Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Черепаха

 
 
 
Кто такой Новиков
 
 
 
      Кто такой Новиков? Новиков, Новиков…

    Женщины от него без ума. Коллеги по театру уважают. Режиссер доволен. Критики хвалят. Вот и весь Новиков. Сплошное везение.
Но так не бывает. Не бывает, чтобы у человека везде все было хорошо. Где-то он должен расплатиться. Такой расплатой в новиковской жизни стало неудачное соседство. На тетю Машу, полусумасшедшую бабульку из квартиры напротив, не производили никакого впечатления ни его обаяние, ни ум, ни чувство юмора. Часто Новиков даже до конца не понимал – из-за чего собственно происходят скандалы, и что хочет от него эта странная женщина.  Положение усугублялось любовью одинокой бабули к домашним животным. В принципе Новикову не было до них никакого дела, пока они не появлялись в «предбаннике» - общей его и тети Маши территории, отделенной от лестничной клетки железной дверью. Звери любили точить когти о дорогую новиковскую дверь и были вынуждены делать себе из его коврика туалет, если про них забывали на слишком долгое время. Стычки соседей в общей прихожей происходили настолько часто, что эмоциональный молодой человек постепенно стал приходить к невеселым выводам. Он понял, что если долго общаться с сумасшедшим, то и у самого, в конце концов, может поехать крыша. И тогда он начал принимать меры.

История первая, равнодушная.

    Успокоиться, дабы не потерять рассудок. Не обращать внимания. Не реагировать.

    Это нелегко. Чтобы немного помочь себе, Новиков решил прибегнуть к йоге. Правда, все, что он знал о ней, ограничивалось позой лотоса и словом «Ом». Но и это уже было неплохо для начала. Теперь на все претензии и крики тети Маши Новиков реагировал примерно одинаково: его лицо становилось отрешенным, он молча отворачивался, проходил к себе в квартиру и принимал там позу лотоса, находясь в ней до тех пор, пока, как говорится, не отпускало. В результате к концу третьей недели тетя Маша дошла почти до крайней точки своего кипения, в то время как Новиков начал ловить своеобразный кайф от собственной невозмутимости.
Заспанный кот время от времени обнаруживал себя на лестничной клетке, откуда его после продолжительного мяуканья забирала разгневанная хозяйка. Никакие попытки развязать войну не могли заставить Новикова выйти из себя. Тети Машина дверь истерично скрипела, а новиковская лишь глухо хлопала в ответ. Все шло необычайно хорошо.

    В один чудесный весенний вечерок Новиков возвращался после спектакля домой. Усталый, но довольный, как из школьного сочинения. Поднялся на свой этаж, где как обычно была выкручена лампочка, достал ключи, подсветил себе мобильником, открыл дверь… В предбаннике темнота была совершенно непроницаемой, но Новиков привычно нырнул в нее и сделал шаг по направлению к выключателю.

    Это шаг останется в его памяти на всю жизнь. В такие моменты можно поседеть. Получить сердечный приступ. Заработать нервный срыв.
Новиков наступил на кота.

    С минуту он стоял в кромешной тьме, держась одной рукой за стену, а другой пытаясь удержать в груди выскакивающее сердце. Наконец смог немного успокоиться и дотянулся до выключателя. Встрепанный кот сидел в углу с самым невинным видом, на который только был способен. Задушить. Протянуть руку, обхватить пушистое горло, сдавить покрепче, еще сильнее, сильнее… Несколько секунд Новиков глядел в глаза коту, но потом вдруг лицо его настолько поменяло свое выражение, что любой актер пожалел бы, что не увидел столь ценной для своего опыта мимической метаморфозы. На лице новоиспеченного йога заиграла улыбка, а глаза его осветились какой-то новой высокой идеей. Сохраняя столь замечательное выражение лица, Новиков наклонился, взял кота за шкирку, вышел с ним на лестничную площадку, спустился на один пролет и выкинул животное в мусоропровод. Затем спокойно поднялся обратно, прошел в квартиру, разделся и лег. Прислушавшись к себе и поняв, что истошные вопли кота не вызывают в нем никаких отрицательных эмоций, Новиков удовлетворенно заснул.

    Кот был вызволен из заточения на следующее утро работником мусорного труда. Тетя Маша толком и не поняла, что произошло. Она обнаружила его на лестничной клетке, грязного и источающего неприятный аромат. Решив, что выпущенный Новиковым кот бегал всю ночь по окрестным помойкам, она даже не стала закатывать скандал, чем несказанно удивила соседа. Все бы хорошо, но вечером кот издох. Узнав от тети Маши некоторые подробности трагического события, Новиков пришел к выводу, что тот сожрал что-то во время пребывания в мусоропроводе и отравился. Кота похоронили. Через некоторое время тетя Маша завела собаку.

