Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

аlеgоrin

 
 
 
Непорочное зачатие
 
 
 
  Наша  встреча с Филькой была столь невероятна и неожиданна, что его образ худенького семнадцатилетнего школяра, спрятанный в моей памяти, не сразу совместился с солидным тридцатилетним мужчиной, поймавшим меня за рукав на переходе в метро.
В шестидесятые годы прошлого века,  будничное расписание жизни не баловало  москвичей разнообразием событий. Впрочем, как и везде частная жизнь обывателя – рутина.   Ежедневные маршруты с работы домой и обратно настолько одинаковы, что, кажется, бежишь, втискиваешься, ездишь и пересаживаешься с уже давно знакомыми одними и теми же людьми. Кажется, что так  оно и есть, было и будет всегда и ничто не в силах изменить устоявшийся ритм и однообразие будних дней в подземке…
    И вдруг, на переходе – Филька!  Филька Сычев! Сыч!...
  Сразу запахло учебниками, тетрадками в коленкоровых переплетах и теплым летним дождем... Когда-то мы с ним вместе готовились к выпускным экзаменам…
Филька был толковым парнишкой и хорошим спортсменом. Он играл в баскетбол за юношей в «Динамо». Тренировки у него съедали все время и учиться было некогда. Я как мог ему помогал догонять класс…
- Лева, здарова! Узнал?
« Лева, здарова» - так меня приветствовал весь наш  класс.
- Филька, вот это да! Ты   - в метро? Я думал у  тебя уже машина..
- Да вот только что на антикоррозийку отдал…
- Холостой?
Я не случайно спросил. В школе Филька был заметно застенчив с девчонками.
- Да уж пять лет женат.
- Молоток!.. Вот тебе и Филя- простофиля!
Филька удовлетворенно хмыкнул.
- А ты?- спросил Филька
- Я готовлюсь.Ты куда сейчас? – спросил я.
- Домой.
- И я домой, на  «Сокол».
- А ты все там же, в том же доме? - спросил Филька.
- Там же.
- А я  теперь через дом от тебя.
- Ты ж вроде переезжал?
- Переезжал, - Филька сделал паузу. – Переезжал, а потом вернулся. Хочешь зайдем? Время есть?
Времени у меня было в этот вечер хоть отбавляй…

