Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Сергей Аксененко

 
 
 
Декоммунизация и дерусификация Украины
 
 
 
  Автор: Аксёненко Сергей Иванович

Декоммунизация и дерусификация Украины

Глава 1. Анализ трёх «попутных» законов о декоммунизации

Данная работа посвящена подробному анализу, так называемых законов о декоммунизации и массовым переименованиям в Украине.
Всего законов четыре. Один из них, который называется «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов», можно было бы считать не таким уж и страшным. Хотя даже в названии заложена глупость. Кто жил в Украине в 1991 году уж никак не может назвать коммунистический режим того времени тоталитарным. Наоборот, тоталитарным режим в Украине начал становиться именно после незаконного запрета Компартии в том же 1991 году. Правда вскоре коммунисты добились отмены этого запрета. Потому что на то время тоталитарный националистический режим ещё не сложился в Украине в полной мере.
Суть закона об архивах в том, что каждый гражданин может прийти в архив и разыскать тайных сотрудников КГБ и других подобных советских органов. Как показывает практика именно будущие активные националисты и яростные бандеровцы и были тайными сексотами КГБ. Почему я и называю этот закон не страшным. Пусть националисты и выясняют кто из них был тайным сотрудником КГБ. Скорей всего выяснится, что большинство из тех кто подходит по возрасту и был таким сексотом. И всё же в законе есть один очень опасный момент. При зловещей организации, которая по замыслу националистов, наряду с СБУ должна стать главным репрессивным органом Украины, при так называемом, «Украинском институте национальной памяти», создаётся «Отраслевой государственный архив», куда по замыслу националистов передаются соответствующие архивы МВД, СБУ, Минобороны, судов, прокуратуры и т.д. и т.п. А в связи с тем, что как говорилось выше большинство нынешних лидеров украинских националистов старшего возраста сотрудничали с КГБ СССР, то понятно, что принятие такого закона можно рассматривать, как попытку замести следы. Они боятся чтобы не получился такой же скандал, как с Ириной Фарион, когда в архивах нашли документы о том, какой она была «пламенной» коммунисткой. Хотя я не исключаю, что часть документов уже уничтожили.
Ну да Бог с ними, с архивами. Так, как большая часть стукачей КГБ являются украинским националистами, нормальных людей данный закон не касается. Пусть украинские националисты сами разбираются кто из них стукач, а кто сексот.
Гораздо страшнее три другие закона. Суть, так называемого закона «Об увековечивании победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 годов» в том, чтобы вымарать у людей память о Великой Отечественной. Особо цинично то, что этот закон был принят перед празднованием семидесятой годовщины Великой Победы. Дело в том, что в Украине действовал закон «Об увековечивании Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», принятый в 2000 году, по инициативе Компартии и Совета ветеранов. И задача нового закона только в том, чтобы отменить старый. Что и было сделано в заключительной части нового закона. Обратите внимание на названия. Я их переписал с официального сайта Верховной Рады, переведя на русский язык. Если в старом законе слово «Победа» написано с большой буквы, то в новом с маленькой. И не только в заглавии закона. Словосочетание «День Победы» в Украине предлагают писать так – «День перемоги».
И самое главное, что под запретом в Украине отныне находится само словосочетание Великая Отечественная война.
В самом начале этого закона идёт фальсификация истории, когда говорится, что Вторая мировая война «началась вследствие договоренностей национал-социалистического (нацистского) режима Германии и коммунистического тоталитарного режима СССР». Как вроде бы не было Мюнхенского сговора стран западной либеральной демократии с Гитлером?
Особо циничным является то, что в тексте закона написано, что он принимается с целью «недопущения фальсификации истории». И это пишут именно те люди, которые безбожно фальсифицируют историю.
Создатели закона понимают, что не так-то просто заставить людей забыть о Великом Празднике Победы, который со времён Советского Союза отмечался в Украине 9 мая. Для того, чтобы постепенно люди забыли 9 мая, наряду с Днём победы (с маленькой буквы), закон устанавливает, так называемый, День памяти и примирения, который отмечают 8 мая. Именно на него и пришлись все официальные торжества в Украине в год семидесятилетия Победы. Хотя торжества – громко сказано. Победу над фашизмом в 2015 году в Украине отмечали на официальном уровне довольно чахло. Гораздо менее торжественно, чем до того, даже в неюбилейные годы. Надо сказать, что в тексте закона, День победы стоит вторым, после Дня памяти и примирения.

