Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Сергей Аксененко

 
 
 
Побег из дурдома
 
 
 
  Автор: Аксёненко Сергей Иванович


Побег из дурдома

повесть

Никто из героев этой повести не имеет никакого отношения ни к кому из реальных людей. Образ главного героя – собирательный, все намёки на реальных лиц, только кажущиеся. То же касается исторических персонажей. Место действия, хоть и называется Украиной, на самом деле, фантастическое государство и его нельзя смешивать с реальной Украиной. Ход событий развивается по канонам художественного произведения, хоть и напоминает происшедшее на Украине, но и во многом отличается. Другое дело, что почти все законодательные акты приведённые в повести взяты из реальных, которые предлагались националистами на полном серьёзе. Кое-что взято из книг и статей, которые украинские националисты публиковали на полном серьёзе, многое взято из постмайданной практики. Но так или иначе, автор не ставил перед собой задачу пересказывать реальные события. Это произведение относится не к документальному, а к художественному жанру.


Николай  Степанович Спучка был пациентом одного дурдома на западе Украины, хотя сам он был с востока Украины и по-украински говорить не мог. Разве, что несколько слов. Николай Степанович болел манией величия, и как это обыкновенно бывает с такими людьми, воображал себя Наполеоном.
Дело было незадолго до Майдана и режим на Украине тогда считался умеренным и многовекторным, типа «и вашим и нашим». Мол, будем России зубы заговаривать, уверяя в своей вековечной дружбе, а сами под шумок смоемся на Запад. Но это если из-за границы смотреть, то режим казался многовекторным, а если смотреть изнутри, то и при этом режиме шло назойливое насаждение крайнего национализма, шло насаждение бандеровщины.
И вот однажды явились в дурдом, где лечился Николай Степанович, штатные государственные агитаторы. Они привезли массу книг о Бандере и провели перед пациентами разъяснительную работу, рассказывая каким же великим человеком был Степан Бандера, сколько он истребил «ворогів України» и какой же страшной была его власть. Эта лекция произвела на Н.С. Спучку столь глубокое впечатление, что у него случился сильный душевный кризис, в результате чего сменился объект галлюцинаций. И вообразил себя Николай Степанович, уже не банальным Наполеоном, а вождём украинского провода, Степаном Бандерой. И ему так приятно было пребывать в сём образе, что он даже украинский язык выучил, благо вся литература, привезённая государственными агитаторами, была на украинском.
И всё бы оно ничего. Мало ли больных воображают себя Наполеонами, Гитлерами или Бандерами? Но тут случился на Украине Майдан – восстание националистов против многовекторных. Майданом называлась агрессивная толпа националистов на главной площади столицы, с микрофоном в центре. Майдан этот сильно хвалили по всем каналам телевидения, несмотря на то, что многовекторные пребывали ещё при власти и, по мнению Западного Мира, сильно зажимали свободу слова на Украине. Обитатели психбольницы каждый вечер смотрели репортажи  с Майдана и бурно их обсуждали.

Под влиянием этих волнений Николай Степанович в одну прекрасную ночь сбежал из дурдома, пробрался в ближайший майдановский штаб (такие были развёрнуты повсеместно на западе Украины) и был отправлен на Майдан волонтёром. В первый же день он прорвался к микрофону (благо, активности с такой болезнью ему было не занимать) и произнёс яростную речь, смысл которой сводился к призыву истребить «ворогів нації». После этого выступления его сразу же избрали сотником и ввели в главный штаб Майдана…
Только тут Спучка почувствовал себя в своей стихии. Он постоянно выступал на митингах, красовался перед телекамерами, постоянно строил и обучал бойцов своей сотни. Правда, подчинённых у него было не сто, а двадцать, но такие подразделения назывались сотнями независимо от численности. В общем, мания величия Николая Степановича, наконец-то нашла себе приложение. То за что его держали в дурдоме начало приносить выгоду.
Вскоре вокруг Н.С. Спучки образовался кружок почитателей, он обзавёлся преданными фанатами. Поначалу Николай Степанович представлялся Степаном Бандерой, в соответствии со своим болезненным бредом. Но вскоре заметил, что не все окружающие воспринимают сиё нормально, самые радикальные его фаны, считали его реинкарнацией Степана Бандеры, новым воплощением «провідника» украинских националистов. Сам Николай Степанович знал, что он настоящий Бандера, он ни секунды не сомневался в этом, такова была природа его болезни. Но, он пошёл навстречу своим поклонникам и начал делать вид, что он реинкарнация. А называли его украинские националисты  «наш провідник – Микола Спучка». Вскоре Мыкола Спучка стал одним из самых популярных деятелей Майдана.
Шли дни. Майдан стоял. Местные олигархи и Западный Мир обильно снабжали его едой, выпивкой, одеждой, боевым снаряжением, поставляли и обучали боевиков, устраивали бесконечные развлечения для майдановских стояльцев, проводя ток-шоу и фестивали. Но главное – микрофон. Он работал круглосуточно под контролем неусыпных агентов Западного Мира, хотя внешне казался свободным. Но, на самом деле, к нему не подпускали людей, чьё мышление хоть немного было свободным от зомбирования западными СМИ. Зато таким как Спучка были рады. Николай Степанович выступал и днём и ночью. Его популярность росла.
На Майдане было безопасно и весело, кроме последних дней. В это время многовекторные пошли на все уступки, согласились передать большую часть власти националистам, но при условии хоть какого-то компромисса. Именно компромисс и не понравился заокеанским представителям Западного Мира, и они в пику европейским, тем кто был за компромисс, устроили переворот, начав его со стрельбы, как по своим, по майдановцам, так и по милиционерам, которые защищали многовекторных. Николай Степанович Спучка уцелел в сей бойне, спрятавшись, как и ряд других будущих «героев Майдана» в бочку за баррикадой…
Так к власти на Украине пришли яростные националисты. И чтобы окончательно удалить от власти многовекторных, они вскоре разогнали парламент и назначили новые выборы под своим вооружённым контролем, чтоб не пропустить в парламент никого лишнего. Понятно, что Мыкола Спучка выдвинулся в депутаты, понятно, что выборы в таких условиях он выиграл. Лютый националист Спучка вполне устраивал своих хозяев, поэтому ему позволили победить на округе.

