Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Ирина Хотина

 
 
 
Загадки евангелий. Глава 9. Часть 2.
 
 
 
  Согласно пророчествам, пришествие Машиаха должно быть предвосхищено многочисленными бедами и несчастиями еврейского народа, что поставит его на край существования. Но одного ожидания царя-освободителя, сколь бы неистовым оно ни было, мало, ведь наказание дано для того, чтобы люди в полной мере осознали свои прегрешения и раскаялись в содеянном. Видимо, последователям Яхве удалось переломить настроение в массах, донести до большинства степень ответственности каждого в страданиях и творимом беспределе. Правда, в Библии мы так и не прочитаем о признании Иезекии Машиахом. Как говорится, большое видится на расстоянии.
Только сегодня, анализируя деятельность этого человека, можно утверждать, что, отвечая всем условиям, установленным пророками на тот момент, Иезекия в достаточной мере выполнил предъявляемые Машиаху требования. Будучи прямым потомком Давида, он был царем Иудеи, в буквальном понимании этого слова, то есть законным помазанником на престол, как того требовали пророки.
Начнем с того, что Иезекия вернул еврейский народ в лоно монотеизма, проведя важную реформу. Проделанные им преобразования оказались намного глубже и значительнее по последствиям, чем простое уничтожение многочисленных идолов и оливковых рощ, посвященным языческим богам. Он ликвидировал распространенный в Иудее древний обычай жертвоприношений на возвышенностях, или  "высотах,  и сделал Храм в Иерусалиме единственным местом богослужения и приношения жертв, превратив его тем самым в духовный центр иудаизма.
Этому повышению статуса Храма и превращению его в главную святыню способствовало также очищение Храма от языческих идолов и статуй, многие из которых были установлены там еще при жизни Соломона. Как известно, Соломон отличался большой любвеобильностью. Его гарем насчитывал сотни жен и наложниц, которые из родных мест привозили изображения своих богов. Религиозная терпимость Соломона, основанная на непоколебимой уверенности в силе Яхве, позволяла давать приют в Храме многочисленным богам и божкам. В дальнейшем такая толерантность неоднократно превращалась потомками Соломона в стартовую площадку для приобщения к идолопоклонству с реальной возможностью поглощения еврейского монотеизма языческими культами.
Но Иезекия не остановился даже перед выносом из Храма медного змея, изображавшего бога Нехуштана еще со времен Моисея. И хотя действия Иезекии не стали окончательным препятствием на пути язычества, которое сделает еще одну попытку ослабить позиции Яхве в дни правления его сына, они явились примером для подражания его правнуку, царю Осии, при котором Тора приобрела государственный статус.
В связи с упоминанием Осии нельзя не упомянуть о Второзаконии, своде предписаний, дополняющих и разъясняющих десять заповедей Моисея, ставшем 5-й книгой Торы. История гласит, что при ремонте Храма, предпринятом Осией, в тайнике под полом был найден свиток, представляющий собой прощальную речь Моисея к сынам Израилевым накануне их перехода через Иордан и завоевания Ханаана. Второзаконие сыграло решающую роль в духовном и национальном формировании еврейского народа в вавилонском плену и по возвращении из него. Оно явилось той точкой невозврата, после чего евреи уже никогда не изменяли своему Богу, несмотря ни на какие тяготы и испытания. Второзаконие законодательно утвердило монотеизм на государственном уровне, что позволило евреям сохраниться как нации, не ассимилироваться, не раствориться среди других порабощенных народов подобно десяти израильским коленам, угнанным ассирийцами ранее, потому как по сути своей те были язычниками.
Основной мотив Второзакония – неразрывная связь евреев с  иерусалимским Храмом. Но понятно, что Моисей не мог законодательно утвердить то, чего в его бытность не существовало даже в самых смелых мечтах. Поэтому исследователи Библии, начиная с 19 века, с работ Мартина Де Ветте, считали, что духовным вдохновителем написания Второзакония являлся сам Осия. Но современный лингвистический и исторический анализ Библии позволяет сделать предположение, что основная часть Второзакония была написана при Иезекии, первом царе, введшем централизацию богослужения. Позднее, в дни царствования Менаше, сына Иезекии, который предпочитал язычество, рукопись, возможно,  была спрятана в тайнике, и затем очень кстати обнаружена при Осии.

