Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Димон Дарк

 
 
 
Рссвет в тигровых красках
 
 
 
  Скажу честно, я родился далеко отсюда. Не в Темном Городе, не в мирах Кольца. Дальше, несоизмеримо дальше… Да, да, я знаю, что вы мне скажете …  Что кроме жалкой крохи мест, которые здесь называют «осколками» не существует ничего. Но подумайте – люди ведь всегда склонны преувеличивать свое значение, так же как и значение своей магии! Всего лишь сто-двести лет назад, когда Аномалия еще существовала, и переход в иные измерения  для граждан Темного Города был возможен, к моим словам отнеслись бы совсем по-другому…
Хотя, чаще всего, я не рассказываю людям кто я и откуда. Особенно с тех пор, как дал деру с университета. Почему я сбежал? Надоело быть подопытным кроликом, а маги из Университета вряд ли могли предложить что-нибудь полезное. И я совсем не считаю себя обязанным этим старым маразматикам. Конечно, спасибо им огромное за то, что научили меня местному языку – тайри – но ведь и они поиздевались надо мной, как хотели. И измывались бы еще. Наверное, мне нужно было потребовать жалование за свои труды. А вы думаете – легко было сидеть без движения несколько часов подряд, пока этот придурок-художник нарисует мой портрет?
Наверное, я бы мог рассказать этим колдунам много интересного о своем родном мире. Скорее всего, я бы так и сделал. Еще и щелку показал, через которую смог просочиться. Если бы сам знал, конечно, где она находится. И вообще – если бы помнил хоть что-нибудь конкретное.
Нет, не подумайте, я не терял памяти. Скорее всего, некоторые участки моего мозга заблокированы. Возможно, это последствия перехода. Но как бы там ни было, помню я слишком мало. Но даже со своими скудными знаниями. Я могу уловить основное отличие Темного Города от моего мира. И дело не в форме домов, или оттенке кожи. Это естественно, что аборигены отличаются ее неестественной бледностью. Наверное, еще поколений через пятьдесят, в Темном Городе будут жить одни альбиносы. А все из-за того, что их глаза никогда в жизни не видели солнца. Это и есть особенность моего мира – чего-чего, а солнца там хватает…
Иногда даже много бывает…
И, наверное, солнце – единственное, за чем я скучаю здесь. Вечная ночь. Там, дома, я любил это время. С луной, со звездами, желательно – летом, чтобы не холодно было… Но потому-то и ценилась ночь, что заканчивалась. А потом нужно было целый день ждать, пока она наступит снова. А в Темном Городе – хоть жди, хоть не жди, толку нет. Рассвет здесь не наступит никогда.
Сбежав с Университета, я поселился в порту. Знаете, странное место. Но, наверное, оно было единственным, где я мог бы жить. Знаете почему? А не было здесь той готической вычурности у домов, всяких колонн и ужасных барельефов. А так то же самое – узкие кривые улочки, кошмарное нагромождение зданий, иногда кажется – как здесь жить можно? Можно, - отвечаю я, - еще как можно! И, что приятно, никто в жизни не найдет. Даже если очень захочет. А потому, что после роскоши, пусть и относительной, которой меня пичкали в застенках Университета, ни одному здравомыслящему магу в буйную головушку не пришла бы идея искать меня в этом, далеко не самом богатом и комфортабельном районе Темного Города.
Жил я в мансарде. Не нужно ухмыляться! Да, в мансарде! А где мне еще жить по-вашему? Денег у меня почти не было, поэтому пришлось довольствоваться тем, что есть. Спасибо, что хоть такое жилье подвернулось, а то пришлось бы ютиться в сыром подвале, а то и вообще прятаться в доках… А так – хоть какой никакой, а комфорт. По крайней мере – сухая постель, и горящий камин. Что еще нужно человеку?
Конечно, фиг бы я устроился здесь сам. Поймите меня правильно – чужой город, незнакомые люди, все со своими принципами, моралью, порядками. Да и города я не знал совершенно. Но в университете я встретил девушку… А если точнее – ученицу одного из факультетов. Не помню, как они назывались – слова такие, что язык сломать можно. Все ее называли не иначе, как Фия. И честно говоря, даже не знаю, какой магией она занималась – черной или белой. Да и не все ли равно? В конце концов – все это деление весьма условно. По крайней мере мне так кажется. А девушкой она была хорошей, и что немаловажно – симпатичной.
В общем, мы с ней сошлись быстро. Она оказалась на диво любопытной, и мне приходилось много рассказывать о моем мире. Нужно сказать, что развязывать мне язык у нее получалось намного лучше, чем у этих зануд-магов. Без всяких заклинаний и мерзко пахнущих эликсиров, которые к тому же никакого эффекта не приносили, она выуживала из меня куда больше сведений. Я даже представить не мог, что я могу помнить сколько разной белиберды.
А потом, когда я собрался убегать, она согласилась помочь мне. Эту мансарду нашла она. Конечно, с самого начала жить здесь было невозможно. Пришлось делать ремонт, наводить порядок. Зато сейчас здесь вполне благоустроенное – по меркам Порта, конечно, жилье.
Вот так я здесь прожил несколько месяцев. Небольшой доход – помогал отважным мореходам разгружать рыбу. Кстати, основным моим блюдом была все-таки рыба, и только для Фии я придерживал фрукты. Рыбу она не любила с детства. Приходилось извращаться. К слову – и фрукты здесь были какие-то не такие, как дома. И вкус, вроде похожий, но чего-то в них не доставало. Может, солнца?
Район порта – сам по себе район интересный. Честно говоря, его предназначение затерялось в веках. Сейчас ни один большой корабль не заходит сюда, и не выходит отсюда в плаванье. А все потому, что не так уж и далеко от берега мир заканчивается. Дальше – только туман. Человеку в нем нет места. Были, говорят, недоумки, которые решили посмотреть – что там, за пеленой. Посмотрели. Только толку от этого – ноль. Думаю, они уже никогда никому ничего не расскажут… Только рыбаки, что стараются держаться у берега все еще выходят в море. Рыбные запасы не истощаются – видимо, этим тварям плевать на все преграды и туманы.
