Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Отец Павел

 
 
 
Змей Дюймовыч. Часть 6.
 
 
 
        Глава 1. Галина Семеновна.

      
Галина Семеновна – Дашина мама – готовила обед. Она варила яйцо. Аппетит взял отпуск вместе с мужем и дочерью, отдыхающими сейчас в Клюевке. Много ли одной надо? «Сейчас съем яйцо, выпью чашку чая и пойду продавать карандаши и пластилин», - мысленно планировала свои действия Дашина мама. Она работала продавцом в канцелярском отделе «Детского мира». Поэтому у Даши всегда были альбомы для рисования, краски, карандаши и фломастеры. Скучая по дочке, мама листала альбом с ее рисунками, одновременно готовя обед. Она достала из холодильника яйцо, уронила его на пол, стала нагибаться, чтобы собрать скорлупу и альбомом зацепила кастрюльку с водой. Кастрюлька накренилась и залила горящий газ. – Ну что за наказание! – расстроилась мама. Положила альбом на стол, выключила газ, подтерла пол. Снова зажгла газ, достала яйцо и бережно опустила его в воду. И тут заработали часы с кукушкой – раскрылась дверца, из нее выскочила кукушка и хрипло крикнула «Ку-ку!». Мама вздрогнула и столкнула кастрюльку с плиты на пол. – Ах ты, зараза! – разозлилась незадачливая кухарка.
      
Был полдень, и деревянная птичка собиралась куковать двенадцать раз. Но под рукой у мамы оказалась скалка и птичка спряталась в домике-часах после второго «ку-ку». Расстроенная мама, после второго подтирания пола, достала сковороду, поставила ее на конфорку, где только что стояла кастрюлька с водой, положила масла и, разбив ножом третье яйцо, вылила его на шипящее донышко с красным кружком.
      
В это время сработали часы. Раскрылась дверца, пружина вытолкнула кукушку из домика и та брякнулась на жарящееся яйцо.
      
Маме захотелось заплакать от досады, но она сосчитала до десяти, успокоилась и сказала: - Фиг тебе, крашенная деревяшка! Все равно съем яйцо.
      
Она вытащила кукушку из разлившегося желтка, отмыла ее и положила сушиться на полку. Поврежденная глазунья к тому времени дожарилась и мама выложила ее на тарелочку деревянной лопаткой. Взяла вилку, отделила кусочек и только поднесла ко рту, как взгляд в окно ошарашил сознание. За окном пятого этажа медленно, в направлении к балкону, проплыла ее дочь, верхом на метле. Следом за Дашей плыла летающая тарелка, на которой сидел муж Егор. Воздушный караван замыкал трехглавый крылатый крокодил.
      - Галя, ты тут не соскучилась без нас?! – весело крикнул муж.
      - Ик, - ответила Галя.
      
На кухню ввалилась веселая компания.
      - Здравствуйте, - вежливо поздоровался крокодил.
      - Мэ-э, - ответила Дашина мама.
      - Мамочка! – защебетала Даша, - знакомься – это Васька, Пашкина сестра.
      - А у меня яйца кончились, - невпопад пробормотала мама, горестно глядя на разбитую тарелочку, в осколках которой окончательно погибла растерзанная глазунья.
      - Не беспокойся, Галочка, мы не голодные, - поцеловал ее в щеку Егор.
      - Я уже тоже есть расхотела, - ответила Галочка.
      - Я свой любимый спиннинг забыл, а Даша хочет взять альбом для рисования и фломастеры.
      - Мне померещилось, что она прилетела на метле, а ты на тарелке… Хотя Василиса не глюк.
      - Наша дочь – Коперфильд, тарелка с планеты Трох, Васька не глюк. А вот моя малая Родина – Клюевка – аномальная зона. Иначе ничего этого не было бы.
      - Как же вы среди бела дня летаете по небу? У людей крыша поедет, на вас глядя!
      - А мы уселись на тарелку и очень низко, над дорогой, но достаточно быстро полетели-поехали. Впечатление такое, что папа с дочкой и игрушечным динозавром едут на иномарке. Перед домом Даша решила похвастаться умением летать на метле, вот мы и поднялись на балкон всей компанией.
      - А кто тарелкой управлял?
      - Троханин Тиба.
      - Зови его, чайку попьем.
      
