И.Ст.».
Я согласен, что сказано слишком резко, как для официальной резолюции. На официальном документе стоило бы писать покорректнее. Хотя относится резолюция к тяжёлым предвоенным дням, когда было не до сантиментов. Датирована она 17 июня 1941 года. Приводя, написанный с горяча текст Сталина, перестройщики утверждали, что он не верил честным разведчикам и поэтому прозевал момент нападения Гитлера.
Разберём эти аргументы подробнее. Для начала приведём цитату из документа вызвавшего столь резкую реакцию. Называется он, как уже было сказано, «Сообщение из Берлина», вышел под грифом «совершенно секретно», датирован 16 июня 1941 года, направлен наркомом безопасности Всеволодом Николаевичем Меркуловым, заверен начальником Первого управления НКГБ СССР Павлом Михайловичем Фитиным. Сообщение можно разбить на две части, так как его составители опирались на два источника. Там так и сказано «источник, работающий в штабе германской авиации сообщает» после чего следуют пять пронумерованных абзацев обобщающих информацию полученную из этого источника. Потом идут три, почему-то не пронумерованных абзаца сообщения источника работающего в министерстве хозяйства Германии. Почему эти сообщения не снабжены цифрами 1, 2, 3, неизвестно, по-видимому составители документа считали первый источник важнее второго. Всё же первый связан с силовыми структурами. Однако Сталин в своей резолюции обрушился именно на первый источник, оставив без внимания второй, в чём был абсолютно прав.
Прежде, чем обосновать правоту Иосифа Виссарионовича, отвлекусь от цитирования «Сообщения из Берлина» и расскажу почему я, прочитав текст документа сразу же согласился со Сталиным, хотя до того, когда я слышал об этом не имея перед собой первоисточника, сам был обескуражен резкостью резолюции, которую фальсификаторы истории обычно цитировали в отрыве от документа к коему она прилагалась.
В 1989 году в СССР был возобновлён выпуск «Известий ЦК КПСС», издававшихся с 1919 по 1929 год. В этом ежемесячном журнале приводились многие засекреченные ранее материалы. В четвёртом выпуске 1990 года была дана подборка документов под общим названием «Накануне войны (1940-1941 гг. О подготовке Германии к нападению на СССР)». Причём материал готовила очень сёрьёзная на то время организация – Общий отдел ЦК КПСС. Документы взяты из архивов ЦК, КГБ и Министерства обороны. Здесь даны агентурные сообщения направляющиеся в ЦК ВКП(б) и СНК СССР. Приведено много первоисточников на 25 страницах убористого текста. Я перечитывал все подряд. На полях ставил пометки карандашом. Большинство документов были составлены профессионально. Нам людям знающим дальнейшее развитие событий это оценить гораздо легче, чем тем кто получал сообщения непосредственно. Всё же многие источники противоречили друг другу. Но некоторые просто удивляли своей наивной безграмотностью. Особенно много вопросительных знаков я поставил напротив сообщений агента под псевдонимом «Старшина». Документы приводились в хронологическом порядке, поэтому со «Старшиной» мне приходилось встречаться несколько раз во время чтения. В справке КГБ «Старшина» был охарактеризован, как немецкий антифашист, работающий в штабе ВВС. Тем удивительнее было читать следующие сообщения. Одно датировано первыми числами апреля и подготовлено всё тем же Первым управлением НКГБ СССР.
Вот выдержки из документа. «Объектами бомбардировки немецкой авиации по заявлению «Старшины» в первую очередь явятся электростанции, особенно Донецкого бассейна, моторостроительные, шарикоподшипниковые заводы и предприятия авиационной промышленности в Москве… «Старшина» уверяет в достоверности этих данных, которые он получил из документов, проходивших через его руки в его учреждении… «Старшина» получил сведения, что акция против Советского Союза совершенно определена и нападение последует в скором времени… Созданы две армейские группы, которые намечены для выступления против Советского Союза… Выступление весной немцы считают наиболее благоприятным временем, так как состояние советских аэродромов в это время затруднит действия русской авиации…».