Этим вечером Фию я не ждал. Обычно мы уславливались, когда она заглянет ко мне в следующий раз с очередным ворохом новостей… Поэтому я зажег две свечи (благо, этого добра в Порту навалом), и погрузился в чтение. Книги мне приносила Фия. Где она их брала, не знаю. Скорее всего, в университетской библиотеке – сильно сомневаюсь, что это громадное здание завалено одними только трактатами на тему истории и магии. Руку на отсечение даю, там собрано абсолютно все, что печаталось в Темном городе за последние полторы тысячи лет…
Отрываться от книги я не хотел, но кто-то уж слишком настойчиво тарабанил в дверь. Пришлось закрыть книгу, положить ее на край стола. Промелькнула шальная мыслишка – снобы из Университета все-таки добрались и сюда – например, проследили за моей рыженькой ведьмочкой… Хотя, с другой стороны, слышал я, что меня уже никто не ищет. Пропал кролик? Ну и ладно… Помучат теперь кого-нибудь другого. Студентов, например.
Шаркая ногами, я подошел к двери.
-Ну кто там? – зевая, спросил я.
-Фия. – пискнула девушка за дверью. Черт! Неужели, что-то случилось?
Я открыл засов, и она ворвалась ко мне в комнату, захлопывая за собой дверь. Такой напуганной я еще не видел. Никогда-никогда. Она могла быть веселой, грустной, скучной, да какой угодно! Но не такой. Не испуганной. Иногда мне казалось, что эта отчаянная колдунья не испугается ни черта, ни бога… Тем более, богатого мира. Здесь они были какие-то странные, при желании их можно было увидеть. И, если очень постараться, замочить. Кого тут бояться?
-Что произошло? – спросил я.
-Произошло, - сказала она. – И не где-то, а здесь. В порту.
-Что? Что в порту?
Девушка подошла к столу, и залпом выпила стакан воды. Глубоко вдохнула, перевела взгляд с меня на книгу,  которую я перед этим читал. Недоуменно прочитала название. Словно не понимала – как в такую минуту я могу тратить время на это? Неужели, действительно стряслось что-то важное? И насколько необычное, что даже Фия, моя маленькая и бесстрашная Фия, испугалась?
-Не знаю, – отдышавшись сказала она, - там что-то происходит. Не знаю как это описать. Боги! Это нужно видеть! И маги ничего не могут сделать. Совсем!
-Маги? Не могут ничего сделать?! – я покачал головой.
Теперь понятно, почему девушка так напугана. В мире, где без магии даже чихнуть нормально нельзя, это действительно странно. Весь Темный Город держится на магии. Он дышит ею, и не может без нее существовать. Даже погода и температура воздуха контролируется магами, которых  называют Погодниками. И здесь, смотри, все каноны и правила рушатся. Так нельзя, такого не может быть, при чем потому, что быть такого не может! И вдруг – на тебе… Получите, распишитесь… Так ведь и крыша съехать до самого карниза может.
-Мало того, мы даже обращались к жрецам и ласкарам. Они тоже впервые сталкиваются с таким…
-К каким жрецам? К каким именно?
-Ко всем! И к темным, и к светлым…
Я почесал затылок. Знаю, знаю, воспитанные люди затылки не чешут, максимум – кончик носа… Хотя, если смотреть с другой стороны, хорошо что чесал затылок, а не что-то еще…
-Боги! Да что там происходит? – выдохнул я.
-Да какая разница? – взорвалась девушка. – Что ты заладил – что происходит, что происходит!.. Тебе нельзя больше здесь оставаться! Ни минуты, слышишь? По прогнозам мастеров эта гадость через пару-тройку суток поглотит весь порт. Уходить нужно уже сейчас.
-Но почему именно порт? Не Сомат, не Нашенбри? Почему эта гадость вперлась именно туда, где я так удачно окопался? – конечно же, вопрос был риторический. Но Фия решила, что это ее касается…
-Эта гадость лезет из моря, - сказала девушка. - Там еще есть такие… С огромными глазами. Даже не мигают!
По ее телу пробежала дрожь омерзения. Я усмехнулся – Фия жутко не любила морепродукты, а здесь – такой подарок. Я бы сказал – совершенно неаппетитный. Но вот зернышко-то рациональное в ее словечках точно есть… Проще – сваливать нужно, при чем – сваливать не медля. Хорошо, личными вещами обрасти не успел. Вернее, не успел привыкнуть настолько, чтобы жалеть.
-А еще черные… Слизь.
-Слизь?
-Да. Да еще и пахнет… - девушка поморщила свой очаровательный носик. Что ни говори, а симпатичная она, особенно, когда морщится. Или – злится.
Я подошел к окошку, выглянул наружу. Все как всегда – нихрена в этой чертовой темноте не видно, только черепица поблескивает тускло. Пожал плечами – кажется, спокойно.
-А ведь ты рисковала собой, когда шла сюда, - сказал я.
-Не важно. Боги, что же ты копаешься? Собирай свои вещички, и уходим!
На сборы много времени не понадобилось – я выгреб из стенного шкафа груду запасного белья, засунул в большой рюкзак. Туда же бросил легкие штаны – моя гордость, между прочим, сверху - камзол. Остатки еды  засунул в кожаную сумку поменьше, а потом бросил ее сверху на одежки. Завершающий штрих – бутылка вина, а вино в Темном Городе всегда было особым! – и сборы окончены.
-Долго, - буркнула Фия.
Я улыбнулся, попытался легко щелкнуть ее по носу. Девушка привычно увернулась, и больно стукнула меня локтем под ребра. Аж дух перехватило. Фия свирепо зыркнула на меня, и направилась к выходу. Мне ничего не оставалось, как чесать вслед за своей благодетельницей. Она быстро сбежала по ступеням – счастье, что высоких домов в Темном Городе не строили, а в районе порта – и подавно. Я вдруг подумал, что жить в каком-нибудь вычурном районе мне не улыбается. Совсем. Там меня мигом опознают эти зануды из Университета. И второе – если Университет не найдет способа бороться с этой напастью, то твари вполне могут перебраться и в другие районы. С них не убудет…
Поэтому, как мне кажется – самый оптимальный выход. Сваливать куда-нибудь в осколок Шепчущих Озер, и забыть навсегда о таком злачном месте, как Темный Город. И обрубить за собой мосты, кстати. Жили все эти Осколки без горячо любимого города боги знаю сколько лет? Вот и еще поживут…
Конечно, озвучивать свои соображения я не стал. Не хотелось расстраивать Фия, да и получать очередной тычок тоже. Да, с этой леди лучше не спорить… А то можно и парочкой синяков не отделаться. Прибьет – не заметит…
Улица ударила холодом. Все никак не привыкну к этому дурацкому климату. Здесь всегда прохладно – вот у меня в комнате, возле камина… Там, конечно, куда комфортнее. Фия уверенно шагала по мостовой в одном ей известном направлении. Уж и не знаю, как ей это удается, не заблудиться в этом дичайшем переплетении кривых улочек, где поворотов больше, чем извилин в башке у Ректора Университета. Тем более, что ни с какими планами она не сверялась, просто перла вперед, да еще и меня за собой тащила. С рюкзаком за спиной я принялся отставать, но получив парочку замечательных и весьма красноречивых взглядов, вздохнул, и поднажал. Фия всегда ходила быстро, но сегодня ей словно скипидара на известное место налили. Так и летит вперед… Фиг догонишь!
