Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Димон Дарк

 
 
 
Рассказ рыбака
 
 
 
  Мое имя Оникс, и я рыбак. Много лет  выходил в море, и ни ласкар, ни человек в Темном Городе не мог уличить меня в трусости. Случалось, забрасывать сети в полусотне метров от самой Преграды, за которой клубились бесцветные протуберанцы хаоса. Много раз я смотрел Хаосу в лицо, зная, что всего лишь небольшой порыв ветра – и меня унесет туда, откуда не возвращаются. Конечно, если вы попадете вечером в портовую таверну, то наслушаетесь рассказов об отважных искателях приключений, канувших в пучины безумия. С каждой выпитой кружкой рассказ будет становиться все ужаснее, а безликий хаос обрастет яркими кровавыми красками.
Но я знаю, что все они лгут.
Никто не может представить, насколько ужасным может быть море. Никто не представляет мотив погребальной песни, которую затягивают волны. Никто не представляет размеры того кошмара, который скрывается в бездне Проклятого Океана.
Несколько дней назад я и мой напарник Шон отправились за рыбой. Море в тот день было беспокойным, поэтому других лодок в бухте не оказалось. Мы же с Шоном давно не обращали внимания на подобные капризы погоды, и поэтому забрасывали сети даже при легком шторме. В Темном Городе нас знали как Счастливую Парочку, которой все было нипочем.
В тот день, как я и говорил, мы вышли в море. Ветер раскачивал лодку и норовил погасить  треснутый масляный фонарь. Я бросил якорь, и принялся разматывать сеть, когда Шон обратил мое внимание на свечение пены на гребне волны.
- Смотри, Оникс, - сказал он, - эти Анэмовы волны светятся!
Я бросил сети, и посмотрел за борт. Действительно, поверхность воды словно пропиталась голубоватым сиянием, которое, казалось, сочилось из самой бездны. Я пожал плечами и отвернулся.
- Наверное, шторм поднял водоросли со дна, - сказал я, - и они светятся в темноте. Может, в них фосфора много…
- Фосфор не синим светится, а зеленым, - сказал Шон.
- Какая разница? Не бери в голову. Помоги лучше мне сеть бросить, а то останемся без рыбы.
Шон послушал меня, и , недовольный, начал развязывать бечевку, которой была увязана огромная рыбацкая сеть. Так-то лучше, - подумал я. А после этого услышал далекий стон. Он летал над штормовым морем, вплетался в свист ветра. Наверное, кто-то тонет, подумал я, и сразу понял, что неправ. Тонущие не стонут, они зовут на помощь или захлебываются черной морской водой. А сейчас я слышал именно стон, как будто кто-то страдал от невыносимой боли.
- Что это? – округлил глаза Шон.
Я ответил ему, что не знаю. Напарник уцепился в борт лодки, и принялся вглядываться в шевелящуюся бездну моря. В воздухе запахло грозой, в воздухе вспыхнули огоньки. Нечеловеческий стон, казалось, исходил именно от этой ворочающейся массы, которую у меня язык не поворачивался назвать водой. Шон ухватился руками за голову, упал на дно лодки и принялся вопить.
- Они убьют нас, убьют, убьют!!! – кричал он.
Я не стал просить его заткнуться, лишь еще пристальнее всмотрелся в глубину. Мне показалось, что я заметил длинную тень, которая кружилась вокруг суденышка.
- Они здесь! Я знаю, они пришли за нами! Они здесь, - вопил Шон.
Минутой позже мой напарник вскочил, и, клянусь, в его глазах уже не было ничего человеческого. Казалось, сейчас он разорвет меня на части. С его губ срывались клочья пены, пальцы скрючились в судороге. Из горла его вырывалось лишь сдавленное рычание и хрипы. Я отступил на шаг, ухватившись за мачту, которая тоже покрылась голубоватым сиянием.
- Они придут за тобой! – внезапно выкрикнул Шон, - они возьмут тебя к себе!
Я отпрянул от безумца, а мой напарник, захохотав, бросился в море. И сколько я не вглядывался, я не увидел его тела. Он ушел в пучину навсегда. Оставшись один, я наконец сумел совладать с ситуацией, и попытался развернуть парус. Но что-то мне мешало, Когда я поднял голову, то на моих губах застыл крик ужаса. На верхушке мачты трепетало безмолвное полотнище. Оно извивалось и пыталось спуститься вниз. Я понял, что это нечто живое. Оно медленно стекало по мачте, оставляя за собой скользкий след. Недолго думая, я достал топор, и рубанул древко у самого основания. Ветер тут же подхватил развязавшийся парус, мачта с треском сломалась, и канула в безвестность. Я посмотрел ей вслед, черное полотнище издало протяжный стон, и навсегда кануло в морскую пучину.
Я достал весла, и вставил их в уключины. Грести самому будет очень тяжело, тем более в такую погоду, я понимал это. Но у меня не оставалось другого выбора. А когда я поднял весло, то увидел, как за край лодки ухватились две руки. Сначала я подумал, что это Шон пытается выбраться, но потом понял – это не он.
Мерзкое, похожее на жабу-переростка существо переползло через край, и двинулось на меня. Внутри его горла клокотал безудержный хрип, с кончиков «пальцев» стекали струйки бесцветной светящейся слизи. Кошмарная тварь наступала, и я не знал что делать. Чисто рефлекторно ткнул в него веслом, вставил их в уключины, и принялся грести. Кто когда-нибудь ходил на веслах во время шторма, знает, как это непросто. И все же берег неумолимо приближался. И тогда волны запели.
Я с ужасом внимал мелодии этой песни, трясясь от страха. Мне казалось – еще секунда, и я обезумею от этих диких интервалов и синкоп. Море выплевывало мелодии, не сочетаемые с известной всем музыкальной грамотой. Звуки моря визжали и хрипели, безумные мелодии оплетали каждую частичку моего тела, я чувствовал, как волосы на голове вставали дыбом…
Как оказался на берегу, не помню. Меня нашли рыбаки одного, без напарника и лодки. Говорят, что суденышко разбило штормом. Но я-то знаю, что это не так! И каждое мгновение, заслышав плеск волн, я начинаю задыхаться от накатывающего страха. А еще, когда засыпаю, мне слышится шлепанье мягких ступней существ, похожих на чудовищных жаб-переростков. И, когда засыпаю, мне снова и снова снится мой напарник Шон, глаза которого задернуты поволокой, а из разорванного рта вырывается вопль:
- Они придут за тобой! Они возьмут тебя к себе!
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,017  секунд