Ещё более циничным в пакете законов о декоммунизации является, так называемый, закон «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ столетии». Этот закон не только приравнивает по статусу бандеровцев к ветеранам Великой Отечественной войны. Но даёт такой статус и покойным ныне петлюровцам, и мельниковцам. Подобного статуса удостоились и руховцы. Хотя все, кто помнит конец 1980-х, начало1990-х, знает, что «Народный Рух Украины за перестройку» был вполне легальной организацией, которой покровительствовал тогдашний руководитель СССР Михаил Горбачёв, а на Западной Украине Рух с 1990 года стал, по сути, правящей партией. Тогда, ещё до крушения СССР, на Галичине было опаснее состоять в КПСС, чем в Рухе. А так, как закон предусматривает социальные гарантии и другие выплаты «борцям за незалежність» и членам их семей (!), то понятно, что националисты, особенно выходцы из Галичины, хотят решить при его помощи не только идеологические, но и шкурные, материальные вопросы.
Надо добавить, что кроме перечисленных в законе организаций, члены которых имеют право на выплаты говорится буквально «и другие организации, структуры или формирования, которые существовали в ХХ веке (до 24 августа 1991)». То есть на выплаты теперь может претендовать всякий националист, который сможет «доказать», что он состоял в мифической организации, члены которой люто ненавидели СССР и скрипели в подполье зубами от злобы. Смогут претендовать и деятели типа секретаря ЦК КПУ Кравчука, который после падения советской власти начал рассказывать как он в детстве бандеровцам носил обеды в лес. А поди проверь кто носил, а кто придумал что носил, ради получения льгот. Таким образом, потомки руховцев и бандеровцев, хотят получать от державы пожизненную ренту.
Самое примечательное, что в Украине нельзя теперь открыто критиковать бандеровцев и прочих прислужников Гитлера. За это грозят «ответственностью в соответствии с законодательством».
И тут украинские националисты попали в дурацкую ситуацию, вследствие своего незнания истории. Например, гетман Скоропадский, после падения своего покровителя германского императора Вильгельма, пытаясь перейти на службу к Деникину, а через него получить покровительство Антанты, стал утверждать, что целью его политики является «восстановление великой России». Теперь по новому закону нельзя критиковать гетмана. А это впадает в противоречие с русофобской политикой украинских националистов, ибо самые последовательные из них, разбирая конфликт Скоропадского и его лютого врага Петлюры, который перешёл на службу к полякам, всегда становились на сторону Петлюры, хоть тот и отдал Западную Украину Польше.
Другой пример – один из главных основателей независимой Украины в 1917-1918 гг. Винниченко, попадает под статью ещё одного закона о декоммунизации, о котором мы будем говорить ниже, так как после победы большевиков, Винниченко короткое время занимал высшие посты в советской Украине, даже был кооптирован в ЦК украинской Компартии. В Украине множество улиц и других объектов названо именем этого борца «за незалежність». И формально, исходя из безумного закона украинских националистов, улицы названые именем одного из организаторов украинской независимости, должны быть переименованы. Надо сказать, что формальные рамки любого закона будут всегда уже, чем перипетии конкретной исторической ситуации. Жизнь не вписывается в формальные рамки, когда пытаются задним числом «изменять» историю. Так же как имеются примеры и второй половины ХХ века, когда создание того же Руха, благословляли члены ЦК КПУ, которые запрещены тем законом.


Глава 2. Анализ основного закона о декоммунизации

Поговорим о нём подробнее. Хоть мы рассматриваем этот закон четвёртым – это самый главный из чётырёх законов о декоммунизации. Называется он «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов  в Украине и запрете пропаганды их символики». Надо сказать, что нацизм здесь притянут, как говорится, «за уши». О нём в законе почти не упоминается. Он упомянут для ублажения западных либералов и для того, чтобы побольнее ударить по ветеранам Великой Отечественной, поставив их в один ряд с фашистами. Ударить по людям, которые с ностальгией вспоминают об СССР, приравняв их к неофашистам. Причём немногочисленные пункты, где говорится о нацизме, почти дословно повторяют слова о советском строе 1917 – 1991 гг.
Хоть националисты с начала 1990-х выступали за принятие этого закона, так же, как за тот, что мы рассмотрели выше, за придание бандеровцам статуса ветеранов, закон об осуждении коммунистического режима был принят исходя, в первую очередь, из тактических соображений. До переворота 2014 года у националистов не хватало голосов в парламенте не то, что для проведения закона об осуждении коммунизма, но и для того, чтобы провести, тот, который они вынашивали четверть века – закон о статусе бойцов ОУН-УПА. После переворота голоса в парламенте появились. Но более вменяемые националисты боялись его ставить, помня какие волнения на востоке и юге Украины спровоцировала отмена даже совершенно беззубого закона о статусе языковых меньшинств. После переворота националисты вместо проведения закона о декоммунизации все свои силы бросили на то, чтобы запретить Компартию. И хотя при Януковиче правящей была Партия регионов, запрещать решили именно Компартию, так как ПР была партией власти и её члены были объединены искусственно и разбежались поле падения Януковича. А КПУ – идеологическая партия, которая даже после переворота и преследований коммунистов сохранила все свои структуры, даже на Западной Украине.
Мы здесь не будем подробно описывать почему в 2014 не удался запрет Компартии, хоть националисты захватили и сожгли здание ЦК, нападали на помещения обкомов, райкомов и горкомов партии, избивали коммунистов и бросали их в тюрьмы. Незаконно запретили фракцию Компартии в парламенте. Оказывали беспрецедентное давление на суд. Вплоть до того, что в суд приезжал министр юстиции и депутаты, его пикетировали националисты, прокуратура угрожала судьям.
Дело в том, что КПУ выбрала умную тактику защиты. Зная, что украинские националисты абсолютно несвободы и полностью зависят от западных покровителей, первый секретарь ЦК КПУ П.Н. Симоненко отправился за поддержкой именно в страны Евросоюза. Компартия Украины имела хорошие отношения с левыми силами, представленными в Европарламенте и в парламентах стран членов ЕС. Из Евросоюза приехали депутаты, представляющие левые силы, видные адвокаты, которые защищали КПУ в суде, наряду с украинскими профессионалами. Объективных причин запрещать Компартию не было. Коммунисты, в отличие от националистов, не нарушали законов. Поэтому запрет партии был невозможен по европейскому законодательству. А выступить против ЕС, для украинских националистов, означало настроить против себя одного из двух (наряду с США) своих главных покровителей.

