Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Ирина Хотина

 
 
 
Загадки евангелий. Глава 12.
 
 
 
  Наше исследование Нового завета подходит к своей первой кульминационной точке, когда настало время приступить к озвучанию имени реального отца Иисуса.
Общепринятая версия об отцовстве Иосифа, на мой взгляд, отпадает по той причине, что галилейский плотник, при всем уважении к его праведности, по своему общественному положению и проявлению политической активности никак не мог соответствовать масштабу той грандиозной личности, свет которой настолько ярко озарил его жену и их первенца, что вселил в еврейском народе веру в рождение того, кто пришел «на падение и на восстание многих в Израиле». Относительно Иосифа можно сделать предположение – он был вторым мужем Марии и отчимом Иисуса.
Существует еще одна популярная версия об отце галилейского проповедника, которую невозможно оставить без комментария. Она  возникла в период раннего христианства, когда противники новой, по их мнению, низкой религии, любыми путями пытались очернить имя Иисуса, которого считали ее основоположником. Понятно, что такую религию мог придумать человек низкого происхождения. Поэтому появилась биография Иисуса, рожденного во грехе. Первый ее вариант был составлен Цельсом, и дошел до нас в изложении Оригена.
«Иисус выдумал свое рождение от девы. Он родился в иудейской деревне от местной женщины, нищей пряхи; уличенная в прелюбодеянии, она была выгнана своим мужем, плотником по ремеслу. Она была уличена в прелюбодеянии и родила от какого-то солдата, по имени Пантера. Отвергнутая мужем, она, позорно скитаясь, родила втайне Иисуса» (Цельс «Правдивое слово»).
Надо признать, что Ориген потратил много усилий, чтобы опровергнуть утверждение Цельса. Но весь пыл его критики и  обличительную многоречивость можно свести к одному единственному упреку, который он с негодованием бросает оппоненту, что тот со злым умыслом не упомянул о самом главном христианском аргументе – пророчестве Исайи о рождении девой младенца Имануила.
Мы уже подробно разбирали это многострадальное пророчество ("Загадки евангелий" Глава 4), но не лишне повторить, что изречение «се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил» выдернуто евангелистом из текста не самой книги пророка Исайи, а ее греческого перевода Септуагинты, где и появилось пресловутое слово «дева», нисколько не влияющее на смысл самого пророчества. К рождению мессии предсказание не имеет никакого отношения. К тому же из текста явствует, что родившийся мальчик так и не получил имя Имануил. Более того, Исайя подробно рассказывает, что отцом ребенка был он сам.
Низкий уровень аргументации Оригена, его, не побоюсь этого слова, зацикленность на сомнительной цитате вызывает тем большее недоумение, что огромную часть своей жизни он потратил на колоссальный по объёму сравнительный анализ переводов Ветхого Завета с целью установления критически выверенного текста. Спрашивается, как можно выверять перевод, не зная оригинала?! Поистине, религиозное невежество безгранично! А если Ориген все-таки знал истинный текст!?  Тогда, зашоренность христианских апологетов уникальна!
Какую же аргументацию можно противопоставить истории о незаконнорожденном сыне греческого солдата по имени Пантера?
Во-первых, ни в одном из новозаветных текстов нет ни одного упоминания или намека на то, что Иосиф выгнал свою жену, зная, что она ждет ребенка до свадьбы. Напротив, во всех эпизодах о ее беременности, рождении сына,  скитаниях семьи в Египет и обратно, рядом с Марией присутствует муж. Можно, конечно, от этих рассказов отмахнуться, назвав их выдумкой евангелистов. Но, как мы уже видели, большинство сюжетов, при удалении из них религиозной мишуры со странными ангелами, соответствуют историческим реалиям, а значит, вполне правдоподобны.
Во-вторых, в дальнейшем при чтении Евангелий мы убедимся, что Иисус, как проповедник и учитель, т.е. раввин, пользовался большим авторитетом не только у своих учеников-единомышленников, но и в народе. Будь он незаконнорожденным ребенком (мамзером), появившемся в результате прелюбодеяния недостойной еврейской женщины с неевреем, шлейф презренного происхождения тянулся бы за ним всю жизнь, и  ничто бы не заставило соплеменников слушать его проповеди и уважать до такой степени, чтобы приглашать к чтению недельной главы Торы в синагогах в качестве почетного гостя.