Следующий важный аспект деятельности Мессии – установление мира на всей земле. Сегодня трудно определить, что подразумевали пророки Исайя и Михей в 8 веке до н. э. под словами «вся земля». Можно только предположить, что, будучи выдающимися политологами своего времени, они, прежде всего, имели в виду Ближневосточный регион, где бы политику определяли иудейские цари. «От Сиона выйдет закон, и слово Господне - из Иерусалима.  И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Исайя 2:3-4).
И в этом разделе деятельность Иезекии соответствовала пророчествам, правда, в тех пределах, какие позволяла объективная реальность. Как мы уже отмечали выше, благодаря его деятельности в Иудее на многие годы воцарился мир.
Есть еще одно важное требование к Мессии, о котором не любят говорить христианские богословы. Речь идет о войнах, завоевательных или освободительных, которые Мессия должен вести во имя народа Израиля. Поэтому людям, ожидающим второе пришествие Иисуса, стоит знать, что, если такое случится, он будет сражаться за свой народ.
Что касается Иезекии, то ему не потребовалось второго пришествия, чтобы сделать все возможное для расширения границ своего царства. Прежде всего, он «поразил филистимлян до Газы и в пределах ее, от сторожевой башни до укрепленного города» (4-я Царств 18:8). Затем стал тщательно готовить восстание против Ассирии, потому что жаждал получить политическую независимость. Он укреплял провинциальные города, строил хранилища для запасов зерна, вина и масла, реформировал армию, заготовлял оружие. Предусмотрел наличие в Иерусалиме воды на случай его осады, для чего был пробит тоннель в толще скалы, чтобы привести в город воду Гихона, расположенного на дне Кедронского ущелья за пределами городских стен. В те времена Гихон был единственным источником воды для Иерусалима, и к нему вели особые Водные ворота.
Если вам посчастливиться побывать в Иерусалиме летом, непременно пройдите тоннелем Хизкиягу по колено в прохладной чистейшей воде, чтобы восхититься рукотворным гидротехническим чудом и поразиться силе ума и духа людей того времени, прорубивших топорами многокилометровый тоннель сквозь каменную глыбу. В кромешной темноте, где только слабый луч карманного фонарика высвечивает влажные гранитные своды, то пропадающие на пятиметровой высоте, то пригибающие человека к самой поверхности воды, приходит ощущение грандиозности груза двадцати семи веков очень непростой истории.

Следующая обязанность Мессии – собрать всех сынов Израилевых в родной земле. Конечно же, пророки имели в виду десять израильских колен, угнанных в ассирийский плен. Тогда это событие было свежо в памяти и расценивалось иудеями, как величайшая трагедия, несмотря на то, что предшествовавшая ей двухвековая история – это драматический рассказ об антагонизме и братоубийственных войнах, которые вели два этнически близких государства вследствие глубокой взаимной неприязни. И хотя авторы Библии, отредактировавшие ее после вавилонского пленения, пытаются представить дело таким образом, что все еврейские колена сначала были в Египте, а потом оттуда все вместе вышли, из деталей библейских рассказов, подтвержденных современными археологическими находками, картина складывается совершенно иная.
В нашем исследовании уже подробно разбирался вопрос о численности евреев, вышедших с Моисеем из Египта, в результате чего  можно предположить, что их количество было не так велико. В пустыне к Моисею присоединились многочисленные кочевые семитские племена, которые он пытался объединить под знаменами единого Бога и повести на завоевание плодородного Ханаана. Ему самому задуманный план не удалось осуществить, но после его смерти, орды кочевников смели хананейскую цивилизацию и завоевали обещанную Богом, то есть обетованную землю.
Однако сами же рассказы Библии повествуют о том, что пропасть между северными и южными племенами была слишком велика, чтобы принять версию о первоначальном единстве евреев, которое затем было разрушено по непонятно каким причинам.
