Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Димон Дарк

 
 
 
Мрачный Шпион
 
 
 
  Посвящается:
Великому и неодиозному деятелю культуры, истории, директору археологического музея,  толкиенисту(хоббиту), бывшему каскадеру, Хранителю курганов и третему по Силе в Евразии Алексанру Парамонову.

Полковнику Исаеву, он же фон Штирлиц.

Девушке по имени Фиаль


Пронзительный крик ледяными иголками прокалывал тишину ночи.
Вдалеке бухали осколки незатихающей дискотеки. БУМ. БУМ. БУМ.
Малолетка была родом оттуда, с этой попсовой танцплощадки. Безымянная девчушка неотличимая от сотен своих сверстниц, стандартная, как силиконовая кукла Барби. У нее были такие же ровные ноги, стеклянные глаза и писклявый голос. Голос, который разрывал в клочья тишину ночи. Разрывал до тех пор, пока Флюру это не надоело, и он не закрыл ей рот потной ладонью.
Флюр – парень двадцати двух лет, имеющий в активе небритую физиономию, проблемы с противоположным полом, трудное детство и наплывающее чувство алкогольного опьянения. Его товарищ по прозвищу Псих  имел тот же актив, только щетины на лице было побольше, а детство потруднее.
Малолетняя Барби попалась им недалеко от дискотеки. Кто знает, зачем она сделала этот нелепый шаг – удалилась в темноту, не предупредив об этом своих клонов-подружек? Хотя, в Темном городе ходили слухи о том, что новое поколение отличается от птицы Говоруна именно отсутствием ума и сообразительности. Но – слухи слухами, но юная Барби все же попала в трясущиеся от похоти руки двух собутыльников, которые совсем недавно прикончили дежурную поллитру крепкого самогона, и шевелили остатками мозговой массы, которая – по слухам – от обильной выпивки превращалась в аморфное подобие студня, раздумывая о том, чем бы занять свои зудящие конечности. Они просто пытались собрать визуальную картинку, и соотнести с хаосом увязающих в мозговом студне мыслей.
Вот здесь-то им на глаза и попала одинокая малолетка, которая кроме стандартного словарного запаса, как оказалось, прекрасно освоила техники дикого визга. Что, по их мнению, совсем не помешало бы им сделать то, что они намеревались. Что бы они сделали с (Кисей-Лялей?) дальше, непонятно. Вряд ли они смотрели так далеко вглубь. Но когда они вошли в грязную подворотню, все еще хранящую остатки бесхитростного пиршества (бутылка самодельной сивухи, любезно именуемой в народе психотропкой, ломтики нарезанного сала, пол луковицы, три зеленых, украденных у толстой лоточницы яблока, горбушка застарелого хлеба и полбанки протухшей тушенки), малолетка почему-то перестала вопить, и обмякла в руках Флюра. Он озадачено отпустил ее на грязный асфальт (зеленая юбка обязательно запачкается!), испугавшись – не задохнулась бы…
Но уже через минуту эта проблема перестала его беспокоить. Куда актуальней встала другая проблема – в виде темной, с головы до ног закутанной в шерстяной плащ фигуры. Два глаза блестели под капюшоном – не добром блестели…
-Эй! Ты кто такой? – неприязненно спросил Псих, судорожно сжимая и разжимая кулаки.  Рядом хмуро дышал перегаром его собутыльник. Оба они подсознательно чувствовали исходящую от незнакомца угрозу. Непросто он стоял здесь. Как бы не родственник этой (Киси-Ляли?) малолетки… А то разборок не избежать!
-Я Мрачный Шпион, - сказала фигура, и, не смотря на жару,  из его рта вырвались клубы белого пара.
-Эээ… Шпион? И что же ты здесь делаешь?
-Как что? Шпионю! – пожал плечами незнакомец, и усмехнувшись, добавил, - мрачно шпионю.
-Шпионишь за кем? – уточнил Флюр.
-В данный момент за вами, - пояснил незнакомец.
-Зачем?
-Но я ведь темный бог!
Действительно, - вспомнил Флюр, - был раньше такой темный бог, Мрачный Шпион. В Темном Городе у него был даже своеобразный культ, маленькие закопченные храмы стояли то тут, то там в самых неожиданных местах. Самое странное явление такой хибарки Темные Горожане могли бы заметить в углу огромного храмового комплекса, посвященного величайшей светлой богине Гончейкрысе. Наверное, адептами культа Мрачного Шпиона подразумевалось, что дух Мрачного Шпиона будет преследовать светлую богиню даже в самом центре ее обители. Но, с другой стороны, вспомнил Флюр,  как-то спившийся священник культа Шпионистов говорил о том, что Странник (только это мрачная сакральная тайна, известная только посвященным – именно так зовут этого бога!) состоял в противоестественной сакральной (теперь это так называется? Гы гы гы…) связи с богиней Гончейкрысой, подразумевая под этим мистическое слияние Света и Тьмы. А почему противоестественное – давился психотропкой адепт, - а потому, что обычно под тьмой понимают женское начало, а под Светом – мужское; здесь же до безобразия наоборот…
-А не мог бы ты пошпионить где-нибудь в другом месте? – тактично поинтересовался Флюр.
-Так я, пожалуй, и сделаю, - пообещал Мрачный Шпион (Странник?), - к тому же ваша малолетка уже удрала.
-Вот Сука! - огляделся по сторонам  Псих, а когда его взгляд вернулся в ту точку, с которой отправился в свободное путешествие, то Мрачного Шпиона (Странника?) больше не нашел.
Мрачный Шпион кроме всего прочего считался покровителем конспирации…
Псих выругался, и обрушил свой гнев на стоящую недалеко урну. Металлический цилиндр с грохотом покатился по асфальту, теряя остатки мусора.
А там, вдалеке, глухо бухала дискотека.
БУМ. БУМ. БУМ…

