Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Михаил Акимов

 
 
 
Сон.
 
 
 
      Приснилось мне, что я никак заснуть не могу. Всё уже испробовал: и овец считал, и таблицу умножения раз по пять в обе стороны прогнал – ничего не выходит. И при всём при том понимаю, что на самом-то деле сплю, а то, что не сплю – это мне только снится. Но всё равно неприятно. А тут ещё выяснилось, что две жены у меня. И обе вредные такие: та, которая там, где я заснуть не могу, уже давно спит, зато которая там, где я сплю, всё время ворочается и тяжело вздыхает – того и гляди, разбудит. Хотел я ей сказать, чего, мол, вертишься, но не могу – сплю ведь. Тогда она сама со мной заговорила.
        - А чего это, - говорит, - от тебя какими-то незнакомыми духами пахнет?
    Ну, я задумался. Не о духах, конечно, хотя запах действительно какой-то незнакомый. Просто понять не могу, которая жена меня про них спросила. Если та, которая там, где я не сплю, то можно не отвечать: это ведь мне снится. Ну, а если другая, настоящая, то нужно срочно что-то умное придумать, иначе, минимум, на неделю бессонница обеспечена.
    Пока я раздумывал, у меня три жены стало. Ага, думаю, значит, я всё-таки заснул в том сне, где долго заснуть не мог. Но только от этого ничуть не легче, потому что и там мне приснилось, что я заснуть не могу. Да, что же это, думаю, такое творится, везде один и тот же сон, никакого разнообразия.
    Только я об этом  подумал, как сразу и разнообразие началось: приснилось, что к нам – к тем, третьим, -  гости пришли: товарищ Сухов с супругой. Поначалу-то я даже обрадовался; вот, думаю, какие хорошие люди к нам пожаловали. Сидим мы, разговариваем, только чувствую я: что-то не так, неправильно что-то. И тут до меня дошло: так они же в разные мои сны пришли! Супруга его здесь, со мной разговаривает, а сам он там, в моём первом сне, где я, между прочим, сплю, а, значит, и представления не имею, что он, практически, в моё отсутствие, к моей жене заявился.
        - Слушайте, - говорю, - Катерина Матвеевна, неудобно как-то получается! Надо бы вам супруга своего сюда к нам позвать! Чего это он там с посторонней женщиной, да ещё замужней, уединился? Разве вас это не шокирует?
    А она рукой махнула.
        - А мне, - говорит, - всё равно, что он там делает – мы с ним на развод подали!
    Я усмехнулся.
        - Вы, - говорю, - чего-то путаете! Про ваши тёплые чувства друг к другу вся страна знает. Какой ещё развод – вы же Суховы, а не какие-нибудь Саркози!
    Только я это сказал, вижу: так это она и есть, бывшая мадам Саркози, бывшая супруга французского президента! Я её, правда, на лицо не очень знаю – всего пару раз мельком по телевидению видел – но почему-то чувствую, что это – именно она.
    Ну, и дела, думаю, час от часу не легче! Так это вовсе не товарищ Сухов – весьма достойный и положительный человек – а президент Франции, холостой мужчина, там с моей женой любезничает! И, главное, я ведь почти по всем параметрам ему проигрываю: он и президент, и живёт в Париже, и в других заграницах бывает. Хорошо ещё, что зарплата у нас с ним, практически, одинаковая. Я даже на тысячу больше его получаю; если, конечно, не учитывать, что у меня эти тысячи в рублях, а у него в евро.
    Нет, думаю, так не пойдёт, надо срочно будить того меня, который в том сне, пусть он с ним разберётся! Опять-таки, непросто это: я сам в третьем сне, а тот – в первом, это ж как далеко бежать! Ладно, думаю, разбужу-ка я сначала того меня, который поближе, во втором сне, а уж вдвоём что-нибудь придумаем.
    Не знаю, как это получилось, но только я сразу там, где надо, оказался. И, конечно, без всяких церемоний и приветствий обошёлся.
        - Слушай, - говорю, - Nicola, неправильно ты себя ведёшь, у нас так не делают!
    А он покачал удивлённо головой и говорит:
        - Я о русских лучшего мнения был! Мне говорили, они люди радушные, добрые, а ты ведёшь себя, как собственник:  у меня ни одной жены, а у тебя - три, и ты ещё возмущаешься, что я с одной из них немножко о том о сём поговорил.
    Было б это не во сне, я бы сообразил, что ему ответить! А так на меня какое-то затмение нашло. Ну, ладно, думаю, Nicola, сам напросился! Сейчас моя жена тебе всё популярно объяснит, что она про таких, как ты, думает!
    И говорю ей:
        - А ты-то чего молчишь? Ну-ка, объясни господину президенту, как себя в приличном обществе вести нужно!
    А она посмотрела на меня и говорит:
        - А чего это от тебя какими-то незнакомыми духами пахнет?
    И, пока я задумался, снова к нему повернулась и давай восхищаться: ах, Nicola, какой вы молодец! Надо же – целой страной управляете! Это трудно, наверное?
    Не знаю, что я сделал, но как-то вышло, что исчез президент, а мы с женой вдвоём в каком-то ресторане оказались. Всё, вроде бы, нормально, но на душе всё равно неспокойно: ладно, думаю, одна здесь, а где ещё две? Я и раньше никогда всем этим султанам с их гаремами не завидовал, а тут, когда в их шкуре оказался, хорошо понял, какое это хлопотное дело: несколько жён иметь! Лучше бы, думаю, Саркози здесь был, по крайней мере, у меня перед глазами, а то вот где он сейчас? Уж не с моими ли двумя?
    В общем, не придумал я ничего другого, как спросить об этом у последней оставшейся жены.
        - Слушай, - говорю, - а где эти твои подружки-то?
        - Нашёл подружек! – говорит она. – Да и какое мне до них дело: твои жёны – вот сам с ними и разбирайся!
    Хотел я ей что-нибудь резкое сказать, но не успел. Тут как раз свисток раздался, и мы сразу же в атаку пошли: я – по левому краю, Рональдиньо – в центре, а кто там справа, с моей стороны не видно. Но одно понятно: матч футбольный идёт, и я за сборную мира играю. И, видно, уже не в первый раз, потому что мы с Рональдиньо очень здорово друг друга понимаем. Он вправо рванулся, за ним сразу двое защитников, а он – молодец! – их обводить не стал, а мне мяч отдал. Ну, я своим коронным финтом троих обвёл, уже и ворота близко, ударить бы можно, но в это время четвёртый меня сзади по ногам – бац! – я и полетел.  Тут, конечно, свисток, судья подбегает, грубияну «горчичник» показывает, потом мяч устанавливает, нам показывает: штрафной, мол, и начинает «стенку» отодвигать.
    Рональдиньо мне говорит:
        - Ты, - говорит, - сам пробей – у тебя удар лучше!
    Но тут Роберто Карлос подбегает.
        - Ну-ка, - говорит, - пацаны, пустите, я им сейчас так влуплю – вся «стенка», если не увернётся, вместе с мячом в ворота влетит!
    Я спорить не стал. Пусть, думаю, пробьёт, у него тоже неплохо получается. А сам стал внимательно ко всему приглядываться и понял: со сборной Франции играем. Роберто уже разбегаться начал, тут-то я и увидел, что в воротах Саркози стоит! Я, конечно, сразу мяч у Карлоса отобрал.
        - Извини, - говорю, - Роберто, но с этим вратарём у меня свои счёты!
    Стал я мяч по-своему устанавливать, а сам краем глаза на трибуны. И вижу: сидят, голубушки, все втроём! И видно, что переживают. Вот только понять не могу, за кого: далеко всё-таки. Ну, думаю, подождите, сейчас вот только гол забью и сразу напрямую всех троих спрошу: за кого болеете? И тут же решил: а чего тянуть, прямо сейчас и узнаю.
    Бросил я мяч и к ним пошёл. Осталось-то всего каких-нибудь пару шагов, как вдруг меня сзади кто-то по плечу – хлоп! Оборачиваюсь – Шварценеггер.
        - Меня, - говорит, - за тобой послали. Астероид на Землю летит, если упадёт – крышка! Кроме нас, сам понимаешь, никто не справится. Так что давай, садимся в машину – и на космодром, срочно вылетать надо, времени очень мало.