Поэтому националисты решили запретить Компартию путём закона о декоммунизации…
Трудно перечислять весь этот бред. Хорошо, что националисты лишены способности к нормальному мышлению, в результате чего закон оказался неисполнимым на практике. В первоначальном варианте закона за любое положительное упоминание обо всём советском грозило при первом случае пять лет тюрьмы, при втором – от пяти до десяти лет. От пяти до десяти лет планируют давать за использование коммунистической символики или положительное упоминание о СССР, если это совершено в СМИ или организованной группой. Тут явно собирались расправиться с членами Компартии, своими политическими оппонентами. Этим украинский закон о декоммунизации отличался от тех, что принимали раньше в некоторых странах. В Польше, в Молдавии. Там хоть и были запреты, но не было столь ненормального наказания. Если человек вышел на улицу с комсомольским значком, он получает такой же срок, как за умышленное убийство! Причём чуть ли не впервые в мировой практике, за такое «преступление» полагается ещё и конфискация имущества.
Но под наказание попадало не только появление на улице со значком. В первом варианте закона, тюрьма грозила и за хранение книг, где положительно упоминалось об СССР, и даже дипломов выданных в СССР. Более того, если человек родившийся в Советском Союзе, с теплотой вспоминал о своём детстве при двух свидетелей, согласно закону о декоммунизации он должен получить пять лет тюрьмы с конфискацией имущества, а если он был должностным лицом или вспоминал о советском детстве не один – ему грозило уже десять лет.
Нельзя уже сказать, как это говорили даже националисты, когда критиковали власти при Януковиче, о том, что в СССР вовремя вывозился мусор с улиц, что не вырубывали скверы, а наоборот проводили озеленение городов, что срок труб водопровода построенного при СССР давно прошёл, а они до сих пор, на удивление, работают, а на новые нет денег. Всё это теперь называется «пропагандой коммунизма», за такие слова граждан Украины отныне ждёт тюрьма. Это не говоря уже о переименовании всех областей, городов, районов в городах, посёлков, сёл, скверов, бульваров, улиц, переулков, проспектов, проездов, площадей и майданов, набережных, мостов и других объектов в населённых пунктах, всех юридических лиц, в том числе заводов и фабрик, ассоциировавшихся с СССР. На такое переименование просто нет денег, не говоря уже о людях, многие из которых вовсе не желают таких переименований. Зачем переименовывать Кировоград, Днепропетровск и Кировоградскую и Днепропетровскую область соответственно? Люди привыкли к этим названиям. Как к тысячам других, которые давно ни у кого не ассоциируются с коммунизмом.
Конкретный пример. Националисты приказали переименовать село Максимовка, так как вычитали в старых архивах, что оно было названо в честь большевика Максимова. Хотя ни один из жителей села не знал этого. Все производили название своего села от имени Максим. Причём, националисты знали, что большинство нормальных людей на востоке и юге Украины против переименования своих городов и улиц. Это касается и депутатов местных советов, которые единственные имеют право на такие переименования согласно законодательству. Для того, чтобы переименования провести без согласия людей востока и юга Украины, в закон добавили иезуитские нормы. Если местные советы не переименуют улицы, скверы, парки, за полгода, то это делают руководители городов, посёлков и сёл, а если и они не переименуют за три месяца, то главы областных администраций, которые не избираются народом, а назначаются президентом. То же касается демонтажа ВСЕХ памятников, табличек и знаков.


Глава 3. Память о ком хочет стереть Институт памяти?