А вот отрывки из другого сообщения от того же «Старшины» из Берлина. «По документам проходящим через руки источника, видно, что объектами главного удара первоначально должны явиться Мурманск, Мурманская железная дорога, Вильно, Белосток, Кишинёв и что германское командование будет стремиться путём обхода с севера из Восточной Пруссии и с Юга из Румынии создать «клещи», которые постепенно будут сжиматься в целях окружения Красной Армии, расположенной (наверное имелось ввиду частей Красной Армии расположенных, а дальше по тексту – С.А.) на границе генерал-губернаторства. Дополнительно в качестве объектов бомбардировок штабом авиации намечены также авиазаводы в Москве и её окрестностях, порты Балтийского моря и Беломорский канал». Информация получена 11 июня 1941 года, а уже 12 июня НКГБ СССР направил его в ЦК ВКП(б), СНК СССР и в НКВД СССР.
Нам, знающим, как всё было на самом деле нетрудно определить, что сообщения «Старшины» были ложными. Созданы были не две, а три армейские группы, выступление было не весной, а летом, совершенно неправильно названы направления главных ударов и пути обхода советских войск. Но винить «Старшину» в том, что он передал такую неправдивую информацию, нельзя. Любой мог бы ошибиться на его месте. Может он стал одной из жертв мер по дезинформации противника, которые активно проводила немецкая контрразведка. В вышеперечисленных сообщениях «Старшины» меня возмутила не эта, а другая часть его информации. Повторяю, возмутила ещё до того, как я прочёл резолюцию Сталина. Ещё по мере знакомства с документами у меня появлялись сомнения в адекватности источника и особенно тех, кто передавал на верх такой бред. Кто не стеснялся посылать в ЦК (сосредоточение высшей партийной власти) и СНК (правительство СССР) откровенную «лажу». Причём и ЦК и СНК на тот момент возглавлял уже один человек – И.В.Сталин. Неадекватные сообщения касались в основном авиации. И, самое удивительное, что «Старшина» работал именно в штабе германской авиации! В то время шла уже Вторая мировая война, немецкая авиация совершала массированные налёты на Лондон. Немцы каждый день теряли множество самолётов, но выиграть битву за Лондон не смогли.
Я сообщаю информацию известную на момент, когда «Старшина» слал свои сообщения, любому человеку, читающему военные сводки. Даже не специалисту. Если вы возьмёте географические карты того времени, без труда убедитесь, что Москва находится примерно в десять раз дальше чем Лондон от сосредоточения гитлеровских войск. От немецких аэродромов. Причём так далеко залетать в то время истребители практически не могли. То есть бомбардировщики летящие бомбить Москву в начале войны, когда немцы ещё не захватили территорию поблизости от советской столицы, вынуждены были бы идти без прикрытия. По сути без надежды не то, что вернуться назад, без надежды просто добраться к Москве. Они подвергались бы ударам, как с земли, зенитной артиллерией, так и с воздуха – истребительной авиацией. Как бывший зенитчик, знаю, что шансов у такого налёта почти не было. И дело не просто долететь. Главное попасть в цель, точно сбросить бомбу на нужный объект. Даже если предположить, что какой-нибудь везучий бомбардировщик оказался над огромным городом, сто к одному, что его бомбы попадут по случайным целям. То есть упадут на жилые дома или на вообще на пустырь. Поразят несколько мирных граждан и всё. То есть потери бомбящих, будут в сотни раз больше, чем у бомбимых. Ибо важные объекты имеют, помимо прочего свою собственную зенитную защиту. К тому же их надо ещё найти. В то время, под постоянным обстрелом, это было чрезвычайно трудно. Но и в этом, самом невероятно удачном для атакующих случае, бомбы разобьют несколько корпусов, повредят несколько станков, то есть вызовут потери, восстановить которые, в масштабе государства – пустяк. А вот те кто полетят бомбить заводы в глубоком тылу противника понесут гораздо большие потери. Потеряют дорогие самолёты и высококвалифицированных лётчиков. Только к концу войны США и Англия научились более менее эффективно бомбить объекты в глубоком тылу Германии, но самолёты тогда были совершеннее, чем вначале войны. И самое главное это произошло тогда, когда советские войска продвинулись достаточно далеко, чтобы бомбардировщики вылетев с запада Германии, пролетали её насквозь и приземлялись на советских аэродромах. В случае с Советским Союзом такое было в то время невозможно, ибо при сопоставимости населения с Германией, территория нашей страны была гораздо больше. Да и не принесли ковровые бомбардировки Англии и США какого либо серьёзного вреда германской оборонной мощи. Мирных граждан убили много – это правда, а военных и промышленных объектов повредили мало, да и те, что повредили, немцы сразу же после налётов восстанавливали. Ну ладно, Бог с ними с потенциальными потерями! Может Гитлер был так самоуверен, что решил бомбить Москву в первый день войны, чтобы иметь хоть какую-то моральную компенсацию за неудачные бомбардировки Лондона. Допустим добрались к Москве, преодолев все преграды, потеряв сотни самолётов и… всё это для того, чтобы разбомбить шарикоподшипниковый завод!!! Неужели в Советском Союзе не было заводов поближе к границе?