В дверь позвонили, Даша побежала открывать и вернулась  в кухню с зеленым человечком в вишневых шортах.
      - Знакомься, мама, это Тибидох. Я его Тиба зову.
      - Здравствуйте, Галина Семеновна, - произнес Тиба и поцеловал маме руку.
      - Пожалуй, я сегодня на работу не пойду. А где вы тарелку оставили? Сейчас весь город сбежится.
      - Я ее на крыше пристроил среди телевизионных тарелок. Как стемнеет – полетим.
      
Галина Семеновна позвонила на работу, сказала, что разболелась голова и, надев фартук, стала готовить ужин на семь персон, потому что у Васьки три головы и она ест в три горла.
      
Даша помогала маме и тайком добавляла в еду разные травки и соль с Лысой горы.
      
После ужина мама почувствовала себя удивительно хорошо, и ей нестерпимо захотелось прокатиться верхом на метле. Она отозвала Дашу в сторонку и что-то шепнула ей на ушко. – Конечно! – расплылась в улыбке Даша.
      
Они вышли на балкон и мама, легко вспорхнув на перила и усевшись верхом на метлу, радостно взвизгнув, устремилась в вечернее небо.
      
Она носилась над городом минут двадцать, испытывая невероятный восторг!
      
Папа и Тиба смотрели телевизор. На мужчин волшебный ужин не действовал, на Ваську – тоже. Обычная, навевающая дрему, сытость.
      
Следующий день был суббота, и вся семья полетела на выходные в Клюевку.
***
Глава 2. Змеиные посиделки.

Марфа предавалась любимому пузогрению на макушке Веселой горки, когда внизу началось шевеление лопухов. Змея навела резкость в расфокусированных от неги окулярах и заметила передвижение в родных зеленях чужих пресмыкающихся.
      
- Эй вы, подколодные, куда ползем! – крикнула она голосом часового на посту, исказив традиционное: «Стой! Кто идет?!»
- Мы свои, не подколодные, - отозвались снизу. – Я Матрена Матюхинская, Светкина мама. Со мной муж Тимофей.
- Чего крадетесь, как лазутчики?
- У меня камень тяжелый на шее, с ним летать несподручно. Ну и Тимоха из солидарности со мной тоже ползет сто верст на брюхе.
- Ну ты модница! – хмыкнула Марфа, опускаясь на крыльях рядом с гостями. – Ух ты! Телевизор транзисторный, - ткнула она когтем в светящийся лунный камень.
- Это мой амулет с Луны! – похвасталась гостья. – А где все?
- Муж с детьми рыбу ловят.
- Я тоже хочу! – встрял в женский разговор Тимофей.
- Река вон там, - указала направление Марфа.
      
Тимоха резво поковылял на кривых ногах в указанном направлении. Дойдя до реки, он увидел четыре зеленых хвоста разной величины, исполняющих танец живота. То есть эти отросшие до неприличных размеров копчики извивались, как танцовщица, описывающая своим пупом траекторию английской буквы “S”. Тела рыбаков были скрыты под водой и изредка пускали пузыри.
      