До 21 ноября 2015 года, украинские националисты хотят стереть с карты Украины имена многих видных деятелей ушедшей эпохи. Переименовать города, посёлки, сёла, улицы названные их именами.
Особо цинично выглядит список лиц, чьи имена украинские националисты хотят предать забвению. Если его проанализировать, то становится понятно, что злоумышленники составившие этот список, хотят стереть, как сейчас модно выражаться в Украине, «генетическую память украинского народа». Список составлен, так называемым, Украинским институтом национальной памяти. Но точнее его будет назвать Институтом по стиранию памяти. Те, кто составил этот список хотят уничтожить самое лучшее, доброе и светлое, что было в истории Украины.
Надо сказать, что составляя список, Институт выходит далеко за рамки даже сомнительного закона о декоммунизации! Понятно, что из-за такого произвола список необязателен, а рекомендателен, но уничтожение памяти происходит с озлоблённой настойчивостью. Уничтожают как по сомнительному закону, так и вне его. Например, когда представители левого движения подали в Министерство юстиции заявку на регистрацию газеты, под названием «Левый марш», Минюст им в этом отказал, сославшись на вывод Института памяти. Очень примечательный вывод. Мол слова «левый марш» встречаются в поэзии Владимира Маяковского! Хотя сам Маяковский не попадает под действия законов о декоммунизации, так как создатели сего закона определяли лиц попадающих под запрет, главным образом, исходя из их должностей и принадлежности к тем или иным партийным или государственным органам. Таким образом в Украине можно запретить использовать слова «флейта», «паспорт», «облако» и даже «штаны», так как они встречаются в стихах Маяковского.
При том, в Институте памяти (точнее злопамяти) заявили, что список будет расширяться! А это значит, что попасть в него может кто угодно, по любому надуманному предлогу. А вот те националистические деятели, кто исходя из закона о декоммунизации, должны попасть в список, чьими именами называют объекты в Украине, типа Кравчука и Винниченко, в список не попали. По крайне мере, в первую редакцию.

Итак, кого же хочет предать забвению Институт по стиранию памяти? В первоначальном варианте списка 520 имён. Мы упомянем лишь некоторых. Первым хотелось бы назвать имя, которое выбивается из этого списка. В списке он единственный отличается от всех остальных тем, что это… литературный персонаж! Но зато какой! Тот, на чьём примере воспитывались миллионы детей светской Украины, тот чьи слова о том, как следует прожить жизнь достойно, заучивали на память. Это Павка Корчагин! В это трудно поверить, но это так – националисты внесли в список лиц литературного героя, хотя этого не требуют нормы даже сомнительного закона о декоммунизации. Причём в списке ещё много таких, кто не попадает под действие этого закона. При том, что именно в Украине снят замечательный фильм о Павле Корчагине, «Как закалялась сталь». Снял его известный режиссёр Николай Мащенко. Даже китайцы совсем недавно сняли очень популярный фильм о Павле Корчагине. Но трудно постичь ущербную логику украинских националистов.
Понятно, что в список отдельно попал и Николай Островский. Создатель романа о Павле Корчагине и в чём-то его прообраз. В этом качестве Островский в списке дважды. В алфавите на букву «к» и на букву «о». Хотя, например, В.И. Ленин стоит один раз, там где буква «л», но зато сразу в трёх наименованиях. В Украине нельзя в топонимике использовать фамилию Ульянов (хотя из знаменитых людей не один Ленин носил её), и даже запрещено слово Ильич!
Кроме Островского, под запрет попало много писателей в том числе и с мировым именем. Это – Анри Барбюс, Демьян Бедный, Аркадий Гайдар, предок Маши Гайдар, перешедшей на службу к украинским националистам, Ярослав Галан, которого бандеровцы зарубали топором, Александр Фадеев, автор романа о молодогвардейцах, Дмитрий Фурманов, автор романа «Чапаев», кстати сам Василий Иванович Чапаев тоже в этом списке. Может украинские националисты и за анекдоты о Чапаеве будут в тюрьму сажать?
Кроме Чапаева в список попали и другие прославленные герои Гражданской войны – Будённый, Ворошилов, Киквидзе, Котовский, Коцюбинский, сын известного украинского писателя, Бела Кун, Сергей Лазо, Олеко Дундич (список получается интернациональным), Пархоменко, Тухачевский, Уборевич, Фрунзе, Щорс, Якир.

Это при том, что улицы, скверы и площади носящие имена лиц попавших в список, как правило не имели других названий. Эти объекты создавались при советской власти, поэтому изначально носили имена деятелей так или иначе связанных с Коммунистической партией. Теперь этим объектам надо придумывать новые имена, к огромному неудовольствию людей проживающих там. Большинство объектов имеющих другие исторические названия были переименованы ещё при СССР, в конце перестройки, когда с карты Украины исчезли названия городов типа Ворошиловград, Жданов, или Коммунарск.

