Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Ирина Хотина

 
 
 
Путеводная звезда. Глава 10.
 
 
 
  ГЛАВА  10.  «И ЖИЛ ИЗРАИЛЬ В ЗЕМЛЕ ЕГИПЕТСКОЙ, В ЗЕМЛЕ ГЕСЕМ, И ВЛАДЕЛИ ОНИ ЕЮ, И ПЛОДИЛИСЬ, И ВЕСЬМА УМНОЖАЛИСЬ» (БЫТИЕ 47:27).

Отсутствие внешнего врага развалило ассидейскую коалицию, под крышей которой оказались саддукеи и фарисеи, теперь снова пошедшие каждый своей дорогой. Нам же важно понять, что это антиэллинисткое объединение, внесшее огромный вклад в победу за право свободно верить в своего Бога, дало жизнь новому направлению иудаизма – ессейству.
«Существуют именно у иудеев троякого рода философские школы: одну образуют фарисеи, другую – саддукеи, третью – те, которые, видно, представляют особую святость, так называемые ессеи», констатирует в «Иудейской войне» Иосиф Флавий.
По одной из версий, само название «ессеи» произошло от слова «ассидеи», то есть «благочестивые» или «набожные». Что вполне логично, так как члены ессейской секты – это религиозные фанатики, которых мало интересовали общественные, политические и светские перипетии иудейской жизни – только вера в Бога. Большинство специалистом высказывает мнение, что именно такой подход обусловил их обособленное проживание общиной в пустыне у Мертвого моря.
И все же стоит подумать, почему ессеи выбрали столь непригодное для обитания место? Уход в пустыню ассидеев во время террора, устроенного греками, и вследствие проводимых ими военных действий, можно объяснить местными природными особенностями. Например, в России в подобных ситуациях уходили в леса, во Вьетнаме или в Африке - в джунгли.  Но после получения религиозной и политической разве нельзя было в мирное время основать поселение в более человеческих условиях? Ответ на этот вопрос как всегда следует искать в иудейской истории и психологии.
Прежде всего, вспомним, какую значимую роль сыграла пустыня в исходе евреев из Египта.  Сорок долгих, мучительных лет продолжалось их странствие по безлюдной и безводной местности, где каждый день жизни зависел только от  воли Бога. С одной стороны, в течение всего этого времени Бог спасал еврейский народ, посылая ему, например, манну небесную на пропитание, с другой,  заставил пройти путем страшных лишений, борьбы и утрат, чтобы забыть о рабском прошлом, выковать и закалить дух, а, главное, чтобы народ этот был уверен в силе и могуществе своего Бога.
Наверняка, основатели ессейской секты, считавшие первостепенным для себя делом исполнение предписанного Богом Закона - они так и называли себя «выполняющие Закон» -- посчитали пустыню лучшим местом для духовной работы.
Но Закон, как мы уже отмечали, это не только Тора, но и книги пророков, устами которых вещал Бог. На пророков, в частности на Моисея и Илию, все время ссылается Иисус, а вслед за ним и евангелисты. Кто же они, иудейские пророки? Почему их место в иудаизме, а затем в христианстве, так высоко?
Начнем с того, что иудейские пророки -- не абстрактные, безликие языческие прорицатели, наподобие дельфийского оракула. Они --  не сомнительные предсказатели событий, коих в смутные времена предостаточно в любой стране, и Иудея не исключение. Пророчествование  - не профессия этих людей, с помощью которой они добывали бы хлеб насущный, а приобретенное свойство в результате Божественного выбора. И выбор этот не нес им никаких привилегий, кроме  неприятностей. Зачастую их охватывал страх от осознания той трудной и мучительной миссии, которая на них возложена, ведь Бог, как правило,  не одаривал своих пророков духовной просветленностью, снизошедшей на них во время умиротворенной  созерцательности. Совсем, нет.
Помните знаменитые пушкинские строки о томимом духовной жаждой путнике, влачившемся иудейской пустыней, и его встречу с серафимом? Что сделал с ним посланный Богом ангел? Ослепил, оглушил, вырвал язык, вместо сердца вложил пылающие угли. Это -- гениальный стихотворный пересказ библейского сюжета о пророке Исайе, в котором вот так зримо передан охвативший человека ужас от тех задач, которые перед ним поставил Бог: ««Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей…»
Воля, Божественная воля. Чего же хотел Бог от своих пророков?
Да, да, именно этого, -- «глаголом жечь сердца людей». А это значит, открыто высказывать Его правду толпе, не боясь быть осмеянным и оплеванным ею. Указывать Его желания жрецам, не смотря на опасность быть преданным анафеме. Под угрозой смерти выступать против мерзавцев-царей, забывших, что их власть от Него.
Иудейские пророки – это всегда оппозиция власти, оппозиция, создаваемая самим Богом, потому что избранные им в качестве пророков люди, совсем не стремились проявлять себя на этом поприще.  И все же покорялись Его воле, чтобы нести Божественное слово, как правило, не лицеприятное для правителей и духовенства.
Но, оставив религиозную риторику, скажем, что пророки – это, конечно же, выразители общественного мнения, будь то духовная чистота или национально-освободительное сопротивление. Спектр вопросов, поднимаемых пророками, весьма и весьма широк.  Вот почему  галилейский проповедник так часто делает акцент на соблюдении не только Торы, но и  пророков. Вот до какой «последней черты и иоты» требует он соблюдения Закона. Ведь то и другое – в равной мере священно в иудаизме.
Иудейские пророки – это настолько феноменальное, настолько важное в еврейской истории явление, оказавшее влияние не только на веру евреев, но и на ход истории и мировоззрение всего человечества, что без понимания сути поднятых и решенных ими  проблем и вопросов, нам так и останется не понятным ессейское учение. К сожалению, именно это произошло с  ранними христианами, назвавшими его «новым учением».