История вторая, смешная.

    Кот это кот, а Жулька – это Жулька. При виде маленькой, самозабвенно лающей собачонки, Новиков раз и навсегда потерял свое натренированное равнодушие и обрел новую характерную черту – смешливость. Особенно смешно ему становилось, когда выпущенная ночью в предбанник Жулька начинала долго и тоскливо выть. Собака выла, Новиков смеялся. Так они оба боролись с одиночеством.

    Нельзя сказать, чтобы Новиков был обделен женским вниманием. Скорее даже наоборот, он был им пресыщен. У него был сформирован круг театральных поклонниц, готовых в любой момент поехать получать внимание кумира к нему домой. Утром они уходили. Вечером приходили другие.

    Один раз Новиков привел домой Ксюху. Когда-то эта девушка привлекла его своей неординарной внешностью. Она настолько отличалась от остальных, что Новиков связался с ней, чтобы хоть как-то разнообразить свою личную жизнь. Пирсинг, крашенные в сине-зеленые цвета волосы, куртка с заклепками и неизменная жвачка, - Ксюху вряд ли что-либо могло изменить, во всяком случае, в ближайшие пять лет.
Ночью девушка внимательно прослушала дуэт Новикова и Жульки, после чего покрутила пальцем у виска и заснула. Утром, сбегав за сигаретами, Новиков обнаружил ее полуодетой, сидящей на кровати и наводящей свой бойцовский макияж.

    - Вот, - кинул он ей на кровать упаковку детской жвачки, - дали вместо сдачи. Я подумал, может, ты будешь.

    - Клево,  - удовлетворенно протянула девушка, - из нее такие пузыри классные получаются.

    Пока Ксюха возилась со жвачкой, Новиков присел возле зеркала и начал себя разглядывать. Большие глаза, длинные ресницы. Нос, замечательный нос. И губы чувственные. Плюс все это одухотворено внутренним содержанием и глубиной ума. Он вдруг резко встал и подошел к Ксюхе.

    - Вот скажи мне, Ксю, - присел он на кровать. – Почему вы все с таким удовольствием ко мне идете, но ни одна из вас ни разу не захотела остаться?

    Ксюха пожевала немного, подумала…

    - Ты такой сладкий, Новиков, как конфетка, - сказала она и приблизила к нему лицо. - Много не съешь.

    И она надула розовый жвачный пузырь, который тут же лопнул.

    Новиков засмеялся. Уже с самого начала этого смеха было понятно, что остановиться будет трудно. Новиков держался за живот и ходил из комнаты в комнату, видимо, надеясь, что смена обстановки сможет как-то его успокоить. В конце концов, он открыл входную дверь и вышел в предбанник. Здесь его ждала только что выпущенная хозяйкой Жулька. У Новикова начался новый приступ. Жулька лаяла как оголтелая, обессиленный Новиков начал сползать по стеночке и в конце концов сел на пол, подтянув к себе колени. Через несколько минут на шум вышла тетя Маша. Она кричала что-то, но Новиков не мог расслышать ее слов. Тогда соседка схватила собаку в охапку и унесла назад в дом. Уход Жульки подействовал на Новикова положительно, и смех прекратился. Через некоторое время в предбаннике появилась блестящая заклепками Ксюха, потрепала его по волосам и ушла, громко хлопнув железной дверью. Новиков в последний раз ухмыльнулся и опустил голову на колени.

История третья, real Хичкок.

    С началом смешливого периода возобновились затихшие было скандалы двух незадачливых соседей. Репетиция, спектакль, скандал, вой Жульки и снова репетиция, скандал, спектакль… Новиков начал выпивать.
Однажды он привел домой целую компанию знакомых и малознакомых собутыльников. Пирушка затянулась, и в конце концов хозяин уснул прямо за столом. Разбудил его заливистый лай Жульки. Новиков поглядел на часы. Было далеко за полночь. Приятелей и след простыл, только на столе осталась гора мусора и немытой посуды.

    Жулька лаяла долго и как-то уж очень отчаянно, и вдруг  все оборвалось на самой высокой ноте. Наступившая тишина показалась Новикову слишком подозрительной, и он поднялся, чтобы посмотреть, что происходит в предбаннике. Пошатываясь, он вышел в прихожую, и обомлел. Жулька лежала на полу и не подавала признаков жизни. Новиков наклонился и убедился, что собака не дышит. «Черт, ребята мои, что ли, с ума сошли, придушили спьяну?» Новиков почувствовал, что начинает трезветь. Что с ним теперь тетя Маша сделает? Это не отравившийся кот, тут не отвертишься. Инстинктивно он поднял глаза на соседскую дверь и вдруг заметил, что она немного приоткрыта. «Вот придурки, они и к соседке еще потащились?»

