Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Dеliriа

 
 
 
Глава 1. Монолог прокрастинатора
 
 
 
  Работа, работа… Каждое утро я обещал себе начать нормальную жизнь и найти работу. Собирался чинно вылакать чашечку утреннего чая, зевнуть в рассветное окно и заняться поисками доходного занятия. Кроме выходных, пожалуй – в выходные я правомерно отлеживал бока в кровати до обеда.
В принципе, я их отлеживал и в любой другой день, несмотря на попытки самоорганизоваться. Найти работу, снять крошечную однушку, взять свой погибающий ноутбук и доложить маме, что я готов к самостоятельной жизни… Прекрасные планы… Вот только полтора года для их реализации оказалось маловато. Это выяснилось только сейчас, в периоды ночных бдений в интернете. До этого казалось, что не завтра, так послезавтра я проснусь другим человеком и смогу хоть кому-то доказать, что я не безнадежен. Я даже в одну из таких ночей с энтузиазмом скачал какое-то хваленое руководство по прикладному успеху. Пролистал – пять страниц рекламы торговли на бирже без риска. Бред. Я не знаю человека, который купил бы себе квартиру на задворках и обычную машину благодаря торговле на бирже. Честно говоря, ума не приложу, как люди покупают себе квартиры и машины. Сам процесс, конечно, понятен – ты важно достаешь из кармана пачку денег и подписываешь какие-то бумаги. И все – оно твое. Вопрос в том, как эту пачку туда положить. Где, скажите мне, человек двадцати семи лет от роду может взять такую уйму денег?
Я подсчитывал – работая на обычной работе и не тратя на себя ни копейки (квартира мамина, еду покупает тоже она, ну и одежду там, и прочие мелочи), я смогу купить квартиру как раз к пятидесяти годам. А к шестидесяти пяти – еще и машину. Кому это надо? К этому времени мне и так достанется мамина квартира. Можно начинать жить. Печалька…
И знаете, это при том, что я не считаю себя умственно отсталым. Сколько не размышлял, получается, что я умнее многих своих знакомых. Меня часто так и называли – умник… Свои пять копеек в любом разговоре я мог вставить. Интернет доступен для всех, жажда знаний во мне не угасла, времени – хоть отбавляй. Вот вчера, к примеру, вникал в производство сыров. Сыр – это же целое искусство! Твердый, мягкий, с благородной плесенью (как же на нее все фукают, а еще плоско шутят о том, что у них тоже в холодильнике как-то завелся сыр с плесенью, причем бесплатно). А эта плесень, между прочим, растет на сыре только в одной пещере Франции – в других местах условия не подходят ей. Хочу на завтрак бутерброд с таким сыром, а не вчерашний суп – это помимо машины и квартиры. Будет квартира – первым делом махну в Ашан за сыром, наберу на пробу всякого. Каждый кусок сыра – дороже, чем зарплата у кассира в Ашане за день.
А еще, когда куплю квартиру, машину и завалю холодильник благородными продуктами, обязательно позову в гости папашку. Оплачу ему проезд – ехать же через полстраны, просто куплю билет и поставлю перед фактом – дескать, приезжай, пора бы и сына повидать, давно не виделись. Увидит во мне нового человека, наконец. Ну, или брякнет в своем духе: «А машинка-то фуфло, надо было японца брать, там качество на два поколения хватит»… Как будто он успел сменить десяток машин. Обязательно найдет, до чего прицепиться. Неудачник, а столько спеси.
Мама меня папашкой часто попрекала – что он мне отсыпал ворох гонора и забыл приложить возможностей. В принципе, мужик он неплохой, и называть его про себя папашкой я начал не так давно. До этого мне нравилось называть его отцом – с уважением звучало, и чуть отстраненно. А потом вот разобиделся на его вечные скептичные замечания, и он был дисквалифицирован и разжалован в папашку. С одной стороны, он мне вроде ничего не должен. Не бил, время со мной проводил охотно – я ему все детство в рот заглядывал и готов был конспектировать его тирады. Меня до слез разбирало, когда я по ночам слышал их с мамой перебранки. Он всегда отвечал ей спокойно и рассудительно, не орал на нее, чего не скажешь о маме. Мама могла и тяжелую артиллерию в ход пустить – например, чашку в папу. Ну, может и в стену, но мне из моей комнаты всегда казалось, что она чем-то кидает ему в голову. Утром я всегда первым делом обнимал его после таких перебранок, а сам незаметно разглядывал, нет ли на голове синяков или ран. Никаких синяков не было, и я радовался за папу. В то время он еще был папой – я был маловат, чтобы понимать всю увесистость слова «Отец», и звал его просто папой. Отцом он стал для меня, когда стал жить отдельно от нас – мне показалось, что скучать за отцом более солидно и по-мужски, чем ныть за папой. Неплохой мужик, но все-таки неудачник.  Да, пожалуй, глупо обвинять его в собственной несостоятельности.  Я взрослый человек, в двадцать семь лет стыдно просить у отца денег и возможностей, пора бы и самому добиваться. Но кто-то же меня этому должен был научить. Я, например, в двадцать семь лет машину водить не умею. А все потому, что у нас ее не было никогда. Если бы привык с детства к машине, то где-нибудь бы ее и раздобыл. А я даже не знаю, каково это – не толкаться по маршруткам в час пик.