На определенном этапе еврейской истории каждый из глашатаев Божьих изменил взгляды евреев на своего Бога, а следовательно, и взаимоотношения между Богом и избранным Им народом. Самым первым и по праву самым главным в этом ряду  стоит Моисей. Значимость этой титанической фигуры в самом существовании евреев настолько велика, что переоценить ее невозможно. Он и вождь-основатель самой еврейской нации, и пророк, и законодатель. Но если бы только этим ограничивалась его роль в мировой истории, то, пожалуй, можно было бы обойтись дежурным панегириком, имеющимся в любой литературе, освещающей вопросы иудаизма и возникновения христианства.
Значение его намного глубже и шире. Дело в том, что современное человечество, само того в своем подавляющем большинстве не осознавая, строит свою жизнь по тем моральным принципам, которые были заложены этим человеком от имени Бога больше трех тысяч лет тому назад. В двадцатом веке эти принципы названы общечеловеческими. Думаю, что в двадцать первом настанет время воздать гению Моисея в полном объеме.
Конечно, сегодня можно долго рассуждать на тему того, что авторство идеи, выражать свои законы от имени бога, принадлежит совсем не Моисею. Что еще шумерские правители, а потом сменившие их аккадцы, облекали свои предписания для народа в виде божественного слова, делая, таким образом,  нарушение закона проявлением неверия. Например, в самом древнем дошедшим до нас  правовом кодексе Хаммурапи, вавилонского царя, правившего около XXI века до н.э., утверждается, что царь получил этот кодекс как дар небес от бога Мардука. Кто-то пытается  доказать, что законы Моисея просто заимствованы из кодекса Хаммурапи, а заодно других древних народов, хеттского, ассирийского и ханаанского.  Мол, десять заповедей не являются оригинальным творением израильтян, а поразительно созвучны  эхнатоновским гимнам богу Атону.
Было бы наивно и нелепо отрицать эти факты, тем более что они четко идентифицируют корни возникновения системы ценностей израильтян, берущих свое начало в шумеро-аккадской и египетской цивилизациях. Но Тора – это не сухой кодекс законов шумеров или Хаммурапи. Это – не «Книга мертвых» египтян, кстати, не имевших письменного юридического кодекса, применимого ко всем без исключения подданным. Да и где теперь шумеры или те египтяне? Надеюсь, не нужно объяснять, что нынешние египтяне не имеют никакого отношения к древнейшей мировой цивилизации? А законы, данные Моисеем евреям, не только создали народ, пронесший их сквозь века, смерть, страдания, но и сегодня помогают идти сквозь ненависть неблагодарных невежд, построивших на них свои новые религии.
Почему так проиcходит? Да потому что Тора – это величайший скачок в будущее, и не только в наше, но и наших отдаленных потомков, где основой человеческих и межнациональных отношений станут всеобъемлющая справедливость и равенство всех перед законом.