В парламенте Николай Степанович, продемонстрировал не меньшую активность, чем на Майдане. Таковы были особенности его душевной болезни. Он вносил законопроекты один безумней другого. Первой его законодательной инициативой был законопроект о полном запрещении русского языка на Украине, как «языка оккупантов». И это при том, что русский был его родным языком. Причём за случайное использование русских слов, если это было впервые, полагался штраф, если провинившийся попадался ещё раз – ему полагалось заключение в КПЗ на 15 суток за «паплюження мови». Отдельной статьёй законопроект запрещал наличие на клавиатурах компьютеров «ворожих» букв, «ы» и «ъ», тех, что есть в русском, но нет в украинском языке.
Вторым Спучка внёс законопроект о прославлении бандеровщины, о том, что если кто осмелиться критиковать Бандеру, истребителя «ворогів України», то такого гражданина ждёт тюрьма с конфискацией имущества. А сами бандеровцы, а также их потомки, руховцы и все их потомки, майдановцы и все их потомки, приравнивались к ветеранам и обеспечивались пожизненной рентой от государства. Было введено понятие «герой Майдану». Все «герої Майдану» включая, естественно самого инициатора законопроекта, Мыколу Спучку, получали соответствующее удостоверение, они считались героями Украины и им полагались неимоверные блага. Это при том, что весь «героизм» многих новоиспечённых «героев» заключался в том, что они приходили на Майдан ради дармовой еды и выпивки, а также ради майдановских эстрадных и карнавальных развлечений. Организаторы Майдана специально заманивали таким образом людей для массовости. Достаточно было пару раз пообедать с майдановской кухни, послушать пару песен с майдановской эстрады и пару выступлений от майдановского микрофона, чтоб стать «героєм Майдану» и получать пожизненные льготы.
Не забыл Мыкола Спучка и «ворогів», он внёс законопроект, по которому самой лютой каре подвергались те милиционеры, которые защищали законную власть от майдановского бесчинства, которые защищали государственные здания от захвата и разграбления, а памятники от вандальского уничтожения.
Следующим законопроектом он предложил сажать в тюрьмы всех, кто сомневается в европейском выборе Украины, кто сомневается в победе Украины над Россией, сажать планировалось также за публичное отрицание российской агрессии, а также сомневающихся в том, что «Україна понад усе», что «Україна для українців».
В следующим законопроекте депутат Спучка предложил посадить всех «ворогів Майдану» в фильтрационные лагеря, конфисковав предварительно их имущество. Врагов планировалось выявлять при помощи доносов соседей, по подозрительным словам, по «непатриотичному выражению лица».
После этого депутат Спучка внёс законопроект, по которому запрещалось называть Россию Россией, запрещалось называть её также Русью. Отныне эти термины должны быть закреплены только за Украиной. Россию отныне надо было называть Московией или «ворожою державою». Запрещалось также называть русских русскими, отныне они должны были именоваться «москалями». Нарушители сего считались государственными изменниками и должны были сесть в тюрьму на 12 лет, понятное дело с конфискацией имущества (таковая полагалась и для всех других нарушителей законотворчества Спучки). Также было предписано переименовать все названия связанные с Россией, начиная с XVI века и запретить их упоминания. Строжайше запрещались Дед Мороз и Снегурочка, как элементы «ворожої пропаганди». Деда Мороза надо было заменить Святым Николаем, а Снегурочку – Берегиней. Надо сказать, что Спучка был не очень образованным человеком даже до того, как сошёл с ума, поэтому он не заметил, что смешивает христианские и языческие традиции. Разумеется он запретил отмечать Новый Год, вместо этого – Рождество. Причём православное Рождество он тоже запретил, Рождество признавалось лишь католическое. Понятное дело, что планировалось запретить и Православную Церковь, а вместо неё создать «Единую поместную украинскую церковь», насильно записав в неё всех верующих. Был в законопроекте Спучки и ещё один пункт, в смысл которого, как говорится, без пол-литра не вникнешь. Мыкола Спучка предложил переименовать украинскую копейку в рубль. Зачем это? А это для того, чтобы лишний раз уязвить русских. Каково им будет, что в одной украинской гривне целых сто рублей? Ведь рубль – денежная единица России. Рубль и сам состоит из ста копеек. И это при том, что после Майдана гривня обесценилась в несколько раз. Отдельно запрещались русские имена. Особенно это касалось детей. Маша отныне, должна называться Маричкой, Миша – Михайликом,  Петя – Петриком, Наташа – Наталочкой, Алёна – Оленкой, Коля – Миколкой, Аннушка – Ганусей. Если дети продолжали откликаться на русские имена, их предлагалось сажать в карцер на неделю. При каждой школе и детсадике создавался карцер. А родителей таких детей предлагалось нещадно штрафовать.
Но Мыкола Спучка не только с Россией боролся. Главным объектом его ненависти был Советский Союз. Государство в котором он родился, провёл сытое обеспеченное детство, получил бесплатное образование, а родители его получили бесплатную трёхкомнатную квартиру. Непонятно, почему Николай Степанович Спучка так люто ненавидел СССР? Хотя, почему же непонятно? Всё понятно. Он же сумасшедший, он же из дурдома сбежал. Так вот, самым жестокой и безумной законодательной инициативой депутата Спучки был разработанный им документ, под названием – «Закон о декоммунизации». Согласно этому законопроекту весь советский период истории Украины объявлялся периодом «суцільної окупації, тоталітаризму та поневолення». Упоминать о советской эпохе можно было лишь в чёрных красках. Любое положительное упоминание должно было, по замыслу Спучки, закончиться тюрьмой для нарушителя. Понятное дело, с конфискацией имущества. Скажем, если у какого-нибудь гражданина, рождённого и выросшего в СССР, в присутствии двух свидетелей, случайно вырвутся слова, о том, что у него было счастливое детство, такого надо было сажать в тюрьму от 5 до 10 лет. Рождённые в СССР должны были отныне говорить, что их детство прошло в условиях оккупации и тоталитаризма. Все объекты, чьи наименования были связаны хоть чем-нибудь с Советским Союзом, начиная от предприятий, улиц и площадей, заканчивая городами и областями, а также горы, реки и озёра, должны быть немедленно переименованы. Причём это касалось не только объектов на Украине, но и за границей. Создавалась особая комиссия из числа самых рьяных националистов, которая должна была придумывать новые названия. Для предприятий подходящими названиями считались такие, как «шахта имени Дивизии СС-Галичина», для улиц – «улица имени Мазепы», для городов – «Петлюровск», для областей – «Бандерштадт». Когда парламентские журналисты спросили Мыколу Спучку, как же он собирается переименовывать объекты за границей, неужели он верит, что жители иностранных государств подчинятся решению украинской комиссии по переименования, Спучка ответил, что вначале переименуют названия на украинских картах, в учебниках и справочниках. А  после «перемоги українського війська над армією ворожої держави» захваченные города и сёла переименуют и на самом деле. Предлагалось также запретить показ советских фильмов, хранение советских книг, газет, монет, наград, дипломов. Предписывалось уничтожение всех памятников, а в перспективе, вообще всех объектов построенных при Советском Союзе. Строжайше запрещалось использование красного цвета на одежде, обуви, сумках, автомобилях. Запрещалось упоминание любых деятелей СССР от секретаря райкома и выше. Причём те из них, кто пребывал во здравии, из числа советских деятелей, ставших после развала СССР националистами и даже майдановцами, не могли уже упоминать о себе или цитировать себя, хотя некоторые из них были коллегами Спучки по парламенту. В общем, шизофрения постепенно завладевала умами. Строжайше, под угрозой тюрьмы, запрещалось поздравлять мужчин на 23 февраля, а женщин на 8 марта. Особо строгому запрету подлежал День Победы на 9 мая. Его не просто запретили праздновать. Отныне он назывался «Днём скорби». Ещё бы! В этот день был разгромлен фашизм! Запрещалось употребление словосочетания Великая Отечественная война. Эту войну отныне надо было называть лишь Второй мировой. А музеи Великой Отечественной переоборудовались в «музеи оккупации». Армией победительницей объявлялась не Красная Армия, а бандеровская УПА (Украинская повстанческая армия).
Что касается остальных законопроектов депутата Спучки, то один из них был реакцией на ситуацию в стране. Дело в том, что после победы Майдана рухнула экономика Украины, цены и тарифы возросли в несколько раз, а зарплаты и пенсии в несколько раз упали. Граждане резко обнищали. Государство утратило контроль над многими территориями. По оставшейся части страны расползлись вооружённые банды, которые называли себя самообороной Майдана, а на деле захватывали дома, санатории, предприятия; грабили людей. Поэтому резко возросла протестная активность граждан. Чтобы не было протестов, депутат Спучка предложил запретить гражданам критиковать действия органов власти. За это полагалось пять лет тюрьмы. Тюрьма полагалась также за участие в митингах, даже если участник просто стоял и никого не критиковал. Спучка наверное забыл, что сам Майдан был сплошным митингом, на котором день и ночь критиковались (это если мягко выразиться) действия органов власти. А, скорей всего, наоборот, он хорошо это помнил и опасался второго Майдана. Майдана против людей пришедших к власти в результате предыдущего Майдана. Эти люди очень боялись потерять власть и все блага с ней связанные. Надо сказать, что день победы Майдана, день, который вверг граждан Украины в пучину нищеты и бесправия, был объявлен главным праздником.
Упомянем также ещё один законопроект. Этим документом Спучка провозглашал стосемидесятитысячелетнюю (!) историю Украины. Отныне украинцам запрещалось сомневаться, что они являются древнейшим народом на земле и произошли они от укров-ариев-трипольцев. Особо подчёркивалось, что эти укры не состояли в родстве с «москалями», то бишь русскими. В документе разъяснялось, что именно укры изобрели колесо, плуг, колымагу, приручили коня и собаку, а также первыми начали пользоваться огнём. Что именно они, укры, изобрели буквы и иероглифы для того, чтобы выцарапать на дощечках Велесову книгу. Что именно укры диктовали демократию Европе и жили в беленных хатках, когда остальные народы жили в пещерах. Что именно укры основали древнейшие цивилизации – Шумерскую (Самарскую), Египетскую, Китайскую, Индусскую, Эллинскую, Римскую. Что первый фараон Египта – Менес, происходит из украинского райцентра Мена, основатели Рима – Ромул и Рем – выходцы из украинского города Ромны, индусский Будда – выходец из украинского посёлка Буда, а индусский бог Вишну, получил своё наименование от украинских вишен. Что древние галлы, это карпатские галичане. Что тысячу лет назад существовало государство под названием Украина-Русь, во главе с «украинским князем Владимиром», которое сделало свой европейский и евроатлантический выбор. Что именно украинцы во главе «со славным гетманом Пилипом Орликом», выписали первую в мире (!) конституцию ещё в 1710 году…
Эти откровения отныне должны изучаться в школах и вузах, а всякий сомневающийся, подлежал тюремному заключению. Как говорилось выше, Н.С. Спучка ещё до болезни не был ни умным, ни образованным, а когда сошёл с ума, то и подавно. Поэтому он и написал весь этот бред, который с радостью подхватили украинские националисты.
Наверное излишне говорить, что все законопроекты депутата Спучки были поддержаны парламентом и стали законами Украины.
Так бурно и плодотворно проходили парламентские будни Мыколы Спучки.

