Псевдоним:

Пароль:

 
на главную страницу
 
 
 
 
 




No news is good news :)
 
 
Словари русского языка

www.gramota.ru
 
 
Наши друзья
 
грамота.ру
POSIX.ru -
За свободный POSIX'ивизм
 
Сайт КАТОГИ :)
 
литературный блог
 
 
 
 
 
 
сервис по мониторингу, проверке, анализу работоспособности и доступности сайта
 
 
 
 
 
Телепортация
к началу страницы
 
 

Даша Вайн

 
 
 
Сад Осьминога
 
 
 
  «Сад Осьминога».
   Я терзалась.
   Это так легко и сложно одновременно – любить Мужчину. Особенно, когда он тебя – не очень.
   Подруги говорят, что надо любить прежде всего себя. Говорят, что Мужчинами надо уметь пользоваться и вертеть. Вроде салфеточки одноразовой – высморкалась и выкинула в урну, вроде юлы полосатой в детстве – крутится волчок. Говорят, говорят… Вот когда они звонили мне раньше среди ночи, и плакались точно так же, как я сейчас, и сморкались – не в Мужчин, в платочки – я им такого не говорила. Это точно. Хотя… Когда мне было тринадцать, у меня была короткая стрижка, мешковатые джинсы и кассета «Раммштайн» в плеере. Я тогда тоже считала, что влюбляться – это глупо, и что я этим делом не буду увлекаться. Но то тринадцать лет! Прошлый век!
   А нынче все перевернулось. Мое сердце плавилось от темной страсти, а я растерянно стояла возле подъезда незнакомого мне дома и… ну конечно, доставала из сумки бумажный платочек.

   Женщины постоянно ждут принца, а мужчины, почему-то, - облезлую ведьму. Эта гениальная мысль пришла мне в голову вчера, и я еще не успела ее нигде записать.
   Мой Мужчина прекратил со мной отношения. Растворился в зимнем воздухе. Поэтому и оказалась я возле этого дурацкого подъезда. Я шла на пару и вдруг меня пронзила эта тошнотворная мысль. Хуже всего утром и вечером – постоянно пронзает. Уже вторую неделю не могу поесть  как следует – как сяду за стол, так и начинает пронзать. А сейчас как раз утро, а я не позавтракала. На пару, конечно, не пойду – какие уж тут пары! Со вчерашнего вечера безудержно хочется пива, да я еще, как назло, зареклась больше не курить. Хотела все похвастаться своему Мужчине – вон она, я, какая, да не успела, а теперь ему уж все равно. Найдет и получше. Облава, вообщем.
   А моя лучшая подруга Женька еще ничего не знает. Я звонила ей вчера, но Женька теперь встречается с карликом-Витей, и трубку не взяла. Верно, была занята чем-то приятным и полезным. Эх, карлик-Витя, а у меня-то какой Мужчина был – загляденье. Да не про мою честь.
   Надо звонить и пить с кем-то пиво – напьюсь, наплачусь, полегчает. Звоню – у всех дела. Оля готовится к экзаменам. С Аней о Мужчинах не поговоришь. Женька – понятное дело, с карликом. Хотя какие карлики – утро ведь, пары у всех, высшее образование… Было б лето, позвонила бы Викухе, и стали бы мы с ней пить пиво прямо вот так, с утра, где-нибудь в дворах и до самого вечера. Викуха простая, хорошая. Но Мужчина бросил меня именно зимой, и именно тогда, когда я бросила курить. Мы оба с ним чем-то пожертвовали.

   Как-то мы с Ним поссорились. Лето, вечер. Женька и я. Лавочка, семечки, сигареты.
   Днем шел дождь, и тропинку к лавочке немного развезло. Воздух теплый, густой. В мокрой траве что-то шевелится и стрекочет. Небо желтым куполом накрывает нашу лавочку, и под этим куполом уютно, как в маминых руках. Мы с Женькой по очереди вытягиваем голые, искусанные комарьем ноги и внимательно их разглядываем. Обо всем уже переговорено, и после этого молчится особенно сладко. Хорошо, когда есть с кем помолчать.
 -  Песню помнишь? -  спрашивает она. Я знаю Женьку тыщу лет. Она сначала смотрела на свои ноги, на укусы, подумала о насекомых, жуках, ну а там и до Джона Леннона недалеко - мы слушали днем «Битлз».
 -  Ну.
 -  Она про что? – Женька совсем не понимает по-английски.
I'd like to be under the sea
In an octopus' garden in the shade – все это мгновенно проносится у меня в голове. Я по-английски тоже не очень, но эта песня мне ясна. И она мне нравится.
 -  Ну, Леннон поет о том, что ему хотелось бы жить в глубине моря, в тени Осьминожьего сада. И что хорошо было бы позвать туда всех своих друзей, петь и танцевать всем вместе, и никто-никто не будет знать, где они все находятся. Ну, типа затерянного мира. И так здорово им там будет в этом Осьминожьем саду, и никто им не указ.
  - Здорово, - говорит Женька, глядя в никуда. Ее тогда тоже бросил Мужчина, это было еще до карлика. И тогда она тоже, как я сейчас, терзалась и ничего не могла понять в этой жизни. Но это было целых полгода назад, и сейчас она, конечно же, ничего этого не помнит. Сейчас ей кажется, что она любила только себя целую вечность.
  - А знаешь, что поет он в конце? Он поет:
I'd like to be under the sea
In an octopus' garden with you.
И так два раза.
 - И знаешь что? – странная мысль приходит мне в голову, - мне бы тоже хотелось бы быть в таком вот Осьминожьем саду вместе с тобой.
   Женька мне улыбается. Мы снова и снова вытягиваем перед собой ноги. Лето, вечер, хорошо.