Но давайте вернемся к Моисею.
Вчитываясь в который раз в строки Ветхого завета, повествующие о рождении и становлении  Моисея, мне, как современному человеку, трудно согласиться с иудейским догматом о еврейском происхождении этого человека.  По всей видимости, правы те исследователи, кто считает Моисея египетским принцем не только по воспитанию, но и по происхождению. И хотя  книга «Исход» пытается доказать, что родители Моисея принадлежали к колену Леви --  «Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени. Жена зачала и родила сына» (Исход 2:1-2) – дальнейшие подробности жизнеописания великого революционера позволяют отнести историю усыновления еврейского младенца дочерью фараона к области сказаний и легенд.
А где же правда? И как отличать ее от вымысла? Рецепт достаточно прост – надо научиться восполнять намеки или пробелы библейских строчек исторической действительностью, без которой эти сюжеты так и останутся малопонятными легендами. Но начнем свое исследование, пожалуй, не с жизнеописания Моисея, а с предваряющего его  историю рассказа о том, как евреи очутились в Египте и превратились в рабов.
Например, подробно разберем, что стоит вот за этими строчками Библии: «И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли [нашей]» (Исход 1:8-10)?
Много лет историки и исследователи Библии задавались вопросом, почему вдруг новый фараон превратил евреев в рабов? Что заставило его усомниться в их верности и сделать вывод о  непременном выступлении сынов Израилевых против египтян на стороне  гипотетического врага? Разве Иосиф, переселившаяся к нему семья, а затем их потомки не доказали свою лояльность предыдущим фараонам?
Доказали. Да только, оказывается, фараоны были совсем не те, а другие. И вот тут следует обратиться к тем величайшим историческим и археологическим находкам, которые не только подтвердили правдивость рассказа Торы, но и расставили все по своим местам. Но прежде чем приступить к необходимым разъяснениям, нужно все же определиться о каком времени повествует библейский рассказ об Иосифе. Ученые после долгих, кропотливых подсчетов, пришли к единому мнению, что история Иосифа относится примерно к семнадцатому веку до нашей эры, а еще точнее, к периоду между 1730 и 1630 годами до н.э.
Согласно имеющимся в египетских хрониках сведеньям, предшествующий этому период был ознаменован бурными событиями. Около 1780 года до н.э. по всей обширной территории Египта прокатилась волна народного гнева. Восставшие крестьяне, ремесленники, солдаты и рабы  вели себя, как и положено революционным массам, разграбив все и вся и захватив на какое-то время власть в стране в свои руки. Как известно, подобные социально-политические катаклизмы не проходят без катастрофических последствий, то есть без значительного ослабления мощи государства.
И вот в результате внутренних распрь и восстаний Египет распался на две части: в одной осталась править 13-я династия, а в другой 14-я. Слабый противник всегда становится лакомым кусочком для соседей, тем более в таком бурлящем котле народов,  как Месопотамия.  И, непобедимая на протяжении многих веков египетская армия, не устояла против внешнего врага, коим явились пришедшие с востока ханаанские племена гиксосов.
И иудейские и христианские теологи, не желающие верить в то, что  Иосиф служил не настоящему египетскому фараону, в один голос заявляют, что могучий и грозный Египет с многочисленной, прекрасно обученной армией, не мог пасть перед плохо организованными небольшими кочевыми племенами. Приписывая историю завоевания этой страны гиксосами выдумке ученых, они не берут в расчет технический прогресс, перед которым бессильна любая, даже самая замечательная армия. Египетская пехота не устояла перед новым видом военной техники – колесницей.
Египтянам понадобилось сто пятьдесят лет, чтобы придумать средство борьбы с колесницами. А до тех пор спорить с гиксосами,  оккупировавшими Нижний Египет с дельтой Hила, было бесполезно. Поэтому правители Верхнего Египта, один из которых сидел в Фивах, а другой скрывался в Фаюмском оазисе, тоже стали их данниками.
И все же существуют исторические источники, подтверждающие версию о нашествии гиксосов на Египет. Это глиняные таблички и каменные стелы с описанием героических побед египтян над гиксосами и восхваление царицы Хатшепсут (1505--1484 гг. до н.э.), в период царствования которой происходило восстановление Египта после "гиксосских разрушений".
Что это за племена такие, и почему они именуются греческим словом «гиксос»? Дело в том, что такое греческое название дал им древнеегипетский историк Манефон, живший  в III веке до н.э., и писавший свои сочинения на греческом языке: "Всё их племя называлось гиксос, то есть "цари-пастухи", потому что "гик" на священном языке означает "царь", а "сос"- это "пастухи" на обычном языке. Если же составить их вместе, получается Гиксос".
Другие исследователи считают это «гиксос» - это измененное на греческий лад египетское словосочетание, которое переводится «владыки чуждых стран».
Да кого интересуют эти не весть откуда взявшиеся гиксосы, кем они были, «вождями пустыни» или «царями пастухов»?  И какое они имеют отношение к библейскому рассказу об Иосифе? Обвинит меня в ненужных подробностях нетерпеливый читатель. И ошибется. Потому что в выяснении вопроса, кем были гиксосы, и таится ответ на многие вопросы.  А были они семитами,  с типичными семитскими именами, Анатер, Хиан, Якобер, о чем рассказывают надписи на скарабеях.
В египетских текстах 16-го века до н.э. имеются упоминания о ханаанских кочевых племенах, которые «осели» в Египте. Почему такая мягкая формулировка, «осели», если речь идет о захвате страны? И почему о времени их правления нет практически никаких упоминаний? Да потому что два века правления захватчиков стали для египтян национальным позором, а гиксосы вызывали к себе такую ненависть, что после их свержения было уничтожено любое упоминание о периоде их власти.
Надо сказать, что египтяне умели создавать «историческую амнезию», уничтожая малейшие свидетельства неудобных событий, порочащих их перед лицом потомков. «При этом, проводились такие трудоёмкие работы, как уничтожение текстов, вырубленных на памятных стелах, создание текстов с новым содержанием в местах захоронений, и даже перезахоронение неугодных останков. В любой современной книге, излагающей историю Древнего Египта, можно встретить немало примеров такого рода действий власть предержащих» (В.Л. Пайков «За обещанной землей»).
Все это привело к появлению в исторических хрониках непонятного современным ученым пробела с  1730 года до 1580 года до нашей эры. И только археологические находки позволили восстановить утраченную цепь событий.
Что же произошло в этот период?
Гиксосы сделали своей столицей  город Аварис, расположенный в дельте Нила, и переняли всю внешнюю атрибутику фараонской власти. Естественно, они жестко подавляли любое сопротивление египтян, и как воздух нуждались в преданных людях для осуществления своего правления. Поэтому совсем не случайно в Торе присутствует рассказ о любезном приглашении фараоном в Египет одного из кочевых ханаанских племен, близкого гиксосам по этническому происхождению и говорящего с ними на родственном языке. По мнению многих ученых, рассказ в 45 главе книги Бытия о переселении семейства Иакова совпадает с периодом господства гиксосов.

16.  Дошел в дом фараона слух, что пришли братья Иосифа; и приятно было фараону и рабам его.
17. И сказал фараон Иосифу: скажи братьям твоим: вот что сделайте: навьючьте скот ваш, и ступайте в землю Ханаанскую;
18.  и возьмите отца вашего и семейства ваши и придите ко мне; я дам вам лучшее в земле Египетской, и вы будете есть тук земли.
19. Тебе же повелеваю сказать им: сделайте сие: возьмите себе из земли Египетской колесниц для детей ваших и для жен ваших, и привезите отца вашего и придите;
20.  и не жалейте вещей ваших, ибо лучшее из всей земли Египетской [дам] вам.

Признаюсь, что до знакомства с фактом захвата Египта гиксосами, щедрость фараона казалась мне несколько подозрительной. Одно из двух, либо рассказ сильно ее преувеличивал, либо Иосиф оказывал фараону  такие услуги, о которых можно только догадываться, а потому имел на него неограниченное влияние. Малейший пробел в истории позволяет фантазии потомков разрастись до неимоверных размеров в любом направлении.
Не знаю, как вас, а меня мало убеждало традиционное толкование этого сюжета, как благодарность фараона за совет, который дал ему в свое время Иосиф. Может быть, вы забыли, кем был Иосиф? Рабом-чужеземцем, отбывающим длительное тюремное заключение за попытку соблазнения жены египтянина. Трудно поверить, чтобы «настоящий» египетский фараон приблизил к себе человека столь низкого социального уровня, да еще с подмоченной репутацией, сделав его ни много, ни мало вторым лицом в государстве? «Ты будешь над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой; только престолом я буду больше тебя» (Бытие 41:40). Странный фараон, не правда ли?
Истина же, конкретная истина данного эпизода, подрубая на корню фантазию, питаемую любым невежеством, в том числе и религиозным, подтверждает правдивость рассказа  Торы о щедрости фараона-гиксоса, весьма заинтересованного в племени Иакова.
А теперь, давайте перечитаем строки из 46 главы книги Бытия, повествующие о приезде Иакова в Египет, с учетом только что изложенных исторических фактов:

29  Иосиф запряг колесницу свою и выехал навстречу Израилю, отцу своему, в Гесем…
31  И сказал Иосиф братьям своим и дому отца своего: я пойду, извещу фараона и скажу ему: братья мои и дом отца моего, которые были в земле Ханаанской, пришли ко мне;
32  эти люди пастухи овец, ибо скотоводы они; и мелкий и крупный скот свой, и все, что у них, привели они.
33   Если фараон призовет вас и скажет: какое занятие ваше?
34  то вы скажите: [мы], рабы твои, скотоводами были от юности нашей доныне, и мы и отцы наши, чтобы вас поселили в земле Гесем. Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец.

Обратите внимание на последние слова в приведенном отрывке: «Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец». Они -- ключ к пониманию всей ситуации, ибо дают четкую характеристику отношения к евреям настоящих египтян.
Смотрите, Иосиф учит братьев не  только не скрывать перед фараоном своего скотоводческого ремесла, а наоборот, подчеркнуть его. Потому что для египтян они презираемый дикий кочевой народ, а для гиксосов, таких же кочевников в прошлом -- соратники, которым выделяются плодороднейшие земли Гесема в дельте Нила, недалеко от столицы. Для фараона, продолжателя древней египетской династии, такое решение неприемлемо, а для гиксоса, правящего в захваченной стране, в порядке вещей. На этом историческом фоне становится вполне объяснимой вся история с Иосифом, а главное, понятным выбор фараона, назначившего его, чужака, своим наместником.
Правда, современные теологи не видят никакого противоречия в этих словах Иосифа, мотивируя свою концепцию отсутствием прямых указаний в Танахе на правление гиксосов. «Гиксосы не появляются в библейском повествовании ни в минуты радости, когда Иосиф встречается с родными, ни в минуты скорби, когда он хоронит своего отца. Зато египтяне присутствуют, как и положено, поскольку описываемые события происходят не где-нибудь, а в Египте», пишет В. Новомирова в своей работе «Гиксосы», предлагая читателю для подкрепления своей правоты подсчитать, сколько раз в главах «Бытие» и «Исход» употреблены слова «египтяне», а сколько «гиксосы».
Не видит этот автор и никакой странности в словах Иосифа «Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец», пытаясь доказать, что в случае правления Египта гиксосами, Иосиф выдвинул бы несколько иное обоснование своему намерению получить для родни плодородные земли, нежели то, что приведено в Писании. Логически, по мнению В. Немировой, эта фраза звучала бы так: «ибо приятен для гиксосов (или как-то иначе, как гиксосы сами себя именовали) всякий пастух овец».
Спору нет, конечно, так логичнее.  Но есть своя логика и в том, что Иосиф противопоставил одних египтян другим. Как есть своя логика и в том, что жрецы, записавшие этот рассказ как минимум через семь веков после описанных событий, назвали египтянами всех неевреев, потому что им было все равно, кто они, местные «аборигены» или пришлые гиксосы. И нам, пожалуй, просто повезло, что после всех многочисленных правок и редакций Писаний, эта фраза Иосифа, проливающая свет на многие несуразности рассказа о нем, дошла до нас через тысячелетия в своем первозданном виде.
Известный исследователь Библии Зенон Косидовский дает следующее объяснение несовпадению исторических фактов с библейскими рассказами: «Дошедший до нас вариант библейского текста возник сравнительно поздно… Авторами окончательной редакции были жрецы. Их цель заключалась не в том, чтобы записывать историю народа, а в том, чтобы поучать. История была, по их понятиям, орудием, которым пользовался бог, чтобы изъявлять свою волю, карать и награждать. Исходя из своих религиозных и назидательных соображений, они видоизменяли традиционное историческое наследие, убирали оттуда все, что их не устраивало, и дополняли текст собственными вымыслами, подчеркивающими ту или иную религиозную идею».