С другой стороны, он тоже мог бы обвинить меня в своих неудачах. Ведь неудачником он стал в тот самый момент, когда на горизонте наметился незапланированный я. Встрял парень, и пошла полоса неудач. А ведь он тогда был намного моложе меня. Вот мне сейчас ребенка дай – и прощай мечты о квартире, машине, прощай, спокойная жизнь. Какой там сыр с плесенью – все до копейки на памперсы придется тратить.
Я ставлю на огонь чайник и вытряхиваю из чашки вчерашнюю заварку. Как же меня бесит эта вечная засохшая заварка в чашке! И что самое удивительное, я забываю о ней до того самого момента, когда утром начинаю готовить себе чай. Ну что за странная уловка у моего мозга – напрочь забывать об этой заварке, пока она еще не засохла…
Мою чашку, сыплю новую заварку в нее (заварник бы купить, но с ним та же беда, что и с заваркой -  вспоминаю о нем только в процессе чаепития), лью кипяток и ищу пепельницу. Тут же была вроде, она обычно кочует с подоконника на стол и обратно, без всяких неожиданностей. Просто мама курит обычно возле открытой форточки, вот и ставит пепельницу на подоконник. А я курю сидя, с чашечкой чая, вот и переставляю ее все время на стол. Эх, как же моего правильного папашу это бесит, не передать просто… Сам он не курит, зато считает обязанным выпилить мозг любому, кто при нем закурит. Собственно, они с мамой из-за этого и ругались. Вернее, начиналось все из-за денег у них обычно, потом мама открывала форточку и закуривала, и новый виток скандала заходил уже на тему курения. Так они и ругались – папаша лютовал, мама презрительно курила и парировала его нападки… Из-за этого у меня с курением какие-то злорадные отношения – как только закуриваю, тут же вспоминаю папашин праведный гнев, когда он меня увидел с сигаретой. Мне было тогда уже лет двадцать, не меньше. Он приехал первый раз за тот год, долго и старательно развешивал в прихожей свою куртку, как будто ему за это оценки ставят. А потом зашел на кухню ко мне, и я явственно услышал скрип его челюсти – он очень сурово ее подхватывал каждый раз, когда что-то его выбивало из привычного ритма. С тех пор налет легкого презрения ко мне не сходил у него с лица уже лет семь. Меня это тогда зацепило здорово. Нет, я не рассчитывал, конечно, что он хлопнет меня по плечу и отвесит что-то типа: «Молодец, парень, кури, ковбой, вырос уже ведь». Но его презрение вскрыло все мои детские обиды на него, как лезвием полоснуло и по скепсису, и по бесчувственной какой-то критике, которую он мне подсовывал вместо скупой похвалы. Похвалы я от него не дождался до сих пор, собственно говоря. Поэтому и переименовал его для себя в папашу. И закурил из вредности. У меня вообще создается впечатление иногда, что я все делаю из чувства обиды к папаше. Курю – как бы назло. Даже не самому папаше, а его образу во мне. Этот его образ во мне комментировал каждый мой поступок, и всегда все сводилось к тому, что я чувствовал себя идиотом. Даже машина, если по справедливости, нужна была образу моего папаши – чтобы понять, что я не полный неудачник. Вот вспомнил я вчера за машину – и папашин комментарий сам собой в голове у меня нарисовался… Может, если расхлебаться с этими неудачами, папашин образ успокоится и оставит меня в покое?
Я так разволновался, что пролил кипяток мимо чашки с заваркой, и вслух выругался. А потом злорадно ухмыльнулся папашиному образу, который неодобрительно выслушал мое затейливое ругательство. И пошел искать пепельницу.
Пепельница обнаружилась в зале возле маминого компа. Внезапно. Мама на моей памяти курила только на кухне, да еще на балконе у бабушки. С чего бы ей тут курить? Я заглянул в пепельницу, ковырнул пальцем ворох ровного пепла от каких-то бумажек и заинтересовался – что ей приспичило жечь ночью? Вечером пепельница была на кухне, с традиционными окурками, а теперь я ее нахожу в зале. Странно. Ну, мама моя в принципе странный человек – например, тапочки перед уходом всегда ставит задниками в сторону двери. Почему бы ей бумажки ночью в пепельнице не жечь?
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Михаил Акимов
 
