Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Димон Дарк

 
 
 
Грустная сказка 1-2
 
 
 
  Алена не любила осень. Не любила эти противные капли, скукожившиеся листья и холодные вечера. И осеннее небо не любила – оно ей казалось полным слез холодного дождя…
Так и тем утром, когда все случилось она смотрела в окно, на покрытый серой дымкой город, на шевеление транспорта и грусть, застрявшую в позах каменных изваяний. Не выдерживала она их взглядов, потому быстро отводила глаза, уходила на кухню, ставила чайник. И забывалась, представляла, что за окном не грустная осень, а волнующая весенняя капель. Только не обманывалась, и грусть снова вползала в сердце.
А когда утренний чай был выпит, а бутерброд съеден, она отправлялась на прогулку, которую, дело ясное, не любила. Этот день ничем не отличался от предыдущего – все те же неторопливые прохожие, холодный северный ветер и ненавистный запах увядшей листвы в парке. И еще тот самый каменный взгляд незнакомого памятника, что день ото дня провожал ее молчаливым взглядом.
Сегодня она задержалась у него подольше, просто чтоб убедиться, что он не живой, и никуда смотреть не может. Он и впрямь делал вид, что никогда не смотрел на нее, только не верила она ему. Эх, осень все это, осень.
А после налетел ветер, всколыхнул воду в лужах, листья с веток сорвал, закружил разноцветным хороводом, и лишь потом на землю опустил. Бережно. И лишь после этого она увидела  ту прозрачную тень, что стояла под деревьями и смотрела на нее.
Алена зажмурилась, а когда открыла глаза, тень, конечно же, исчезла. Померещилось, наверное…
Алена пошла дальше, и шорох грустной аллеи гладил ее волосы, кожу, смотрел в глаза…  Парк молчал, и она тоже не хотела говорить. Он только ветками шевелил, и бросал под ноги все те же увядшие листья…
А в гуще она все равно замечала ту же сумрачную тень, чувствовала липкий взгляд на спине, он скользил вместе с ней, огибал сбитые ветром ветки, пробирался по узкой тропке, шелестел порывами ветра. Алена вдруг подумала, что зря она зашла в этот парк, но ноги неумолимо несли ее вперед. В конце концов – идет-то она сюда уже не в первый раз! Вот только, сегодня прогулка оказалась на редкость неприятной. Интересно, почему?
Она остановилась, ощущение взгляда замерло. Обернулась, но сумрачная тень ускользала от ее взгляда, тонула в глубине пожелтевших кустов. Непонятно – показалось ей это, или действительно кроется там что-то неуловимое?
Паранойя?
Алена сделала еще несколько шагов по тропинке, но чувство чужого присутствия не отпускало. Она снова остановилась, но парк вокруг оставался безлюдным. Только под кустом что-то белело, среди листьев и пожухлого травяного сухостоя. Алена подошла ближе, и, наклонившись, подняла с земли заинтересовавший ее предмет. Это оказалась книга – «Чапаев и Пустота» Виктора Пелевина.
Этого она ожидала меньше всего. Как-то не вязалось имя богемного писателя с напряженной тишиной затаившейся в глубине парковых аллей неизвестности.
Алена не представляла, что делать с находкой. Положить ее на место? Отдать владельцу, или в «Потерянные вещи»? Или все же оставить на память? А может быть, ее выбросили целенаправленно? Авось, кто-нибудь подберет, и почитает...
Сама же идея подобного обращения с книгой была для Алены противной. Она представить себе не могла, что кто-то может так безнравственно поступить с романом, пускай даже плохим. Тем более, что Пелевин ей когда-то нравился, а после того ничего нового на глаза не попадалось…
Алена провела по твердой обложке ладонью, сметая капельки влаги и прилипшие листья. А потом засунула находку в сумочку. Теперь это ее книга. Что упало – то пропало, не так ли? Точно, сказала она себе, делая шаг вперед.