Я не заметил, как из-за очередного поворота выскользнула тень. а когда заметил, было поздно – закутанный в плащ незнакомец  перегородил нам дорогу. Черт! Я же всегда говорил, что шляться по ночам в порту – не к добру. А если учесть, что ночь здесь всегда… Правильно – без нужды соваться на улицу смысла нет! Я вдруг подумал, что боец из меня не ахти… смогу ли я защитить девушку от посягательств. Задержать – смогу, но ведь моя рыжеволосая фурия вряд ли смоется, пользуясь случаем. Такие поступки не в ее характере!
А через секунду все страхи отлегли от сердца – из тени вышел никто иной, как Кей. Кей был тем парнем, с которым мне приходилось делить комнату в университете. Он был моим соседом и надзирателем в одном лице. Помню, однажды я напоил его вином, и пока он был в отключке – сбежал из университета. Могу поспорить на что угодно, проснулся этот парень с жуткой головной болью. А похмелиться не с кем… Когда я об этом думаю, то меня начинает мучить совесть. Хотя, вот Фия говорит, что у меня такого понятия, как совесть, отродясь не было! Опять же – врет. Откуда ей знать, что у меня было отродясь, если она меня знает от силы год-полтора?
Кей шагнул вперед, раскидывая руки в объятиях.
-Ди! Давно же я тебя, поганца, не видел!
-Привет, - сказал я ему.
Мы обнялись. Фия взирала на нас безучастно – так уставшая мама иногда смотрит на не в меру расшалившихся детишек. Словно раздумывает – им сейчас раздать подзатыльников, или – потом? Пока мы обнимались, я успел шепнуть бывшему соседу на ухо:
-У меня вино в рюкзаке!
-Это хорошо, - ответил Кей одними губами. Наверное, улыбнулся, поганец. Знаю я тебя! Вот, думаешь сейчас – «А Фиг ты меня еще раз вокруг пальца обведешь!». И ошибается! Нужно будет – обведу.
-Поздоровались? – сказала Фия нетерпеливо. – Тогда давайте, шевелитесь. Чем быстрее мы выберемся отсюда, тем лучше.
И мы начали выбираться. Вернее, попытались. Как вы уже. Наверное, поняли, нам это не удалось. Вообще, процесс исхода нас из  района порта продвигался успешно. Мы с Кеем перебрасывались фразами, вспоминая все те веселые вечера, которые происходили в нашей обители. Иногда, конечно, моего бывшего соседа и надзирателя пробивало на философию. Такой уж он человек – любит пофилософствовать. Да вся его философия – слова. Пока еще он ничего не сделал для подтверждения своих идей. «Но я же студент еще, - вспыхивал он, когда упоминались столь нелицеприятные особенности его жизни, - вот закончу Университет… Все заговорят о великом мне!». В таких случаях я ухмылялся. У меня дома так думали почти все, и лишь один из десяти реально что-то делал.
А потом мы напоролись на лужу черной слизи. Фия резко остановилась, и сделала шаг назад. Ее лицо стало бледным, как лунный свет. Я тоже притормозил. Глядя на такое дело, вдруг понял – видел я уже такое.
По поверхности лужи прошла рябь, а через мгновение на ее поверхности стал возникать большой пузырь. Слизь пыталась подняться.
-Шоггот, - сказал я, - драпаем отсюда!!!
Схватил Фия за руку, и дал стрекача в том направлении, откуда мы пришли. Кея тоже долго упрашивать не пришлось.
-Как ты назвал это? – спросила Фия на бегу.
-Потом, – сказал я, - эти твари жутко резвые. Ты даже не представляешь, насколько быстро они ползают!
Девушка обернулась, и поддала газу. Зря это все, - подумал я, - от этой твари практически невозможно убежать. Пока кого-нибудь не ухватит, не успокоится.  Я обернулся – огромная черная змея скользила по шероховатым камням, не оставляя нам шансов на спасение. Хорошо, что Кей и Фия никогда раньше не сталкивались с подобными тварями. Да и вообще – вряд ли кто в Темном Городе сталкивался с подобными экземплярами, разве что давно. Еще в Новую Эпоху…
Через несколько минут мы выдохлись, а черный червь не уставал. Даже умудрился сократить расстояние между нами. Это плохо, - подумал я, - нужно.. Додумать я не успел – Фия резко остановилась, выдернула руку. И принялась чертить в воздухе какие-то странные загогулины. Потом выкрикнула что-то, складывая пальцы в особый знак. Горячая волна подхватила шоггота, и унесла его куда-то вглубь улицы. Я не стал ждать, пока тварь вернется. Ухватил девушку за руку, и затащил в ближайший дом.
-А говорила, ничего не умеешь, - буркнул я, - не говорили в детстве, что врать грешно?
-А сам? Говорил. Не помнишь ничего. Как ты назвал это, черное?
-Шоггот, - сказал я, - но я все равно ничего не помню. Просто увидел, и – вспомнил. Наверное, сталкивался когда-то.
-Оно из твоего мира? – поинтересовался Кей.
-Нет, – сказал я, - вряд ли. Скорее, наоборот. Кажется, они живут здесь, рядом. В море, за Барьером.
-А, - кивнул Кей, - а вылезли зачем?
-Да так, просто. На других посмотреть, себя показать. Показали! На нашу голову…
-Но как бы то ни было, в городе им не место, - сказала девушка. Я улыбнулся.