Тем временем подошли выборы президента Украины. Дело в том, что предыдущий, многовекторный президент, испугавшись Майдана, подло сбежал, как только началась стрельба, бросив защищавших его милиционеров на произвол судьбы. Он оставил их погибать и даже не предупредил, что сбежал. Зато не забыл увезти награбленное за время президентства богатство. Богатство для него было гораздо важнее, чем человеческие жизни. После его бегства власть перешла к главному штабу Майдана, который стал правительством Украины. А после избрания парламента, глава этого органа исполнял обязанности президента. И вот пришло время президентских выборов. Понятно, что депутат Спучка выдвинул свою кандидатуру. выдвинул самым первым из всех претендентов. Президентские выборы, как и парламентские проходили под контролем вооружённых формирований Майдана. Сразу было понятно, что президентом станет тот, на кого сделает ставку Западный Мир, кого поддержат украинские олигархи, которые делали всё по согласованию с Западом.
Незадолго до выборов состоялась тайное собрание тринадцати главных олигархов Украины, которым в совокупности принадлежало 66,6 процентов богатства страны. Это официально 66,6, на самом деле почти 99,9 процентов. В этом собрании принимали участие и послы стран Западного Мира.
После долгих многочасовых дебатов, президентом Украины было решено назначить Мыколу Спучку, легитимизировав сиё назначение путём «всенародных выборов». Дело в том, что послы и олигархи, в отличие от большинства граждан Украины знали, что Н.С. Спучка из дурдома сбежал. Именно поэтому на него решили сделать ставку. Примерно тот же трюк проделали тайные правители мира за восемьдесят лет до этого, когда привели Адольфа Гитлера к власти над Германией. Послы и олигархи решили, что дураком будет помыкать легче, чем нормальным человеком. И не ошиблись. К тому же их устраивала крайне националистическая, русофобская идеология, которую проповедовал в данный момент депутат Спучка. Правда, медики предупредили олигархов, что идеология Спучки может радикально поменяться. Его болезнь имеет такую природу, что для больного важна не идеология сама по себе, а его маниакальный бред, возможность ощущать своё величие. А что проповедовать для Спучки не важно. При определённых обстоятельствах, он может поменять свои «убеждения» на сто восемьдесят градусов. Он может с таким же неистовством проповедовать любовь к России и ненависть к Западу, как проповедовал обратное. Олигархи и это оценили. Они тоже постоянно меняли свои «убеждения» исходя из текущей выгоды, поэтому они почувствовали в Спучке «своего человека». Просто если для Спучки главным было его «величие», то для олигархов самым главным в жизни были деньги. Но для того, чтобы Николай Степанович не поменял свою идеологию в неподходящий момент к нему был приставлен специальный врач, который должен был контролировать течение болезни. А так, как сей контроль, от которого зависело геополитическое будущее страны, должен был продолжаться днём и ночью, то врачом Спучки был назначен особо подготовленный агент Западного Мира. Причём для более плотного контроля агент был выбран женского пола. Он должен  был в первую очередь очаровать депутата Спучку, а потом женить его на себе, используя специально разработанные технологии психологического тренинга. Этот же агент должен направлять всю политику президента Украины, получая соответствующие инструкции от спецслужб.
Понятно, что перед столь тщательно разработанными методами и нормальному человеку устоять было бы сложно, не то что умалишенному. Поэтому Н.С. Спучка был благополучно обольщён агентом женского пола, когда спецслужбы подстроили им, якобы случайную, романтическую встречу. Вскоре сыграли весёлую свадьбу, которая широко освещалась СМИ, стала топ-темой всех новостей, на много дней затмив собой все остальные темы, включая выборы президента. Надо сказать, что такое манипулирование информационными потоками значительно облегчило Николаю Степановичу победу на выборах.
Так Мыкола Спучка стал президентом Украины…