Некоторые исследователи Библии считают, что  северную часть страны заселили потомки тех древних евреев, которые или никогда не были в Египте, или вышли от туда значительно раньше под предводительством Иешуа бен Нуна (Иисуса Навина). Позднее они организовались в государство Израиль. Среди них не было большого числа сторонников Яхве, а их языческие традиции позволили легко  принять многочисленных хананейских богов. Зато южную часть страны, Иудею, заняли племена, вышедшие с Моисеем из Египта, а также присоединившиеся к нему в пустыне, среди которых яхвисты имели большое влияние.
Не подтверждают жреческого варианта хода исторических событий и археологические изыскания, которые ясно указывают, что легендарная осада Иерехона приемником Моисея Йешуа Бен-Нуном произошла, как минимум на сто лет ранее прихода Моисея на Синай. Скорее всего, правы те ученые, и среди них З. Косидовский, которые считают, что завоевание Ханаана шло постепенно, и часть северных племен освоились на новых землях намного раньше южных. Они не только не были в Египте, но и не знали, кто такой  Моисей. Эти племена поклонялись своим племенным богам, а затем хананейским, и слагали легенды о своем герое освободители и завоевателе – Йешуа Бен-Нуне. И только после вавилонского пленения Библия была отредактирована таким образом, что Иисус Навин превратился в продолжателя дела Моисея.
Такой взгляд на историю позволяет понять причину различий в религиозных воззрениях и антагонизма двух близких народов, которые все же перед угрозой уничтожения филистимлянами в 11 веке до н. э. предприняли попытку объединения, подчинившись единому царю. «Пусть царь будет над нами, и мы будем, как прочие народы; будет судить нас царь наш и ходить пред нами, и вести войны наши» (1Царств 8:19-20). Выбор пал на молодого человека по имени Саул из малочисленного колена Беньямина, который поначалу оправдывал возложенные на него надежды, одерживая громкие победы над филистимлянами, но окончил свое царствование сокрушительным поражением – в последней проигранной им битве  погибли трое его сыновей и он сам.
Снова еврейские племена попали в зависимость от филистимлян и вынуждены были платить огромную дань, не имея возможности оказать достойного сопротивления. И тут на исторической сцене появился Давид, опальный военноначальник Саула. Умный, смелый, если надо хитрый, прагматичный, чертовски удачливый воин, он превратился в дальновидного, мудрого правителя и дипломата, а затем могущественного завоевателя. Но сначала он утвердил  свою власть над Иудой – своим родным племенем, и только потом  путем сложных переговоров и чередой разумных поступков стал законным царем всего Израиля: «И пришли все старейшины Израиля к царю в Хеврон, и заключил с ними царь Давид завет в Хевроне пред Господом; и помазали Давида в царя над Израилем» (2Царст 5:3) .
Кульминацией политического, географического и религиозного объединения стало завоевание Давидом иевусейского города Иерусалима и его крепости Сион.  Убрав эту естественную преграду между территориями северных и южных племен, Давид сделал из бывшего иевусейского города столицу объединенного израильского царства, перенеся туда и Скинию завета. Сам объект ритуального поклонения Яхве принадлежал израильтянам, но местом его пребывания было иудейское селение Кфар-Иарим. По задумке Давида торжество по случаю переноса святыни в Иерусалим должно было стать началом духовного объединения всех сынов Израилевых под эгидой одного Бога.
К сожалению, союз долго не продержался. Проводимая Давидом централизация власти, нарушавшая традиционные межплеменные отношения, создание чиновничества, проведение переписи, очевидно, для уточнения размеров налогов, вызвали  сначала скрытое недовольство, а затем стали причиной восстания его сына Авшалома, которого поддержали старейшины всех племен, кроме его родного племени Иуды. После победы над восставшими Давид резко изменил свою политику, отдавая предпочтение соплеменникам в политическом и экономическом отношении, в первую очередь это касалось сбора налогов, от которых племя Иуды было освобождено.
