Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Ирина Артюхина

 
 
 
Без любви
 
 
 
 
В качестве эпиграфа. Автора не знаю:

— Здравствуйте, у Вас любовь есть?
— Нет.
— А когда будет?
— Не знаю, климат изменился... она редко бывает. Возьмите секс.
— Нет, спасибо! У меня его много — как сорняк кругом растёт, надоел уже.
— А Вы его со специями приготовьте...
— Я секс готовить умею. Что только с ним не делал, только без любви не тот вкус. Секс без любви можно только с голодухи и то самый спелый.
— Ни чем Вам помочь не могу, любовь давно не завозили и когда будет не известно.
— Ладно, тогда дайте семена отношений, может любовь вырастет…

Безусловно, «это» может свести с ума молодых. И не молодых. Вернее, отсутствие «этого». Соитие, половой акт, а попросту – трах. Трах на завтрак, обед, ужин. Или в дополнение. Или вместо. Это стало удовлетворением необходимой потребности. Необходимой, как поплакать, когда невмоготу, или посмеяться, когда нет мочи сдержаться. О низменной человеческой нужде говорить не хочется. Хотя для некоторых это тоже часть игры сексуального воображения. Оговорюсь, в самом слове «sex» я слышу нечто холодное, буднично-вязкое, грубое, даже циничное, как голая баба с раздвинутыми ляжками – берите все, кому не лень. Поэтому так не люблю это холодное заморское слово. Да и «трах» звучит так же не убедительно, и лишено это понятие тайного, интимного, волшебного. Знаете почему? Потому, что все это – то и есть – голая баба с раздвинутыми ляжками. Любовь – это совершенно другое…
Любовь – это совершенно другое. Это что-то настолько сильное, заполняющее всего тебя, что обычные вещи ты видишь совершенно иначе, понимаешь мир по-другому, воспринимаешь близость, как самое волшебное, что есть в этом мире. Не просто «съесть, насытиться и забыть о нужде», здесь от начала до самого последнего вдоха все не так. Раньше люди не кричали об этом на каждом углу, не выносили «это» на люди. Любили. Оберегали. Хранили в душе. А если и случалось невтерпёж, то наслаждались сладостным ожиданием этого. И дождавшись, утопали в необычайном состоянии блаженства от близости. Любить – это слиться в одно в едином порыве со сложным букетом эмоций и чувств, с желанием дать и взять. Любить – это безоговорочно довериться. Любить – это взаимно. Это делить не только (не столько) кровать, жизнь и все её производные…
Нынешние люди обленились. Они не хотят обременяться любовью, ибо ответственно и несвободно. Хотя спроси влюблённых о такой несвободе, они ответят, что рады ей. Потому, что так всегда – кого любишь, тому волей-неволей подчиняешься – в малом или в большом. И от этого строится мир – их мир – влюблённых и любящих.
Тот мир секса без любви лишен сострадания, сочувствия, нежности. В нём нет тепла, человеческого тепла. Это удобно – получать секс с доставкой на дом. И никакой головной боли. Трахнул\трахнулась и дальше живи себе без волнений за партнера. Без проблем и суеты. Как перекус на ходу. Надо – заказал, как пиццу, и жди курьера в течении часа, предвкушай… Это не обязательно проституты и проститутки. Образно обобщила. Сузила будничный круг человеческой природы…
Я не пуританка вовсе, и как очень многие люблю эти сладкие конвульсии. Мне по душе эта двойственность тандема, но не любой ценой и без острых приправ, от которых наворачиваются нешуточные слезы потом, которые текут, то ли от обиды, то ли от того, что вляпался в какую-то скверну и уже не отмыться, то ли просто от пустоты.
Не осуждаю нынешних людей – подвожу черту. И больно от этого. Знаю не понаслышке об этом. Вкушала я и суррогат, и чернуху секса, и набегу вдруг. И любовью довелось насладиться, поэтому знаю, какая она. Мне есть с чем сравнить.
Не знаю, но мне кажется, что мы чего-то постепенно лишаемся. Чего-то важного для нас, драгоценного и настоящего, в отличие от просто sex(а). И мы сами меняемся из-за этого. Внутри нас что-то меняется. В худшую сторону. И не потому, что женщина перестала быть загадкой для мужчины. И не потому, что стала чересчур доступной, не давая мужчинам быть мужчинами и заслуженно получать наслаждение, добившимся расположение женщины не полным кошельком, а страстными поступками, говорящими о его желании обладать этой женщиной. Вседозволенность меняет внутри нас восприятие, которое становится тусклым, скучным, как и сама жизнь.
Это не плохо, наверное. Просто обнищание души. Просто материализация желанного, которое перестает быть мечтой, радостной  целью и духовной подпиткой. Просто секс, лишенный обязательств. Одна пища ведь приедается, какая бы она вкусная не была. Плохо то, что мы не умеем (или не хотим) перевоплощаться в процессе, чтобы это было всегда желанно и интересно. Для любимых. Для себя.
Грустно как-то. Безнадежно. Человек становится другим. Или мне одной только так кажется?
           28.10.16г
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,056  секунд