Разумеется кроме героев Гражданской войны Институт памяти хочет стереть память и о героях Великой Отечественной. Тех, кто воевал с фашистами. Тут Институт памяти, прямо выступает против закона о декоммунизации, ибо поле принятия его в абсолютно абсурдном виде, ещё до подписания президентом, в закон внесли правки, сделав исключения, среди прочего и для героев войны с фашизмом.
В законе так прямо и записано, что запрещаются названия областей, районов, населённых пунктов, улиц и т.д и т.п., связанных с коммунизмом, «кроме названий связанных с сопротивлением и изгнанием нацистских оккупантов из Украины или развитием украинской науки и культуры». То есть Институт памяти в своей ненависти к истории народа Украины решил стать вне закона, лишь бы стереть с карты Украины память о тех, кто боролся с фашизмом.
Итак, гражданам Украины предлагают забыть имена славных советских полководцев, сокрушивших фашизм – Жукова, Ерёменко, Манагарова, славных партизан – Сабурова, Фёдорова. Поначалу к ним даже Ковпака добавили, но потом убрали. Надолго ли? И это при том, что в Украине отмечается День партизанской славы! Хотят запретить даже летчицу Марину Раскову, командира женского авиаполка, погибшую в 30 лет, в 1943 году, при исполнении служебных обязанностей.
Ненависть украинских националистов к советским летчицам столь велика, что вместе с Расковой, хотят запретить и Валентину Терешкову, первую в мире женщину космонавта. Понятно, что рано или поздно запретят и первого космонавта – Юрия Гагарина, если народ Украины не остановит незаконную самодеятельность Института памяти, которому в Украине приданы функции органа государственной власти! Ведь Гагарин попадает по всем параметрам, чтобы стать объектом ненависти украинских националистов. Он безумно популярен в народе, причём не только в Украине, но и во всём мире. Он – коммунист. Он – русский по национальности. Он однозначно ассоциируется с самым светлым, с самым лучшим, что было при советской власти.
Вернёмся к борцам с фашизмом. Теперь на международном уровне. Понятно, что украинские националисты хотят запретить Эрнста Тельмана, который был председателем ЦК Компартии Германии и депутатом рейхстага. Ещё бы! Ведь он был личным врагом Адольфа Гитлера, больше одиннадцати лет провёл в фашистских застенках. Только Тельмана Сталин был согласен обменять на пленённого фельдмаршала Паулюса. Как говорят, даже сына своего менять отказался, когда считалось, что он в плену у фашистов. Но Тельмана не обменяли. Фашисты прекрасно понимали масштаб личности своего непримиримого врага. Тельмана убили в Бухенвальде. Естественно, что современные украинские националисты, чьи предшественники служили Гитлеру, хотят стереть память об этом человеке.
Хотят они запретить и болгарина Георгия Димитрова, который дал классическое определение понятию «фашизм», охарактеризовав его, как крайний национализм; который геройски проявил себя на Лейпцигском процессе в 1933 году, обличая фашизм находясь в самом его логове, в гитлеровской Германии. Хотят запретить и испанку Долорес Ибаррури, одну из организаторов Народного фронта борьбы с фашизмом, Вильгельма Пика, известного немецкого антифашиста, итальянского антифашиста – Пальмиро Тольятти, французского – Мориса Тореза.
Понятно, что не забыли украинские националисты и тех, кто ковал победу над фашизмом в тылу, кто возглавлял советскую промышленность – наркомов Ванникова, Малышева, Тевосяна; председателей Госплана СССР – Вознесенского и Сабурова; директора автозавода – Лихачёва.
Раз мы заговорили о промышленности, то надо добавить, что запретить хотят и министра угольной промышленности, шахтёра Засядько. Интересно спросили ли украинские националисты у шахтёров шахты имени Засядько, хотят ли они назвать свою шахту именем Бандеры, или именем Петлюры, или именем Мазепы? Имя Засядько – это предмет шахтёрской гордости! Но националисты далеки от таких понятий.
Это трудно комментировать, но Институт памяти, хочет стереть память и о герое шахтёрского труда Алексее Стаханове. Хочет, чтоб жители Украины забыли о трудовых подвигах, о Стахановском рекорде, о Стахановском движении, о том, что составляет гордость людей труда. А вы спросили у шахтёров Донбасса, хотят ли они отказаться от памяти о Стаханове?
Исходя из вышесказанного неудивительно, что запрещают и врача Семашко, и полярника (!) Папанина, и гордость Днепропетровска, Леонида Ильича Брежнева, правление которого ассоциируется у большинства людей, кто жил в то время, с благополучием, спокойствием, достатком и уверенностью в завтрашнем дне. Запрещают и другую гордость Днепропетровска – лидера УССР В.В. Щербицкого, не говоря уже о том, что хотят запретить и самого Г.И. Петровского и переименовать город носящий его имя вопреки мнению абсолютного большинства жителей Днепропетровска. Запрещают и Дзержинского, чтоб переименовать Днепродзержинск и всё что носит имя Дзержинского, который спасал беспризорных детей. То же касается имени Кирова – города Кировограда и множества улиц, площадей, скверов Кирова. Хотят запретить всесоюзного старосту Калинина, академика Кржижановского, отвечавшего за электрификацию страны и автора знаменитых песен, Куйбышева и Орджоникидзе, которые руководили индустриализацией. Запрещают Цюрупу, наркома продовольствия, в распоряжении которого было продовольствие всей страны, а сам он падал в голодные обмороки, так как снабжал едой в первую очередь, других, а не себя. Понятно, почему запрещают. Украинские националисты разворовали страну, они органически не переваривают таких честных и бескорыстных людей, как Александр Цюрупа.
Запрещают и первую в мире женщину посла Александру Коллонтай. Запрещают и других женщин – педагога Надежду Крупскую,  деятельницу германского и международного женского движения Клару Цеткин, благодаря которой мы отмечаем Международный женский день 8 марта. Понятно, что если им это сойдёт с рук, то и сам праздник 8 марта запретят. Ведь это тоже коммунистический праздник. Украинские националисты давно хотят его запретить. Запрещают и Розу Люксембург, деятельницу международного рабочего движения, убитую в 1919 году.
Запрещают и погибшего вместе с Розой Люксембург Карла Либкнехта, который будучи депутатом германского парламента, не побоялся в начале Первой мировой войны, в 1914 году один (!) проголосовать против военных займов в атмосфере шовинистической истерии.