В стороне зашуршало. Алена остановилась снова, и мысленно цыкнула на себя. Сколько  можно бояться, в самом то деле?!
Она пошла быстрее, но парк отнюдь не спешил выпускать ее из своих объятий. Она свернула на незнакомую тропку, прошла по ней, вышла на  полянку, где на поваленном дереве сидел парень и рассеянным взглядом смотрел в кучу листьев.
Вначале девушка хотела незаметно пройти мимо – парень, видимо, хотел побыть наедине с собой. Только потом она подумала, что Пелевина мог потерять именно он, а потому, когда  повод был найден, она пошла знакомиться. Когда она подошла, он даже не пошевелился. Все так же пялился на увядшие листья, а Алена стояла рядом, переминалась с ноги на ногу, и все никак не решалась нарушить эту звенящую тишину. Небо молча смотрело сверху, наплевать ему на любые проблемы людишек внизу – будь то атомная война, или же банальная боязнь. Оно о другом думало – проливаться ли дождем сегодня или нет, а если  да - сделать это сейчас, или же подождать до обеда?
Парень, казалось, просто спал с закрытыми глазами. Он не подавал признаков жизни, лишь дышал еле слышно. А потом не поворачивая головы сказал:
-Ну, чего?
-Ты книжку потерял? – спросила Алена.
-Какую такую книжку?
-Пелевина. Чапаев и Пустота.
-Никогда не читал Пелевина, - сказал незнакомец, и вздохнул.
-Ну, раз не ты, я пошла…
-Погоди. Ты сказала, я потерял книгу.
-Я просто спросила, не ты ли ее потерял?
-А с чего ты взяла, что это я?
-Просто я сначала книгу нашла, а потом тебя.
-И сделала вывод, что я сначала выкинул книжку, а потом просто сел здесь,   и стал пялиться в кучу листьев?
-Ну, наверное не совсем так.
-Так оно и было. Сначала я выбросил книжку, а потом пришел сюда, чтобы посмотреть на листья.
-Зачем?
-Я же говорю, чтобы на листья посмотреть.
-Странно, - сказала Алена, - я впервые вижу человека, который может просто смотреть на листья – и все.
-Тогда, наверное, я ненормальный, - сказал незнакомец, и улыбнулся.
-Тебе видней!
-Да не переживай. Кто из нас нормален на самом деле? Все шизонутые. Вот и ты. Чего-то бегаешь по парку, книжки собираешь…
-И ничего я не собираю. А книжка сама нашлась. Просто лежала на обочине,  а я и увидела.
-Может быть, там страниц не хватало? Или же кто-то не любит дома собирать макулатуру.
-Книги это не макулатура!
-Как? Вот прочитал раз, ну два, и стоит она дома мертвым грузом… Зачем?
Алена вздохнула. Незнакомец все еще ни разу не просмотрел на нее. Просто пялился на листья, словно читал тайные смыслы, спрятанные в куче увядшего мусора. И в то же время ей казалось, что незнакомец уже давно осматривает ее – она чувствовала, как его липкий взгляд ползет по ее обнаженным ногам, касается ее плеч, соскальзывает с груди, спускается вниз… Этот бесстыжий взгляд… Только уходить ей все равно расхотелось. Она подошла ближе, и присела на бревно рядом с ним. Посмотрела в кучу листьев – что там? Ничего особенного.
Листья…
-Что там, в листьях? – спросила она.
-Осень, - ответил он, и в голосе ей послышалась нотка грусти. Словно сказал что-то сугубо личное, словно выглянул из-за стены, которой обнесены наши души, вздохнул, и вернулся в свою уютную каморку.
-А все же это не твоя книга, - сказала Алена.
-Далась она тебе… ну, не моя – и что? Обязательно нужно, чтобы она моей была?
-Отчего же? Просто ты сказал, что сначала книгу выбросил, затем сюда пришел. На листья смотреть.