    Новиков осторожно открыл дверь и, стараясь ступать потише, зашел в тети Машину квартиру. В коридоре было темно, но в дальней комнате виднелся тусклый свет. Новиков пошел туда, тихонько зовя: «Теть Маш, а теть Маш, вы тут?» Наконец он добрел до комнаты, постоял немного в нерешительности и все-таки зашел. Тут Новиков протрезвел окончательно. Тетя Маша лежала на диване, такая же бездыханная, как и ее собака.
…Сколько  можно объяснять одно и то же? Да что они, тупые такие или специально издеваются? Не знает он, во сколько они ушли, и не помнит точно, сколько их было. Дал же уже телефоны тех, кого знал, что еще нужно? Ребята, ну тошнит ведь, плохо. Куда идти? Зачем? Как, подозреваемый? Да актер ведь, да вы же… Вы ходили в театр-то этот? Нет?.. Ну так же нельзя, ведь просто нашел, не прикасался даже. О господи!..

    На следующий день Новиков встречался уже со своим знакомым адвокатом. Леонид Матвеев был талантливейшим юристом, к тому же другом детства, с ним можно было быть спокойным. Однако первые же его слова совершенно огорошили Новикова.

    - У нас есть единственный выход – чистосердечное признание.

    - Погоди, Леня, - Новиков почувствовал, как у него затряслись руки. – Ты что же… А, я знаю, это такой ловкий ход. Это ваши адвокатские штучки. Но я никогда не скажу про себя такое, понимаешь? Я не смогу, это же… Нет.

    - Вот что, Андрей. Дело очень серьезное и сейчас не до сантиментов.

    - Какие же это сантименты?..

    - Не перебивай, пожалуйста. У тебя единственного был повод. Все соседи утверждают, что ты ненавидел покойную.

    - Ну да, но не до такой же степени…

    - Андрюша, убийства совершаются и по гораздо более смешным причинам, чем у тебя.

    - Но я же был не один. У меня гости были, я половину из них толком не знал. Мало ли на что они были способны, да еще пьяные.

    - Всех твоих гостей уже проверили. Они вернулись домой гораздо раньше времени смерти твоей соседки. На момент убийства ты был там один.

    - Постой. Уж не хочешь ли ты сказать… Матвеев, ты что, правда думаешь, что это я?

    Адвокат молчал.

    - Да ты что, друг?.. Да мы же… Разве ты меня не знаешь? Разве я способен на такое? Как ты вообще допускаешь такую мысль?

    - А ты сам не допускаешь такую мысль, Новиков? Если бы все это случилось раньше, тогда другое дело. А сейчас…

    - А что сейчас?

    - Ты знаешь, какую характеристику мне на тебя дали в театре?
Новиков вдруг весь вытянулся.

    - Интересно даже.

    - Действительно интересно. Мне сказали, что последнее время ты много выпивал, с коллегами и не только. А на мой вопрос, способен ли ты был дойти до бесконтрольного состояния, все в один голос подтвердили, что несколько раз такие вещи случались. Скажи мне сам, ты напивался до беспамятства?

    Новиков опустил голову.

    - Так как же ты хочешь, чтобы я тебе верил? Мало ли на что человек способен в подобном состоянии.

    Новиков закрыл лицо руками.

    - Господи, что же теперь будет?

    - Пока не знаю. Я сделаю все возможное, чтобы смягчить приговор. Но дело очень серьезное, ты понял? Очень серьезное.

    Единственное, чего смог добиться адвокат, так это перевода Новикова в одиночку, подальше от неприятных сокамерников. Но длительное пребывание в собственном обществе подействовало на Новикова удручающе. Сначала им овладела жалость к самому себе. Потом настала очередь страха перед открывающимся будущим. А затем его посетила совершенно ужасающая мысль. Что если он, Новиков, действительно напился до такого состояния, что перестал отдавать себе отчет в том, что происходит? Ведь когда-то он живо представил себе, что душит кота. Что если теперь, потеряв над собой контроль, он взял да и исполнил тогдашнее свое желание? А заодно и с бабулькой поквитался. Господи, вдруг Матвеев прав?