Кулер был вором. И не каким-то подлым карманником, каких в Темном Городе тысячи, а настоящим квартирным грабителем. Когда хозяев не было дома, он проникал в их жилища, и обносил их. При чем он брал только самое ценное – то, что можно было легко с собой унести.
Воровство он считал не то, чтобы хобби, а скорее – смыслом жизни. Волнующие прогулки по карнизам, ювелирная работа с замками. Конечно, он был не бедным человеком, и именно поэтому никогда не разменивался на мелочи. Залезал только в жилища толстосумов, бедняков же в свою очередь старался не трогать. Нет, он не хотел стать вторым легендарным Раббином Гутом, нет. Просто – таскаться стяжелыми узлами неинтересно и как-то мелко. А себя он старался причислять к элите «ночных теней», стараясь не иметь с обычными ворами ничего общего.
Может быть, поэтому он оставался неуловимой личностью…
Сегодня его жертвой стал Черный жрец Симон Наглыйтип. Кулер давно хотел совершить с ним нечто грязное – в прошлом, когда они входили в одну секту Шпионистов, Наглыйтип здорово подставил Кулера, поднявшегося до третьей ступени адептов культа Мрачного Шпиона. Этого было достаточно, чтобы владеть тайной истинного имени Мрачного Шпиона. Но грязные действия Симона, который в своих интригах объединился с адептами культа светлой богини Гончейкрысы привели к тому, что Кулеру пришлось покинуть Темную обитель прибежища адептов Третьего Круга. С тех пор он полностью отдался своей страсти – элитному воровству, или, как любил говорить сам Кулер, замимствованию.
Сейчас Кулер висел, уцепившись одной рукой за карниз, а другой – ловко отодвигая шпингалет на окне.
Внизу глухо бухала дискотека. БУМ. БУМ. БББУМ!
Окно с легким пощелкиванием открылось, и вор легким движением перебросил себя через подоконник в комнату.
Первое, что бросилось ему в глаза – это освещаемый только неоновыми огнями уличных фонарей и вывесок плакат группы «Рогатые Трупоеды». В лице одного из музыкантов Кулер узнал Симона Наглыйтип. Так вот в чем его тайна! Так вот почему он все священные гимны насвистывал исключительно под мотив песни  «Обкурившись анаши» или «Руби, кромсай невинных извращенцев». Скорее всего, он и был автором этих имбецильных треков, - решил Кулер.
Второе, что привлекло внимание вора, это черная фигура, закутанная в плащ. В незнакомце адепт Третьего Круга сразу же узнал Мрачного Шпиона.
-Эй, что ты здесь делаешь? – автоматически спросил Кулер, хотя ответ знал заранее.
-Шпионю, - ответил Мрачный Шпион.
-Давно?
-Да минут пятнадцать. Заждался уж совсем! Сегодня ты долго.
-Пейзаж красивый, - признался Кулер, - засмотрелся.
-Понятно.
-А ты так и будешь смотреть?
-Наблюдать.
-Ладно, Штирлиц, - Кулер употребил истинное имя Странника, - тогда не подскажешь ли ты мне, куда лучше заглянуть?
-Почему нет? Левый верхний ящик в секретере, там двойное дно. И еще третья половица от двери – скрытый тайник.
Кулер быстро нырнул в указанные места, и вытащил оттуда несколько пачек ассигнаций, ворох драгоценностей и видео группы «Рогатые Трупоеды» (Специально для главы культа). Проходя мимо книжной полки он вдруг бросил взгляд на странный том, стоящий на полке. Кулер снял его. Это оказался обычный пухлый блокнот, в котором небрежной рукой Симон вывел:
«Настоящее имя странника не Штирлиц, как думают дебилы, а Полковник Исаев».
-Это правда? – спросил он у Штирлица.
-Отчасти, - кивнул Мрачный Шпион, - Наглыйтип имеет доступ к таким тайнам, к которым ты получил доступ только сегодня.
-Отлично. Тогда я сделаю вот что…- Кулер быстро извлек из кармана ручку, и подписал на листике – «Рагатые трупоеды галимый ацтой».
-Это ты зря, - сказал Мрачный Шпион (Полковник Исаев?)
-Почему? – удивился Кулер.
-Мне нравилось творчество этой группы, - сказал Странник (Штандартенфюрер СС Штирлиц?) и исчез.
А через несколько минут дверь в квартиру рухнула, и вовнутрь ввалились четверо неизвестных в масках. Кулер упал носом в ворсистый переперсидский ковер. Ворса противно лезла в нос.
-Ты арестован, Кулер, - выпалил начальник полиции, нацеливаясь ему в голову из тускло поблескивающего ГШ-18.
Ворса продолжала щекотать нос, и Кулер громко чихнул.
Совершенно точно! Арестован!
-Ух ты, плакат «Рогатых Трупоедов!»,  – воскликнул один из полицейских. – Слушают же всякие идиоты…
-А шефу нравится, - хохотнул другой.
Кулер снова оглушительно чихнул.
Совершенно точно!