Так откуда же появилась эта с позволения сказать, «биография» Иисуса, в чем-то очень схожая и в то же время  не совпадающая ни в одном из пунктов с Новым заветом?
З.Косидовский в своей работе "Сказания евангелистов" пытается разъяснить ее происхождение следующим образом: «Исследователи отмечают, что распространению версии о незаконном рождении Иисуса способствовало неслыханное до того в еврейской истории событие: дочь иудейского священника, Мириам бат-Бильга, отреклась от веры предков, чтобы выйти замуж за солдата селевкидской армии. Отождествление её с Марией, матерью Иисуса Христа, было в тогдашней обстановке ожесточенных споров и наветов почти неизбежным. Подобные сплетни оказались очень живучими».
Вполне возможно историк прав, и какой-то отголосок этого скандала сыграл свою роль в распространении альтернативной биографии новозаветного героя. И все же нельзя полностью согласиться с тем предположением, что только этот, пусть громкий, но единичный случай был спроецирован на Иисуса и его мать.
Большинство исследователей видят источник порочащей Иисуса и его мать биографии в талмудической рукописи «Тольдот Иешу», по поводу которой любой христианский справочник выдаст информацию следующего характера: «Тольдот Иешу», что буквально значит «Родословие Иисуса», средневековый антихристианский иудейский памфлет, в котором некоторые евангельские события представлены в гротескной форме. Текст приписывает Иисусу незаконнорождённость, магические способности и позорный конец».
Что можно возразить против таких заявлений? Только то, что их авторы плохо знакомы с текстом самого еврейского «родословия Иисуса»! Или их предубеждения настолько сильны, что перекрывают способность вникнуть в детали, которые играют немаловажное, а иногда решающее значение в анализе исторического документа.
Если кому-то из исследователей удается преодолеть влияние чужого мнения, выйти за рамки привычного стереотипа, и начать сопоставлять указанные в тексте имена и события, то перед ним открывается весьма любопытная картина: «Как только речь заходит об указании времени описываемых событий, в тексте появляется бросающаяся в глаза, просто-таки демонстративная несуразность, которая плохо вяжется с точностью прочих талмудических книг. Возникает ощущение, что данная датировка является либо явно поздней вставкой (заменой) переписчика, либо, скорее всего, известным приемом, направленным на сокрытие истинного времени путем переключения внимания читателя очевидной несуразностью» (А.Владимиров «Кумран и Иисус»).
Нет сомнения в том, что римский автор Цельс уже во 2-м веке был знаком с еврейским рассказом о неком Иешу, но при этом очень вольно изложил некоторые его сюжетные линии. Не стоит забывать, что  во времена Цельса все талмудические рассказы были устными; письменная запись могла появиться не ранее V века. В конце XIX века в Каирском книгохранилище были обнаружены небольшие фрагменты этого произведения, написанные на арамейском языке и датированные учеными V веком. Поэтому все утверждения о "Тольдот Иешу" как о еврейском средневековом памфлете не выдерживают никакой критики.
В начале ХХ века Е.Блаватская, увлеченная темой предсказанного ею "исторического Иисуса", в противовес новозаветному, провела свое весьма глубокое исследование, после чего пришла к выводу: «Евреи приписывают "Сефер Тольдот Иешу" очень большую древность. Первый раз о ней упоминает Мартин в начале тринадцатого века, так как талмудисты очень старались скрыть ее от христиан".
На сегодняшний день известны несколько вариантов «Тольдот Иешу», разнящиеся между собой несущественными нюансами. Однако сам текст содержит столько ляпов, что поневоле приходит сомнение в его подлинности. И все же, что такое «Тольдот Иешу», правда или наговор? Если наговор, то чей?
Исследователи обнаруживают несуразности этого текста сразу же, в первых строчках, рассказывающих о родителях Иешу: "В  дни Тиверия Кесаря и в дни Ирода, царя Израильского, большого злодея, как говорится в «Иосиппоне», в то время жил один человек (имеется в виду Иосиф)…"
Позвольте, но Тиберий пришел к власти в 14 г. н.э., когда Иисус согласно версии Луки уже был отроком, а по версии Матфея – ему шел двадцать пятый год.
Еще больше недоумения вызывает ссылка на «Иосиппон», как на авторитетный источник. "Иосиппон" – не что иное, как перевод на арамейский язык некоторых частей «Иудейской войны» Иосифа Флавия, сделанный в X веке. Следовательно, можно констатировать, что перед нами грубая редакторская правка, сделанная не ранее Х века.