Тимофей присоединился к компании рыболовов, нырнув в прохладную пучину. Пучина окрысилась на новичка и вцепилась в него множеством крокодильих зубов.
      - Вы чего творите, хищники! – завопил Тимоха.
      - Ты кто такой? – выпятил грудь Семен.
      - Папка! – разжала челюсти, впившиеся в горло отца, Светка.
      Ее примеру тотчас последовали Пашка и Васька.
      - Мы с Матреной в гости к вам приползли. Она с Марфой осталась, а я к вам на рыбалку подался, вы ж меня чуть не сожрали, вместо рыбы.
      - Дык мы засаду на сомов устраиваем, а тут еще три морды лезут непрошено, - стал оправдываться Семен. – Ну что, продолжим?
      И, не дожидаясь ответа, ушел под воду. Остальные повторили его маневр. Но воспользовавшиеся временной заминкой хитрые сомы уже уплыли в соседний омут. Остались только наглые раки, норовящие попасть клешней в глаз. Змеи глотали их, игнорируя растопыренные клешни.
      - Попятились! – заорал главный рак, спасая сородичей от истребления. Сородичи, исполняя приказ, бросились врассыпную вперед хвостами. Омут опустел. Змеи выползли на берег, стряхивая с морд водоросли.
      - Попряталась рыба, - изрек Семен. – Ну-ка, доча, поплавай на спинке вон в том омуте.
      
Васька плюхнулась в воду и поплыла на спине, виляя хвостиком, как карасик. Толстые жадные губы крупного сома ухватили аппетитный хвостик и потянули его хозяйку под воду.
      – Папаня! – заорала испуганная Васька.
      До сих пор еще никто в жизни не таскал ее за хвост, тем более с целью – утопить. От страха сработал рефлекс ящериц – хвостик отстегнулся и сгинул в брюхе сома.
      - Бей усатых! – воинственно завопил Семен, и змеи бросились на защиту ребенка. Только Пашка остался на берегу, утешать плачущую сестру.
      - Не расстраивайся, - говорил он, - я в детстве не раз терял свой хвост и всегда вырастал новый.
      Но Василиса успокоилась только тогда, когда съела своего обидчика, пойманного на месте преступления папкой Семеном. Перед этим она распотрошила сома - не есть же, в самом деле, собственный хвост – и, достав из желудка свою потерю, схоронила ее на берегу реки.
      
Вернувшись с рыбалки, змеи застали своих мам и жен за просмотром лунного телевизора. Матрена и Марфа, обнявшись, смотрели «Поле чудес», и от них сильно пахло мухоморами. Горынычихи были навеселе и лезли с подсказками к тупым участникам игры, которые ломали голову над вопросом ведущего: «Какой корнеплод помогла выдернуть из земли мышка?»
      - Репка! – выходили из себя от негодования, на крутящих барабан дубинноголовых участников, телезрители.
      - Пойдем, покурим, - позвал приятеля Семен.
      
Горынычи вышли из пещеры и закурили. Вскоре раздался взрыв.
      - Матрена, твоего Тимофея слегка контузило, - виновато развел лапы Семен. – Опять Дашка решила подшутить и засунула петарду в самокрутку.
      - Дарья Егоровна – это сущее наказание, - глупо улыбнулась, одурманенная настойкой из мухоморов, Матрена.
      ***
Глава 3. Академик.

      
В Клюевку, по наводке Веры Петровны, приехал академик Несгибалов Олег Парфенович. Он занимался аномальными явлениями и опровергал их в журнале «Наука и жизнь».
      
Выйдя из автобуса, академик направился к Троханской квасной, возле которой мирно спали в обнимку старик Козодоев и боров Борька. Причем старик спал на берегу, а Борька месил грязь в самой луже, где нашлось место еще и девчонке лет семи, которая купала лягушку. К боку летающей тарелки прислонилась метла, по которой карабкалась заблудившаяся гусеница. Академик достал фотоаппарат и сфотографировал сразу всех: тарелку, метлу, гусеницу, Борьку, старика Козодоева и Дашу с лягушкой.
      
- А скажи-ка мне, девочка, откуда у вас летающая тарелка? – скептически спросил Несгибалов.
      - С планеты Трох, - ответила Даша, скармливая гусеницу лягушке, которая благодарно квакнула в ответ.
      - Что она сказала? – ухмыльнулся Олег Парфеныч.
      - Спасибо! – перевела  с лягушачьего Даша.
      - А где хозяева тарелки? - продолжал допытываться любопытный дядька.
      - Пойду я, пожалуй, - внятно произнесла лягушка.
      - Иди, - согласилась Даша. А дядька замер с вытаращенными глазами. Потом полез в свой баул за видеокамерой. Но, пока он ее включал, лягушка ускакала.
      - Мне тоже пора, - сказала Даша и, оседлав метлу, умчалась вслед за лягушкой.
      