Мрачный Шпион проявил себя в тенистом парке, недалеко от собственного храма. Ему надоело наблюдать бесчинства, творящиеся в городе, и он решил пошпионить за листьями на деревьях. На самом деле, - думал Странник, - ничего не успокаивает больше, чем наблюдение шевеления листьев на деревьях. Но потом он хлопнул себя по лбу, и зашагал по тропинке в одному ему известному направлению.
Он вспомнил, что в Темном Городе может подарить утешение. Винный погребок! И Странник шел именно туда. В этом слегка наляпистом заведении он чувствовал себя почти как дома. Здесь можно было, не привлекая внимания, пропустить пару-другую стаканчиков вина с пузырьками. Мрачный Шпион предпочитал кроваво-красный «Кагор» (Между прочим – вино богов), или терпкий вкус «Изабеллы». Чтобы его не узнали посетители, Мрачный Шпион быстро стянул с себя черный плащ, запихав его в соседнее измерение. Правда оно было насколько тесным, что плащ туда влезал тяжело, и кусок его продолжал торчать прямо из воздуха. Однако, Странник умело замаскировал его ветками близлежащих кустов, и только после этого произвел метаморфическое изменение собственной внешности. Теперь он выглядел как не очень высокий, облаченный в черное, человек, склонный к полноте. Для пущей конспирации, в коей Мрачный Шпион был спецом, он приспособил на своем лице обычные очки – пускай думают, что у него плохое зрение…
В «Винном погребке», как и ведется в такое время, народу было мало. В углу за столиком сидели две таинственные личности в плащах с наброшенными капюшонами, да у стойки присоседились два старых знакомца – полупротрезвевшие Флюр и Псих . Раньше Страннику не доводилось встречать здесь этих подозрительных типов. Но, вспомнив как у них сегодня не заладилось с девушкой, Мрачный Шпион только покачал головой.
-Двести кагора? – услужливо подсказала ему официантка.
Темного бога здесь определенно знали.
-Отлично, - кивнул в ответ Странник (Полковник Исаев?).
Он забрал стакан, и уселся за пустой столик. Вино пить он не спешил. Искоса посмотрел на Флюра с Психом, но те двое вели себя на удивление спокойно.
В баре тихо играла музыка. Странник (полковник Исаев, Штандартенфюрер СС Штирлиц?) прислушался к ней. Конечно, это были не «Рогатые Трупоеды», но что-то похожее, с мистическими текстами.
Роковой год, можете мне не верить
Тысяча девятьсот девяносто девять
Анэм повернет золотыми весами
Три девятки к верху ногами…
Почему-то в этой песне Страннику послышались странные намеки на неблагоприятный исход его судьбы. На дворе стоял тот самый тысяча девятьсот девяносто девятый… Но пока Анэм не спешил поворачивать золотыми весами три девятки к верху ногами.
Анэм – это Первый Темный Бог. Странник не очень любил с ним поддерживать контакт, как и с его избранницей – Кадесс, Второй Темной Богиней. Ее называли Кадесс кровавая, и Странник не знал точно, из-за чего – то ли из-за ее сварливого характера, то ли из-за пристрастия к красным винам, а в особенности -  к Кагору, который, как известно, есть кровь от крови Старших Богов. Сам Мрачный Шпион не любил брюнеток, и поэтому на Кадесс внимания старался не обращать. Куда больше ему нравилась Светлая Богиня Гончаякрыса. Да и сам он не очень-то любил Темных – никто не мог сказать, что он на самом деле делает в роли Темного Бога, ведь он всегда покровительствовал конспирации, и сам был непревзойденным специалистом в этой области. Часто его мотивы были тайной за семью печатями даже для него самого, как это ни странно.