Но оставим пока в стороне имена и даты и вникнем в содержание «Тольдот Иешу», которое в начале сообщает о подозрениях Иосифа, что его жена Мириам совершила прелюбодеяние с соседом, евреем по имени Иоанн бен Пандира.
Неизвестно, насколько подозрения мужа были обоснованны, но детали этого рассказа существенно отличаются от версии Цельса, который утверждал, что Мария согрешила с греком, после чего Иосиф выгнал свою неверную жену, и ей пришлось рожать тайно.
 "Тольдот Иешу" повествует, что Иосиф не стал выгонять Марию, а сам ушел от нее в Вавилон, сообщив о своих подозрениях только своему учителю рабби Шимону бен Шетаху. В то время как бедняжка Мария, которую муж оставил на третьем месяце беременности, всю жизнь считала, что родила сына от законного мужа Иосифа, и не понимала, по каким причинам тот оставил ее.
В течении тридцати лет мать и сын, брошенные отцом семейства, жили спокойно, до тех пор, пока не произошел инцидент: Иешу, будучи учеником в ешиве, при встрече на улице "прошел мимо рабби Симеона и сопровождавших его законоучителей, не склонив своей головы перед ними, как какой-нибудь богохульник или нечестивец".
Видимо, случайное или явное проявление неуважения ученика оскорбило почтенных старцев, которые нашли объяснение столь дерзкому поведению в его подозрительном происхождении, мол, что с него возьмешь, если Иешу –  мамзер, которого мать нагуляла с соседом, а праведный муж убежал, чтобы избежать позора и поношения. С этого момента "все законоучители  стали говорить про него, что он мамзер", а затем к травле Иешу подключились и одноклассники, обзывая его "сыном оскверненной"
Иными словами, до этого эпизода Иешу никто не считал незаконнорожденным. Более того, он обучался в престижнейшей ешиве того времени.
Ситуация стала развиваться стремительно, потому что защищаясь,
Иешу начал дерзить своим обидчикам, обвиняя учителей  в незнании Закона: «это вы – злодеи и сыновья блудницы, ибо поистине, вы смотрите в книгу, но не понимаете, что правое, а что левое, кто учитель, а кто ученик, что добро, а что зло, кто благороден, а кто из черни». А дальше – больше! Он стал излагать свои собственные взгляды на иудаизм, на роль Моисея и Иофора, настаивая, "что Иофор превзошел в мудрости Моисея". Ох, совсем не с кондачка рабби Шимон, которого Талмуд называет суровым, но справедливым, увидел в неуважительном поведении ученика дерзость и еретический дух!
Услышав крамольные речи, учителя в бешенстве посылают проклятия на голову дерзкого ученика. В ответ Иешу не стал каяться и посыпать голову пеплом, поэтому учителя между собой решили, «что мамзера Иешу следует удавить за то, что он в присутствии учителей Закона проявил упрямство перед Богом».
Но наш герой не лыком шит, он убегает в Иерусалим и проникает в святилище Храма с целью узнать тайное имя Бога, с помощью которого он может совершать чудеса.
И тут в рассказе появляется новое действующее лицо – царица Елена: "В это время страной правила царица Елена, жена Константина",
к которой мудрецы обратились за разрешением конфликта. Царица повелела устроить соревнование в чародействе между Иешу и отобранным мудрецами человеком по имени Антиох. В результате демонстрации своих способностей бунтарь потерпел фиаско, его схватили и судили. "И схватив [Иешу], они привели его к царице Елене, жене Константина, в чьи руки тогда перешла власть после Набукаднецара, царя Вавилонского, за семьдесят лет до разрушения Храма".