Именно здесь, на вершине власти, разгорелась в полную силу мания величия Николая Степановича Спучки. Правда, как и все больные такого рода, он не собирался ограничиваться Украиной, он мечтал о мировом господстве.
Не знал несчастный Н.С. Спучка, что он вовсе не великий, а просто неумный, да к тому же больной человек, что он марионетка в чужих руках. Но он бы ни за что не поверил, даже если бы ему рассказали всю подноготную его возвышения. Чтобы читатель понял, что чувствовал в момент прихода к власти Мыкола Спучка, мы приведём здесь начало его инаугурационной речи, с которой он выступал когда принимал присягу президента. Мы приведём её в оригинале на украинском языке, но русскоязычному читателю нетрудно будет понять смысл, так как большинство слов похожи. Правда, Спучка недостаточно хорошо знал украинский и в его речи есть огрехи.
Вот, что сказал Мыкола Спучка обращаясь к депутатам парламента и ко всему народу Украины: «Я є Спучка – геній нації, краса і гордість людськой цивілізації, світоч епохи! Я є Спучка – геній із геніїв, красень із красенів, світоч із світочів, велетень із велетнів! Чи народжувала Україна щось більш величне, ніж я – Спучка? Чи народжувала такого генія? Ні – не народжувала! Не було ще в історії України такого генія, як Микола Спучка! Чи бачив всесвіт щось більш грандіозніше, ніж я – Спучка? Чи бачив всесвіт такого красеня? Ні – не бачив!...». И так он говорил почти три часа подряд. Никто в зале, кроме присутствующей здесь его новоиспечённой супруги, которая ныне именовалась первой леди страны, чёртовой дюжины олигархов, ну и, понятное дело, послов, не догадывался, что вся инаугурационная речь, не более чем бред больного человека…
Политика президента Спучки мало чем отличалась от той, что он проводил в парламенте, будучи депутатом. Разве, что она стала более жестокой и безумной. К тому же теперь он составлял не законопроекты, которые надо было согласовывать с другими депутатами, надо было проводить через голосование в парламенте. Теперь он готовил указы, которые немедленно вступали в силу. Законопроекты в парламент президенту приходилось подавать лишь в самых важных случаях. Но и эти документы немедленно становились законами, так как в парламенте президент Спучка имел конституционное большинство.
Сразу же после инаугурации президент, по совету своей очаровательной супруги сформировал правительство состоящее на девяносто процентов из иностранцев. Западный Мир не очень-то доверял гражданам Украины, поэтому решил управлять страной напрямую, через своих агентов, а не через прислужников. Одновременно с формированием правительства, президент Спучка, опять таки по совету жены, подал в парламент законопроект, согласно которому половина правительства и парламента должна состоять из лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, то есть из гомосексуалистов и лесбиянок. И хотя сам Николай Степанович недолюбливал «голубых», супруга объяснила ему, что сейчас так принято на Западе, что без этого Украину не примут в «цивилизованный мир». Хотя в реальности в правительстве было гораздо больше нетрадиционных лиц. И пятьдесят процентов внесли в законопроект лишь для того, чтобы лишний раз не раздражать народ. Понятное дело, что Мыкола Спучка узаконил однополые браки и разрешил парады геев и лесбиянок.
Одним из первых указов президента Спучки, был указ о полном запрете любой информации из России (которую теперь официально называли Московией). Украинцам запрещалось читать российские книги, газеты и журналы, смотреть российские телеканалы, слушать радио, заходить на российские сайты в интернете. Делалось сиё для того, чтобы воспрепятствовать «ворожій пропаганді». Для контроля за этим было создано специальное министерство – «Министерство правды» во главе с самым неистовым сподвижником Спучки, Артемием Навуходоносоренко. Запрещены были российские фильмы и артисты, песни и пляски. На домах украинцев спилили спутниковые антенны, чтоб не смотрели в тайне вражеские каналы. Также граждан Украины лишили интернета, чтоб тайно не проникали на вражеские сайты.
Была запрещена торговля не только с Россией, но и транзитная, через территорию России в другие страны. Поэтому поезда в Казахстан, например, решено было отправлять через Африку и Австралию. Понятно, что стоимость товаров от такой «торговли» возрастёт в тысячи раз, но для реальной торговли оставили контрабанду. Конечно, последнее никто не афишировал. А поезд торжественно отправили в Казахстан через Австралию, отправили с оркестром и президентским напутствием. Первые несколько дней освещали его путь во всех СМИ, гордясь тем, какой ущерб нанесли России, лишив её украинского транзита. Вскоре поезд бесследно исчез где-то в дебрях Нигерии или пустынях Намибии. Больше о нём никто не вспоминал.
А от самой России Мыкола Спучка решил отгородиться… стеной. Да-да! Самой обыкновенной стеной. Он всерьёз утверждал, что хлипкая двухметровая чугунная решётка сможет защитить Украину от российских танковых армий. Ну что с него возьмёшь! Он ведь был сумасшедшим. Зато не сумасшедшими были те олигархи, которые посоветовали ему строить стенку вдоль границы. Она была им нужна, чтоб бюджетные деньги лишний раз украсть. Президент Спучка торжественно открыл стройку. Золотыми ножницами в присутствии многочисленных телекамер, он перерезал шёлковую ленточку, а золотым молотком торжественно вбил первый кол в землю. Оркестр играл гимн. После перерезания ленточки, был банкет на пятьсот персон за государственный счёт. Строители соорудили первые три метра стены. Этим всё и закончилось. А громадные деньги выделенные на строительство, исчезли в бездонных карманах олигархов.
Через две недели, когда население чуть-чуть подзабыло о стене, в СМИ подконтрольных олигархам (на Украине все СМИ подконтрольны олигархам), началась агитационная компания о том, что именно земляной ров надёжно защитит Украину от российских танковых армий. Вскоре из бюджета были выделены  деньги на сооружение земляного рва, который СМИ называли небывалым достижением украинской мысли, беспрецедентным чудом техники. Подрядчиками сооружения этого чуда вступили фирмы принадлежащие тем же олигархам. Со рвом повторилась та же история, что и со стенкой. Только дело было на другом участке границы и после пререзания ленточки президент Спучка не кол вбивал, а яму рыл. Хотя «рыл», громко сказано. Копнул пару раз позолоченной лопатой и отправился на банкет, теперь уже на семьсот персон. Украинские националисты очень любят парады и банкеты. Ров прокопали на пятнадцать метров и бросили. А деньги присвоили олигархи.
Так происходит со всеми государственными начинаниями на Украине. Потому она и является беднейшей страной Европы, несмотря на природные богатства. А Майдан против многовекторного президента олигархи устроили потому, что он решил сам воровать бюджетные деньги и с олигархами не делился. Все деньги шли в семью президента. Вот и поплатился многовекторный за свою непомерную жадность.