Совершенно верно! Эти ребята могут так напакостить… Мда… Точно – нужно сразу подальше рвать когти. К Шепчущим Озерам. Уж там-то эти твари, скорее всего, не водятся… Наверное.
Я выглянул в окно, и сразу же убрал голову. Прикоснулся указательным пальцем г губам – тсс.. Тихо! На улице стоял знакомый нам шоггот. Сейчас он был похож на странное черное дерево, с извивающимися ветвями. Эта аморфная тварь могла менять облик. Но, даже если шоггот решит закосить под благополучного гражданина – здесь его сразу раскусят. Знаете почему? А негров в Темном Городе не бывает! Вот такая вот не совсем политкорректная фишка…
Хуже всего то, что шогготы передвигаются абсолютно бесшумно. Вот представьте такой момент – идете вы по улице, темно, здесь все время нифига не видно,  и вдруг не понятно с каких делов вам отгрызают голову прямо возле родного дома. Приятно? А если вы все-таки каким-то шестым чувством узнали о не очень приятном спутнике, то убежать практически нет шансов. Во-первых. Эта тварь отлично чувствует себя в темноте. Иногда она даже сливается с ней. Во-вторых. Передвигаются они, как я уже сказал, достаточно быстро. И, конечно, в третьих. На самом деле шоггот состоит из маслянистой полужидкой субстанции, которая может затвердевать или разжижаться по необходимости. То есть – когда вам будут откусывать голову, или какую-нибудь другую часть тела, зубки у шоггота будут непременно острыми. Но если вы спрячетесь за запертой дверью… Эта тварь размякнет, а потом к своей радости и вашему удивлению, просочится сквозь щели в дверях. Кстати, не факт, что она будет вас грызть. Вполне в ее вкусе обволочь вас своим телом, и переварить так сказать, в не пережеванном виде. Как удав лягушку. Честно говоря, ни первый, ни второй вариант меня не устраивал. Думаю, моих спутников – тоже. А если учитывать, что эти твари очень даже хорошо все слышат, органы чувств у них на уровне, я молился про себя всем известным мне богам – от Кцеткалькоатля до Душеприказчика – чтобы эта тварь не засекла нас по ударам сердца, которое, казалось, вот-вот проломит грудную клетку, и покатится по грязному полу.
Так мы просидели целую вечность. Не шевелились, не разговаривали, не дышали. Гремели сердцами на всю улицу. Так, что, наверное, только глухой бы не услышал. По крайней мере, мне так казалось. В тишине мне то и дело чувствовался еле слышный присвист движения полужидкой массы по дощатому полу и легкий запах шогготового тела. Но, кажется, нас пронесло. Шоггот оказался на удивление глухим. К нашему счастью, - подумал я, - он не засек этот чертов стук. Осторожно выглянув в окно, я не заметил шоггота, и вздохнул с облегчением.
Рано! Мгновением позже мой взгляд споткнулся о черную лужу входной двери. Затаился, стервец! Ну, ничего. Мы пойдем другим путем, по крышам. И как только я решил поделиться своей гениальной мыслью с друзьями, меня прервали самым что ни на есть грубым образом. А, точнее, ударом в челюсть. Я отлетел к противоположной стене. Черт! Мы ведь вломились в чужой дом, даже не поинтересовавшись мнением хозяина. С другой стороны – свирепые в этом Темном Городе нравы! Никакого тебе гостеприимства, чуть что – сразу в глаз…
Когда в глазах у меня перестали танцевать круги всех цветов радуги, а на это ушла куча времени, наверное – с полсекунды, я столкнулся глазами с хозяином. И от этого взгляда мне захотелось уползти куда-нибудь подальше, забиться в самую щелочку. Потому. что лицо было на удивление знакомо. Выпученные лягушечьи глаза, зеленоватый цвет кожи, удушающий запах тины. Именно о них мне говорила Фия! И сделала эта тварь самую большую каку, которую только могла. В смысле – подняла шум. Наверняка не очень дружественно настроенный к нам шоггот прет сюда на всех парусах! Я приподнялся на локтях, пытаясь встать. Нет, подумал я, глядя на рухнувшее рядом тело незадачливого хозяина, все-таки принимать в этом городе гостей принято. Иначе, с чего Кей бил тварь так сильно?
-Он здесь не один, - сказал я, - эти подонки охотятся стаями. Но как бы там ни было, наверх, живо!
Ни Кей, ни Фия даже спрашивать не стали, почему. Кей только еще раз приложился носком ботинка к виску твари. Тварь сразу перестала шевелиться. А я уже прыгал по пыльным ступеням на второй этаж. За мной еле поспевала Фия, а ниже топал ботинками Кей. Внизу невнятно вскрикнули, после чего крик пе6решел в плотоядное хлюпанье. Все ясно – шоггот добрался до веселого хозяина. Полчаса теперь у нас есть – пока наш недавний знакомый закончит трапезу…
Дверь второго этажа распахнулась, и в освещенном прямоугольнике возникла еще одна фигура. Я даже вскрикнуть не успел – мимо моего уха что-то просвистело, и фигура грохнулась на пол с метательным ножом в горле. Я поднялся к нему – желтоватая кровь шипела и пузырилась.
-А ведь их предки когда-то были людьми, - сказал я, вспоминая древнюю легенду.
Интересно, что со мной? Память услужливо выкладывала передо мной необходимые сведения. Как сейчас помнил старую книгу в тяжелом переплете. Знаете, огромный такой, пыльный фолиант, переплетенный кожу. Он еще на ключик закрывался. Только ключика, помню, у меня не было, пришлось ломать замок вручную.
-Откуда ты все это знаешь? – спросила девушка.
-Да так… Книжки в детстве интересные читал. Забыл, а сейчас вот вспомнил.
А я-то думал, что мне всю ночь кошмары снились! Все эти твари виноваты, будь они неладны! Я посмотрел в глаза Фии. Красные. Верно – тоже не спала всю ночь…
-Сюда бы леди Шету, - сказал Кей, - вот она бы навела порядок!
-Лайзетт Шета удалилась на покой, и тебе это прекрасно известно, - сказала Фия, - и я не припомню, чтобы она что-то понимала в магии.
-Не помнишь? Говорят, к ней даже боги прислушивались! понимаешь? Боги! Не то, что твои друзья – колдуны, которые ни одного заклятья нужного не знают.
-Как это… Ни одного?