В этом свете неудивительно, что украинские националисты запрещают и других левых деятелей Германии, причём самых знаменитых из них – Карла Маркса и Фридриха Энгельса, основателей марксизма. Это при том, что сейчас, во время мирового финансового кризиса «Капитал» Маркса снова становится очень популярным в Западной Европе, да и во всём мире. Украинские националисты, очень необразованные люди, даже те из них, кто работает в Институте памяти  и они не знают, что Маркс и Энгельс дали начало не только марксизму-ленинизму, но и социал-демократии. А социал-демократические партии сейчас являются правящими во многих странах Евросоюза, а если не правящими, то очень влиятельными. И вот, украинские националисты, стремясь в ЕС, запрещают основателей социал-демократии. И это не говоря уже о Китае, Вьетнаме, Кубе и ряде других стран, где закрепилось другое крыло марксизма, начало которому дал В.И. Ленин.
Надо сказать, что в список попали и некоторые украинизаторы советского периода, скажем, предшественника В.В. Щербицкого на посту руководителя УССР, П.Е. Шелеста, критиковали за попустительство украинским националистам, а главе правительства Украины в 1930-е Власу Чубарю принадлежат знаменитые слова о развитии украинского языка: "Нам необходимо приблизить  украинский  язык к пониманию широких масс  украинского  народа".  И это не говоря уже о самом главном украинизаторе – Лазаре Моисеевиче Кагановиче.
И это при том, что здесь названа лишь малая часть имён. Очень многие люди, которых хочет запретить Институт памяти, составляют гордость истории Украины. В нормальном государстве, наоборот, берегли бы память об этих людях. Но только не в Украине в период правления националистов.

Хотя к чести украинцев, многие власти на местах, депутаты разных уровней, даже в Центральной и Западной Украине, отказываются от переименований. Бывали случаи, что государственные чиновники грозили таким депутатам прокуратурой, хотя эти чиновники явно не читали закона. Его авторы знали, что многие народные избранники не поддадутся на безумные переименования, и на этот случай прописали, что вместо избранных на местах властей переименовывать будет чиновник назначенный из Киева, которого, в отличие от сельских, поселковых, городских голов и депутатов всех уровней, можно снять в случае непокоры одним росчерком пера и заменить более послушным.

Надо сказать, что украинские националисты «под шумок» пытаются переименовать не только объекты связанные с советским прошлым, что требует закон о декоммунизации, но и связанные с Россией, чего этот закон не требует. Предлагают переименовать объекты типа Русской улицы, Российской улицы, Волгоградской улицы, Московского моста и даже Киевского национального музея русского искусства, чьё название давно стало мировым брендом, а значит музей очень много потеряет от бессмысленно-злобной самодеятельности украинских националистов.


Глава 4. Как националисты ненароком запретили свою культовую книгу направленную против «русификации»

Националисты не способны созидать, они способны только разрушать. Раньше они ломали памятники, если так можно выразиться, хаотично. Теперь подвели законодательную базу, чтобы оправдать своё садистское пристрастие. Запретили даже использование сувенирной продукции имитирующей советскую символику. А ведь много людей ностальгируют по СССР! В Украине даже множество кафе и ресторанов появилось оформленных в советском стиле. Теперь они вне закона. Зато бандеровские рестораны процветают. То же касается и всех географических объектов! Что не смогут переименовать администрации, переименовывает кабинет министров. Причём, как уже говорилось, предложения о переименовании должно давать зловещее учреждение, так называемый Украинский институт национальной памяти.
Таким образом, если человек жил в городе Петровское (а до этого у города не было названия) на квартале Ворошилова (это его первое название), то по замыслу авторов закона он должен стать жителем города Бандеровска, квартала имени дивизии СС «Галичина». Могут ли жители Донбасса согласиться с таким – вопрос риторический.
Это не говоря уже об уничтожении большинства памятников Украины многие из которых являются произведениями искусства, например, великолепных мозаичных панно в метро, картин, скульптур и барельефов. В первой версии закона даже фильм «Место встречи изменить нельзя» или «Семнадцать мгновений весны» были запрещены под угрозой длительного тюремного заключения с конфискацией имущества. Правда националисты внесли в закон ряд правок. Причём текст, который вышел за подписью президента не совсем тот, что проголосован в парламенте.
Добавили норму по которой можно хранить советские дипломы, о том, что запрет на символику не распространяется на произведения искусства созданные до вступления в силу закона о декоммунизации, разрешили использовать символику в процессе научной деятельности в незапрещённый в Украине способ (как это?) и ещё одну странную норму, которая с одной стороны лишает закон всякого смысла, а с другой позволяет применять его избирательно. То есть сажать в тюрьму неугодных.
Вот она дословно в переводе на русский: «запрет не распространяется на случаи использования символики коммунистического тоталитарного режима, символики национал-социалистического (нацистского) режима (при условии, что это не приводит к пропаганде преступного характера коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов национал-социалистического (нацистского) режима)». Дальше говорится об учебниках, произведениях искусства и ряде других исключений. Понимай как хочешь.
Также в запрет добавили хитрую норму разрешив оставить памятники некоторым деятелям СССР. Закон запрещает памятники людям «причастным к организации и осуществлению Голодомора в 1932-1933 годов в Украине, политически репрессий… кроме лиц деятельность, которых в значительной степени связана с развитием украинской науки и культуры». Ну и кто будет определять эту степень? Например, член ЦК КПУ писатель Олесь Гончар стоял у истоков Руха. А развивал ли он украинскую культуру? Не столько украинскую, сколько советскую, последовательно «колеблясь вместе с линией партии». Вернее вместе с линией властьпредержащих. От восхваления Сталина – к его осуждению, когда это стало выгодным. От членства в ЦК КПУ – до выхода из партии, когда это стало выгодным. Но нам в школе в 1970-е, 1980-е годы, помню, «вдалбливали» произведения Гончара, как образец советской, антинационалистической литературы. Хотя исключение из закона симптоматично. Видать, после его принятия стало понятно, что в Украине фактически нет памятников не связанных с советским прошлым, и очень мало героев или просто известных исторических лиц, не связанных с УССР, поэтому вопреки первоначальному замыслу, закон не удалось сделать по исключительно по канонам галичанских националистов, каковым он был в первой редакции. В него вносили изменения, которые лишили его внутренней логики.