Сменивший Давида Соломон еще больше увеличил налоговое бремя для остальных племен, так как этого требовало содержание пышного царского двора и  реализация многочисленных строительных проектов, в том числе знаменитого Иерусалимского Храма. В конечном счете, налоговая политика, которую северные племена считали несправедливой, сыграла решающую роль в распаде единого царства.
На самом деле, объединенного царства, которое Библия называет Израилем, и которым правили Давид и Соломон, никогда по-настоящему не существовало. Племена, заселявшие юг и север, никогда по-настоящему не объединялись. Израиль всегда ощущал себя более богатым, развитым и утонченным по сравнению с бедной провинциальной Иудеей. Израильтян возмущало и задевало, что ими правят иудейские цари, и Иудея живет за  их счет.
Не сумел сделать взаимовыгодным союз и приемник Соломона Рехавам. Ему не хватило ни авторитета, чтобы удержать северян, ни  должной для правителя мудрости и гибкости в решении наболевшего вопроса. В результате, он лишился управления северными племенами и стал царем только над Иудеей. И вот, вместо одного сильного государства, созданного усилиями Давида, появились два незначительных царства, близкие по культурным обычаям и языку, но весьма различные в экономическом, политическом и религиозном отношении. Но хуже другое, они стали вести друг с другом непрестанными распри и войны, наносящие обоюдный вред.
В конце концов, ситуация закончилась трагическим падением северного царства, что произошло в период царствования Иезекии, после чего отношение Иудеи к народу бывшего Израильского царства радикально изменилось. Уцелевшая Иудея посчитала себя естественной наследницей разгромленного соседа, проявляя стремление к привлечению остатков коренного населения Израиля, избежавшего участи изгнанников, с целью возрождения национального единства. А почему бы нет? Ведь в памяти сохранилось не такое уж далекое величие империи Давида.
Иезекия при первом же удобном случае, коим явилось возобновление праздника Песах после многолетнего закрытия Храма, разослал приглашения главам племен: «И послал Езекия по всей земле Израильской и Иудее, и письма писал к Ефрему и Манассии, чтобы пришли в дом Господень, в Иерусалим, для совершения пасхи Господу Богу Израилеву» (2-я Паралипоменон 30:1). Не все, однако, израильтяне поняли, какую участь им уготовили ассирийцы, и отказались от  союза с Иудеей: «И ходили гонцы из города в город по земле Ефремовой и Манассииной и до Завулоновой, но над ними смеялись и издевались»  (2-я Паралипоменон 30:10).
Зря смеялись, потому что очень скоро завоеватели заселили их земли людьми «из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Емафа, и из Сепарваима» (4-я Царств 17:24), с которыми они перемешались, и само название «израильтяне» или «сыны Израилевы» перестало применяться к ним. Библия будет называть их «самаритяне», на иврите «шомроним»,  по имени столицы бывшего Израильского царства – Шомрон.
Племена, пришедшие на эту землю, принесли собственных богов, которым ставили на высоких местах своих уделов  капища: «Вавилоняне сделали Суккот-Беноф, Кутийцы сделали Нергала, Емафяне сделали Ашиму, Аввийцы сделали Нивхаза и Тартака, а Сепарваимцы сожигали сыновей своих в огне Адрамелеху и Анамелеху, богам Сепарваимским» (4-я Царств 17:30-31). При этом, как и подобает язычникам, они без особых проблем восприняли и культ Яхве: «Народы сии чтили Господа, но и истуканам своим служили. Да и дети их и дети детей их до сего дня поступают так же, как поступали отцы их» (4-я Царств 17:41).
Более того, несколько позже самаритяне стали называть себя «шомрим», то есть «хранителями истины», тем самым претендуя на доступное только им истинное верование. Однако, с точки зрения иудаизма «истинная самаритянская религия» не что иное, как разновидность яхвистской ереси, которую иудеи никак не могли принять. А потому вражда между не ними не утихала и с новой силой вспыхнула после возвращения иудеев из вавилонского плена, когда лидеры Самарии пытались принять участие в строительстве второго  Иерусалимского Храма. Получив резкий отпор, «хранители истины» предприняли все усилия для запрета строительства и преуспели в этом.