-А где они? Почему эти твари до сих пор бродят по улицам Темного Города? Почему не вмешиваются ни Колдуны, ни боги?
Я посмотрел назад. Кей, кажется, был раздражен. И не то, чтобы просто раздражен –просто в ярости! Я понимал его – парень волновался за судьбу близких. Да и Города тоже. В Университете могли прививать чувство патриотизма…
К тому времени мы уже дошли до крыши. Я приподнял крышку люка, огляделся. Чисто, можно выходить. Крышка с лязгом обрушилась на черепицу – черт бы побрал этот шум, - и мы выбрались наверх. Я осмотрелся. Идти по крышам – неплохая идея. Дома в Темном городе строили на удивление близко один к другому, поэтому шанс уйти у нас был. А потом – сразу к Шепчущим Озерам.
-Не вмешиваются, потому что знают – бесполезно. Вряд ли те, кого вы называете богами, в состоянии справиться с Древними. Они порождение совсем другого мира, над которым не властна ваша магия, – я качал головой. Кей подозрительно посмотрел на меня.
- Что-то ты слишком много болтаешь. Откуда такие глубокие познания?
-Кажется, я и здесь оказался только потому, что вплотную был занят проблемой Древних. Ну… Вот этих самых тварей. И их богов.
-То есть, это ты их сюда перетащил? Твоих рук дело?
-Исключено, - сказал я, - в эту щель вряд ли просочился хоть кто-то… К тому же, кажется, для них эти дороги закрыты…
-Так почему ты не ушел? К своему любимому солнцу, о котором так много говорил! Это и есть твое солнце? Эти черные твари – они же из твоего мира, верно?
-Нет, не совсем…
-Не ври! Я не такой идиот, как ты думаешь!
-Я не вру, - я тоже начинал заводиться, - Кей, подожди, давай поговорим нормально, без крика…
-Нормально? Ты говоришь – нормально? Притащил к нам всю эту мерзость, и еще смеешь говорить мне о том, что здесь нормально? Почему ты не ушел к своему любимому солнцу, а, Ди? Ты ведь ненавидишь этот мир! Ты ненавидишь Темный город только потому, что здесь нет твоего любимого солнца! Ты ненавидишь его, я ведь прав, а. Ди? Потому ты и притащил сюда всех этих тварей!
-Да, - закричал я, срываясь, - да. Я ненавижу это место. А что здесь можно любить? Скажи, что? Вечную темноту – как она уже достала?! Думаешь, мне так сильно нравится прятаться по закоулкам от ваших занудных профессоров, которые явно решили разложить меня по косточкам на полке? Разобрать по клеточкам и изучить каждую в отдельности? Думаешь все эти ваши ласкары и боги-недоумки достойны любви? Как меня все достало! Да, я ненавижу это место! Да! Да! Да! Я видел другое, лучше! Пускай я не помню его, пускай! Там не рай, но все же – там есть свет. И небо голубое! Понял? Не эта чернота, а голубизна! Голубое небо можно любить, но как любить вашу вечную тьму?
-Значит, ты признался. Что привел сюда всех этих…
-Нет! И еще раз нет! Я не стал бы! Если мог, я бы просто ушел отсюда!
-Врешь, сказал Кей, и прыгнул на меня.
Кажется, я уже говорил о том, что боец из меня никудышный. Поэтому, как вы понимаете, шансов против Кея у меня было ноль. Он ухватил меня за шею, и мы грохнулись. Ломая черепицу. Дальше все выглядело приблизительно так – мы с Кеем катались по крыше, он пытался сжать пальцы у меня на горле, и периодически бил меня головой. Я же старался оторвать его цепкие руки от своей шеи, и сделать хотя бы один –крохотный – глоток воздуха. Кожа над моей бровью лопнула, и глаза заливала липкая кровь. И прибавьте к этому Фию14,0 которая что-то кричала нам, и безуспешно пыталась разнять нас. короче говоря, шума мы наделали вполне достаточно, чтобы к этой крыше слезлись все шогготы, которые прохлаждались в округе. Вы же не думали, что эта тварь вылезла из моря одна?
Правильно! И пока мы катались по крыше. Как трехлетние дети на пикнике, угадайте-ка, что случилось? Правильно, мы переполошили всю округу. Не самый лучший случай незаметно ускользнуть, верно? Короче говоря. Спасло нас только то, что мы подкатились к самому краю крыши, и Кею пришлось оторвать руки от моего горла, и ухватиться за черепицу, чтобы не свалиться вниз. Пользуясь случаем я отполз в сторону. Осколки битой черепицы со стуком падали вниз. Фия прекратила орать, и подала мне руку. Помогая выбраться. Уже вместе мы вытащили Кея на безопасный участок.
-Кей, ты идиот. – сказала Фия, - ты хоть понимаешь, что ты сделал?
-Что? – громко крикнул мой бывший сосед, - что я сделал? Я сейчас придушу этого подонка!
-Заткнись, - оборвала его девушка, - смотри по сторонам!
Я оглянулся, и замер от ужаса. Со всех сторон к нам приближались бесформенные груды, поблескивающие в свете фонарей. Мало вам одного шоггота? Нате!
Не удивлюсь, если и наш знакомый уже закончил трапезу. Одно радует – система «свой чужой» у этих тварей, видимо, не работает. Хотя, в Аль Азифе написано, что у шогготов умишка не меньше, чем у какого-нибудь высоколобого мага…
-И что будем делать? – спросил Кей.
Он сказал еще что-то, но я не расслышал что именно. Перед моими глазами снова открывался пыльный фолиант, вычурные английские буквы, объясняющие прописные истины для тех, кто столкнулся с теми, кого быть не должно. Я снова бежал глазами по желтым страницам, и мое сердце трепетало от страха. Мерзкие глубинные гхоли, шогготы, жестокие уродцы из народа Тчо-тчо… Волнующий сон Ктулху в морских пучинах… Да, тогда мне было явно не до смеха.
-Бегите, - сказал я, - когда они станут медленно двигаться, бегите!
-А ты?
-Встретимся возле доков, - сказал я, - идите к докам. По крышам. Иначе вас найдут эти лупоглазые. А высоту они не любят…
Кажется, Фия что-то сказала. Но я не слышал ее, я не слышал больше ничего. Мое сознание проваливалось в глубокий транс, как когда-то давно, в другом месте… Забытые строки сами всплывали в сознании – те, кто хотя бы раз прикоснулся к Аль Азифу прокляты тащить этот камень вечно… Знание, ужасное, омерзительное знание не может исчезнуть просто так…
-Зос киа н’ган ктулху, - шептал я, - зос киа н’ган ктулху! зос киа н’ган ктулху! зос киа н’ган ктулху!