Москва – столица СССР. Столица централизованного государства. И если уж что и стоит бомбить в таком городе в первый день войны, то это правительственные учреждения. Если бы смогли (ни дай Бог, конечно!) разбомбить Кремль и убить Сталина, вреда Советскому Союзу нанесли бы гораздо больше, чем если бы разбомбили с десяток подшипниковых заводов. Задним числом мы знаем, что даже когда немцы стояли под Москвой, их авианалёты не принесли особого вреда нашей столице. Уж очень хорошей была московская противовоздушная оборона. И это несмотря на то, что лететь немцам далеко не надо было, да и истребители могли прикрывать бомбардировщики. Задним числом мы знаем также, что первый массированный авианалёт на Москву произошёл примерно через месяц после начала войны.
Вы скажите, что эти аргументы некорректны, ведь мы пишем о событиях, которые происходили уже после того, как «Старшина» посылал вышеупомянутые сообщения. Да – это правда. Но, повторюсь, уже был пример Лондона и сотруднику штаба немецкой авиации не стоило посылать дилетантские сообщения о бомбардировке подшипниковых заводов в Москве в начале войны. У самой границы было немало объектов разбомбить которые в начале войны было гораздо важнее. А уж потом, можно было бы и московскими подшипниками заняться. И это я не говорю уже о таком странном объекте бомбардировки, как Беломорский канал. Это что сам канал надо бомбить? Или шлюзы? А может быть баржи? В такие объекты как шлюзы и баржи сложно попасть. Для авиации того времени проблематично было уничтожить даже мост находящийся рядом, а не то, что отдалённые объекты Беломорканала. В дополнение к вышесказанному процитирую специалиста – генерал-лейтенанта Е.И.Малашенко, участника Великой Отечественной войны: "Немцам также не удалось сорвать мобилизацию - у них не было дальней авиации, поэтому они не могли нанести сильных ударов по нашему тылу".
А теперь я привожу то сообщение «Старшины» на которое Сталин отреагировал столь несдержанно.
«Источник, работающий в штабе германской авиации, сообщает:
1.Все военные приготовления Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время.
2.В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 6 июня воспринято весьма иронически. Подчёркивают, что это заявление никакого значения иметь не может.
3.Объектами налетов германской авиации в первую очередь являются: электростанция "Свирь-3", московские заводы, производящие отдельные части к самолетам (электрооборудование, шарикоподшипники, покрышки), а также авторемонтные мастерские.
4.В военных действиях на стороне Германии активное участие примет Венгрия. Часть германских самолетов, главным образом истребителей, находится уже на венгерских аэродромах.
5.Важные немецкие авиаремонтные мастерские расположены: в Кенигсберге, Гдыне, Грауденц, Бреславле, Мариенбурге. Авиамоторные мастерские Милича в Польше, в Варшаве – Очачи и особо важные в Хейлингенкейль.
Источник, работающий в Министерстве хозяйства Германии, сообщает, что произведено назначение начальников военно-хозяйственных управлений "будущих округов" оккупированной территории СССР, а именно: для Кавказа – назначен Амонн, один из руководящих работников национал-социалистической партии в Дюссельдорфе; для Киева – Бурант, бывший сотрудник министерства хозяйства…».
В этой цитате я специально вышел за пределы сообщения «Старшины», «источника работающего в штабе германской авиации» и начал цитировать сообщение его коллеги «Корсиканца», работающего в Министерстве хозяйства Германии, чтобы показать насколько сообщение последнего конкретнее, но и скучнее. Такие лишённые блеска разведданные обычно достовернее блестящих и ярких сообщений. Недаром этот «источник» Сталин не назвал дезинформатором в своей резолюции.