   Короче, все просто ужасно.
   Я люблю его, я хочу быть с ним, но его со мной нет и никогда не будет. Где я? Подъезд какой-то дурацкий. Сколько времени? Десятый час. Утро, морозец.
    Надо, надо кого-то найти и идти уже пить пиво. Высказаться, выплакаться – вечно я все держу в себе. Как же я его люблю, как же, как же…Главное – не курить.
   Позвоню все-таки Женьке. Рано, конечно, а больше звонить некому. Встретиться не получится – ну и ладно. Хоть сейчас ей все скажу, она ж еще ничегошеньки не знает. Так, набираю номер.
   Я скажу ей: любить Мужчину сложно и легко одновременно. Да. Нет, сначала поздороваюсь, извинюсь за ранний звонок. Короче, начну издалека. Нельзя, ни в коем случае нельзя показывать ей, как я подавлена и расстроена. И не забыть сказать про ведьм.         Мужчины любят стерв. А женщины любят считать себя стервами. Или умными женщинами. Нет, считать себя умным человеком – нормально. Но когда женщина начинает себя считать умной женщиной, то, вероятнее всего, что она просто дура. Вот. Короче, что-то типа такого надо сказать.

   Соединяют.
 -Да? – сонный Женькин голос. Дрыхнет.
   Я открываю рот, чтобы поздороваться и начать про любимых Мужчин и умных женщин, но тут случается непредвиденное:
 - Андрей меня бросил! – выпаливаю я, и начинаю рыдать, прямо в трубку, прямо возле незнакомого подъезда. Не остановиться теперь – идиотская истеричка.
   Это горе. Это страшное, непередаваемое горе – стоять вот так посреди улицы рано утром и рыдать. От этой мысли мне еще горше.
   В трубке слышу непонятные звуки. Не сразу понимаю, что Женька тоже начинает плакать.
 - А ты-то чего ревешь? – сквозь слезы, икающим голосом спрашиваю я.
 -  Не знаю!.. Приезжай ко мне! Ты где сейчас?
 -  Не знаю!..
   Так и стоим, так и ревем – я возле незнакомого подъезда, со смятым платочком в руке, она у себя дома, в теплой и мягкой кровати.

   Сад Осьминога, Осьминожий сад – он где-то там, летом, вечером, где воздух густой и теплый, а небо куполом, где-то на лавочке, посреди травы и всякой живности.
   Хорошо, что он есть, этот сад.

22 января, 2008год
 
 
 
 
Отзывы на это произведение:
Татьяна Ст
 
14-04-2008
16:02
 
Вы талантливый человек! Так написано!!!
Даша Вайн
 
15-04-2008
14:57
 
спасибо!:) правда, ничего ТАК уж прям я в этой зарисовке не вижу...))
 
Ястер
 
14-04-2008
19:52
 
  Прошу прощения, так у подруги Женьки карлик Витя или карлик Вова? Не то чтобы принципиально, но интерес вот...
Даша Вайн
 
15-04-2008
14:52
 
ой, спасибо большое, что увидели. Сейчас исправлю. Просто я в последний момент имена решила все поменять, и не углядела..)))
карлик Витя все-таки)))
 
Ястер
 
15-04-2008
16:57
 
Вот теперь славно
 
Автор удалил свой аккаунт
26-01-2010
13:04
 
Сад Осьминога.
Женские вопли, сопли и истерика. А кому это нужно? Вероятно автору, считающему, что  так можно описать чувства и переживания. Конечно можно, описано  миллион раз. Не убеждает.
 
Симонетта
 
18-06-2011
13:40
 
Мне чуждо плакаться в жилетку, я жесткий человек, но эта зарисовка тронула меня, своей простотой, интимностью дружбы и любви. С удовольствием прочла и еще возможно перечитаю. Спасибо автору! (Немного резануло " в дворах", по-моему надо "во дворах". Впрочем, это не существенно).
 
 

Страница сгенерирована за   0,024  секунд