    Наступила ночь. Новиков метался из угла в угол, время от времени хватаясь за голову. Убийца. Возможно, он, и правда, убийца. В таком случае, наказание будет заслуженным. Измученный собственными мыслями, он просил прощения у бога, тети Маши и Жульки. Просил прощения за то, чего не помнил, но в чем искренне раскаивался. Наконец, совершенно измотавшийся, Новиков забылся тяжелым сном на своем новом жестком ложе. Ему виделся театр, где он выходил на сцену, а зрители начинали показывать пальцем и кричать «Убийца! Позовите милицию!» Испуганный, он кидался за кулисы, но там его поджидали актеры и другие работники театра. Они стояли плечом к плечу и укоризненно качали головами. В конце концов, действительно появилась милиция. Новиков видел несколько человек в форме за кулисами, позади актеров. И по проходу зрительного зала на него надвигался высокий милиционер с огромной овчаркой. Увидев Новикова, собака остановилась и начала лаять. Она лаяла и лаяла, обличая преступника, так громко, что Новикову захотелось зажать уши руками. Но даже это не помогло. Лай становился все громче и выше, переходя в какой-то визг. Новиков зажмурился. Он узнал этот визг, так лаяла Жулька, когда была еще жива. Это она вернулась с того света, чтобы обличить своего убийцу. Леденея от ужаса, Новиков открыл глаза, и действительно увидел перед собой Жульку. Но театр вдруг куда-то исчез, зрителей не было. Он находился в собственной квартире. Грязный стол с остатками пьяной пирушки, дикая тошнота, как в тот день, когда его забирали. И Жулька, истошно лающая у его ног.

    Новиков снова закрыл глаза. И открыл. Опять там же. Снова закрыл. Открыл. Театр не появлялся. Камера тоже. Протерев глаза, помотав головой, Новиков уставился на Жульку, вполне живо для покойницы скачущую у его ног и оглушительно лающую. Неожиданно входная дверь приоткрылась. Новиков обернулся и увидел заспанную тетю Машу. Та, громко ругаясь и поливая последними словами Жульку и Новикова, якобы не закрывшего свою дверь, схватила собаку за ошейник и потащила к себе в квартиру. Все затихло.

    Минут пятнадцать Новиков сидел в полной тишине, не в силах пошевелиться и словно боясь вспугнуть свое видение. Что может его разбудить? Что должно произойти там, в камере, чтобы он снова оказался в реальности? Кто-то должен прийти за ним, кричать, трясти за плечо. Не надо. Пожалуйста, пусть все это продлится подольше.

    Что сказать? Еще несколько дней Новиков боялся поверить в то, что убийство собачки и соседки было его пьяным бредом, до ужаса реалистичным обманом воображения. И уж конечно, с тех пор при виде спиртного его начинало трясти, и он не мог взять в рот ни капли. И еще. Говорят, от ненависти до любви один шаг. Раньше Новиков в это не верил. Ну кто сказал бы, что когда-нибудь при виде тети Маши и Жульки, живых и невредимых, он будет испытывать непередаваемое счастье и самую искреннюю радость? А ведь теперь так и было. Тетя Маша даже начала сторониться своего странного соседа, уж не помешался ли? Только Жульке было все равно. Она-то любила всех и всегда – и хозяйку, и Новикова, и всех жителей дома, и обитателей двора, и даже тех, кого никогда не видела и не знала, тоже любила. Да и почему бы их не любить, а?

Эпилог, или История четвертая, ни о чем.

Ветерок легкий, как выдох
чуть качает молоденькую листву…
Двор пуст…
Только щебетание воробушков в кустах
Да два голубя перед подъездом.
Дорогая? Дорогой?.. Дорогая? Да, дорогой?..
И вдруг…
Ток-ток-ток-ток. Тяжеловесно ступает лошадь,
ввозя во двор на старенькой телеге у т р о.
Ма—ла—ко-о!..
До последних этажей стайкой испуганных воробьев.
Ма—ла—ко-о!..
Новиков сладко переворачивается на другой бок.
Дверь подъезда открывается, и выскакивает Жулька.
Разбивательница голубиных сердец.
И-эх, я вам!..
И тетя Маша с бидоном.
Жулька лает на лошадь.
Которая меланхолично помахивает хвостом.
Тетя Маша ругается с продавцом.
Который привык уже.
Голуби вернулись.
Дорогая?..
Нет, Жулька бежит домой.
Тихий шум листвы.
Солнце путается в лохматой лошадиной челке.
Кому еще молока?
Дорогая?
Да, дорогой.
С
доб…
рым…
ут…
ром…
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Алый Парус
 
05-03-2007
12:58
 
Черепаха знает всё-чем живёт лошадь,что думает Жулька и даже
кое-что про Новикова...
Но Черепаха тоже может ошибаться.Во-первых,слов о Бог всегда
пишется с большой буквы.Это несравненно больше,чем просто
имя человеческое.Простите меня БОГА ради!
И ещё.
Очипатка:"...и тогда она начал принимать меры..."
очипатка №2:"...к концу третьей надели..."
С уважением-поклонник Вашего таланта.
Редактировалось 3 раз(а), редакция 05-03-2007 13:03 (Алый Парус)
Черепаха
 
05-03-2007
20:58
 
опечатки исправила. За лестные отзывы спасибо. А слово я думаю все равно с какой буквы писать - главное, что ты туда вкладываешь. На это никакого шрифта не хватит.
 
 

Страница сгенерирована за   0,112  секунд