Я почувствовал их присутствие. Они бюыли повсюду – черные, скользкие, плотоядные. И я был между ними, то кружился, раскинув руки, то падал на колени, хватаясь за голову руками. Дерзкая мантра. Она забирает кучу сил, говорят – годы и годы жизни. Но лучше уж потерять годы одной-единственной жизни, чем укокошить на месте троих сразу. Мой голос с каждым прочтением становился все громче, пальцы складывались в заветный знак
-Зос киа н’ган ктулху! зос киа н’ган ктулху! – отзывалось эхо.
Я кричал все громче и громче. Мой голос срывался, я знал, что даже, если все закончится хорошо, я не смогу нормально разговаривать несколько дней. Но мне было все равно. Я взывал к древнему божеству, спящему на дне морском. Не знаю, слышал ли меня великий Ктулху, но вот шогготы слышали, это точно. Я не видел их, я вообще ничего не видел, только пульсирующие нити их жизней, которые я спутывал в один большой клубок. Не зацепить бы свою – вот она, мерцает красным цветом. И нити моих друзей. Они все еще близко… Боги, да что же они так близко? Почему? Неужели, не понимают, что они усложняют мне работу? Нет, говорит мне мой внутренний «Я», и не поймут никогда.
-Зос киа н’ган ктулху! зос киа н’ган ктулху!, - надрывался я.
Мне казалось, в голову заползла черная змея, и принялась там куролесить. Башка разрывалась от пульсирующей боли. Нет, не обращать внимания. Я произносил мантру снова и снова, боль нарастала. Краем сознания я почувствовал, как по шее потекло что-то теплое. Кровь? Ну и пусть. На губах тоже солоноватый привкус. Кровь или пот? Не важно! Не важно! Нужно читать, нужно читать эту проклятую мантру!
-Зос киа н’ган ктулху! зос киа н’ган ктулху! – крикнул я в последний раз, и затих.
Открыл глаза – а что, они были все время закрыты? Я один, окруженный застывшими фигурами шогготов. Вот так-то ребята, - подумал я, - теперь бы убраться отсюда как-нибудь. И, желательно, Побыстрее. К докам. Точно. Ребята меня ждут там. кажется, я знаю, что нам делать. Черт, только почему подниматься так сложно? Я приподнялся, и вновь рухнул на черепицу. Оказывается, все это время я  валялся пластом. Как давно я упал? Не помню. Да и не важно. Черт, что с моей рукой? С трудом подношу ее к глазам… Точно – разорвал кожу об острый кусок черепицы… ну и ладно! фиг с ним! Главное подняться, и к докам… Провести еще один сеанс антишоготтовой пропаганды мне не улыбается.
Я снова пытаюсь подняться. Теперь уже становлюсь на колени. Меня вырывает. Еще этого не хватало – содержимое моего желудка смешивается с кровью. Точно, - думаю я, - весь в крови, с ног до головы!
Меня кто-то подхватывает под руки, помогает подняться. Я поворачиваю голову, и узнаю Фию. Черт, что она здесь делает?
Меня подхватывают и с другой стороны. Кей? Снова… Нет, я не могу сейчас драться. Давай попозже. Они ведут меня. Куда? Фия что-то говорит?
-Давай же, приходи в себя, - кричит она. – нам нужно уходить. А то твои шогготы проснутся!
Точно, думаю я, – обязательно проснутся!
Собираю волю в кулак. Кажется я потратил слишком много сил. Скашиваю глаза – у Кея в руках мой рюкзак. Надеюсь, бутылка с вином не разбилась.
Мы идем. Прочь, по крышам. С каждым шагом идти легче – силы постепенно восстанавливаются. Или я беру частички энергии у Кея и Фии? Нет, нельзя… или – у меня нет другого выхода?
-Почему вы не ушли? – спросил я. Говорить получалось с трудом.
-Идиот, - буркнула девушка, - как ты мог подумать обо мне… О нас такое? Думал, что мы тебя бросим? Как бы ты сейчас добирался до доков?
Никак, - подумал я, - никак не добирался. Валялся бы там, пока шогготы не отошли бы. А потом задержал бы их на несколько секунд… Пока их пищеварение справилось бы со мной…
Да и сейчас мы двигаемся медленно… можем не успеть. Вон, эти твари должны уже начинать оттаивать… Или – не должны? Кажется я неплохо завязал их струны… Пока распутаются. Жаль, что их нельзя оборвать…
Между домов мы переходили по длинной доске, которую Кей тащил с собой на плече. Да, особой прыгучестью шогготы не отличаются, но никто не помешает им преследовать нас по мостовой – рано или поздно мы все равно остановимся, или спустимся.
-Смотрите, - прохрипел я, - эти твари просто так появиться здесь не могли. Даже если за туманом у вас хаос. Кто-то должен был открыть дверь отсюда. И самое нормальное место для этого – доки. Там пустынно. Никто не помешает… нужно найти, где…
-Заткнись, - оборвал меня Кей, – держи лучше, глотни. Может, полегчает?
Он подсунул мне мою же бутылку вина! Я жадно припал к горлышку, прохладная жидкость потекла в рот. Как же хорошо, – подумал я, – и говорить легче. Не так дерет горло…
-Эй, все не выпей. А то захмелеешь, тогда толку с тебя…
-Когда это я хмелел от вашего компота? – обиделся я.
Фия захихикала рядом.
-Кажется, он идет на поправку, - сказала она.
Когда мы добрались до доков, я уже был в состоянии передвигаться сам. По металлической лестнице мы спустились с крыши крайнего дома, пересекли большую площадь, заваленную какими-то старыми ящиками и остатками утлых рыбацких лодчонок.
Здесь могут тусоваться эти, лупоглазые. Страшно подумать – их предки когда-то были людьми. До тех пор, пока некая тварь по имени Дагон не принялась насиловать женщин на берегу. Потом рождались дети, которые к совершеннолетию окончательно тупели. И уходили в море. А дети этих уродов вообще на землю не вылезали… За исключением таких случаев, как этот.