Добавлю, что в том сборнике документов откуда я перепечатываю эти первоисточники есть примечание, которое гласит, что когда «Старшина» писал о сообщении ТАСС от 6 июня, он скорей всего имел ввиду сообщение ТАСС, опубликованное в газете «Правда» 14 июня 1941 года. Уже одна эта неточность могла насторожить Сталина. Ну, а что касается налёта на шарикоподшипниковые заводы в Москве, мы уже обсудили эту тему. Хотя в этом сообщении «Старшина» переплюнул самого себя, когда назвал в качестве первоочередного объекта немецкой атаки… авторемонтные мастерские. Но дело не в этом. Дело в том, как козыряли руководители НКГБ, тем, что их источник работает именно в министерстве авиации. И самую вопиющую безграмотность этот агент проявляет именно в авиации! То, что не смогли понять руководители разведки, несомненно понял Сталин. Страна в это время строила новые самолёты. Авиацией Сталин, как руководитель государства занимался много лет, занимался досконально, поэтому он без труда определил, что источник в штабе германской авиации либо дилетант, либо дезинформатор.
От себя добавим, что он скорее был дилетантом. Под именем «Старшины» работал обер-лейтенант люфтваффе, немецкий агент советской разведки Харро Шульце-Бойзен, который был членом группы, названной гестапо "Красная капелла". В его биографии сказано, что он прошёл всего лишь краткосрочный курс учёбы на лётчика. А так, как был внучатым племянником и крестником гросс-адмирала Альфреда фон Тирпица, личного друга кайзера Вильгельма II и создателя доктрины германского военно-морского флота, то мог устроится в министерство по блату. Его биографы по сути признают, что так оно и было. Вот цитата из Википедии: «благодаря покровительству Геринга, Шульце принимают на службу в Министерство авиации без обычной проверки спецслужб на политическую благонадежность». С учётом тех сообщений, которые слал этот человек, добавим, что он избежал проверки не только на благонадёжность, но и на профпригодность. Хотя возможно его всё же разоблачила контрразведка и специально использовала для «слива» дезинформации. Причём изредка в его сообщениях попадалась и действительно ценная информация. Известно, что для того, чтобы противник не разгадал подвоха, дезинформацию всегда разбавляют правдивой информацией. С другой стороны «Старшина» мог вполне искренне передавать услышанное в центр, часть информации он понимал превратно, часть запоминал не так, а часть передавал правильно.
Агент «Старшина» всё же был раскрыт и погиб в берлинской тюрьме в конце 1942 года, тридцати трёх лет от роду. Он был нашим агентом, пытался помочь разведке и заслуживает уважения в этом качестве. Зато не заслуживают уважения те перестроечные и постперестроечные деятели, которые пишут, буквально следующее. «И.В.Сталин просто не смог оценить важность развединформации, которую добыл Шульце-Бойзен, суть которой - "Все военные приготовления Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время". Сталин же склонен был видеть в многочисленных и разноречивых сообщениях о скором нападении дезинформацию...».
О том, что военные приготовления Германии полностью закончены, Сталин получал информацию постоянно. Но это неконкретная информация. А вот конкретную дату нападения, разные источники называли по разному. Причём, когда названная дата проходила, называли новую. Даже в одной из вышеприведенных цитат, тот же «Старшина», называет временем нападения весну. Даже знаменитый Рихард Зорге, как утверждают кадровые разведчики, не назвал точной даты. И тоже назвал несколько дат. Одновременно Сталин знал, что Гитлер уже послал своего заместителя по партии Гесса в Англию, для того, чтобы заключить мир. И возможно, для того, чтобы совершить в перспективе совместное нападение на СССР. Ведь о захватнических планах на востоке Гитлер писал ещё в своей книге «Майн кампф». Нередко говорил он и о том, что англичане с немцами близки в расовом плане. Для нациста, это очень важное обстоятельство. С другой стороны Англия хотела спровоцировать столкновение СССР с Германией, чтобы облегчить себе тяготы войны. И, в третьих, для общественного мнения западных либеральных демократий было очень важно кто окажется агрессором. Дело в том, что о фашистских концлагерях тогда было почти не известно, массовое истребление евреев ещё не началось, вернее только-только начиналось. А о нашей стране, после того, как большевики выгнали из России прозападных белогвардейцев и их англо-франко-американских союзников, писали в западных СМИ много негатива. Особенно после столкновения СССР с Финляндией.