С точки зрения древних евреев, передававших из поколения в поколение историю  своего необыкновенного соплеменника, сделавшего головокружительную карьеру в чужой стране, конечно же, сам Бог поставил Иосифа «отцом фараону и господином во всем доме его и владыкою во всей земле Египетской».
Конечно же, без Божественного Проведения не обходится ни одно событие в человеческой жизни. Бог вершит свои дела на земном плане, организовывая их зачастую так, чтобы человек оказался в нужное время в нужном месте. Что при этом требуется от самого человека? Чтобы у него хорошо работала голова. А в том, что Иосиф неплохо соображал, нет никаких сомнений. Сейчас трудно проверить, действительно ли он попал в поле видимости фараона через виночерпия, с которым оказался в тюрьме, но так или иначе случай свел его с главой государства.
Дело в том, что для того чтобы предвидеть наступление голода в Египте, не требовалось разгадывать сны. Периодическое наступление засушливых лет, несших вместе с собой голод и болезни, являлось главной причиной многочисленных выступлений бедноты, видевшей в бунтах единственный способ чем-нибудь поживится и не умереть с голода. Заодно, как это бывало в истории не раз, летели головы правителей и вельмож. После одной из таких затянувшихся голодных революций сами гиксосы стали хозяевами Египта. Новому царю египетскому было над чем призадуматься, чтобы не оказаться сметенным  очередной остервенелой толпою черни. На самом деле, не только русский бунт страшен и беспощаден.
И тут Бог сводит фараона с Иосифом, который находит гениально простое решение сложнейшей задачи.  «Да повелит фараон поставить над землею надзирателей и собирать в семь лет изобилия пятую часть с земли Египетской… И будет сия пища в запас для земли на семь лет голода» (Бытие 41:34-36). Не мудрено, что  «нарек фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах» (Бытие 41:45), что означает «Бог говорит: да здравствует», и назначил руководителем с огромными полномочиями  по внедрению этого проекта в жизнь: «без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей во всей земле Египетской» (Бытие 41:44) .
Под этим гиксосским углом становится абсолютно понятной проводимая Иосифом политика, приведшая к обнищанию и порабощению оккупированного населения. Все этапы ее подробно описаны в 47 главе книги Бытия. Конечно же, этому способствовал голод, когда «не было хлеба по всей земле, потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская» (Бытие 47:13).
Что делает Иосиф в данной ситуации? Сначала он продает египтянам накопленное зерно за серебро: «Иосиф собрал все серебро, какое было в земле Египетской и в земле Ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов» (Бытие 47:14).  Потом скупает у египтян скот: «И пригоняли они к Иосифу скот свой; и давал им Иосиф хлеб за лошадей, и за стада мелкого скота, и за стада крупного скота, и за ослов; и снабжал их хлебом в тот год за весь скот их» (Бытие 47:17).
И, наконец, обращает их в рабов: «И прошел этот год; и пришли к нему на другой год и сказали ему: не скроем от господина нашего, что серебро истощилось и стада скота нашего у господина нашего; ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме тел наших и земель наших; для чего нам погибать в глазах твоих, и нам и землям нашим? купи нас и земли наши за хлеб, и мы с землями нашими будем рабами фараону, а ты дай нам семян, чтобы нам быть живыми и не умереть, и чтобы не опустела земля. И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона, потому что продали Египтяне каждый свое поле, ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону. И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого» (Бытие 47:18-21).
Обратите внимание, насколько четко в рассказе противопоставлены египтяне и фараон, который с помощью Иосифа использовал природное бедствие и окончательно  закабалил подвластный народ.

Этот момент, а именно завоевательная и разорительная для египтян деятельность Иосифа, не воспринимается ни иудейскими, ни христианскими толкователями. Наоборот, его представляют благодетелем египтян, делая основной упор на строки, где говорится, что Иосиф раздал египтянам семена с предложением выплачивать фараону пятую часть урожая.
 Для характерного примера приведу две цитаты. Первая принадлежит Иосифу Флавию: «Когда же бедствие прекратилось и река залила страну, так что земля начала давать урожаи по-прежнему, Иосиф стал разъезжать по всем городам и, собирая в каждом народ, возвращал ему в целости земли, которые перешли было в собственность царя… Однако, чтобы они доставляли царю пятую часть всех плодов земли, которую последний предоставлял им, хотя имел полное право распоряжаться ею как собственностью. Так как народ против ожидания стал теперь собственником земли, то его обуяла великая радость, и он подчинился указанным предписаниям. Благодаря всему этому, авторитет Иосифа возрос у египтян, а еще более усилилась их любовь к царю. Обычай же отдавать пятую часть всех плодов остался и при следующих фараонах».
Так прокомментировал древний историк строки книги «Бытия». Давайте не поленимся и прочитаем сам текст Библии: «И сказал Иосиф народу: вот, я купил теперь для фараона вас и землю вашу; вот вам семена, и засевайте землю; когда будет жатва, давайте пятую часть фараону, а четыре части останутся вам на засеяние полей, на пропитание вам и тем, кто в домах ваших, и на пропитание детям вашим. Они сказали: ты спас нам жизнь; да обретем милость в очах господина нашего и да будем рабами фараону. И поставил Иосиф в закон земле Египетской, даже до сего дня: пятую часть давать фараону, исключая только землю жрецов, которая не принадлежала фараону» (Бытие 47:23-26).

