Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Проспектик

 
 
 
Белая горячка
 
 
 
  Белая горячка. Рассказы про детей
Юрий Пастухов


  Ванька Дроздов не хотел домой идти. Соседскому мальчишке Илье говорил:
       - Надоело так жить. Больше не могу терпеть, такие обиды переносить от отца.
       - А ты  из дома убеги!
       - А куда?
       - В деревню, к своим.
     Иван вспомнил про единственную тётку Лизу, которая жила на Севере
       - Далеко слишком на Север.
       - Ну, смотри сам. Я б от такой жизни убежал, - советовал Илья.
     Отец Вани, Пётр Сидорович, работал слесарем на заводе и любил с пристрастием выпить. Редкий день он приходил домой трезвым. Если бы не «золотые руки», давно бы его выгнали с завода. Сначала его разбирали на собраниях, затем на профкоме, пробовали даже лечить, но это не дало никаких результатов.
      При срочной работе «на заказ» или при аварийной ситуации на заводе Пётр Сидорович становился другим человеком. Мог не пить, а работать неделю, а то и две, пока не сделает. Ваньке тогда было хорошо, отец, правда, поздно приходил, зато трезвым.
     Ваня пришёл домой. Отец валялся пьяным на кровати. В избе было не прибрано. На столе недопитая бутылка водки и пол булки хлеба. Отец приоткрыл глаза и уставился на сына.
      - Ванька,готовь есть! – приказал отец и тут же погрузился в сон. Во сне он с кем-то разговаривал, кого-то материл и скрипел зубами.
      - Совсем измучился отец от водки, - глядя на него, подумал Ванька. Он вспомнил о единственной фотографии, где отец с матерью, ещё молодые и красивые, были сфотографированы после свадьбы. У Ваньки навернулись слёзы.
      - Что делать? Как помочь отцу, что бы  он не пил!
     Ему было тяжело так жить, но он ничего не мог поделать.Успокоившись, посмотрев ещё фотографию, он бережно поставил её на комод. Маму он плохо помнил, слишком был маленьким. Отец её сильно любил и, когда она умерла, запил.
    Ваня начал готовить ужин. Почистил картофель, поставил воду на печку. Отец проснулся и начал кричать на сына.
     - Ванька, давай есть!
     - Ещё не готово, - ответил сын.
    Отец вдруг освирепел, начал кидать в Ивана всё, что попадалось ему под руку.
     Иван убежал из дому к соседям.
     - Тётка хоть бы приехала, постыдила его. Совсем очумел отец. Может, помогла  бы чем, - говорил он добродушно соседке Татьяне. А та, усаживая его за стол, проговорила:
     - А ты письмо напиши.
    Она достала листок бумаги, дала ручку, и Иван начал писать: «Здравствуйте, тётя Лиза! Дорогая тётя, папка совсем спился, приезжай. Я с ним совсем измучился, он совсем алкоголиком стал. На меня кричит, да ещё бить начал. Я тогда не выдерживаю, ухожу к соседям. Спасибо тёте Тане. Она меня привечает. Про отца она говорит:
      - У него белая горячка начинается.
      Приезжайте! Твой племянник  Иван.
     Письмо он отправил на следующий день, но жить Ивану становилось совсем невмоготу. Отец ещё больше озверел, пьёт и бьёт его, никакой жалости не стало у него к сыну.
      - Убегу, ей-богу, убегу! – думал Иван. – Вот ещё раз побьёт, махну в деревню к тётке.
      - С другой стороны, жалко отца, - размышлял Ваня, - совсем пропадёт здесь без меня. Кому он нужен? Только мне.
     Иван всё же, после очередной порки, уехал к тётке. Первой хватилась учительница Вани, Нина Николаевна. Он у неё учился в пятом классе. Ваня был, способным и трудолюбивым учеником. Нина Николаевна знала положение в семье Вани, жалела его. Через день она пошла домой к Дроздовым. Отец уже пришёл с работы и был «навеселе». После очередного запоя у него тряслись руки, и голова плохо соображала. Опохмелившись, он начал размышлять:
       - Где же Ванька? Чёрт побери!
       В дверь постучали. Вошла Ванина учительница.
       - Здравствуйте! Я пришла узнать, что с вашим сыном. Ваня в школу не пришёл.
       - Это как это в школу не пришёл. А где же он? – Спросил Пётр Сидорович.
       - Я  хотела у вас узнать, думала, что случилось?
       - Что-нибудь натворил, мать твою, - мелькнуло у него в голове.
       Петра Сидоровича даже пот прошиб, и похмелье исчезло.
       - Что делать?
       - Надо в милицию сообщить, - ответила учительница.
      Пётр Сидорович, не помня, как оказался на улице, шагал в отделение милиции. По дороге он почувствовал сердцебиение и головокружение. Подойдя к зданию милиции, он отдышался и вошёл в отделение.
       - Сын у меня потерялся, - еле выговорил Пётр Сидорович. Дежурный милиционер записал фамилию, возраст, как выглядел Ваня и в чём был одет.
       Придя домой, Пётр Сидорович занемог. Его грудь сжимало, давило, тяжело было дышать. На следующий день он не смог пойти на работу, было тяжело на душе.
        - Как  же я с сыном поступил,  что он от отца родного ушёл, - думал он о сыне.
       Прошло три дня. Ваню Дроздова обнаружили дежурные милиционеры на одной станции, далеко от дома. Дорогой его покормили, расспросили, почему он убежал, а когда его привезли домой , то знали о нём всё. Отец, как  увидел сына, хотел было встать, но не смог. Ваня подбежал к отцу.
      - Папочка, что с тобой? Я хотел за тётей Лизой поехать, - сказал, всхлипывая, Ваня и уткнулся в отцовскую щетину.
      - Сыночек, родной, наконец-то вернулся,  думал, что больше не увижу, - говорил отец.
     Петру Сидоровичу с  каждым днём становилось всё хуже и хуже. Приехала тётя Лиза и стала ухаживать за больным отцом. Но хороший уход не помог подорванному здоровью Петра Сидоровича, вскоре он умер. Похоронили отца рядом с матерью, а Ивана тётя Лиза увезла на Север жить.
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,015  секунд