Дело в том, что этот закон не исполним на практике ибо посажены должны быть все более менее активные люди. Даже люди осуждающие коммунизм. Ведь закон запрещает не только коммунистическую символику, но и её элементы. То есть нарисовать серп и молот или даже отдельно молот и серп на расстоянии в Украине нельзя. За это должны посадить на пять лет с конфискацией имущества. А ведь эта символика используется даже на скульптурах возле главного входа в Букингемский дворец в Лондоне, где стоят скульптуры женщины с серпом и мужчины с молотом, прямо как на статуе «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной, только отдельно.
Нельзя в Украине изображать лиц, которые при советской власти занимали посты от секретаря райкома и выше. То есть первых двух президентов Украины Кравчука и Кучму нельзя даже фотографировать или показывать по телевидению. Более того, они сами не имеют права себя цитировать, вспоминать свои старые выступления. Ведь тот же Кравчук до разгрома ГКЧП, был членом президиума ЦК КПУ, тогда когда возглавлял Верховный Совет Украины, а раньше был секретарём ЦК КПУ по идеологии. Кучма был парторгом Южмаша.
Нельзя вообще цитировать людей, которые занимали хоть какой-то видный пост в партии при советской власти. То есть если вы сказали фразу приписываемую Ленину – «учиться, учиться, учиться», то вас должны посадить в тюрьму. Нельзя цитировать знаменитое обращение Сталина к народу: «братья и сёстры».То же со словами Хрущёва: «догнать и перегнать Америку», или Брежнева «экономика должна быть экономной». Нельзя и Горбачёва цитировать с его «ускорением и перестройкой». Нельзя даже переиздавать «классическую» книгу «антисоветчика» Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация», ибо она наполнена цитатами из сочинений В.И. Ленина.
То же касается сотрудников органов советской безопасности всех уровней. В Украине отныне не только Путина нельзя цитировать, но и тех сотрудников КГБ, которые перешли на сторону националистов, типа бывшего премьера Марчука или депутата парламента Кожемякина. Нельзя упоминать о полёте коммуниста Гагарина в космос, так как это «деяние связанное с деятельностью Коммунистической партии». Даже нельзя произносить название партии. Сказать публично КПУ, Компартия, КПСС – нельзя – формально по закону за это должны дать пять или десять лет тюрьмы с конфискацией имущества. Сразу после принятия закона даже в телепередачах направленных против Компартии одно время стали вместо слов КПУ, Компартия, ставить писк – «пи-пи-пи», как принято закрывать писком матерные слова. Потом от этого пришлось отказаться, ведь передачи стали труднопонимаемыми. Подумать только! Запрещено даже использовать НАИМЕНОВАНИЕ Коммунистической партии. То есть любой, кто даже критикует эту партию, рискует тюрьмой. А так, как в Украине из числа националистов не ругает Компартию только не ленивый, все они должны сидеть в тюрьме. Понятно, что на практике это не исполняется. Потому, что не исполнимо.