28-01-2016
13:30
 
Никогда не сомневался в твоём таланте рассказчика. Хорошо написано.
Так что все мои замечания, Аня, по поводу неформатированного текста.
Очень тяжело читать: шрифт мелкий, а строка длинная. Тем более, мониторы сейчас с разрешениеми 16:9, и горизонталь получается просто жуткая. Я, например, мучился с тем, как найти начало следующей строчки. А чтение должно быть комфортным.
Когда сам ставлю что-то на Лаврик, вручную отбиваю абзацы и увеличиваю размер шрифта. Посмотри, например, здесь:  http://www.lllit.ru/lite ra/show_text.php?t_id=243 04
Сейчас на новых литсайтах новые текстовые редакторы: текст там с горизонтальных сторон ограничен рамками, поэтому не растягивается на всю ш9ирину страницы. Но у нас, увы, так.
Словом, советую.
P.S. Рад твоему возвращению на Лаврик. Напиши в личку, что нового в жизни.
Dеliriа
 
28-01-2016
23:51
 
Вы мне как масло на душу пролили, Михаил)
Очень переживаю за странный ироничный стиль изложения, не моя это задумка, но пишется почему-то именно так. Не получается суше и серьезнее.
А насчет форматирования - понятное дело. Мне в Ворде смотреть удобнее по абзацам, а тут длинно и тягуче. Исправлю позже, и выложу постепенно остальную книгу.
 
dаlilа
 
31-01-2016
16:35
 
А мне показался неубедительным отец героя - целостности не получилось. То он логически возражает скандальной матери на упреки, то гневается, и сам уже раскандалился с домашними настолько, что ему все назло делают.
Почему папа неудачник - тоже неясно. Предположу, что это поясняется дальше, но вообще-то это не тот вопрос, ответ на который я бы хотела искать в тексте, как читатель.
Отрывок для завязки слабоват, ни о чем как-то.  По идее, отсюда можно предположить, о чем будет книга. Погадаю. Вариантов два. Первый - тягомотные семейные отношения и такие же отношения с женщинами у героя. Второй: никчемный герой вначале - излюбленная завязака фэнтези, в особенности, попаданцев. Угадала?
 
Dеliriа
 
31-01-2016
17:02
 
Отца сокращу, тоже перечитала целиком все и заметила.
Да и не настолько он важен, это меня расплескало мыслью всуе.
О чем будет книга - сложный вопрос. И отношения там есть, и фентези. Не геройское, будничное.
Я все поправлю, замечания приняты)
 
Татьяна Ст
 
31-01-2016
18:20
 
Ну, насчёт того, как будут развиваться события - я заподозрила неожиданное положение пепельницы и некие перемены в матери. Предполагаю, это толчок дальнейших событий. А вообще - увлекательно и интересно читать. Я - с удовольствием. Про папашу - ну, может, где-то что-то и не соответствует, но человек, известно, сложен, нынче так, завтра нечто ему несвойственное выкинет, так что особо это не цепляет, ждёшь более существенных событий.
 
 

Страница сгенерирована за   0,023  секунд