К судьбе Иешу, к суду над ним и казне, мы еще вернемся, но сначала поговорим о царице Елене, ее муже Константине, о времени их правления. Вы слышали когда-нибудь о таких иудейских царях? О том, что царица Елена правила страной после своего мужа, видимо, после его смерти? Не спешите обвинять себя в незнании. Таких правителей в еврейской истории никогда не существовало.
Говоря о паре царей Константин-Елена, вспоминаются только византийский император Константин, провозглашенный августом в начале IV века,  и его мать неистовая христианка Елена, как считают многие авторы во многом повлиявшая на решение сына в принятии христианства государственной религией. Какое отношение они имеют к новозаветным событиям? Никакого. Какое их место в иудейской истории? Самое трагическое. Император Константин возвел антисемитизм в ранг государственной политики. Что это такое, мы знаем на примере Германии в двадцатом веке.
Ясно, что за известными христианам именами редактор постарался скрыть подлинных персонажей событий, о которых рассказывает «Тольдот Иешу». Для того чтобы понять, о ком идет речь, нужно вспомнить, что за всю историю Иудеи была одна единственная царица, правившая единолично. Это Соломея-Александра, вдова царя Александра Яная.
Сегодня ученые с большой долей вероятности восстановили первоначальный текст "Родословия Иешу", который начинается так: "Во времена второго Храма, в дни месяца Тибе и в дни Александра Янная, царя Израильского, большого злодея, [...] жил один человек, происходящий из дома Давидова, по имени Иосиф, у которого была жена по имени Мириам; и он был человеком богобоязненным… По соседству с этим Иосифом жил один злодей по имени Пандира или Иоханан…"
Подтверждением правоты данной версии исследователи считают странное указание в тексте, уже процитированное выше, о том, к царице "перешла власть после Набукаднецара, царя Вавилонского, за семьдесят лет до разрушения Храма".
Кажется, большего абсурда придумать сложно! Как могла перейти власть от Навуходоносора к царице "за семьдесят лет до разрушения Храма", если...  Если Иерусалимский Храм был разрушен в VI веке до н.э. никем иным как самим Набукаднецаром (Навуходоносором)?  И причем здесь византийская царица Елена, жившая через десять веков после этих событий?
Оказывается, ключ к разгадке находится в словах о «семидесяти годах до разрушения Храма», которые следует понимать, как "семьдесят седьмин". "Точно так же, как в Талмуде рассматриваются семьдесят лет в пророчестве Даниила" (А.Владимиров "Кумран и Христос").
Заменив Елену на Соломею, и датировку с "семидесяти до" на "четыреста девяносто после", можно получить редакцию, близкую к первоначальной: "привели его к царице Соломее (жене Александра), в чьи руки тогда перешла власть после Набукаднецара, царя Вавилонского, по истечении семидесяти (субботних) лет (490 лет) после разрушения Храма".
В результате получается время правления царицы Соломеи-Александры, из чего можно сделать вывод, что "Тольдот Иешу" рассказывает о событиях, произошедших за сто лет до новозаветных. Подтверждением этой версии является упоминание еще одного действующего лица этой истории – рабби Шимона бен Шетаха, с которым Иосиф поделился своими подозрениями относительно беременности жены, как с учителем, и который возглавлял ешиву, где учился Иешу. Он был родным братом правящей царицы и вторым лицом в государстве, являясь главой Синедриона.