Во времена римского правления самаритяне вели себя лояльно по отношению к завоевателям, хотя и их захлестнули идеи ожидания  скорого прихода Мессии. Мы будем об этом подробно говорить в комментариях к эпизоду встречи Иисуса с самаритянкой.


В нашем исследовании уже неоднократно подчеркивалось, что ожидаемый евреями Помазанник на иудейский престол – это живой, реальный человек, и, следовательно, как таковой он имеет право на ошибку. Вот и Иезекия не избежал серьезного промаха в своей деятельности, посчитав, что пришло время освободиться от  тяжести ассирийского владычества. Он был уверен, что для столь судьбоносного шага настал самый благоприятный момент: в 705 году до н. э. ассирийский царь Саргон II пал в очередном бою, и огромнейшая ассирийская империя полыхнула многочисленными восстаниями покоренных народов и провинций. На волне ожидания скорых перемен Иезекия вступил в антиассирийский союз с Египтом и стал готовиться к войне, хотя пророк Исайя предостерегал царя в ошибочности и опрометчивости подобного решения. Но ни царь, ни его приближенные ничего не хотели слушать и отмахивались от проповедей настырного пророка, как от назойливой мухи, мол, не младенцы, проживем своим умом, без видений и мрачных предсказаний.
Желанная свобода показалась столь близкой и столь реальной, что у иудейской знати, решившей осмыслить ее приход за пирами, закружились головы во всех смыслах, о чем с горечью констатировал пророк: «шатаются от вина и сбиваются с пути от сикеры; священник и пророк спотыкаются от крепких напитков; побеждены вином, обезумели от сикеры, в видении ошибаются, в суждении спотыкаются. Ибо все столы наполнены отвратительною блевотиною, нет чистого места» (Исайя 28:7-8).
От сумасбродного веселья пришлось отрезветь, когда взошедший на престол новый ассирийский царь Синахериб сумел за достаточно короткий период погасить все очаги волнений на западе своих владений, после чего двинул войска наводить порядок на востоке, где перед ним предстал щит антиассирийской коалиции --  египетская армия. Упорное сражение не дало перевеса ни одной из сторон. Однако после битвы египтяне  сочли лучшим решением отступление. И Синахериб повернул на беззащитную Иудею, предавая огню и мечу города и селения, стоявшие на его пути к Иерусалиму. «В четырнадцатый год царя Езекии, пошел Сеннахирим, царь Ассирийский, против всех укрепленных городов Иуды и взял их» (4-я Царств 18:13).
И вот тут Иезекии пришлось горько пожалеть, что не внял предупреждениям Господа, высказанным ему через пророка. В растерянности стал решать он, как поступить – сражаться до последнего защитника города или молить у могучего противника пощады, задобрив его богатой данью? Хотя Иерусалим был подготовлен к длительной осаде, Иезекия не был уверен в положительном для себя исходе, а потому «послал к царю Ассирийскому в Лахис сказать: виновен я; отойди от меня; что наложишь на меня, я внесу. И наложил царь Ассирийский на Езекию, царя Иудейского, триста талантов серебра и тридцать талантов золота» (4-я Царств 18:14).
Но, то ли иудеи не доплатили, хотя сняли даже «золото с дверей дома Господня и с дверных столбов, которые позолотил Езекия» (4-я Царств 18:16), то ли настроение Синахериба поменялось, и он решил жестоко наказать  Иудею, уничтожив ее, подобно другим царствам.
«Где боги Емафа и Арпада? Где боги Сепарваима, Ены и Иввы? Спасли ли они Самарию от руки моей? Кто из всех богов земель сих спас землю свою от руки моей? Так неужели Господь спасет Иерусалим от руки моей?» (4-я Царств 18:34-35), запугивал стоящих на стенах защитников города ассирийский военноначальник, передавая им слова своего повелителя.
В это же самое время раскаявшийся в своих грехах (а глупость – это самый распространенный грех) Иезекия, послал гонцов к Исайе, чтобы пророк вымолил у Господа прощение для него. И тут случилось то, что послужило толчком для нескончаемого спора: что Богу милее – праведники или раскаявшиеся грешники? Как мы знаем из Евангелий, тема эта весьма интересовала евреев и во времена Иисуса. Сам галилейский проповедник отдавал предпочтение раскаявшимся, видимо, имея в виду, прежде всего, историю Иезекии, в чье раскаянье Бог поверил и решил ему помочь.