-Боже мой, девочка! Ежели я книжку бросил под куст, не значит что она моя. На самом деле это его книга. Просто он ее у меня забыл, а мне она ни к чему. Я не люблю Пелевина.
-Но ты его даже не читал!
-Ну и что? Мало ли хороших книг? А это – лишнее. К тому же там нет того, что нужно мне. Там нет ответа.
-А где есть ответ?
-Там, - сказал незнакомец, и зажмурился, - в листьях. Наконец он оторвал взгляд от загадочной кучи, и посмотрел на Алену. В глазах его загорелись две искорки, и тут же погасли. Он вздохнул, и улыбнулся. Только улыбка у него получилась грустной. Словно дождь в осеннем парке.
-Зови меня Виктором, - сказал он, - а лучше просто Вит.
-Витек?
-Нет. Просто – Вит. Так меня называла она. А тебя зовут, дай-ка угадаю…
-Алена, - сказала девушка, лишая его такой возможности.
-Похоже, - кивнул он. -  Будем знакомы.
-Очень приятно, - сказала Алена заученную фразу. Правда, запоздало как-то вышло. Но не в том же дело, верно? Лучше уж поздно, чем никогда…
Ветер колыхнул ветвями, сорвал горсть желтизны, бросил вниз, под ноги. Алена проследила за их полетом, и вдруг поняла, что та неясная тень никуда не исчезла, что и сейчас она стоит за стеной деревьев, и смотрит.  И еще парень этот. Вит. Странный он какой-то. Точно сказал, ненормальный. Да и она хороша – что она здесь делает? Зачем села рядом, почему не ушла прочь, не оборвала разговор? Да и не разговор вовсе, так, просто. Обменялись парой фраз...
Наверное они заодно – этот странный Вит, и неясная тень. Притаились где-то в лесу, ждут-выжидают. Творят что-то непонятное. Только что именно, она даже предположить побоялась. Бежать нужно… Да! Бежать. Немедленно.
Она поднялась, сказала что-то в свою защиту, и заспешила прочь. Чуть сумочку не забыла, куда книжку засунула. Вит тоже поднялся. Видимо ему тоже показалось странным, что девушка убежала так стремительно.
-В семь, возле памятника героям-освободителям, - бросил он ей вслед, - если только захочешь, конечно.
Не захочет, это уж точно. Не стоит, - сказала она себе, выбираясь из парка. Парк обиделся на нее, все запутать пытался, подсовывал под ноги не те тропки, направлял прочь, в свои недра, откуда – она знала, - выбраться будет совсем не просто. А потом она вихрем пробежала мимо застывшего в немом позыве памятника неизвестному Алене деятелю, пронеслась мимо осиротевших парковых ворот, чувствуя сзади неодобрительный взгляд монумента, утопающего в желто-багряном море увядших листьев.
2
В семь. Возле памятника. Алена лихорадочно смотрела на часы – стрелка еле ползла. Минуты казались длинными, такими бывают якобы короткие серии какого-нибудь нудного «мыла», которое и смотреть-то не хочется, а нужно. И когда она заметила Вита, вздохнула облегченно. Отметила только, что пришел он, слава богу, на пяток минут раньше. И толку, что она торчала здесь, как дура, битые полчаса…
-Ты раньше пришла, – сказал Вит вместо приветствия.
-Не только я, - вместо приветствия ответила Алена.
-Точно, - кивнул парень.
Алена промолчала. Посмотрела на засыпанную листьями площадь, на шумный город… Тоска! И даже Вит этот оказался каким-то полностью осенним. Смотрел на нее, улыбался про себя. Махнул рукой – что, пошли? Алена вскинула брови: куда? Вит улыбнулся – увидишь!..
Город ослеплял обилием неоновых вывесок, кружил в бешеной свистопляске, сверкал огнями светофоров… Они рассекали толпу на тротуарах, сливались с потоками, тонули в шуме клаксонов и двигателей.
Город…
Вит взял ее за руку, чтобы не потеряться в толчее. Его ладонь была холодной, Алене захотелось выдернуть ее, только не решилась. Подумает еще что-нибудь плохое…
Зачем?