Иными словами, речь идет о совершенно другом Иешу, но биография которого мистическим образом схожа с биографией евангелистического Иисуса. Именно эта удивительная схожесть заставила евреев длительное время скрывать ставший опасным талмудический текст, а затем редактировать в виде ребуса с тем, чтобы потомки, которым достанется время большей религиозной терпимости, смогли досконально разобраться.
Но мы бы и сегодня ломали голову над содержанием "Тольдот Иешу", если бы не Кумранское открытие – величайшее событие двадцатого века. Кумранские свитки ессейской секты позволили узнать о "существовании подлинного героя, чтимого учениками почти как Бог, ожидаемого ими после смерти в качестве Мессии, мудрого Наставника, неведомого Израилю Пророка и Мученика – Учителя Праведности" (А.Владимиров "Кумран и Христос").
Кумранские письмена датируются учеными 1-м веком до н.э. и рассказывают о событиях периода правления Александра Яная, а затем его вдовы Соломеи-Александры. Их скрупулезный анализ и сопоставление с "Тольдот Иешу" позволяет с большой долей вероятности предположить, что ессейский Учитель Праведности и Иешу – одно и тоже лицо.


Но такой анализ был произведен, конечно же, не сразу. А поначалу раскрывшиеся перед учеными сведенья об Учителе Праведности, его колоссальном авторитете у учеников, веривших в его повторный приход в качестве мессии, его даре целительства и пророчеств, и, конечно же, трагический финал, заставили многих исследователей подумать, не рассказывают ли кумранские письмена о новозаветном Иисусе.
Одновременно возникли предположения противоположного характера, что новозаветного Иисуса никогда не существовало, а евангелисты изложили ходившие в народе  легенды об "историческом Иисусе", как стали называть в научной литературе Учителя Праведности.
Но мы рассмотрим третий вариант, наиболее правдоподобный, когда оба эти человека существовали в действительности. Более того, сравнительный анализ этих двух незаурядных личностей покажет, что без существования исторического Иисуса, без веры учеников в его воскрешение, не была бы возможна деятельность новозаветного Иисуса. Только признав существование обоих реальностью, можно разобраться, насколько идеи одного повлияли на  мысли убеждения и принятие решений другого.
На этом этапе нашего исследования ограничим рассказ об Учителе Праведности закономерным выводом, что "Тольдот Иешу" не имеет никакого отношения к биографии новозаветного Иисуса. Следовательно, вопрос о его реальном отце остается открытым, что делает возможным изложить еще одну версию.

Так кто же этот незаурядный человек, обладавший огромной популярностью у современников и представлявший реальную опасность для власть предержащих?
Не буду скрывать, что мне весьма и весьма импонирует мнение тех исследователей, которые считают реальным земным отцом Иисуса Иуду из Гамлы, имевшего прозвище Галилеянин.
И я сознательно оглашаю свою приверженность этой версии именно сейчас, не интригуя читателя дальнейшими намеками, так как считаю этот факт ключом к тому самому коду расшифровки новозаветных текстов, о котором мы говорили. Потому что только фигурой такого масштаба, как Иуда Галилеянин, можно объяснить благоговейное отношение иудеев к его сыну, что значительно позже явится одним из косвенных поводов к возникновению легенды о необыкновенном отце младенца.  Потому что факт отцовства этого человека позволяет прояснить странную, совершенно непонятную на первый взгляд, связь между Иродом  и Иисусом. Потому что, наконец, деятельность Иуды Галилеянина, его мечты и стремления к свободе своего народа станут главными ориентирами сложного тернистого пути, который сознательно выберут все его сыновья, в том числе и старший, ставший известным человечеству под именем Иисус.

 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,020  секунд