-На его месте, я бы спрятался в своих хоромах, и носа не высовывал бы, - сказал Флюр. Странник (Штирлиц?) прислушался.
-Я слышал, - сказал Псих, - что сегодня ночью в Квартале Темных Богов было совершено зверское полуубийство.
-Полуубийство – это как? – не понял Флюр
-Ну, это как-бы убийство, но не совсем. Пытались убить главу культа Мрачного Шпиона.
-Ну и как?
-А ты что не знаешь, что его нельзя убить, потому что он сам по себе убежит.
-Я слышал, что глава культа знает главную тайну этого Бога.
-И что же это за тайна?
-Имя.
-Да я и так знаю это имя. И ты знаешь. Мрачного Шпиона зовут Странником
-Мрачного Шпиона зовут Парамоном, - донеслось из угла. Один из мрачных посетителей откинул капюшон, и Странник узнал в нем Анэма. Темный бог поднялся, улыбаясь во весь рот. А рядом с ним сидела Кадесс, - понял Парамон.
-Да вы что? – удивился Флюр, - а я думал…
-Кстати, - сладким голосом проговорила Кадесс Кровавая, опрокидывая в себя стакан Кагора, - знаете, забавную историю слышала. Идет Штирлиц по Темному городу, а на него все оборачиваются и пальцами тыкают. Интересно, что выдает во мне шпиона Божественной Инквизиции, - думает Штирлиц, - мой волевой взгляд… Или –  раскрытый парашют за спиной?
-Га га га, - серьезно сказал Флюр.
-Гы гы гы, - испуганно проблеял Псих.
-Я лучше знаю, - улыбнулся Анэм, - Штирлиц украдкой подкармливал детей. От украдки дети пухли и дохли.
-Жестокий анекдот, - сказала Кадесс.
-Зато справедливый, - пожал плечами Анэм.
-Но где же здесь справедливость? - дрожащим голосом проговорил Флюр.
-Справедливость – дело Темное, – расхохотался Бог Душеприказчик, доставая из-под плаща (Мантии?) золотые весы с остро отточенными чашами. Одно движение руки, и от Психа отделилась голова, упавшая на пол, и подкатившаяся прямо к ножке стула Парамона.
-Действительно, - Темная вещь, - сказала голова, не думая умирать, - я вот еще вспомнил историю. Из окна дуло. Штирлиц закрыл окно, и дуло исчезло.
-Это дуло? – спросила Кадесс, доставая из-под плаща новый АКМ. Короткая очередь, и Флюр, не выдержав, быстро скрылся за дверями.
-Я, пожалуй, пойду, - сказал Парамон, поднимаясь.
-А вас я попрошу остаться, - тщательно копируя чью-то интонацию сказал Анэм, - мы раскусили твою игру, Парамон!
-Я тебя узнал! – завопила голова, - я всегда знал, что ты получишь свое! Никогда не нравился мне культ…
-Заткнись, а? – попросила Кадесс.
-… Мрачного шпиона. Он правда мрачно шпионил – в пользу Инквизиции! Вот сволочь…
Резкий щелчек выстрела. Звон металла о метал. Голова, подпрыгивая, выкатывается из комнаты.
-Оловянный лоб, - морщится Анэм.
-Точно, - говорит Парамон, уворачиваясь от пуль. Вскоре в его руках появилось два ГШ-18, и он принялся отстреливаться.
-А ведь сколько раз выкручивался, - ухмыльнулся Анэм.
-Ага, - сказал Парамон, и исчез, оставив вместо себя только смятый стаканчик.
Больше в Темном Городе никто  и никогда не видел Мрачного Шпиона. Только склонный к полноте посетитель еще неоднократно посещал заведение «Винный погребок», но никогда ни с кем не говорил – все больше слушал…
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,018  секунд