После этого президент Спучка в целях «усиления патриотизма», приказал перекрасить в национальные цвета все заборы, решётки, мосты и здания государственных учреждений. Понятно, что и за этим грандиозным начинанием тоже стояли ненасытные олигархи. На это тоже были выделены громадные бюджетные деньги, сразу же украденные. Правда перекраска мостов и заборов не заглохла так быстро, как ров и стенка. Идея очень понравилась украинским националистам, они восприняли её с энтузиазмом и перекрасили гораздо больше объектов, чем планировал президент. Они даже перекрасили все урны и мусорные баки, не понимая, что этим лишь вредят своим символам. В результате, вся страна стала жёлто-голубой. Правда вскоре яркие краски пожухли и запылились, смотрелись отталкивающе. Их надо было постоянно обновлять, но националисты к тому времени остыли. А яркие цвета, между прочим, не предназначены для улицы. А если уже их используют, то надо постоянно возобновлять покраску или хотя бы мыть объекты. Националисты же не обременяют себя мыслительной деятельностью, поэтому большинство их начинаний идут во вред даже им самим.
Вскоре, в целях, на этот раз, «повышения патриотизма», президент Спучка повелел всем гражданам Украины ходить в вышиванках. Мужчины к тому же должны были ходить в шароварах, а женщины – в плахтах. За появление в публичных местах без вышиванки, шаровар или плахты, нарушителям грозило пятнадцатисуточное заключение в КПЗ и крупный штраф. Срок обзавестись всем вышиванками, шароварами и плахтами был дан месяц. Понятно, что и за этим начинанием тоже стояли олигархи. Им принадлежали фабрики, где изготовлялись вышиванки, шаровары и плахты, которые стоили очень дорого. Указ президента привёл к тому, что граждане начали массово закупать украинскую народную одежду, влезая в непомерные долги. Лучше так, чем КПЗ и штраф, равный стоимости добротных шаровар. Олигархи ещё больше обогатились.
Следующим указом Спучка перевёл украинский алфавит с кириллицы на латиницу. Своё решение он обосновал тем, что Украина «идёт в Европу», а там используют латинский алфавит. Особо подчеркивалось, что отказ от кириллицы отодвинет Украину подальше от России, что новые поколения украинцев будут не в состоянии читать «ворожі» тексты и станут невосприимчивы к московской пропаганде. Теперь имя и фамилия президента писалась в соответствии с новой орфографией так – Mykola Spuchka. Хотя и за этим начинанием Спучки тоже стояли олигархи. По указу президента все украинцы в течение месяца должны были переоформить паспорта, свидетельства о рождении, о браке, дипломы и прочие важные документы. Новые документы выдавались на латинице. А предприятия, где выпускались документы, принадлежали олигархам. Цены были установлены на два порядка выше себестоимости. Массовая продажа новых документов очень обогатила олигархов. К тому же, началась переделка всех школьных и вузовских учебников. А фабрики где выпускались учебники, тоже принадлежали олигархам. И снова они получили огромные деньги.
А президент Спучка всё не унимался. В целях «усиления патриотизма», он издал указ, чтобы на каждом доме был вывешен государственный флаг Украины. А в жилище и на рабочем месте каждого украинца, должны висеть флаг и герб Украины, также портреты Степана Бандеры и Мыколы Спучки. Нарушителям сего грозил крупный штраф. Понятно, что и это начинание принесло олигархам немалую прибыль. Именно они контролировали изготовление жёлто-голубой материи, тризубов, портретов Спучки и Бандеры. После выхода указа, олигархи резко взвинтили цены на государственную символику.
Надо сказать, что на Украине активно внедрялся культ личности Мыколы Спучки, которого националисты называли «наш непереможний провідник». Его портреты висели во всех учреждениях, на бигбордах и лайтбоксах, ему сооружались памятники по всей стране. Радио и телевидение с утра до ночи пели ему дифирамбы, его изображения печатались на первых полосах всех газет и журналов. Одна за другой выходили хвалебные книги о президенте. Мыколу Спучку называли «фундатором української незалежності, керманичем революції національної гідності, видатним державним діячем всіх часів» и так на несколько страниц в том же духе. Штатные акулы пера, заявляли, что «Спучка, это Бандера наших дней». Бесконечно пропагандировали «видатні ідеї великого Спучки». Его фанаты приветствовали друг друга поднятой вверх рукой и словами: «хай живе великий Спучка!». Сокращённо – «хай Спучка!». Вскоре, президент своим указом сделал это приветствие не добровольным, а обязательным для всех граждан. А свой День рождения Спучка отметил грандиозным факельным шествием по всей стране и массовыми переименованиями в свою честь городов, сёл, улиц и площадей. Причём, «переименовывались» и заграничные объекты, включая столицу «ворожої держави». С утра, после исполнения гимна во всех учреждениях и на всех предприятиях, шло пятнадцатиминутное прославление Спучки. Вскоре он издал указ, что все украинцы должны делать то же самое и дома, сразу после подъёма, перед его портретом. Причём поощрялся донос домочадцев на главу семейства, если он не восхвалял «керманича» или восхвалял меньше, чем положено.
Параллельно усиливались репрессии по отношению к политическим противникам. Их без разбору бросали в тюрьмы. Особым шиком считалось унизить при этом человека. Жертву публично, в присутствии телекамер, в присутствии многочисленных журналистов, обливали зелёнкой, зверски избивали и кидали в мусорный бак. А по вечерам все телеканалы с восторгом освещали сиё действо, призывали молодое поколение учиться обращению с врагами, называя это безобразие «майдановским креативом», «внедрением европейских ценностей в Украине». Кстати, «майдановским креативом» называли также унитазы, которые националисты ставили на постаменты снесённых памятников советским воинам. Так они хотели посильнее унизить ветеранов. Ещё одним «майдановским креативом», были коридорные коврики и туалетная бумага с изображением «ворогів Майдану». Националисты считали, что если они вытирают свои ноги и задницы изображением своих врагов, то они таким образом, как бы побеждают этих врагов. Такая трансформация реальности, одна из причин, почему в истории украинских националистов, почти нет побед, одни поражения. А если и есть маленькие краткосрочные победы, то за ними неизбежно следуют поражения.
Для тех кто с недостаточным энтузиазмом воспринимал идеи Майдана, по приказу президента Спучки, открыли обширные фильтрационные лагеря в каждой области. В школах внедряли матерщину, обучая детей матерным частушкам по отношению к, так называемым, «врагам нации». Делали чучела этих «врагов» и заставляли детей избивать их и стрелять по таким мишеням. В школьных буфетах и столовых появились блюда с каннибальскими названиями. Свиные котлеты, например, назывались «котлети із москаля», а вишнёвый компот «компот із крові ворожих младенців». Людей подводили к мысли, что Украина должна стать расовым государством: «Украина для украинцев». Здесь должны, по замыслу националистов, жить только украинцы по крови, «чужинці – геть з нашої держави».