Кстати, сейчас либералы делают то же самое, когда ставят СССР на одну доску с фашистской Германией, а Сталина сравнивают с Гитлером. Так вот, от того, кто будет агрессором, а кто жертвой нападения, зависело во многом в чью сторону качнётся общественное мнение западных либеральных демократий. Повторим, именно в это время, Гитлер через Гесса, пытался договориться с ними. Поэтому для Сталина было стратегически важно, сделать так, чтобы наши военные, не поддались провокациям. Ибо совместный поход запада против нашей страны был тогда вполне реальным. Отсюда осторожность. Задним числом мы знаем, что она вылилась в определённые потери вначале войны, но мы не знаем, что случилось бы, если бы СССР выставили агрессором, если бы Гесс договорился с Англией. Не договорился то он чисто случайно. Время чуть-чуть не рассчитали. Дело в том, что Гесс вылетел в Англию 10 мая 1940 года и в этот же день, покладистого Чемберлена с которым можно было бы договориться, сменил Черчилль, ярый противник Гитлера. Гитлеру ничего, не оставалось делать, как объявить Гесса сумасшедшим. Однако в 1941 Сталин мог всё ещё опасаться совместного похода западных стран против СССР.
Неудивительно, что разгадывая запутанные политические комбинации, И.В.Сталин вспылил, получив очередное дилетантское послание «Старшины» о том, что «удар можно ожидать в любое время». Как вроде Сталин сам об этом не знает. А ведь разведка больших денег стоит. Даже самый бескорыстный разведчик дорого обходится. Для разведдеятельности нужны деньги. Хотя бы для съёма конспиративных квартир, для походов в бары и рестораны, где можно не привлекая лишнего внимания встретиться с «источником», для подкупа или спаивания нужных информаторов, для обеспечения доставки информации и т.д. и т.п. И когда Сталин увидел, что «Старшина» совершенно не разбирается в своём авиационном деле, зато склонен к глобальным рассуждениям на самом дилетантском уровне, он понял, что такой агент не нужен. А ведь разведчики, выходя на связь со «Старшиной» рисковали свободой, а то и жизнью. Как своей, так и его. И всё это ради совершенно бесполезной информации! Таким образом, этот «источник» подвергает агентов советской разведки напрасному риску, отнимает время и деньги. Отнимает у разведчиков, которые с ним связываются, отнимает и у Меркулова, для которого слова «штаб германской авиации» заслонили очевидную бесполезность агента. А может, наоборот – не заслонили. Может он и сам видел, что сообщения «Старшины» выеденного яйца не стоят, но посылали они с Фитиным эти сообщения самому Сталину, чтобы он похвалил их – вот мол какие молодцы Меркулов с Фитиным, сумели завербовать агента, не где-нибудь, а в штабе немецких ВВС! Понятно, что похвала Сталина стоила дорого – это и повышение по службе и лучшее финансирование наркомата и многие другие блага. Но если руководство НКГБ, считало Сталина профаном в разведке, считало его в этом деле глупее себя и посылало ему не заслуживающую внимания информацию, думая только о своей выгоде, то это уже должностное преступление. Так или иначе, Меркулов вскоре после начала войны был понижен в должности. Потом Сталин его снова повысил. Я думаю таким образом Иосиф Виссарионович, немного подучил Всеволода Николаевича премудростям разведки.
В заключение. Сталин был на протяжении многих лет главой крупного государства. Должность эту он получил не по наследству, как короли и шахи. Он получил её в тяжёлой борьбе, в борьбе с отнюдь не глупыми людьми, такими, как Троцкий, Каменев, Бухарин. Уже одно это говорит о том, что Сталин по определению не мог быть таким глупцом, как его показывали перестройщики в своих публикациях. То же касается и нынешних либеральных авторов. Даже если вы не уважаете Сталина, неужели сами не понимаете, сколь глупо выглядите, когда пишете, что Сталин не понимал, таких «глубокомысленных» заключений «Старшины», как то, что «удар можно ожидать в любое время». Все понимали, а Сталин не понимал! Неужели трудно осознать сколь нелепо такое утверждение? Историк должен знать, что истина не всегда лежит на поверхности. Иногда стоит копнуть глубже, чтобы понять её.

Сергей Аксёненко, автор книги "Зачем нужен Сталин"

 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,026  секунд