    Ну, тут ничего не поделаешь, помчались на космодром. А там уже «Шаттл» заправленный стоит, нас дожидается. Забрались мы в кресла, сидим, уже обратный отсчёт пошёл, я на Шварценеггера глянул и понял: волнуется. Ну, его понять можно, он же, в основном, по Терминаторам и Хищникам специализируется, а из стихийных бедствий – разве что пожары в Калифорнии тушит, но это у него значительно хуже получается.  Похлопал я его по руке:
        - Ничего, - говорю, - Арни, не переживай: прорвёмся!
    А он мне улыбнулся – жалко так, – и бледный весь. Ну, думаю, на такого напарника всерьёз рассчитывать не стоит, придётся опять всё самому делать.
    Да только не дали мне этот астероид шлёпнуть. Вдруг как-то оказалось, что я в кресле уже не в звездолёте, а за столом сижу. Вверху шесть телеэкранов в круг выстроены; а рядом со мной Друзь, Поташов, Блинов – словом, вся наша команда. И счёт очень опасный – 5:5. Кто следующий раунд выиграет, тот и победитель. Пожали мы друг другу руки, волчок крутанули, ждём. Остановился он, и ведущий объявляет:
        - Выпал 13-сектор! Это значит, что вопрос задаст жена одного из знатоков!
    У меня сразу же нехорошее предчувствие появилось, и не зря - смотрю: моя на экране. Непонятно, правда, которая – они же все на одно лицо.
        - Уважаемые знатоки! – говорит. – Ответьте через минуту, почему от моего мужа какими-то незнакомыми духами пахнет!
    Ну, ребята сразу начали всякие версии крутить. Поташов предположил, что я на работе с кем-то случайно рубашками обменялся, Друзь припомнил, как Пётр Капица открыл явление сверхтекучести гелия, и упирал на то, что  запах незнакомых духов мог пристать ко мне через систему общей вентиляции, Блинов их внимательно слушал. Меня, разумеется, и не спрашивали: ребята умные, соображают, что при такой аудитории я всё равно правды сказать не смогу. После споров решили остановиться на поташовской версии. Ведущий выслушал и говорит:
        - А теперь внимание на монитор: правильный ответ!
    Там снова появляется моя – та же самая или другая, их не разберёшь – и объявляет:
        - А это, - говорит, - потому, что я сегодня марку духов поменяла!
    Ну, тут сразу взрыв эмоций. Знатоки переживают из-за проигрыша, кто-то им сочувствует; но особенную активность проявляет женская часть аудитории: незамужние от меня отворачиваются, замужние аплодируют и кричат мне: «Браво! Так держать»!
    Но больше всех это меня возмутило. Так возмутило, что я даже проснулся сразу во всех снах.
        - И из-за этого, - говорю, - ты меня всю ночь терроризировала? Гол не дала забить, Шварценеггера одного на астероид отправила – а он в этих делах неопытный, - да ещё и со знатоками дружбу порушила: им же теперь их жёны меня в пример ставить будут!
    В общем, обиделся я на неё. Потом, правда, в течение дня успокоился, даже хохотать начал, когда сон вспоминал: приснится же такая чушь! И только вот что непонятно: вечером смотрел «Новости», Саркози там выступал. Стали его показывать крупным планом, и вдруг вижу, что он подмигивает! С одной стороны, аудитория у телевидения многомиллионная, так что необязательно, что это он именно мне подмигивал. Хотя, с другой стороны, а кому же ещё, если жены в этот момент вообще в комнате не было?
    И, кроме того, беспокоит, конечно, что с тех пор, как проснулся, у меня снова одна жена, а где ещё две -  до сих пор понятия не имею.



 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
dаlilа
 
23-12-2010
22:16
 
Не справедливость спешу исправить. Такой хороший рассказ и не одного отзыва! Видно, глубоко задумываются, после того как просмеются, твои читатели. Ну, а я после девяти вечера к размышлениям не склонна.
Михаил Акимов
 
23-12-2010
23:52
 
Спасибо, Наташа! Автору такая борьба с несправедливостью очень приятна. Особенно после девяти вечера.
 
 

Страница сгенерирована за   0,022  секунд