Понятное дело, что большинство украинцев (не говоря уже о людях других национальностей), не воспринимало безумные идеи националистов. К тому же, в условиях экономического кризиса, порождённого бездарным правлением майдановцев, началось массовое вымирание населения от голода и болезней.
И народ снова вышел на Майдан. Только теперь это был уже другой Майдан, Майдан направленный против националистов.
Что тут началось! Все представители Западного Мира потребовали от правительства Украины «стереть Майдан с лица земли». Они словно забыли, что совсем недавно яростно поддерживали другой Майдан и запрещали многовекторному президенту, не то, что разгонять его, запрещали даже защищать от захвата правительственные здания.
Президент Спучка бросил против народа не только полицию (так к тому времени называлась бывшая милиция), но и армию, что запрещено в цивилизованном мире. Майдан обстреливали из пушек и миномётов, бомбили с самолётов, применяли против людей огнемёты и танки. Но народ всё равно победил супостатов.
Так украинцы убежали из дурдома, в который превратили их страну националисты.

Виновных в массовых убийствах арестовали. Мыколу Спучку извлекли из президентского туалета, куда он спрятался, когда его резиденцию брали штурмом. Мыколу с огромным трудом оторвали от золотого унитаза, за который он цеплялся изо всех сил.
Дело в том, что после победы Майдана, многие майдановские руководители завели себе унитазы из чистого золота. Так поступили не все, а лишь те, кто сделал на Майдане стремительную карьеру, выбившись из самых низов. Золотой унитаз, они воспринимали как символ своего нового положения в обществе. Для них он был знаком их победы на Майдане. Поэтому, Мыкола Спучка очень дорожил своим унитазом. Тем более, что его унитаз отличался от унитазов других майдановских сотников. Хотя золото было примерно той же пробы. Но другие сотники для своих унитазов переплавляли золотые батоны, которые захватили во дворцах многовекторного президента, (тот вместо унитазов коллекционировал слитки чистого золота, выполненные в виде хлебобулочных изделий). Что касается Мыколы Спучки, то для своего унитаза, он переплавил «Скифское золото», золотые украшения древних скифов, которые Мыкола забрал из государственного музея, после победы Майдана. «Скифское золото» стоило на три порядка дороже, чем цена входящего в него металла. И хотя все унитазы сотников Майдана были стандартными, все на одно лицо, самыми обыкновенными унитазами, только из изготовленными золота, свой унитаз Мыкола Спучка, оценил на три порядка дороже остальных. Ведь его золото до переплавки стоило в тысячу раз больше.
Украинские националисты отличаются неимоверной жадностью и тщеславием.
Когда Мыколу отрывали от унитаза, он кричал, что унитаз свой никому не отдаст, что он его «выборол на Майдане». Из его слов выходило, что Майдан стоял только для того, чтоб Мыкола Спучка обзавёлся золотым унитазом…