Мы вошли в подъезд и поднялись на второй этаж. Дом был кирпичный, сталинской эпохи. Филька раньше  жил в другом.  Здесь, насколько я помню жил еще один наш школьный товарищ, Венька Самохин.
Дверь нам открыла миловидная женщина с трехлетним карапузом на руках. По виду наша ровесница.
- Наташа, познакомься, это Лев, мой одноклассник, - с порога проинформировал Филька.
Наташа приветливо улыбнулась и протянула руку.
- Очень приятно. Вы проходите, ребята, я – сейчас.
Она скрылась за дверями одной из комнат,  а в переднюю вылетел мальчонка лет двенадцати. Такой же большеглазый как Филька.
- Здрасьте! – выпалил он мне, срывая на ходу куртку с вешалки. - Па, я на тренировку!
И исчез за входной дверью…
Я пытался сложить Филькину историю жизни последних лет, пока раздевался.  Он говорил, что женился пять лет назад. Значит, его на себе женила  вот эта Наташа, уже имея сына, вот этого убежавшего мальчугана. Потом родила малыша Фильке, чтобы закрепить брак… Ну что ж. На таких как Филька, добродушных большеглазых покладистых сычей, всегда находятся энергичные сообразительные захватчицы- лисы. Одно звено не соединялось в моей истории: старшенький был  очень похож на Фильку.
- Ты вроде не в этом доме  жил? – спросил я раздевшись.
- Это Наташина квартира.
Ого, Филька не так прост, как я думал. Приданое отхватил, скажем прямо, хоть куда: просторная двухкомнатная квартира! Целые поколения москвичей так и умирали в коммуналках, не дожив до «отдельной» мечты.
Наташа накрыла нам на кухне, мы выпили, закусили, вспомнили школьные годы… Мне не терпелось прояснить неувязку в составленной мной Филькиной  истории, но он не спешил рассказывать о себе.
- Старшего как зовут?  – спросил я, желая расположить Фильку к повествованию.
- Иваном.
- Похож на тебя.
Филька вздохнул.
- Это брат Наташи.
- Да?! –  я искренне изумился - Но он же тебя зовет папой.. И похож…
- Это долгая история, - отмахнулся Филька.
- Я люблю  как раз долгие, - не отставал я.
- Ты все равно не поверишь.
- Это почему? Я друзьям…
- Да я понимаю, - перебил меня Филька.
Он глянул на меня своими большущими добрыми глазами и улыбнулся.
- Тут, мужичок, такая история... Самому себе  верить не получается… Пойдем я тебя провожу.
Я поблагодарил хозяйку за угощение и мы вышли на улицу.
- Я  тебе не говорил в школе, мы с Наташкой познакомился в спортлагере, после девятого класса, в Крыму, - начал Филька.
  Вернее, она со мной. Подошла на танцах и пригласила. Я ей говорю: « Я не умею». А она – «Я научу, это просто». Вот так и стали встречаться каждый вечер… Купались вместе после тренировок. Она гимнастка, но тренировки оканчивались у всех в одно время… К концу смены всему лагерю устроили поход в горы. Там мы первый раз поцеловались… Она оказалась из Питера, и мы перед отъездом обменялись адресами и телефонами. То есть у меня телефона не было, она мне дала свой.
  Конечно, я в нее втрескался. Месяц до начала учебы, я ей писал каждый день и бегал два раза в неделю на переговорный пункт, чтобы ее голос услышать. На большее денег не хватало… Помнишь, как я у тебя денег стрелял?
- Это когда?
-  Да весь август до начала учебы.…
  Ну вот, первого сентября побежал ей звонить, поздравлять с новым последним учебным годом, а она мне как обухом по голове: «Мы уезжаем. Папу посылают заграницу работать на пять лет».
 Через месяц уже получаю письмо из Индии. Все не так уж страшно. Она закончит школу при  консульстве и летом вернется домой поступать в институт. Мы продолжили переписку, но с февраля месяца Наташа вдруг перестала мне отвечать. То «люблю, люблю» в каждом письме, а тут как отрезало. Полное молчание. Я забросал ее письмами, но все безрезультатно. Наконец в апреле я получаю короткую записку: « Пожалуйста, больше Наташе не пишите». И подпись «мама Наташи». Вот так. Лаконично и просто. «Не пишите». Почему, отчего? Чего я только не передумал! Потом, чтобы успокоиться, решил, что Наташка в кого-то там влюбилась, а может даже вышла замуж. Сама сказать постеснялась, попросила маму… Правда ей только летом исполнялось восемнадцать. Но…в общем я писать перестал, а заноза в сердце осталась. На других девчонок я долго даже смотреть не мог. Все казались врушками, лицемерками, предательницами…
Лет пять спустя, меня занесло в Питер, в командировку. Дай, думаю зайду. Хоть узнаю причину. Нашел дом, квартиру. И там узнаю, что  ее отец получил повышение и их семья переехала в Москву. Адрес неизвестен.
Прошло еще года два…
Как-то перед самым новым годом опаздывал  и ловил такси на стоянке. Помнишь тогда, в праздники, таксисты, чтобы заработать попутно прихватывали еще двух- трех клиентов? Никто не возражал, а уж  в самый канун нового года, тем более, все входили в положение... Ну вот, останавливается на стоянке «Волга» с шашечками и шофер кричит толпе страждущих: « Кому до «Сокола»?».  А я как раз к Веньке ехал встречать. Кроме меня никого к « Соколу». Я - прыг на переднее сиденье. « Вам какое место?» спрашивает водитель. Я называю улицу. И вдруг слышу сзади голос: « И мы туда же! С наступающим, вас!». Я замер от неожиданности. Голос Наташкин! Я его из тысячи узнал бы!
  У меня видно и голос изменился и в зимнем наряде она меня не узнала. Тогда шапки такие лохматые носили, помнишь наверняка, пол-лица закрыто, самого себя не узнаешь.
 Когда мы выходили  из машины, шапка моя зацепилась за что-то и с меня слетела. Ну тут уж Наташка узнала, охнула, даже присела от удивления. Потом  бросилась меня обнимать и только тут я заметил мальчика, лет шести, державшегося за ее руку.
- Это Ваня,  - спохватилась Наташа, с некоторым смущением в голосе.
- Здорово, Ваня, - говорю я и руку ему протягиваю, - с наступающим тебя Новым годом! Я дед Мороз, тебе подарки привез!
У меня в пакете, слава Богу, коробка конфет была для  праздничного стола. Ваня посмотрел на меня, на коробку конфет и говорит
- Я знаю, кто ты. Ты не дед Мороз – ты мой папа.
- Это почему ты так решил? – удивился я.
- Потому что мамы,-  говорит, - с дед Морозами не целуются.
Филька сделал паузу, глаза его увлажнились.
- Вот так я и стал папой..
Какое-то время мы шли молча.  По всему чувствовалось, что главное Филипп еще не решается рассказать.
- А почему Наташа перестала тебе писать тогда? – не утерпел я.
- Это уже другая история…
- А этот ее братик ну вылитый – ты. Если бы ты не сказал, я бы скорее подумал, что он твой брат, а не  ее.
- Вот и Наташка говорит похож… Ладно,  никому не рассказывал, тебе – так и быть…
Значит с этого нового года все и началось. Или, вернее, продолжилось. Венька же в этом подъезде живет. Я от него спустился вниз к Наташе поздравить ее. Познакомился с родителями ну и пошло –поехало. Всё бы вроде ничего, но  каждый раз чувствую какую-то неловкость в разговоре с ними. Да и Наташа вроде бы мне очень рада, но тоже что-то недоговаривает. Ее мама Ваню то сыночком, то внучком называет. Ваня и ее и Наташу мамой зовет…
 Мы встречаемся с Наташей неделю, две и однажды я ей делаю предложение.
- Наташа, говорю, - мне все равно кто тебе Ваня, сын или брат, я тебя люблю  давно и если ты согласна…. Ну и так далее. Она – в слезы и начинает рассказывать мне, что случилось тогда в феврале.
 Наташа, я уже говорил, училась тогда в десятом классе в школе при консульстве. Ну вот, а в конце февраля в рамках индийско-советской дружбы ( тогда всю жизнь распихивали в по «рамкам») руководство консульства организовало спортивные соревнования между школьниками. Наташа должна была проплыть сто метров за свою школу. Перед самыми соревнованиями физрук построил участников и вдруг подошел к Наташе.
- Чего у тебя живот надут? Чего наелась? Ну-ка марш к врачу!
Врач осмотрела  Наташу и ахнула. Семь месяцев беременности. Вызвали маму. Та  сгоряча к Наташке с ножом к горлу: « Кто? Где? Когда?» Наташа в истерике: « Ни с кем, нигде и никогда».
Школьный врач направила к гинекологу. Гинеколог в изумлении. Девственность не нарушена, нарушений периодических функций не было, а плод развивается. «Такие редчайшие случаи описаны в  специальной литературе, - говорит гинеколог маме, - но мужчина должен быть непременным участником. От Святого духа известен только один случай. А уж каким образом ваша девочка забеременела можно только гадать…» Он развел руками.
  Мама ее немного успокоилась и начала расспрашивать Наташу. Та не может оправиться от  шока, говорит, что если что и было то только поцелуи и только со мной, потому что меня она любит и маме обо мне она рассказывала. Мама ее меня знала заочно по звонкам и по письмам…
 Когда Наташа начала приходить в себя, она наотрез отказалась со мной переписываться. Говорит, не представляла,  как она смогла бы  мне объяснить беременность. Родители, чтобы ей не портить жизнь решили записать ребенка на себя. Вот так и появился ее брат Иван…
 Наташа родила в апреле, но сумела сдать выпускные экзамены. Она вернулась в Питер, поступила там в институт. Потом родителей перевели в Москву..
Ну она всё это  рассказала, а я ей говорю, чего плакать, надо наверстывать упущенное… Вот так и живем… наверстываем. Наташка опять забеременела..
Мы помолчали.
- Так и не выяснили чей Иван ребенок? – бестактно брякнул я.
- То есть как чей? – возмутился Филька. - Мой и Наташкин.
- Да конечно, конечно, - поспешил я поправиться. – Я в смысле физиологическом.
- Да какая разница, - убежденно произнес Филька, - я Наташке верю на все сто. Раз ни с кем кроме меня не целовалась, значит от меня. И Ванька сразу признал… Я ей сказал, раз Ваня наш от непорочного зачатия, значит будет гением…