Он остановился на остановке. Алена поинтересовалась:
-Мы куда-то едем?
-Если ты не против, - кивнул Вит, - я хотел бы показать тебе что-то необычное.
-Что?
-Увидишь.
Две минуты они стояли молча. Вит по привычке пялился в кучу листьев, а Алена думала о своем. Об осени, о хандре и о странном парне по имени Вит.
А потом появился троллейбус. Самый обычный – со светящимися окнами, грязными полосами и полуразбитой дверью. На боку жирной желтой краской выведен номер – 321. Сегменты двери с шумом разъехались, и Вит пропустил девушку вперед. Салон оказался пустым – только кондуктор дремал на сиденье. Больше в троллейбус не вошел никто. Дверцы с шумом захлопнулись, заурчал двигатель, и троллейбус тронулся.
-Куда мы едем? – спросила девушка.
-Увидишь, - ушел от ответа Вит, - смотри лучше-ка в окошко. Может, заметишь что занятное?
Алена послушно притронулась носом к холодному стеклу. Свет салоне притушили, и она смогла увидеть детали пейзажа за окном. Троллейбус катил по незнакомой улице. Дома показались старыми – наверное, мы едем через старый город, - подумала Алена. Прохожие стали попадаться реже, пока улица не обезлюдела совсем. Дома все чаще стали сверкать разбитыми стеклами, в подворотнях копошились какие-то четвероногие, не-то собаки, не то коты.
Вскоре дома уступили место руинам, а еще через минуту троллейбус выехал на пустырь. Алена и не знала, что недалеко от ее дома есть такая огромная свалка. Огни в салоне погасли совсем, и троллейбус начал набирать ход.
Алена посмотрела на Вита, но тот только кивнул на окно – смотри, мол… она повернула голову, и ахнула от неожиданности. Белесые существа, огромные пиявки извивались на обочине, вращая невидящими зрачками. Огромные клубки щупалец распутывались. И сплетались вновь, разбрасывая по сторонам капли мутной слизи.
-Бесплодные земли, - сказал Вит, - если троллейбус остановится, они растерзают его.
-Но троллейбус же не остановится?
-Нет, конечно, - Вит улыбнулся.
-А что это? –Алена кивнула в сторону существ.
-Это здешние жители. Эта пустошь населена подобными существами. Да не бойся ты! Сейчас мы свернем на Побережье. Там их не будет.
-Какое побережье? Море же за триста километров!
-Это как посмотреть, - сказал Вит.
Вскоре они выехали на брусчатку, пустырь сменился улицей, которой впору было бы существовать лет сто назад. Старомодные дома, готические фонари, зарешеченные окна. И обычная остановка с остатками старинных объявлений. На ней Алена увидела всего одну фигуру. Троллейбус остановился, двери со скрежетом разошлись, и незнакомец вошел в салон.
Кивнул кондуктору, улыбнулся Алене, пожал руку Виту. Присел на сиденье. Дверь захлопнулась, троллейбус тронулся.
-Далеко нам еще? – спросила Алена вполголоса.
-Нет, сразу за Побережьем. Думаю, на побережье тебе понравится.
-Ты так думаешь?
-Не знаю. Ты любишь море?
-У нас нет моря рядом.
-Эх! – крякнул Вит, и махнул рукой, - глупый ты человек…
-Глупый, - согласилась Алена.
Троллейбус тем временем вырулил на Побережье. Алена не верила своим глазам – внизу, за обрывом, колыхалось море. Черное и маслянистое. Оно кипело жизнью: то там, то здесь вспыхивали и гасли  маленькие огоньки, неподвижность морской глади нарушалась редкими всплесками, тогда по поверхности с поразительной медлительностью расходились круги, которые сходили на нет задолго до того, как достигали берега. Тягучее безмолвие пугало значительно больше, нежели чем отвратительная жизнь Пустынных полей. И дело было не в обстановке – само море излучало флюиды безотчетного ужаса. Алене хотелось бежать прочь, но каменный холод приковал ее к сиденью, не давая пошевелиться.