Вчитайтесь внимательно. В этих строках нет и намека на возвращение земли прежним хозяевам. Наоборот, Иосиф подчеркивает, что земля, кроме владений жрецов, принадлежит фараону, а египтяне – его рабы: «И сказал Иосиф народу: вот, я купил теперь для фараона вас и землю вашу». Только  на этих условиях им предлагается засевать земли, на что те унизительно соглашаются: «Да обретем милость в очах господина нашего и да будем рабами фараону».
А вот отрывок из работы современной христианской проповедницы Елены Уайт «Патриархи и пророки», взявшей на себя труд разъяснения всего Ветхого завета: «Для того чтобы прокормиться во время голода, египтяне продавали фараону свой скот и земли, пока в конце концов не обрекли себя на вечное рабство. Иосиф благоразумно позаботился об их освобождении. Он разрешил им арендовать землю с уплатой пятой части от их трудов».
Радует, что автор очень близко подошел к правильной исторической интерпретации, говоря об аренде земли египтянами, хозяевами которой они еще недавно были.  Но из комментария явствует, что фараон закабалил свой собственный народ, а чужак, бывший раб и заключенный, да к тому же, правая рука фараона, его освободил. Ерунда какая-то.
Возникает вопрос, почему в течение тысячелетий и евреи и христиане не замечают очевидных истин, нагромождая горы нелепиц  и выдумок, переворачивая все с ног на голову?  Да, потому что пытаются оправдать поступки Иосифа верой в правильного бога.
На самом деле, Тора честно рассказывает, что Иосиф не был бескорыстен, египтяне интересовали его только в том смысле, сколько и чего с них можно было взять. И семена были розданы порабощенному населению сугубо из прагматических соображений.
Но становится ли Иосиф от этого хуже? Нет, конечно. «Он был умен, способен быстро принимать решения, восприимчив, не лишен воображения. Он был мечтателем, но, сверх того, наделен созидательной способностью истолковывать сложные явления, предсказывать и предвидеть, планировать и управлять. Спокойный, трудолюбивый, способный во всех экономических и финансовых делах, владевший различными тайными познаниями, он прекрасно знал, как служить власти и одновременно использовать ее на благо своего народа» (Пол Джонс «Популярная история евреев»).
И тут мне хотелось бы остановиться на личности Иосифа более подробно, так как его судьба – ярчайший пример того, что случается с человеком, когда его поступки  угодны или не угодны Богу. Но сначала вспомним его семью. Вряд ли Иосиф при жизни думал, что его отец Иаков войдет в мировую историю как один из патриархов иудаизма. Прижизненное глубокое уважение окружающих к Иакову было вызвано тем, что он являлся главой, или шейхом, крупного кочевого племени. Однако Тора честно рассказывает, что свой жизненный путь этот уважаемый человек начал с обмана, незаконно получив благословение отца, предназначавшееся  брату первенцу.
Неблаговидный поступок повлек неминуемую расплату: вынужденный уход из дома, тяжелый многолетний труд на чужбине, подлый обман тестя с подменой невесты.  Богатство, власть и уважение дались Иакову нелегко.
При возвращении Иакова на родину в Ханаан Бог решил еще раз испытать своего приверженца.  Книга Бытие описывает, что в сложный для Иакова момент, в ночь перед встречей с братом Исавом, он вступил в бой один на один с неизвестным: «И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари» (Бытие 32:24). Из поединка Иаков вышел с травмой бедра, но победителем. Попросивший пощады неизвестный противник изрек: «отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Бытие 32:28).
Иосиф родился от любимой жены Рахиль, которой Иаков долго и настойчиво добивался, отработав за нее дополнительные семь лет. К тому же, ребенок появился на свет после семи лет бесплодия Рахиль, когда казалось, что все надежды иметь от нее детей рухнули. В это время сам Иаков уже пребывал в преклонных годах, и потому его особое отношение к долгожданному ребенку кажется естественным: «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его» (Бытие 37:3). И, как положено, выказывал свою любовь в подарках, например, «сделал ему разноцветную одежду» (Бытие 37:3). Цветная одежда в те времена стоила неимоверно дорого и считалась шиком. Согласитесь, у Иосифа был большой резон пребывать в любимцах такого отца, тем более что соперниками были одиннадцать братьев!
Остальные сыновья Иакова не испытывали на себе особого выражения отцовской любви в виде щедрости или избытка чувств. В то же время, Библия не сообщает нам о каких-либо провинностях  их перед отцом, неуважении к нему или отрицательных чертах характера. Поэтому отношение братьев к Иосифу психологически оправдано: они «возненавидели его и не могли говорить с ним дружелюбно» (Бытие 37:4). Наверное, как водится в таких случаях, дразнили, обзывали, подначивали, когда и били. В отместку Иосиф ябедничал на братьев:  «И доводил Иосиф худые о них слухи до отца их» (Бытие 37:2), что еще более усиливало семейный конфликт.
Последней каплей, заставившей братьев пойти на подлый поступок, стали сны Иосифа, которые тот стал регулярно рассказывать не только им, но и отцу. Смысл их прост: он, один из младших, но любимый сын Иакова, будет главой над остальными – старшими, то есть станет наследником всего его богатства. Такого вероломства они потерпеть не могли!
Если отбросить версию о врожденных сверхъестественных качествах Иосифа, которую нам преподносят авторы Торы, то можно предположить, что вещие сны могли быть выдумкой Иосифа, в ответ на нелюбовь и притеснения братьев. Чего только не придумает подросток, жаждущий мести и реванша, чтобы досадить своим обидчикам?! Та последовательность, с которой Иосиф знакомил близких со своими сновидениями, дает возможность предположить, что в его умной голове созрел определенный план внушения отцу своей исключительности.
В этой ситуации нет правых – виноваты все. Об этом можно судить по тем страшным испытаниям, что Бог послал  на долю всех героев этой истории. В первую очередь и больше всех, досталось Иосифу; братья сначала хотели его убить, а потом решили продать в рабство. Видимо, на тот момент его честолюбие, желание главенствовать, проявившееся  в виде рассказов о «вещих» снах, и глубокая обида на братьев глубоко овладели его умом и чувствами.