Об этом я рассказал ребятам.
-Откуда ты это все знаешь? – спросил Кей, в голосе которого я уловил остатки неприязни. Он словно говорил мне: мы еще поговорим с тобой… позже.
-Когда-то давно... Не здесь… Мне в руки попала старинная книга. Ее написал один безумец… В ней описаны все эти твари, которых быть не должно. Страшное и опасное знание. Именно из-за этой книги я попал в Темный Город.
-Но как? Ведь город изолирован?
-Если бродить по углам  и изгибам… И уберечься от Псов, стерегущих их…
-По-моему, похоже на бред, - сказал Кей.
-Похоже, - сказал я, – очень. Поэтому это знание запретно. Видимо, у вас – тоже. Забыто, заброшено.
-Не забыто, - сказала Фия, - кто-то же натворил все это?
-А не могли ли эти твари пробраться за тобой? – спросил Кей.
-Нет, - покачал головой я, - исключено. У них другой путь… Они ходят только напрямик.
Совсем рядом шумело море. Я подошел к нему, оторвал кусок подкладки под камзолом, намочил его в морской воде. И принялся оттирать кровь с лица, а потом и с рук. Попадая в царапины и ранки, соль неприятно щипала. Но что  стоила эта боль по сравнению с той, что еще отзывалась в моей голове?
-Там, в доках, конец всему? – спросил Кей, - идем, найдем это проклятое место…
-Да, - сказал я, вставая, - нам нужно идти. Хотя, и я не против отдохнуть… Но в любом случае – потом у нас будет время.
Мы брели по темным докам. Это только название такое громкое – доки. Там, ближе к жилым домам, доки еще поддерживались в нормальном состоянии. Рыбаки прятали там свои лодчонки от непогоды. Но здесь, в стороне, это была просто груда каменных развалин. Из моря корявыми зубами выглядывали длинные сваи, Вода плескалась и внутри каменных стен. Темная, мертвая вода…
-Как это выглядит. То. что мы ищем? – спросил Кей.
-Ты узнаешь это место, - пообещал я, - в конце концов, ты же маг?
-Маг, - скривился Кей, - конечно! Не знаю ни одного боевого заклинания.
-Я считал, что маг, это что-то другое…
-Да иди ты… – добродушно сказал Кей. Он все еще мне не верил.
Мы углубились в каменный лабиринт. Ох. Не нравились мне этим стены. Не нравились. И вода не нравилась. Дверь была где-то рядом. Я чувствовал ее. Так птицы чувствуют направление, в котором им придется лететь после зимовки. Недалеко. Совсем рядом…
Чудное место эти доки. Наверное, сюда десятилетиями никто не заглядывает. Какие же сюрпризы еще прячут эти стены?
А все-таки нужно отдать должное этим лупоглазым. В воде они действуют бесшумно – вот где уж среда обитания. Их присутствие я почувствовал только тогда. Когда цепкие руки ухватили меня за лодыжки, и сильно дернули на себя. Взмахнув руками, я грохнулся в темную, неприятную воду. Затхлую и вонючую. Словно в помойную яму угодил!
Невидимый враг утягивал меня все глубже и глубже. Хорошо, что я воздуха успел в легкие набрать, когда падал. А то пускал бы сейчас пузыри…
Я извернулся, и попытался стукнуть лупоглазого кулаком по лбу. Никакого эффекта… И когда запасы кислорода начали подходить к концу, я понял, что нужно делать. И со всей силы ткнул пальцами в огромные, закрытые тонкой перепонкой, глаза. Тварь заревела, выпуская клубы пузырьков. Но лодыжки отпустила. Я одним движением дернулся к поверхности, ухватился руками за край  помоста, и забросил себя на настил.
А потом я ахнул от неожиданности. На верху уже завязалась отчаянная драка. Лупоглазые лезли со всех сторон. В руках у Фии я заметил два коротких клинка, которыми она владела с удивительной сноровкой. И у ее ног уже корчились два жабочеловека. Еще парочка лежала у стены. Я заметил блеск метательных ножей, и бросился туда – все ж какое никакое, а оружие. Кей в стороне дрался с потрясающим задором. Оторвав где-то кусок доски, он наносил четкие и сильные удары, не давая тварям подойти.
Я выдернул из горла убитого лупоглазого кинжал, примерил его к своей руке. Второй вытащить не успел – тварь схватила меня сзади за горло. Я рефлекторно ткнул ее ножом через плечо. Угодил в глаз – не везет им что-то сегодня на органы зрения, и вывернулся из цепких объятий. Только для того, видимо, чтобы получить сильный толчок в грудь. Я отлетел к стене. И мешком рухнул рядом со вторым убитым. Из его груди так соблазнительно торчал нож. Я протянул руку. Но удар по ребрам ногой выбил из меня весь дух. Пока я пытался дотянуться до метательного ножа, ко мне побежало сразу несколько этих тварей. Поэтому мне ничего не оставалось, кроме того, как закрываться руками подтянув колени к подбородку. Ни о каком ноже я не думал.
Где-то в стороне вскрикнул Кей. А через минуту рядом со мной упал один из тех, что напал на меня. С разваленной головой, между прочим. Не иначе, Кей на помощь пришел… пользуясь случаем, я все-таки выдернул нож из убитого, и силой ткнул им ногу второго нападающего. Он рухнул, как подкошенный.
Я выдернул нож из раны, и попытался встать. Бока нещадно болели – как бы эти добрые твари не сломали мне парочку ребер…
А вот Кею не повезло – на него набросилось сразу пять тварей. Да откуда они берутся? Я приготовился прыгнуть на спину той, что была ближе ко мне. Но не прыгнул – сзади громко закричала Фия. Я развернулся, и с силой метнул нож. Честно сказать, ножи метать у меня никогда не получалось. Так что это была первая моя удача – лезвие с приятным звуком «хрясь» воткнулось одному из жабочеловеков прямо в основание шеи. Тварь рухнула на доски помоста, словно ее боги наказали. Девушка, воспользовавшись моей атакой, воткнула свои клинки одному уроду в грудь. Другому – в шею.
Потом она бросила их на пол, они глухо стукнули, втыкаясь во влажную доску, и что-то пробормотала, складывая пальцы в мудру.
Бум! Лупоглазые разлетелись от Кея, как кегли от неумолимого шара. Кей поднял большой палец – избирательное атакующее заклинание сотворить не так уж и просто.