 Прошло больше двух десятков лет прежде чем наши пути с Филькой  снова пересеклись. Я уже жил в другом районе Москвы, а Москва это такой город, где можно прожить всю жизнь, объездить весь мир и умереть, так и не побывав в соседнем административном округе. Но меня что-то привело однажды летом в парк, где стояла наша школа, в которой мы когда-то  учились с Филькой.  На скамейке перед песочницей детской площадки я увидел  деда, читавшего газету, а рядом с лопаткой копошился бутуз – маленький Филька. Портретное сходство малыша  с  тем Филькой- школьником было разительным.
- Филя, привет! – хлопнул я по плечу деда.
Тот оглянулся, узнал и заулыбался.
- Лева, здарова! Давненько, давненько не виделись…
Он потряс мою руку и с гордостью показал на карапуза.
- Это Ванькин! Помнишь Ваню?
- А как же, непорочно зачатый!
- Ну да, да, - рассмеялся Филька. – На кого похож? – показал он на внука.
- Твоя копия.
-  И все так говорят, - гордо сказал Филька. - И не надо никакой экспертизы.
- Какой экспертизы?
- Да это Ванька все приставал. Паспорт стали ему оформлять,  пришлось ему рассказать о его рождении. Ну он и говорит, сейчас нет проблем определить отцовство. Генетический анализ и точный результат. Мы с Наташей – уперлись. Зачем он нам?  Так и не сделали. А теперь вот он – «анализ», налицо, пусть радуется…
- Значит все-таки был грех? – засмеялся я.
- Нет, не был! – улыбнулся Филька. - Мы с Наташей все по косточкам разобрали. Не было греха! Тогда в турпоходе, когда мы первый раз начали целоваться, было холодно ночью и мы залезли в один спальный мешок и в нем заснули. Наташа говорит, что утром заметила  пятна неизвестного происхождения на своих шортах, но не придала этому значения… Видно из меня во сне…Так что зачатие действительно произошло «непорочное»!
Мы оба рассмеялись.
- Представляешь, что бы было - вдруг серьезно сказал Филька, - если бы тогда в такси я случайно не встретил Наташу?
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,066  секунд