Серьезно был наказан Иаков – он лишился сына, которого любил в ущерб остальным детям, и глубоко страдал от этой потери. А братья Иосифа? Почему они так легко отделались? Но, если подумать, им тоже пришлось несладко. Их наказание было иного рода: Бог выбрал их своим орудием для наказания провинившихся родных. Благоприятный для них исход объясняется тем, что они преодолели в себе искушение убить Иосифа. Но с другой стороны, они всю жизнь мучились от того, что вынуждены были скрывать правду от отца.
Иудейские теологи, толкующие Тору, говорят о предопределенности судьбы Иосифа – он должен был попасть в Египет, чтобы затем помочь племени Иакова выжить. С этим спорить сложно, да и не имеет смысла. Даже если Египет был обозначен в судьбе Иосифа, как место его грандиозного возвышения, он мог оказаться в этой стране  свободным человеком по собственному желанию, путником, торговцем. Проявлением негативных черт и качеств характера он вымостил свою дорогу в Египет в качестве раба.
Что же сталось с Иосифом в рабстве? Ему повезло, он оказался в доме царедворца – начальника телохранителей, который  «поставил его над домом своим, и все, что имел, отдал на руки его» (Бытие 39:4). На вопрос, почему Иосиф так быстро продвинулся по карьерной лестнице, будучи рабом, Библия отвечает так: «И был Господь с Иосифом: он был успешен в делах и жил в доме господина своего, Египтянина. И увидел господин его, что Господь с ним и что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех» (Бытие 39:2-3).
Из этих слов следует что Иосиф, попав в среду, где молились многочисленным идолам, остался верен своему богу, правильнее, богу своего отца или племени. Но для того, чтобы судьба изменилась и удача улыбнулась, одной веры в Бога мало. Этому «странному» Богу нужно, чтобы душа человека постоянно трудилась, честно признаваясь перед Богом в своих проступках. Говоря современным языком, нужно хорошенько напрячься и признать свои собственные грехи: себялюбие, эгоизм, желание превосходства над другими, то есть те недостатки, что на религиозном языке называются гордыней.
Но и этого мало. Необходимо радикально изменить свои мысли: прекратить обижаться на братьев и простить им их грех, прекратить стенать на судьбу, считая ее коварной и злосчастной. Иными словами, нужно принять всю ответственность за свои поступки на себя и принять ситуацию такой, какая она есть. Судя по тому, как быстро Иосиф реализовал свои способности, ему удалось простить обиды и смерить гордыню.
Много позже евреи сформулируют основной механизм изменения судьбы, что возможно только при признании своих собственных грехов: «Помилуй меня, Боже… Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня, ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною» (Псалом 50:3-5). Нет сомнения в том, что отправной точкой глубоких размышлений, приведших к признанию собственной ответственности, явилась яркая судьба Иосифа, рассказы о котором передавались у евреев из поколения в поколение.
Но Библия рассказывает, что беды Иосифа не заканчиваются: он попадает в тюрьму за сексуальные домогательства к хозяйке дома. Авторы Библии считают, что он был подло оклеветан. Может быть, спорить не буду. Но, даже если сама женщина желала интимных отношений с рабом, то последующая развязка этого эпизода говорит о том, что Иосиф опять чем-то прогневил Бога, а женщина выступала лишь как орудие для его наказания.
Тут вариантов предполагаемых причин может быть великое множество. Первое, что приходит в голову – инициатором инцидента был сам Иосиф. Второе направление домыслов: возвышение раба в богатом господском доме, особое к нему отношение со стороны хозяев сделали его чересчур заносчивым перед остальными рабами. Третье направление наших предположений – он опять предался старым обидам. В любом случае, следует понимать, что несчастья не приходят сами по себе. Бог никого просто так не наказывает. Причину следует искать в делах и мыслях самого человека.
Но Бог не только наказывает, но и награждает, если человек находит в себе силы изменить себя, то есть покаяться, и начать жить по-новому – научиться правильно думать и правильно выражать свои чувства, а не идти у них на поводу. В этом состоит суть величайшей религии – иудаизма. И судьба Иосифа, подробно описанная Библией, тому пример.
Иосиф – человек, живший в определенных исторических условиях, испытавший цену предательства, подлости, унижения, и, однако, не смотря ни на что сумевший справиться со всеми невзгодами, выпавшими на его долю. В языческой среде он остался верен своему Богу, и этот Бог за желание и умение жить по Его законам наградил Иосифа высоким положением и богатством.
В то же время, на прошедшего огонь и воду сына Иакова Бог возложил роль орудия для наказания египтян. Подобным наказаниям подвергаются периодически все, и отдельные люди, и целые народы. К сожалению, мало кто задается вопросом «за что», и уж совсем ничтожное количество находит правильный ответ. Хуже ли становится при таком подходе к описанным событиям Бог Иосифа? Ни капельки. Бог Иосифа – Бог справедливости, предлагающий всем без исключения жить честно, порядочно, без лжи, насилия, жестокости, обид, зависти. Не хочешь?! Не можешь?! Пеняй на себя.
Много веков спустя именно с позиций Божественного возмездия рассматривали иудейские пророки происходящую действительность, признавая иноземных захватчиков орудием Божественного Промысла, посланного еврейскому народу за грехи.
Другой вопрос, нуждается ли в наши дни Бог Иосифа в откровенной подтасовке фактов, якобы оправдывающей поступки Его адепта?  Ни в коей мере, тем более что Иосиф прекрасно справился с возложенной на него миссией. Откуда такие выводы? Все из той же Библии: она повествует, что Иосиф, занимая высокий пост, до конца своей жизни жил в почете и достатке, что можно рассматривать как Божественную награду.
Во-вторых, во время голода в Египте евреи жили не тужа.  Потому что «снабжал Иосиф отца своего и братьев своих и весь дом отца своего хлебом, по потребностям каждого семейства» (Бытие 47:12). Иными словами, Бог позволил евреям благоденствовать, в то время как египтяне за меру зерна превращались в рабов.
Во-третьих, после свержения и изгнания ненавистных гиксосов египтяне не поработили их соратников евреев. Племя скотоводов-кочевников  не попало в рабское ярмо сразу после смерти Иосифа. Библия свидетельствует: «И умер Иосиф и все братья его и весь род их; а сыны Израилевы расплодились и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та» (Исход 1:6-7). Вот только после этого, как сообщает библейский рассказ. «восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа» (Исход 1:8).