-Отлично! Научишь? А то… – начал было он.
Доски хрустнули, у ног Кея из пола вылетело две руки и с силой дернули его вниз. Гнилой настил не выдержал, и маг-недоучка ушел под воду. Я и Фия бросились к пролому. Девушка подхватила на ходу свои клинки. Но было поздно – вода окрасилась кровью, а пузырьки на поверхности ознаменовали последний крик друга.
- Кей, - Фия рухнула на колени, - извини.
Мне тоже было не до шуток. Все-таки этот парень мне нравился. Хоть он и был слишком скор на выводы. Да и вообще. шебуршной парняга…
-Идем отсюда, - сказал я после паузы, - нам еще нужно кое-что сделать.
-Он… погиб?
-Фия, - сказал я, - нам нужно найти это место… и отправить всех туда, откуда они пришли.
-Но Кей…
Больно терять друга. Я понимаю. Но все же… я взял ее за руку, и повел прочь от этого места. Не оглядываясь. Я знал – с минуты на минуты лупоглазые вылезут, и тогда… Тогда лучше уж нам быть подальше отсюда.
Фия что-то шептала. Я не знал здешних правил, касающихся умерших. Но все же я сам прошептал что-то типа «покойся с миром». Мне было грустно. Хотелось бить. Кромсать, убивать этих тварей. Всех. Сразу. Скопом. Неужели, этот парнишка был так дорог для меня?
Но – нам нужно двигаться быстрее. Если мы не сделаем то. что нужно… Темному Городу… Нет, конец не придет. Скорее всего эти твари не вылезут за пределы порта. Но все же… Нечего им здесь делать. Пока они здесь, Фия в опасности, - подумал я.
Стены. Черная вода.
-Смотри, - сказал я, указывая на стену, - вот она!
Разорванные круги. Открытые пентаграммы. Безголовые кресты. Да, кто-то постарался. У алтаря – тело. Я подошел ближе… Так и есть. Древние наказали  незадачливого мага сами. Ведь для них здесь нет своих и чужих. Они не будут благодарить. Они просто отправят тебя к праотцам. При чем – в особо извращенной форме. У этого человека, казалось, вообще не осталось ни единой целой косточки. Словно на нем стадо слонов танцевало твист.
Давай-ка разломаем это безобразие, - сказал я. Фия кивнула. Сложила пальчики, пробормотала что-то, выбросила руку вперед.
-Что ты делаешь? – закричал я.
Но – поздно. Знаки засияли алым светом. А потом стена взорвалась. Куски камня полетели во все стороны, я упал на пол, увлекая за собой Фию. Воздух накалился, и начал светиться. Изнутри. Я сжал ее руку, быстро поднялся на ноги. Рывком поднял девушку, и потянул за собой в один из боковых коридоров. Сзади что-то громко трещало, свистело. Кричало нечеловеческими голосами. Да, мерзкий все-таки у этой двери скрип…
Мы бежали по какому-то коридору, куда-то сворачивали, но Нечто преследовало нас. В конце концов я почувствовал привкус свежего воздуха. Сейчас! Еще чуть-чуть… Осталось совсем немного! Поднажать, и все. На месте, можно сказать…
Наконец-то стены расступились, и мы вышли на утес. Я обернулся – кается, вся мерзость осталась там, в коридорах. Еще немного, и все уляжется. Словно пыль. И можно будет возвращаться…
-Смотри, - вдруг сказала девушка, - что это?
Я проследил за ее жестом. Небо над горизонтом начинало светлеть. Да, - подумал я, - далековато все же мы забрались от Темного Города… Черт возьми, слишком далеко!
Что это? как объяснить слепому, чем синий отличается от красного? Как объяснить глухому от рождения особенности пятой симфонии Бетховена? Что мне сказать девушке?
-Это рассвет, - сказал я, - сейчас солнце встанет.
-Солнце? У нас нет солнца… Темный Город…
-Мы не в Темном Городе, - сказал я, - кажется, мы нашли еще один путь через изгибы. Нет, это ты его открыла. Так шарахнуть… Фия, ты просто чудо.
-А это солнце… Какое оно?
-Не бойся, оно совсем не страшное. Совсем.
И мы смотрели на то, как восходит солнце. Тени ползли по нашим лицам, и я впервые за несколько лет чувствовал, как теплые лучи гладят мое лицо.
-Оно… Оно приятное, - сказала Фия. – но очень уж… Теплое.
-Ласковое, – сказал я.
Мне было приятно сбыть рядом с ней. Ее ладонь все еще лежала в моей. Я чувствовал ее дыхание рядом. Ее непослушный рыжий локон чуть слышно щекотал мне щеку. Еще немного. Еще…
- Все, нам пора, – сказал я, – идем.
-Куда? Разве ты вернешься? – спросила она.
-Да.
-Но почему? Ведь здесь есть то, что так нужно тебе. Солнце… Ты ведь хотел туда, где солнце?
-Нет, - сказал я. – Я не хочу туда, где солнце. Там, в Темном Городе у меня тоже есть солнце. Жгучее, теплое и ласковое.
-Ты ничего не путаешь?
-Нет, - ответил я, - я уверен.
-Ты сошел с ума. В Темном Городе не бывает рассвета.
-Это не так, - сказал я. Сжимая ее руку, - мое солнце сейчас рядом со мной. И другого… Другого мне не нужно. Ты – мое солнце.
Она ничего не сказала. Улыбнулась только. А потом мы бросили последний взгляд на восходящий день, улыбнулись голубому небу…
И тьма сомкнулась за нашими спинами. Темный Город ждал нас.


P.S. Конечно, рассказ тыреный. Идея Великих Древних целиком из творчества горячо любимого ГФ Лавкрафта, Псы Стражники целиком и полностью взяты из творчества Ф. Б. Лонга, ценителя Лавкрафта, писателя страшилок из журнала Уиарлд Тейлз. Темный Город был создан личностью, сокрытой под псевдонимом Б.К., и подробнее о нем вы можете разузнать на сайте www.kadess.narod.ru. А в целом - попытка сгенерировать цельное произведение из разнородных и несвязанных между собой идей. Видимо, попытка удачная.
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Автор удалил свой аккаунт
20-08-2006
13:50
 
Краски яркие....
 
 

Страница сгенерирована за   0,027  секунд