Через пророка Бог говорит Иезекии: «Не бойся слов, которые ты слышал, которыми поносили Меня слуги царя Ассирийского. Вот Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою» (4-я Царств 19:6-7).
И в самом деле, вскоре Синахериб, который в это время осаждал иудейский город Лахиш,  после взятия которого всей своей мощью планировал двинуть на Иерусалим, «услышал о Тиргаке, царе Ефиопском; ему сказали: вот, он вышел сразиться с тобою» (4-я Царств 19:7).
Синахериб  посчитал, что подавление волнений в западных провинциях не менее важно, чем  осада Иерусалима, и разделил свое войско, поручив взятие иудейской столицы своему военноначальнику. Казалось бы, Бог выполнил обещание, значительно ослабив силы нападавших, но опасность поражения еще не миновала.
И опять неистово молился Иезекия, делая для себя важное открытие: цари ассирийские низвергли богов многих народов, побросав их в огонь, потому что «это не боги, а изделие рук человеческих, дерево и камень» (4-я Царств 19:18), а Бог Израилев – сила духовная,  и потому победить его невозможно. И опять Бог услышал молитвы Иезекии и поверил ему, сообщая через пророка: «Я буду охранять город  сей, чтобы спасти его» (4-я Царств 19:34).
Но не стоит думать, что все произошло по мановению волшебной палочки. О продолжительности осады и трудностях с продовольствием можно судить по рекомендации, которую Бог дает иудеям: «ешьте в этот год выросшее от упавшего зерна, и в другой год - самородное, а на третий год сейте и жните, и садите виноградные сады и ешьте плоды их» (4-я Царств 19:29).
И, наконец, чудо случилось: «в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот все тела мертвые» (4-я Царств 19:35).
Что явилось причиной массовой гибели ассирийского войска, сегодня сказать трудно, скорее всего, эпидемия какой-нибудь распространенной в то время болезни, вроде чумы. Важно другое, этот трагический эпизод стал для иудеев еще одной важной ступенькой на пути к вере в одного единственного Бога, способного защитить в самой казалось бы безнадежной ситуации. Неважно, что Иудея осталась даницей Ассирии, неважно, что экономически была разрушена, тысячи жителей убиты или угнаны в плен; она сохранила себя как государственное образование, расценив свое спасение, как Промысел  сурового, но справедливого Бога.
Произошедшее событие подняло авторитет Иерусалима, Храма и рода Давида. В памяти людей осталось чудо. Чудо, которое могло произойти только с настоящим божьим помазанником.
На этом удивительная история Иезекии не заканчивается. Библия сообщает, что через некоторое время царь серьезно заболел. Настолько серьезно, что окружающие посчитали, дни его сочтены. Даже пророк Исайя «сказал ему: так говорит Господь: сделай завещание для дома твоего, ибо умрешь ты и не выздоровеешь» (4-я Царств 20:1).
Из описания Хроник можно сделать вывод, что у Иезекии развился абсцесс, локализацию и характер которого сегодня назвать невозможно, ибо в тексте говорится о «нарыве» без указания причины его возникновения. Мы можем только предположить, что нарыв явился следствием раны, фурункула, или любого другого гнойного воспалительного процесса. При отсутствии правильного лечения подобное заболевание заканчивается серьезными осложнениями, в частности сепсисом, что, по всей видимости,  случилось с Иезекией.
Теперь взглянем на болезнь с точки зрения иудаизма, который расценивает ее как наказание за неправильные поступки. Неправильным поступкам человека предшествуют неправильные мысли и неправильные переживания, эмоции. Поступал ли Иезекия самонадеянно? Библия честно рассказывает, да, поступал. Отказывался слушать глас Божий, гнал от себя пророка, насмехался над ним. Был виновен в том, что своими необдуманными действиями вверг страну в хаос и разруху. Виновен в гибели тысяч людей и страданиях своего народа. Следовательно, наказание получил заслуженно.