Полет девочки академик успел заснять на видео, но потом случилось несчастье – камера выпала из рук ученого в лужу, потому что пальцы его разжались, при виде огромного Змея Горыныча, зигзагами бредущего по улице на центральную площадь.
      
Контуженый Тимофей забрел в деревню в поисках рубероида для самокрутки. Почувствовав сотрясение земли, проснулся Борька. Увидев змея, он вскочил на ноги и наступил на видеокамеру академика. С визгом, поросенок бросился в переулок, волоча за собой старика Козодоева, который спросонок вцепился в поросячий хвост. Академик нырнул под тарелку. Змей протопал мимо, окончательно раздавив видеокамеру. Потом вернулся, приподнял тарелку и спросил: - Эй, мужик! Ты не знаешь где здесь можно достать рубероид?
- Не знаю. Я приезжий, - пролепетал бледный академик.
- Я тоже, - пробурчал змей, опуская тарелку на место.
      
Натерпевшийся страху Олег Парфеныч просочился в квасную и заказал бармену Даху кружку квасу. Хлебнув напитка, приезжий выматерился, как местный, и залпом осушил всю кружку. Потом стал пытать бармена, откуда тот родом, и выслушал всю историю о межпланетных путешествиях трохан Тибидоха и Тибидаха, включая и побег из плена Черной Дыры.
      
Через пару дней в журнале «Наука и жизнь» появилась статья, озаглавленная «Жизнь, не имеющая отношения к науке» и подписанная Несгибалов О.П.
      
В статье живописалась поездка ученого в Российскую глубинку, где, в результате употребления троханского кваса, всякая живая тварь могла изъясняться на чистом русском языке. Мол, профессор слышал собственными ушами диалоги девочки с лягушкой и поросенка со стариком. Про змея, искавшего рубероид, автор умолчал из ехидной надежды, что любопытным читателям, желающим посетить Клюевку, тоже посчастливится повстречать этого урода и напугаться до смерти. Так же, не сообщил ученый, что квас этот – натуральный самогон, чтобы читатели не полезли с вопросами, типа, как могли девочка и лягушка употребить столь крепкий алкогольный напиток.
      
«Некоторые жители Клюевки, - писал далее Несгибалов О.П., - приобрели зеленый оттенок кожи и вообразили себя пришельцами. Хотя слушать байки о их космической одиссее забавно и увлекательно».
В следующем номере журнала было напечатано письмо читателя Тибидаха Троханского. «Некоторые академики, - писал возмущенный читатель, - напьются со страху перед Змеем Горынычем самогона и возводят поклеп на честных пришельцев. Самогон, кстати, производится на борту нашей летающей тарелки. Пьяному ученому была устроена бесплатная экскурсия на Луну. Но на следующий день академик списал это путешествие на алкогольный бред и сослался на игру воображения, вследствие неумеренного потребления троханского кваса.
Предлагаю лишить ученого его звания на время лечения от алкоголизма в наркологическом диспансере».
В новом номере журнал поместил письмо алкоголика Несгибалова О.П.
«В результате лечения гипнозом, ваш покорный слуга вспомнил путешествие на Луну во всех деталях. А Змея Горыныча кто угодно испугается. Кстати, меня мучает вопрос: - Зачем змею рубероид?
Искренне ваш, академик Несгибалов О.П.»
***
      Глава 4. Жизнерадостный рисунок.

      
Публикация в прессе сделала Клюевку мировым центром туризма для любителей самогона. Каждый день переполненный автобус «Цветогорск – Клюевка» вываливал из себя толпу людей с сизыми носами и трясущимися руками, которые озирались мутным похмельным взором в поисках летающей тарелки. Всем хотелось бесплатной экскурсии на Луну с обязательной дегустацией троханского кваса.
      