Глава 5. Как один  из авторов закона о декоммунизации демонстративно нарушил свой закон

Забавный случай произошёл с одним из соавторов этого закона, Юрием Шухевичем, народным депутатом Украины и сыном командира УПА, Романа Шухевича. Сразу после выхода закона о декоммунизации, в украинских СМИ появились материалы, что из всех тринадцати депутатов, подавших в парламент законопроект о запрете коммунистической символики, только Юрий Шухевич пострадал от советской власти, так как сидел в тюрьме. Остальные получили от коммунизма те или иные блага, некоторые даже карьеру сделали, благодаря коммунистическому строю. И вот Юрий Шухевич, выступая в парламенте, против изменений в Конституцию, во время терактов под зданием парламента 31.08.2015, не нашёл ничего лучшего, чем процитировать В.И. Ленина, причём «мовою оригіналу», то есть на чистейшем русском языке. Цитата из сочинений Ленина была не совсем точной, но близкой к оригиналу. Мы однако, процитируем здесь Шухевича, чтобы не нарушать законов о декоммунизации:). Вот, что сказал Шухевич, цитируя Ленина: «Раб, не осознающий своего рабства – просто раб. Раб, осознающий свое рабство и состояние, и борющийся с ним – это революционер. Раб, осознающий свое рабское состояние и восхищающийся благостью своего господина – холоп, хам». Надо сказать, что эти слова украинские националисты встретили бурными аплодисментами. Сказаны они были на всю Украину, во время прямой трансляции заседания украинского парламента, и многократно цитировались украинскими СМИ, как печатными, так и электронными. А теперь открываем закон об осуждении коммунизма, соавтором текста которого и был Шухевич. В статье 1, в определении терминов в подпункте «е», пункта 4, части 1 этого закона, говориться, что цитаты лиц, которые занимали в Компартии должность районного секретаря и выше, относятся к символике коммунистического тоталитарного режима. Статья 4 запрещает законом использование такой символики. А статья 7 вносит изменения в Уголовный кодекс, определяя наказание за использование такой символики, представителем власти, коим является народный депутат Украины Шухевич. Срок от 5 до 10 лет лишения свободы, с конфискацией имущества или без неё. Причём такой же срок за использование СМИ, даже не представителем государственной власти. То есть Шухевич попадает под санкции статьи дважды. Причём цитировал Ленина он в позитивном ключе. Почему же националисты не добиваются осуждения одного из авторов закона о декоммунизации?


Глава 6. Декоммунизации, как угроза для Украины

Всё это показывает, что законотворчество в Украине дошло до абсурда. Поэтому, после принятия закона, более вменяемые националисты, несомненно, по приказу американских кураторов, выписали так закон, что сажать в тюрьму можно избирательно – неугодных властям людей. Об остальных можно сказать, что использование коммунистической символики в их случае не приводит к пропаганде.

Недаром законы о декоммунизации вызвали недовольство в Польше (даже на уровне президента), в Израиле, не говоря уже о России. Ведь украинские националисты массово уничтожали русских, поляков, евреев и людей других неугодных им национальностей. Надо сказать, что в ОБСЕ негативно отнеслись к законам о декоммунизации, как к нарушениям свободы слова. А подобный (но более мягкий) закон в Молдавии, во многом был отменён, под критикой европейских организаций.
И самое главное, законы о декоммунизации напрямую нарушают Конституцию Украины, запрещая свободу слова и даже свободу мысли, по крайней мере, научно-исследовательской мысли.

Что ни говори, Украину, как государство в том виде, в каком она получила независимость в 1991 году, создали коммунисты. Границы Украины увеличивали именно лидеры коммунистов, последовательно – Ленин, Сталин и Хрущёв. Юридически присоединение Галичины, например, оформлено на базе пресловутого пакта Молотова-Риббентропа и последующими договорами подписанными коммунистическим сталинским правительством. Украина стала основательницей ООН, по решению того же И.В. Сталина, причём огромную работу в реализации этого решения провёл министр иностранных дел УССР Д.З. Мануильский, память о котором стирает в Украине, Институт памяти, в то время, как президент Порошенко хвастается с трибуны ООН, что Украина была одним из учредителей Организации Объединённых Наций. А вот вспомнить благодаря кому это было, украинцы уже не имеют права, им за это тюрьма грозит. И так обо всех остальных достижениях Украины, львиная доля, которых связана именно с УССР.
Поэтому вытравить память о коммунистическом прошлом невозможно, не подставив под угрозу само существование Украины. Хотя это невозможно сделать в принципе, ведь миллионы людей помнят о Советском Союзе, как о государстве, где Украина развивалась бурными темпами. Но так или иначе, законы о декоммунизации можно рассматривать, как покушение на территориальную целостность Украины. Ни УНР Грушевского, Винниченко и Петлюры; ни Украинская Держава Скоропадского; ни, тем более, несостоявшиеся государства Бандеры и Мельника, не имели тех границ, что УССР. Именно договора заключённые при УССР обеспечивают территориальную целостность Украины. Не говоря уже о создании промышленности и огромного культурного наследия при коммунистах. Украинские националисты не создавали государства, поэтому так безумно разрушают его. И всё ради того, чтобы потешить свои душевные комплексы, поизмываться над тем, чего боялись.

О коммунистическом режиме в законе о декоммунизации они пишут, что он осуществлял политику государственного террора, которая характеризовалась массовыми нарушениями прав человека, в форме индивидуальных и массовых убийств, пыток, преследованиям по этническим, национальным, религиозным, политическим и другим мотивам, нарушениями свободы совести, мысли, выражения взглядов, свободы прессы и отсутствием плюрализма. Надо сказать, что здесь они написали именно о себе. Вышеприведённая фраза очень хорошо характеризует политику украинских националистов. Как в прошлом, так и в настоящем.

Сергей Аксёненко

 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,014  секунд