И вот начался народный суд, над бывшим президентом Спучкой и его подельниками. На первом же заседании Николай Степанович заявил, что его судить нельзя, что он неизлечимо болен, что он давний пациент психбольницы, что у него даже справка имеется. Подробно рассказал, как и при каких обстоятельствах он сбежал из дурдома. И заявил, что судить надо не его, а тех кто пошёл за ненормальным больным человеком.
На суд вызвали врачей.
- Ваш пациент?
- Наш.
- Что ж вы так плохо за пациентами смотрите!
Но делать нечего. Больных, ведь, нельзя судить. Их надо лечить. Так Мыкола Спучка вернулся в свой родной дурдом, в ту же палату, где он воображал себя вначале Наполеоном, а потом Бандерой. Кстати, среди бывших правителей Украины, кроме Спучки, оказалось ещё несколько пациентов психушек. Их тоже вернули в альма-матер.
Остальных судили. Подельники Спучки как только не изворачивались, чтобы избежать наказания. Всю вину они сваливали на бывшего «провідника». Заявляли, что они не виноваты, что они лишь исполняли приказы безумного президента.
Артемий Навуходоносоренко расплакался на суде, сказал, что он больше не будет, что он никогда-никогда больше не будет истреблять людей. В конце своей речи, неистовый Артемий заявил, что он всегда был тайным сторонником «русского мира», что по убеждениям, он тайный марксист, а также иеговист, что он принципиальный противник любого насилия над личностью, что лютый супостат Спучка денно и нощно стоял над ним с топором в руках и заставлял исполнять свои сумасшедшие приказы, под угрозой зверской расправы. Но, как Артемий ни изворачивался, тюрьмы он всё равно не избежал. Ведь никто не обязан исполнять преступные приказы. Посадили и всех других сподвижников президента Спучки…