Пустой автобус быстро отъезжал в город. Довольный кондуктор тетя Дуся, раскрыв все окна, чтобы проветрить салон от перегара, подсчитывала выручку и радовалась наступившему процветанию на, еще недавно не прибыльном, маршруте.
      
Тарелки на месте не было. Инопланетяне покинули гостеприимную Клюевку и вместе с семьями перебрались на затерянный в океане Змеиный остров. Надоело им катать пьяную публику.
      
Разочарованные туристы скупали самогон у местного населения, повышая тем самым благосостояние и трезвость последнего, и устраивали пикник на берегу реки Росинки, который традиционно заканчивался паническим бегством из этого райского уголка природы, кишащего жуткими монстрами в лице Горынычей.
      
Любили змеи купаться в Росинке и ловить там рыбу. А заезжие, в отличие от местных, сильно нервничали в присутствии живых динозавров. Многие после этого бросали пить и вели здоровый образ жизни.
      
Поползли слухи о вреде клюевской самогонки на организм, и вскоре поток туристов иссяк. Жизнь в Клюевке вернулась в нормальное русло.
      
На рассвете Даша, дедушка и папа пошли на рыбалку. Даша взяла с собой альбом и фломастеры.
      
Красивый рассвет на берегу Росинки стал постепенно переползать на альбомный лист. Даша нарисовала ромашку и на ее рисунок уселась божья коровка. Юная художница быстро обвела жучка красным фломастером. Божья коровка притворилась мертвой, собравшись в комочек. Даша посадила этот комочек на ладошку и начала говорить: - Божья коровка, улети на небо. Там твои детки кушают конфетки. Всем по одной, а тебе ни одной.
      
Любительница конфеток сразу ожила и, раздвинув конопатые надкрылья, полетела на небо - отнимать у своих деток сладкое. А Даша раскрасила обведенный контур и нарисованная божья коровка стала выглядеть, как живая. Девочка улыбнулась и поймала кузнечика. Прижатый к листу бумаги кузнечик не хотел притворятся мертвым и изо всех сил дрыгал ногами. Настырная художница все же обвела его зеленым фломастером и стряхнула в траву, где нервный кузнечик продолжал дрыгать ногами, пока не удрыгал достаточно далеко. Раскрасив эту деталь рисунка, Даша представила себе маленького дедушку, прижатого ногтем к бумаге и рассмеялась. Даже в траву свалилась со смеху, рассыпав вокруг себя фломастеры.
      - Дарья, ты чего там ухохатываешься? – поинтересовался дедушка.
      - Да представила тебя букашкой. Ха-ха-ха!
      - Вот дурья башка! – возмутился дед.
      
Вдоволь насмеявшись, Даша продолжила рисовать с натуры, уместив в рисунке папу и дедушку. Солнышко у девочки получилось веселое и конопатое, как сама художница. А рыбки высунули головы из воды и дразнились розовыми язычками, не желая попадаться на крючок.
      
Рисунок вышел жизнерадостным. Глядя на него, все улыбались – и папа, и дедушка, и бабушка. А мама даже вставила его в рамочку и повесила на стену в зале городской квартиры. И соседи стали забегать в гости, лечить Дашиным рисунком свое плохое настроение.
      ***
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Анастасия Галицкая
 
15-04-2006
17:53
 
"...невпопад пробормотала мама, горестно глядя на разбитую тарелочку на полу..."
Получилось - гляда на на полу... Ваще "пол" убери, Паша. :)) Или "на разбитую об пол..."

Очень интересно! Только жалко улетевших Трохан. Без них в клюевке будет уже как-то не так. :))))
Отец Павел
 
17-04-2006
06:57
 
Хорошо, пусть будет бесполая тарелочка :)) Они (трохане) обязательно вернутся.
 
 

Страница сгенерирована за   0,020  секунд