Ей показалось, что она сходит с ума.
Но дорога снова свернула, троллейбус выехал на набережную, затем углубился в город.
 Она выдохнула – за окном мелькали знакомые магазины и аллеи.
Они снова были дома.
Алена медленно поднялась с кресла, и ухватилась за поручни так, что аж пальцы побелели. Вит же поднялся, как ни в чем не бывало. Сразу видно – катался он уже не в первый раз. И знал этот маршрут, как свои пять пальцев. «Только бы не сесть на этот троллейбус случайно» – подумала она, и вздрогнула от такой мысли.
Троллейбус затормозил у остановки, дверцы разъехались в последний раз, и Алена с Витом вышли наружу. Незнакомец вышел вместе с ними. Дверцы схлопнулись, и пустая машина покатилась прочь. Ну и катись себе, подумала Алена, в следующий раз домой поеду на обычном, тридцать восьмом…
-Ну вот, приехали – сказал Вит, - теперь можно и делами заняться.
-Какими делами? – переспросила Алена.
-Не будь занудой! Лучше расскажи, как тебе прогулка?
Алена поморщилась – маслянистый океан и визжащие щупальца полей понравились ей мало. В этот момент она еще не до конца осознала, что произошло, и где они побывали.
-Понятно. На самом деле маршрут не из приятных, согласен. Но таким образом мы экономим кучу времени.
-По-моему, на тридцать восьмом было бы быстрее, - осторожно заметила девушка.
-Глупая… Смотри! – Вит окликнул прохожего, - который час?
-Полседьмого.
-Но… Мы же в семь только встретились… Не так ли? – тихо произнесла Алена, - наверное у него часы врут.
Но она знала точно – часы у прохожего не врали. Потому что прогулка оказалась из ряда вон необычной, и сейчас вряд ли что-то смогло бы ее удивить.
-Время штука относительная, - заметил Вит.
-Весьма, - кивнула Алена, - что будем делать дальше?
-А есть предложения? Нет? Тогда – следуй за мной. Я покажу тебе все тайны здешних мест!
-Так уж и все?
-Ну… Всех никто не знает. Но, на тебя хватит, как я думаю.
Алена вздохнула. Перспектива разузнать «тайны здешних мест» ее прельщала мало, тем более, тайны эти будут малоприятными и, скорее всего, жуткими. Как эта история с троллейбусом…
-И все же я не пойму, что случилось со временем.
-Не знаю если честно, - сказал Вит, - но оно всегда так происходит. Проезжаешь на этом рейсе, и прибываешь минут на тридцать пять-сорок раньше, чем уехал. Но по-моему, это не удивительно… Если учесть сам маршрут.
-Да уж, - согласилась Алена, - у меня до сих пор мурашки по коже бегут.
-Это пройдет, сначала всегда страшно. Потом привыкаешь… Все даже слегка обыденным становится.
-Обыденным? Ведь эти места не здесь, не в городе.
- Скорее всего тут замешана парочка других измерений, типа параллельных миров… на самом деле я не знаю этого. Просто пользуюсь, и все.
-Как это? Даже не зная, что это и зачем оно нужно?
-Именно! Он показал мне этот маршрут, и мне понравилось. Всегда везде успеваешь, даже раньше, чем нужно…
-Кто это – он?
-Увидишь. Думаю, вы сможете найти общий язык.
-Очень на это надеюсь, - сказала Алена.
Вит кивнул, и на секунду его взгляд стал задумчивым. Он посмотрел на свою спутницу, и на лице его промелькнуло облачко грусти. Всего на мгновение, а потом он снова улыбнулся. Печаль упала глубоко в душу, украдкой выглянула из глаз – не заметили ли?
Не заметили.
Вот и хорошо….
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,018  секунд