А что же Николай Степанович? Как живётся ему в родном дурдоме?  С ним, после возвращения произошёл один поразительный случай. Столь поразительный, что на нём надо остановиться подробнее. Читатель, несомненно помнит, что Н.С. Спучка болел манией величия. В психбольницу он попал, искренне считая себя Наполеоном. Потом он возомнил себя Бандерой и считал себя Бандерой и в то время когда был сотником на Майдане, и когда был депутатом парламента, и когда был президентом страны. Он искренне считал себя Бандерой, который с силу определённых обстоятельств, вынужден притворяться Спучкой. Недаром, в стране насаждался двойной культ – Спучки и Бандеры. И в дурдом Николай Степанович вернулся также воображая себя Бандерой.
И вот однажды попался ему на глаза роскошный фолиант, описывающий жизнь и деятельность «славетного провідника нації», вождя и президента Украины, Мыколы Спучки. Такие книги при его президентстве издавались огромными тиражами и рассылались во все учреждения, в том числе и в психбольницы, для усиления «патриотического воспитания масс». Фолиант был воистину великолепен. Выполнен в ярких красках, на шикарной глянцевой бумаге, с золочёнными сбоку страницами и превосходной тиснёной золотом кожаной обложкой. Это был просто шедевр издательского искусства! На каждой странице приводилось описание знаменательных деяний президента Спучки, цитировались его многочисленные высказывания на всевозможные темы. Были здесь и великолепные фотографии президента в разнообразных позах, были также изображения его многочисленных памятников, поставленных в срочном порядке по всей стране, были воспроизведены картины и гравюры именитых художников, изображавших Мыколу Спучку. Приводились также верноподданнические стихи, написанные в его честь самыми именитыми поэтами, приводились тексты и музыка песен, написанных в его честь самыми именитыми песенниками.
Чтение сего шедевра произвело на Николая Степановича столь потрясающее впечатление, что у него вновь случился сильный душевный кризис, в результате чего, снова сменился объект галлюцинаций. И перестал Николай Степанович Спучка воображать себя Степаном Бандерой, а вообразил он себя… Мыколой Спучкой, президентом Украины. То есть самим собой! Точнее тем, кем он был совсем недавно, причём был в реальности, а не в бредовых галлюцинациях. Но это было не возвращением к своему «я», то есть это не было излечением. Наоборот, это было новым, поразительным течением его болезни. Сиё событие стало самой настоящей сенсацией в медицинской науке. Несколько учёных защитили кандидатские и даже докторские диссертации, изучая болезнь Спучки… Так он снова стал знаменитостью, но уже в медицинском мире.
«Славетний провідник нації» Мыкола Спучка обитает в той же палате, где он обитал и будучи Наполеоном, и будучи Бандерой. Только теперь к нему ездят делегации врачей со всего мира. Больной очень польщён таким вниманием, ему кажется, что наконец-то врачи поверили в его величие. Можно сказать, что он наконец-то стал по настоящему счастливым человеком. Он обрёл себя. Лишь один факт немного смущает Николая Степановича. Его соседи по палате, те из них кто поздоровее, не верят, что их сопалатник на самом деле тот самый, знаменитый Мыкола Спучка.
Мало ли о чём грезит несчастный больной. На то он и больной, чтобы воображать себя императором Наполеоном или президентом Спучкой.


Сергей Аксёненко

 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,015  секунд