Вы представляете, сколько должно пройти времени, чтобы ушли не просто братья Иосифа, их многочисленные дети и внуки, но «и весь род их»? Лет двести – двести пятьдесят, не меньше. Библия говорит, что «времени же, в которое сыны Израилевы обитали в Египте, было четыреста тридцать лет» (Исход 12:40).
Иосиф Флавий, верный традиции, считает, что в течение этого времени евреи были в рабстве: «В продолжение четырехсот лет они несли такое иго; при этом происходило нечто вроде состязания, так как египтяне преследовали цель - во что бы то ни стало извести израильтян тяжелыми работами, а последние хотели показать, что они сильнее всех этих мероприятий».
Но в тесте Писания однозначно сказано, что к моменту закабаления, среди евреев не осталось прямых потомков Иакова и Иосифа. Будь так, они бы, наверняка,  возглавили движение сынов Израилевых за свое освобождение.
Упомянутая ранее Елена Уайт, придерживаясь религиозных догм, тоже не замечает этих строк, считая всему виной неблагодарность фараона: «Но время шло, и великий муж, которому столь многим был обязан египетский народ, сошел в могилу. "И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа". Дело не в том, что он не знал об услугах, оказанных Иосифом его народу, но в том, что он не хотел больше считаться с этим и стремился предать их забвению».
В том то и дело, уважаемый автор, что новый фараон был в курсе истории своей страны, и знал «об услугах, оказанных Иосифом», хотя после гиксосской эпохи и его восшествием на престол прошло около четырехсот лет.
Да-да, на самом деле между окончанием рассказа Торы об Иосифе и  началом следующего, повествующего о политике нового фараона, сделать евреев рабами, лежит временной промежуток в четыреста лет, во время которого Египет пережил очередную эпоху революций, реставраций, смены династий и даже религий.
Но мы не закончили рассказ о гиксосах. Вот что сообщает упомянутый ранее древнеегипетский историк Манефон: «Царь Фиваиды осадил город (Аварис). Но затем, отказавшись от осады, он заключил с ними (гиксосами) договор, согласно которому, уходя из Египта куда им угодно, они все покинут его целыми и невредимыми. На этих условиях не менее двухсот сорока тысяч из них покинули Египет и направились со всеми своими домочадцами и со всем скарбом через пустыню в Сирию".
Видимо, этническая близость между гиксосами и еврейскими племенами была настолько ярко выражена, что Манефон поставил между ними знак равенства, решив, что  оказавшись «в стране, называемой теперь Иудея», построили там город и назвали его Иерусалимом.
На это можно возразить, что хорошо изученная истории Иерусалима, не содержит никаких, даже косвенных  данных, подтверждающих слова Манефона о каком-либо участии гиксосов в возникновении этого города, если не считать того, что царь Давид, представитель племени Иуды, несколько веков спустя, а точнее в 10 в. до н.э., в самом деле, сделал евусейский город-крепость Иерусалим столицей своей империи.
Тогда куда же делись гиксосы? Даже если цифру в двести сорок тысяч гиксоских воинов считать традиционно завышенной вдвое, то и полученного количества в сто двадцать тысяч человек «со всеми своими домочадцами и со всем скарбом» невозможно представить канувшим в лету. Эти люди должны были где-то осесть.
Электронная еврейская энциклопедия сообщает, что «приблизительно в 1570 г. до н. э. гиксосы были изгнаны из Египта и оттеснены в южный Ханаан, где их власть просуществовала еще несколько десятилетий».
Интересную версию выстраивает В.П. Пайков в своей работе «Царь, который не знал Иосифа». Он считает, что «часть израильтян возвратилась в Ханаан ещё до Моисея, возможно, сразу после лишения гиксосов власти, либо в последующий период задолго до ужесточения их положения в земле Гошен». Иными словами, большую часть покинувших вместе с гиксосами составили представители колена Ефремова.
Свою версию В.П. Пайков основывает на том факте, что «в руинах столицы фараона XVIII династии Эхнатона (1372 - 1354 гг. до н. э.) были обнаружены клинописные таблички, являвшиеся дипломатической перепиской его эпохи. Расшифрованные тексты этих табличек доказывают, что какое-то весьма агрессивно настроенное племя израильтян вторглось в Ханаан за полтора века до библейского Исхода». В русло этих предположений укладываются результаты археологических раскопок города Иерихона, который согласно библейскому рассказу был разрушен Иехошуа бин Нуном, в русской транскрипции Иисусом Навином, при вступлении сынов Израилевых в землю обетованную после смерти Моисея. Однако археологическая наука  свидетельствуют, что город Иерихон пал перед неприятелем, как минимум за сто лет до выхода Моисея из Египта.
И хотя Библия рисует Иехошуа бин Нуна ближайшим сподвижником Моисея, а затем предводителем израильских племен в период завоевания Ханаана, большинство современных исследователей, считает, что на самом деле он возглавлял одну из волн вторжения израильских племен в Ханаан. Скорее всего, под его предводительством были завоеваны и заселены северные территории задолго до вступления в землю обетованную племен, вышедших из Египта с Моисеем.
В нашем исследовании мы неоднократно будем возвращаться к истории завоевания Ханаана евреями, так как только реальная картина этих событий позволяет понять, каким образом этнически и культурно близкие племена вели между собой перманентную войну с далеко идущими последствиями.

Но вернемся в Египет и посмотрим, как развивались там события после изгнания гиксосов? Их столица Аварис была разрушена, и законные фараоны восемнадцатой династии снова обосновались в древних Фивах. А что делали в это время сыны Израилевы, оставшиеся в Египте после гиксосов? Тихо и мирно пасли свой скот на ставших теперь дальней провинцией землях Гесема. Но хуже того, часть из них стали приверженцами египетских богов.  Не случайно, по выходе из Египта при первой же возможности они вновь обратились к своим идолам, выплавив золотого тельца.
И, наконец, вернемся к вопросу о сроке пребывания евреев в египетском рабстве. И тут мы можем вполне согласиться с авторами книги «Исход», что «времени же, в которое сыны Израилевы обитали в Египте, было четыреста тридцать лет» (Исход 12:40), начиная с прихода племени Иакова к фараону-гиксосу и заканчивая Исходом сынов Израилевых с Моисеем, из коих пребывание в рабстве длилось последние лет сорок--пятьдесят.
 
 
 
 

Страница сгенерирована за   0,024  секунд