Но Бог не только наказывает, но и награждает, если праведные дела перевешивают грехи. Иезекия молился неистово, напоминая Яхве о своих благих деяниях: «О, Господи! вспомни, что я ходил пред лицем Твоим верно и с преданным Тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих. И заплакал Езекия сильно» (4-я Царств 20:3).
Видимо, благочестивых поступков оказалось больше. Чудо произошло! Бог через пророка Исайю сообщает царю: «Я услышал молитву твою, увидел слезы твои. Вот, Я исцелю тебя» (4-я Царств 20:5). Но этого мало! Бог решает даровать Иезекии еще пятнадцать лет жизни.
Вы не забыли, кто такой Иезекия? Законный Помазанник Божий на иудейский престол. Машиах. Человек, на которого Богом и людьми были возложены определенные обязанности, и который их выполнил. Именно поэтому, с точки зрения иудаизма, Бог во многих случаях прощал и шел навстречу его просьбам.
А теперь скажите, каким надо обладать извращенным представлением о Боге, чтобы придумать ужасающую нелепость, что Бог специально из большой любви, отправил своего «сына» на смерть?!! И какое примитивное мышление надо иметь, чтобы принять эту порочащую Бога идею  и верить в нее в течение двух тысяч лет!!! Бог отмеряет каждому то, что тот заслужил! Исключений не бывает ни для кого, ни для того, кто называет себя рабом божьим, ни для того, кто считает себя сыном Всевышнего; ни для того, кто верит в Бога, ни для атеиста.
Мне всегда казалось, по меньшей мере, странным признание «святыми» людей, закончивших свою жизнь в страшных муках, что оправдывается их принадлежностью к "истинной" вере.  Христиане, придумавшие «святых мучеников», так и не поняли смысла Библии, где на множестве примеров рассказывается, что человеку, живущему согласно законам божьим, обеспечена долгая и достойная жизнь. Любая преждевременная смерть в результате несчастного случая, болезни, а уж тем более, мученическая – показатель большого количества грехов, совершенных человеком.
Те же самые претензии можно  предъявить раввинистическому иудаизму, основоположником которого считается равви Акива.  Его смерть была мучительной: палачи содрали с него кожу железными граблями. По сообщениям источников, Акива принял свое мученичество как высшую возможность исполнения завета: «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими» (Втор. 6:5).
Последователи мучеников, конечно же, приписывают им исключительно положительные качества, оправдывая их смерть высокими идеалами, но ведь какие-то совершенные этими людьми поступки послужили причиной их страшного конца. Потому что за свои неправильные деяния, накопленные обиды, глупость, невежество, гордыню, ненависть и массу других негативных переживаний, мыслей и поступков человек платит разными способами: потерей денег, потерей здоровья, неприятностями и, наконец, своей жизнью. Наказание, также как и награда, всегда обоснованно – у Бога не бывает неисповедимых путей.

Говоря об Иезекии, как о Машиахе, следует сказать, что он выполнил еще одну важную обязанность Помазанника -- поднял духовный уровень всего народа. Не стоит думать, что  уничтожение идолов в Храме, вызвало у всего населения эйфорию и однозначно положительную реакцию: реформы никогда не проходят безболезненно, всегда находятся их противники. Однако Ииезекия сумел переломить настроение людей в свою пользу умными распоряжениями и действиями. Он постановил торжественно отпраздновать Песах, для чего в Иерусалим стали стекаться тысячи иудеев со всех уголков. Когда же праздничные дни окончились, люди, покинувшие город в религиозном воодушевлении, приступили к очищению всей страны от жертвенников языческих и на высотах.
Как говорит Талмуд, благодаря усилиям Иезекии, знание Торы стало столь распространено, что невозможно было «найти ни одного невежды от Дана до Беер-Шевы». Когда царь-реформатор умер, на его гроб положили свиток Торы со словами «Этот человек исполнил все, что написано в этом свитке».
Эпитафия, достойная Мессии!
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,018  секунд